§ 1. ПОНЯТИЕ  УГОЛОВНОГО ЗАКОНА : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 1. ПОНЯТИЕ  УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

Советский уголовный закон — это принятый Верхов­ным Советом СССР или Верховными Советами союзных республик правовой акт, выражающий общую волю тру­дящихся и содержащий в себе юридические нормы, ре­гулирующие охрану социалистического государства и прав граждан от преступлений путем применения к ви­новным наказания.

Закон — это акт: а) общегосударственного предста­вительного органа власти, принимаемый в особом по­рядке; б) непосредственно и прямо выражающий волю советского народа; в) регулирующий наиболее значитель­ные и важные общественные отношения; г) обладаю­щий высшей юридической силой.'

Уголовный закон — единственный источник советского уголовного права.2 Это положение четко сформулировано в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (ст. ст. 1, 2, 3, 7). Однако фактически до сих пор нормативные акты по вопросам

1              См :  Теоретические  вопросы  систематизации  советского  зако­

нодательства. М., Госюриздат, 1962, стр. 88—89.

2              По мнению М. Д. Шаргородского, источником советского уго­

ловного права могут быть, кроме   закона,   и   другие   подзаконные

акты   (см.: М. Д. Шаргородский. Уголовный закон. М., Юриз-

дат,   1948,  стр. 23—50).  Такой  же точки  зрения   придерживается  и

С. Ф. Кечекьян  (Теория государства и права. Основы марксистско-

ленинского учения о государстве и праве. М., Изд. АН СССР, 1962,

стр. 416).

46

 

уголовного права принимают Президиум Верховного Со­вета СССР и президиумы Верховных Советов союзных республик в виде указов, издаваемых в период между сессиями Верховных Советов с обязательным последую­щим их утверждением на очередных сессиях Верховных Советов. За последнее время (с 1959 г.) издано зна­чительное количество таких указов (например, Указ Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений в статьи 9,19 и 21 Закона об уголовной ответ­ственности за воинские преступления»3 от 26 января 1956 г.. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в Уголовный ко­декс РСФСР»4 от 3 июля 1965 г. и т. д.).

Некоторые авторы5 считают такую практику непра­вильной, другие6 полагают, что Президиум имеет право издавать указы, изменяющие или дополняющие дейст­вующее законодательство.7

Следует согласиться с уже высказанным в литературе мнением, что установление уголовной ответственности и наказания представляет собой самую острую форму го­сударственного принуждения, «поэтому было бы жела­тельно сосредоточить уголовное законодательство исклю­чительно в руках Верховного Совета с тем, чтобы не только Основы уголовного законодательства, уголовные кодексы и отдельные уголовные законы, но и изменения и дополнения к ним принимались только Верховным Советом СССР и Верховными Советами союзных респуб­лик в рамках компетенции соответственно Союза ССР и  союзных  республик».8 В   связи   с  этим   необходимо

3              Ведомости Верховного Совета СССР, 1985. № 5, ст. 58.

4              Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1965, № 27, ст. 670.

5              См., например: Г. И. Петров. Юридическая природа совет­

ского закона. Уч. зап. Ленинградского юрид. ин-та, вып. V, 1947.

6              См.: Д. А. Керимов. Законодательная деятельность Совет­

ского государства. М.,   Госюриздат,   1955;   Теория   государства   и

права. Основы марксистско-ленинского учения о государстве и праве

(автор раздела  «Источники  социалистического  права» — С.  Ф.  Ке-

чекьян).

7              Подробно по «тому вопросу см.: Теория государства и права.

Учебник. М., «Юридическая литература», 1966, стр.378—380; Общая

теория   советского   права.    М.,    «Юридическая    литература»,    1966,

стр.  150—152;  Л.  В.  Лазарев.  О  соотношении закона  и указа.

«Советское государство,и право», 1965, № 5.

8              Теоретические  вопросы  систематизации   советского  законода­

тельства, стр.  125. — Такую же позицию занимает А. С. Шляпочни­

ков   (см.:  А.  С.  Шляпочников.  Толкование  уголовного  закона.

М., Госюриздат, 1960, стр. 28),

47

 

рассмотреть вопрос, являются ли постановления Сове­та Министров СССР и Советов Министров союзных рес­публик источниками уголовного права.

Сторонники признания постановлений Совета .Мини­стров СССР и Советов Министров союзных республик источниками уголовного права9 обоснованно ссылаются на то, что диспозиции ряда норм Особенной части совет­ского уголовного законодательства бланкетные и при их применении каждый раз приходится обращаться к норма­тивным актам из других отраслей права. Так, например, понятие и перечень сведений, составляющих государ­ственную тайну, уголовная ответственность за разглаше­ние которых установлена в уголовном законодательстве, определяются постановлением Совета Министров СССР.

Для применения ст. 140 УК РСФСР, диспозиция ко­торой также является бланкетной, необходимо пользо­ваться большим количеством различных правил, инструкций и других нормативных материалов, например Типовыми правилами внутреннего распорядка для рабо­чих и служащих государственных, кооперативных и об­щественных предприятий и учреждений, утвержденными Государственным комитетом Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы по согласованию с ВЦСПС 12 января 1957 г., Положением о расследова­нии и учете несчастных случаев, связанных с производ­ством, утвержденным постановлением президиума-ВЦСПС 4 сентября   1959  г.  Однако такие инструкции;

9 М. Д. Шаргородский писал, что после принятия Конституции СССР 1936 г. «основным источником социалистического уголовного права становятся законы, принятые Верховным Советом СССР, и указы Президиума Верховного Совета СССР» (М. Д. Шаргород­ский. Уголовный закон, стр. 27, см. также стр. 30, 36), а также по­становления и распоряжения Совета Министров, приказы и инструк­ции министров (см. там же, стр. 30). В дальнейшем, объясняя свою позицию, М. Д. Шаргородский указывал, что установление уголов­ных садкций посредством издания постановления Совета Министров применяется лишь в четырех следующих случаях: 1) когда Верхов­ным Советом принятг бланкетная норма и в пределах этой бланкет­ной   нормы   Совет   Министров   устанавливает   уголовную   санкцию;

путем  ссылки  на  соответствующее  уголовное  законодательство;

путем употребления в постановлении общей фразы об уголовной

ответственности по действующим законам; 4)   путем ссылки на от­

ветственность за  определенные, предусмотренные законом  преступ­

ления, как, например,  халатность^ превышение власти и т. д.   (см.

там же, стр. 36).

48

 

положения, приказы, постановления и т. д. не становятся источниками уголовного права, так как сами по себе не являются уголовно-правовыми нормами. Поэтому нельзя признать правильным мнение о том, что постановления Совета Министров СССР — источник уголовного права. Использование этого нормативного материала при опре­делении содержания: преступлений, предусмотренных бланкетными диспозициями, вызывает необходимость впредь принимать такие нормативные акты постановле­ниями или распоряжениями Совета Министров СССР или союзной республики.

Вопрос о юридической природе руководящих разъяс­нений пленума Верховного Суда СССР до сих пор яв­ляется дискуссионным.10

По мнению М. М. Исаева, в руководящих указаниях Верховного Суда СССР проявляется его правотворче­ская роль и поэтому такие указания служат источником права.п

Против этой позиции выступали А. А. Пионтковский, Г. Р. Смолицкий и др.12

10            Так, Т. Н. Добровольская считает, что по своему содержанию

руководящие   разъяснения   Верховного   Суда   СССР   представляют

собой официальное толкование закона и, поскольку они обязательны

не только для конкретного уголовного дела, а для всех последую­

щих   случаев,   должны  быть  признаны   нормативным   толкованием,

но так как руководящие разъяснения не могут выходить за пределы

действующего   закона,     они    не    являются    подзаконным    актом

(Т.  Н.  Добровольская.  Верховный  Суд  СССР.  М.,  «Юриди­

ческая литература», 1964).

По мнению В. И. Каминской, руководящие разъяснения Верхов­ного Суда СССР не только толкуют закон, но и устанавливают порядок применения закона и потому являются подзаконными актами (см.: В. И.. К а м и н с к а я. Полезная книга (Рец. на книгу Т. Н. Добровольской «Верховный Суд СССР»), В сб.: Вопросы ■предупреждения преступности, вып. 2. М., «Юридическая литера­тура», 1965).

А. В. .Мицкевич считает, что «разъяснения, даваемые пленумом Верховного Суда СССР, являются обязательными для всех судов и участников процесса. Но поскольку соответствующие акты пленума , Верховного Суда СССР не служат формой установления новых норм права, а лишь разъясняют существующие, они не могут быть признаны источниками разъясняющих норм» (Общая теория совет­ского права, стр. 141).

11            См.: М. М. Исаев. Судебная практика пленума Верховного

Суда   СССР  как  источник  советского  уголовного   права.   Уч    зап.

ВИЮН, вып. V. М , 1947.

12            Подробно по этому вопросу см. также: А. С. Шляпочни­

ков. Толкование уголовного закона, стр. 30, и М. Д. Шаргород-

49

 

В действительности правотворческая функция несвой­ственна Верховному Суду СССР. Отдельные случаи из­менения закона под видом его толкования, которые были в практике Верховного Суда СССР, следует рас­сматривать как выход суда за пределы его компе­тенции.13 Такая практика Верховного Суда подвергалась справедливой критике в печати. Так, в редакционной статье журнала «Коммунист» указывалось, что «в связи с пробелами в нашем законодательстве, устарелостью и противоречивостью ряда нормативных актов Верхов­ный Суд СССР, в компетенцию которого входит дача указаний всем судам о том, как следует применять за­коны, иногда выходил за рамки закона и брал на себя правотворческие функции. При этом бывало, что Верхов­ный Суд СССР без достаточных оснований расширял или сужал применение закона». и

Уголовный закон является нормой, устанавливающей определенные меры уголовного наказания, которые должны быть приняты при нарушении установленных социалистическим государством правил поведения. Он выражает политические, правовые взгляды и моральные принципы советского народа. В уголовном законе в соот­ветствии с правосознанием советского общества опреде­ляются и раскрываются понятия преступления и наказа­ния.

Уголовные законы должны содействовать строитель­ству коммунистического общества в нашей стране и служить одним из средств осуществления политики Ком­мунистической партии и Советского правительства. На разных этапах развития Советского государства уголов­ные законы выполняли задачи, которые всегда полностью соответствовали задачам и функциям социалистического государства в целом.

Издавая уголовные законы для применения наказания к лицам, посягнувшим на основы советского строя и на

ский. Уголовный закон, стр. 40—42. — Применительно к старому Положению о Верховном Суде СССР М. Д. Шаргородский писал, что указания пленума Верховного Суда СССР являются одним из источников действующего права (см.: М. Д. Шаргородский. Уголовный закон, стр. 41).

13            См,:  А. С.   Шляпочников.   Толкование   уголовного   за­

кона, стр. 6.

14            Укрепление    социалистической    законности    и    юридическая

наука. «Коммунист», 1956, № 11, стр. 19.

50

 

социалистический правопорядок, Советское государство вместе с тем использует их как важное средство воспи­тания у всех должностных лиц и советских граждан уважения к советским законам, к требованию четкого й неуклонного их исполнения.

В. И. Ленин еще в первые годы существования Со­

ветского государства говорил о двуединой задаче наших

судов, применяющих уголовные законы: .«Нам нужно

государство, нам нужно принуждение. Органом проле­

тарского государства, осуществляющего такое принуж­

дение, должны быть советские суды. И на них ложится

громадная задача воспитания населения к трудовой дис­

циплине». 15        г   .

Основой деятельности всех государственных органов является принцип социалистической законности, играю­щий важную роль в укреплении Советского государства и социалистического общества. Всемерное укрепление законности и общественного порядка, усиление охраны прав граждан служат непременными условиями успеш­ного построения коммунистического общества. Большое значение последовательному осуществлению начал социа­листической законности придавал В. И. Ленин. Он неод­нократно обращал внимание на необходимость точного выполнения советских законов всеми учреждениями и лицами, рассматривая соблюдение этого требования как одно из важнейших условий строительства социализма в СССР. «Малейшее беззаконие, малейшее нарушение советского порядка есть уже дыра, которую немедленно используют враги трудящихся...» 16 В. И. Ленин требо­вал единой законности для всей России и резко выступал против лиц, «желающих сохранить законность калуж­скую в отличие ог законности казанской».17

В течение последних лет в СССР проведены важные мероприятия по укреплению социалистической закон­ности: усилен контроль партии за деятельностью органов государственной безопасности и прокурорский надзор за соблюдением законности и т. д.

В Программе КПСС записано, что партия ставит за­дачу обеспечить строгое соблюдение социалистической законности, искоренение всяких нарушений правопоряд-

15            В.И.Ленин  Поли собр. соч., т. 36, стр. 163.

16            В. И. Ленин. Поли собр. соч., т. 39, стр. 156.

17            В. И. Ленин. Поли, собр. соч., т. 45, стр. 198.

51

 

ка, ликвидацию преступности, устранение всех причин, ее порождающих.

В системе этих мероприятий важное значение имеет правильное понимание советских уголовных законов, обе­спечивающее применение этого острого оружия к дейст­вительным преступникам. Чтобы правильно понимать и применять уголовный закон, надо его изучить, уяснить его характер, его природу, содержание, его значение и роль в укреплении социалистической законности, а также познать и усвоить порядок и условия его приме­нения.

На ошибки в практике применения уголовных зако­нов обратил внимание Верховный Суд СССР. В «дея­тельности отдельных судов продолжают иметь место серьезные недостатки, все еще допускаются нарушения законов при рассмотрении судебных дел. Не искоренены из судебной практики отдельные факты необоснованного осуждения граждан и оправдания лиц, совершивших преступление, случаи неправильной юридической квали­фикации правонарушений, назначения мер наказа­ния, не соответствующих характеру содеянного и лич­ности виновных, ущемления прав обвиняемых на за­щиту...» 18

Эти нарушения законов в деятельности судебных ор­ганов наносят большой вред организации борьбы с пре­ступностью, правам и законным интересам граждан, ослабляют их веру в силу советских законов и справед­ливость социалистического правосудия.

Уголовный закон занимает важное место в борьбе с преступностью, так как именно он определяет,-какие деяния являются преступлениями и какие наказания следует применять к лицам, совершившим преступления. Вместе с тем, устанавливая от имени советского народа, что следует понимать под преступлением и совершение каких деяний запрещается под страхом применения на­казания, уголовный закон способствует созданию непри­миримого отношения к фактам совершения преступле­ний, играющего важную роль в борьбе с преступностью. Существенное значение имеет правильное применение уголовного закона и для исправления и перевоспитания

18 Постановление пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. (Сборник постановлений пленума Верховного Суда СССР 1924—1963 гг. М., «Известия Советов депутатов трудящихся СССР», 1964, стр. 166).

52

 

лиц, уже совершивших преступление, а также для пре­дупреждения совершения преступлений неустойчивыми лицами.

Устанавливая наказания для преступников, преду­сматривая меры их исправления и перевоспитания и предупреждая угрозой применения наказания неустой­чивых граждан общества, советский уголовный закон выражает политику партии в борьбе с преступностью, способствует строительству коммунистического общества.