§ 3. ПРЕСТУПЛЕНИЕ   И  ДРУГИЕ   ПРАВОНАРУШЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 

В советской теории права нет единства мнений о том, является ли общественная опасность свойством любого правонарушения или свойством только преступления. Одни советские юристы считают, что общественная опас­ность— это свойство любого правонарушения,21 другие

" Если -на этом основании считать наказание признаком — свой­ством преступления, то, очевидно, к признакам преступления сле­дует относить и другие последствия преступления, такие, например, как мера пресечения, наложение ареста на имущество и т. д., но это было бы явно неправильно.

19 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 124.

!0 Правильно пишет И. Ребане, что из применения определенной юридической санкции можно делать вывод о наличии конкретного правонарушения (см.: И. Ребане. О разграничении видов право­нарушении и юридических санкций по советскому уголовному праву Уч. зап. Тартуского ун-та, вып. 61, 1959, стр   169).   '

См., например: А. Б. Сахаров Должностные преступления " .Дисциплинарный проступок. «Советское государство и право» 955, № 2, стр. 98; А. Н. Трайнин. Состав преступления по со-ПТгКОыУ А°Л0ВЛСму правУ- М" Госюриздат, 1951, стр. 114; и. ь_ и о ф ф е, М. Д. Ш а р г о р о д с к и й. Вопросы теории права. М Госюриздат, 1%1, стр. 248; А. А. П и о н т к о в с.к и й Учение о преступлении по советскому уголовному праву, стр, 747, и др.

165

 

рассматривают ее как свойство только преступления.22 «Незначительные нарушения, преследуемые в админи­стративном и дисциплинарном порядке, не затрагивают всей системы общественных отношений и поэтому их нельзя считать общественно опасными. В самом деле, нельзя же считать общественно опасными такие деяния, как переход улицы в недозволенном месте, проезд в трамвае без билета и т. д. Советское законодательство, несомненно, исходит из принципа, что признак общест­венной опасности безусловно присущ преступлению. При­мечание к ст. 6 УК РСФСР прямо отрицает наличие этого признака в деяниях, формально противоправных, но малозначительных и не повлекших вредных послед­ствий, хотя такие деяния во всяком случае могут быть приравнены к административным и дисциплинарным проступкам».23

Н. Д. Дурманов и другие авторы не считают право­нарушения, не являющиеся преступлениями, общест­венно опасными, но в то же время признают их вред­ными для общества и порицаемыми обществом. Выска­занная точка зрения и приводимые в ее обоснование до­воды не выдерживают серьезной критики. Утверждение, что правонарушения, не являющиеся преступлениями, не общественно опасны потому, что они не затрагивают всей системы общественных отношений, несостоятельно. Прежде всего неясно, как понимать, что преступление затрагивает всю систему общественных отношений. Если имеется в виду качественный признак любого преступле­ния (каждое преступление посягает на всю систему об­щественных отношений), то это неверно. Лишь неболь­шое количество преступлений может быть расценено как посягающее на всю систему общественных отношений. К их числу можно отнести некоторые особо опасные го­сударственные преступления, отдельные посягательства на социалистическую собственность (например, особо крупные хищения), некоторые посягательства  на  лич-

22            См.:   Н.   Д.   Дурманов.   Понятие преступления.  М. — Л.,

Изд. АН СССР, 1948, стр. 135; О. Э. Л ей ст. Санкции в советском

праве. М., Госюриздат, 1962, стр. 69; И. С. С а ы о щ е н к о. Понятие

правонарушения  по  советскому  законодательству.  М.,  Госюриздат,

1963, стр. 53, и др.

23            Н. Д. Дурманов. Понятие преступления, стр.  135.— Ана­

логичные доводы  приводят  почти  все  авторы,  придерживающиеся

этой точки зрения,

166

 

ногть (например, убийство). Большинство же преступ­лении не посягает в этом смысле на всю систему обще­ственных отношений. Если же автор имеет в виду коли­чественный признак (в том смысле, что преступления посягают на все общественные отношения), то это также неверно, ибо преступление посягает только на общест­венные отношения, охраняемые уголовным законом. Об­щественные отношения, охраняемые уголовным зако-НОМ) — это далеко не все общественные отношения, су­ществующие в нашем обществе. Значительно большее количество общественных отношений охраняется и регу-. лируется не уголовным законом, а иными нормами права, а также нормами морали. Но бесспорно положение, что и преступление, и другое правонарушение посягают на социалистические общественные отношения и с этой точки зрения представляют общественную опасность. Только поэтому такие действия и признаются правона­рушениями, ибо элемент вредности, порицаемости при­сущ любому из них. Вредность для социалистических об­щественных отношений и обусловливает отнесение их к числу правонарушений. Установление за них ответст­венности вытекает из необходимости порицания этих поступков. Нельзя, признавая вредность и порицаемость правонарушений, в то же время не считать их общест­венно опасными. Коммунистическая партия и Советское государство ставят задачу ликвидации в нашей стране не только преступлений, но и других правонарушений, именно исходя из того, что и те, и другие представляют опасность для советского общества. Поэтому Советское государство и общественность уделяют неослабное вни­мание борьбе с проступками как действиями обществен­но опасными. В целом ряде случаев законодатель дает весьма яркую характеристику проступков-правонаруше­ний именно как общественно опасных действий. Так, в Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 г. «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобще­ственный паразитический образ жизни»24 предусмотре­на ответственность в административном и общественном порядке лиц, ведущих антиобщественный паразитиче­ский образ жизни. В Указе говорится, что «с антиобще­ственными    паразитическими   элементами   необходимо

24 Ведомости Верховного Совета РСФСР,  1961, №  18, ст. 273.

167

 

вести решительную борьбу до полного искоренения этого позорного явления в нашем обществе, создавая вокруг таких лиц обстановку нетерпимости и всеобщего осуж­дения».

Н. Д. Дурманов и другие юристы считают, что такие правонарушения, как переход улицы в- недозволенном месте, проезд в трамвае без билета, не являются обще­ственно опасными деяниями. Однако переход улицы в недозволенном месте — деяние, безусловно, общественно опасное, причем в значительной степени, уже потому, что создает угрозу безопасности движения транспорта, что и обусловливает отнесение его к числу правонарушений. Это подтверждает статистика дорожных автопроисше­ствий, значительная часть которых происходит по вине потерпевших, совершающих нарушения тех или иных правил движения, в том числе и такое, как нарушение правил перехода улицы. Нельзя согласиться и с тем, что проезд в трамвае или другом виде транспорта без би­лета не является общественно опасным. Каждый такой проступок причиняет, хотя и в незначительной степени, вред государству, а при большом числе подобных слу­чаев вред будет уже весьма значительным. Кроме того, в этом проступке проявляются отрицательные качества человека: мелкий эгоизм, противопоставление своих личных интересов общественным, проявляющееся даже в незначительном, что отрицательно характеризует лич­ность и повышает опасность совершенного проступка. Для того чтобы такого рода проступки не превратились в массовое явление, они и рассматриваются как право­нарушения, которые влекут определенные администра­тивные санкции.

Неубедительным следует признать и последний до­вод, состоящий в утверждении, что деяния, подпадаю­щие под признаки примечания к ст. 6 УК РСФСР 1926 г. (ч. 2 ст. 7 УК РСФСР 1960 г.), не являются общественно опасными в силу прямого указания закона, но тем не менее могут быть приравнены к административным или дисциплинарным проступкам. Формально для такого вывода есть основания, поскольку и в ранее действовав­шем законодательстве (в примечании к ст. 6 УК РСФСР 1926 г.) и в ныне действующем (ч. 2 ст. 7 УК РСФСР 1960 г.) речь идет о деяниях, которые не являются об­щественно опасными, но часто влекут административную или  дисциплинарную   ответственность.   Основания   для

168

 

такого вывода может дать судебная практика. Судебные органы, прекращая уголовное преследование, иногда прямо указывают на отсутствие общественной опасности деяния, но в то же время признают необходимость при­менить' дисциплинарные санкции. Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР по делу Бульцева и Буренкова сказано: «Факт самовольного использования Бульцевым и Буренковым колхозных лошадей для поездки в соседнюю деревню установлен и признан подсудимыми при допросе в суде. Однако эти действия в силу малозначительности не но­сят характера общественно опасных и поэтому не яв­ляются преступными. Бульцев и Буренков как члены колхоза совершили дисциплинарный проступок и могли быть наказаны не в уголовном порядке, а в порядке, предусмотренном Уставом сельскохозяйственной ар­тели». 25

♦   Действия, подпадающие под признаки ч. 2 ст. 7 УК РСФСР, практически могут быть двух видов.

Первый — это деяния, не являющиеся общественно опасными даже в небольшой степени.26 Такие деяния, хотя формально и могут подпадать под признаки того или иного уголовного закона, не влекут ни уголовной, ни административной, ни дисциплинарной ответствен­ности.

Второй вид деяний, подпадающих под признаки ч. 2 ст. 7 УК РСФСР, — это те, которые являются в опреде­ленной, небольшой степени общественно опасными, но не настолько, чтобы влечь уголовную ответственность. Они не достигают той степени общественной опасности, которая необходима для преступления и о которой гово­рится в ч. 1 ст. 7 УК РСФСР. По степени своей опасно­сти эти деяния должны влечь административную или дисциплинарную ответственность.

Сборник постановлений президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР 1957— 1959 гг. М, Госюриздат, I960, стр, 4.

Г. А. Левицкий считает, что действия, подпадающие под при­знаки ч. 2 ст. 7 УК РСФСР, всегда выражаются в административ­ном, дисциплинарном или ином нарушении (см.: Г. А. Л е в и ц к и й. отграничении преступлений от действий, предусмотренных ч 2 М   1965         2         Труды Высшей школы МООП "РСФСР, вып.  12.

169

 

Формулировка действующего закона (ч. 2 ст. 7 УК) по существу охватывает только первый вид деяний. Вто­рому виду деяний дана в этой статье недостаточно точ­ная оценка. Было бы более правильно указать в законе не только на деяния, не являющиеся общественно опас­ными из-за своей малозначительности, но и на деяния, являющиеся по той же самой причине в небольшой сте­пени общественно опасными. Это тем более необходимо, что деяния второй категории составляют подавляющее большинство общей массы деяний, уголовное преследо­вание в отношении которых прекращается по ч. 2 ст. 7 УК РСФСР.

Общественная опасность проступка и преступления, безусловно, не одинакова. Общее между ними в том, что речь идет о деяниях, совершение которых нежелательно для советского общества, о деяниях, в той или иной сте­пени причиняющих вред социалистическим обществен­ным отношениям, о деяниях, порицаемых советским обществом. Но различие между ними состоит в том, что преступление и проступок в различной степени опасны для общества, так как причиняют, безусловно, различ­ный вред или имеют различную степень возможности причинения вреда. Различна и степень опасности лиц, совершающих преступления и проступки. Общественная опасность лица, совершающего преступление, больше, чем лица, совершающего проступок.       «■    -

В советском уголовном законодательстве в ряде ста­тей УК предусмотрены признаки,,, определяющие степень общественной опасности деяния и служащие критерием оценки данного деяния либо как преступления, либо как проступка. Так, например, наличие состава преступле­ния связывается с конкретными признаками, определяю­щими повышенную степень опасности совершенного дея­ния, делающими его преступным деянием. Отсутствие таких признаков свидетельствует об отсутствии состава преступления, о пониженной степени опасности совер­шенного деяния, об отнесении этого деяния к числу про­ступков. Эти признаки различны для разных составов преступлений, но в основном они сводятся к повторности или неоднократности совершенного деяния. Они обяза­тельны для многих составов преступлений (ст. ст. 96, 152, 157, 162, 166, 197, 198 УК РСФСР и др.). Отсутст­вие их предопределяет отнесение конкретных деяний к числу проступков. Другими признаками, характеризую-

170

 

щими   степень  опасности  деяния   и   предусмотренными

законом, являются совершение деяния в виде промысла

(ч   2 ст. 153 УК РСФСР); тяжкие последствия деяния

(ст. ст. 99, 140, 160, 161,211,213и др.); причинение круп­

ного, значительного или существенного вреда (ст. ст. 100,

168, ч. 2 ст. 169, ч. 1 ст. 170, ст. 200 и др.); применение

насилия или угрозы (ст. ст. 134, 196); существенное на­

рушение неуголовного  законодательства   (ст.   138);  ко­

рысть, личная заинтересованность, низменные побужде­

ния (ч. 1 ст. 170, ч. 1 ст. 195 и др.). Отсутствие этих при-         ел

знаков в совершенном деянии будет свидетельствовать,^^

о пониженной степени его опасности, поэтому закон от-'^

носит такие деяния к числу правонарушений, не являю-

щихся  преступлениями,  т.  е.  к  проступкам,  влекущимтМ^

административную    или    дисциплинарную   ответствен-/*-'5'*^ »

ность.     $£**)(

Доказательством, что не только преступления яв­ляются общественно опасными деяниями, а обществен­ная опасность — это свойство и других правонарушений, может служить то обстоятельство, что в уголовных ко­дексах союзных республик имеются статьи, предусмат­ривающие за преступления, не представляющие большой общественной опасности, либо уголовную ответствен­ность, либо применение мер общественного воздействия, например ст. 94 УК РСФСР (причинение имуществен­ного ущерба путем обмана или злоупотребления дове­рием), ст. 97 (присвоение найденного или случайно ока­завшегося у виновного государственного или обществен­ного имущества), ст. 112 (умышленное легкое телесное повреждение или побои) и пр. Аналогичные статьи со­держатся'в УК других союзных республик. Деяния, пре-дусмотренные этими статьями, безусловно, являются общественно опасными, так как признаки их указы­ваются в статье Особенной части Уголовного кодекса и за совершение их устанавливается определенная ответ­ственность. Уголовный кодекс не может предусматри­вать ответственность ни за какие другие действия, кроме как общественно опасные, но это лишь чисто формаль­ное основание для отнесения такой категории правона­рушений к числу общественно опасных, которое, как и всякое формальное основание, может быть легко опро­вергнуто. Возможно возражение, что правонарушения являются общественно опасными только в том случае, если они влекут уголовную ответственность, а если же

171

 

они влекут применение мер общественного воздействия, то они не общественно опасны. Однако такое возраже­ние также не обосновано, ибо характер тех правонару­шений, которые передаются на рассмотрение обществен­ности для применения соответствующих мер, таков, что он свидетельствует именно об общественной опасности этих деяний^ Вопрос о том, применять ли к лицу меры Т5бТЦествённЬго воздействия или рассмотреть это дело в уголовно-правовом порядке и применить меры наказа­ния, решается в зависимости не от наличия или отсут­ствия общественной опасности совершенного деяния, а от того, какая мера в данном случае будет наиболее це­лесообразной, окажет наилучшее исправляющее воздей­ствие на правонарушителя, а также с учетом ряда дру­гих обстоятельств. Так, весьма значительную категорию дел, рассматриваемых товарищескими судами, состав­ляют дела о нанесении оскорбления, клевете, побоях, причинении легкого телесного повреждения, совершае­мых при ссорах и драках в коммунальных квартирах. Несмотря на то, что дела о преступлениях, рассматри­ваемые товарищескими судами, по своему характеру мо­гут быть не менее общественно опасными, чем те, кото­рые разбираются народными судами по данной катего­рии дел, рассмотрение этих дел в товарищеских судах оказывает большое предупредительное воздействие, по­могает лучше выяснить причины и условия, способствую­щие их совершению, положительно разрешить возник­ший конфликт и тем самым создать обстановку, исклю­чающую повторное совершение таких правонарушений. А это является в данном случае главным результатом, достичь который при рассмотрении дела в народном суде гораздо сложнее. Вот почему и более целесооб­разно рассматривать такие дела в общественном по­рядке, а не в порядке уголовного судопроизводства. Хотя наказание и является строгой мерой воздействия, однако в конкретном случае его эффективность может оказаться меньшей, чем эффективность меры общественного воз­действия.