§ 4. Причины и условия организованной <span lang=RU>преступности : Криминология - Шиханцов Г.Г. : Книги по праву, правоведение

§ 4. Причины и условия организованной преступности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 
РЕКЛАМА
<

В каждой стране, где сегодня существует организованная преступность, процесс ее появления, становления и развития имел свои особенности, но он связан и с общими социально-экономическими факторами.

В условиях СССР формирование организованных преступных структур происходило под воздействием целого ряда социальных, экономических и правовых факторов. Но прежде чем они начали действовать, для них была создана прочная криминогенная база. С 60-х годов преступность росла, опережая темпы прироста населения, создавая устойчивый и большой контингент профессиональных преступников (воры, грабители, мошенники, валютчики), живущих за счет преступной деятельности. Они не составили основу организованной преступности, а лишь стали катализаторами криминогенных процессов, которые заключались в следующем.

В период застоя росли не удовлетворенные государством обычные потребности народа в питании, одежде, других товарах, жилье; росло количество неотоваренных денег. Стали нормой показуха, безответственность, перестал действовать контроль за мерой труда и потребления. В результате стало увеличиваться число хищений государственного имущества в крупных и особо крупных размерах. Появились лица и группы, незаконно сосредоточившие в своих руках огромные суммы денег и ценностей, которые они вкладывали в нелегальное производство. Так начинала укрепляться криминальная часть теневой экономики. Появившиеся мультимиллионеры окружили себя боевиками, боролись за рынки сбыта, подкупая должностных лиц, проникали в государственный аппарат. Вовлекая в сферу преступных сделок все большее число служащих, они превращали отдельные отрасли народного хозяйства в свою вотчину, в постоянный и неиссякаемый источник средств существования. Это особенно ярко проявилось в торговле, в сфере снабжения, сбыта, ряде отраслей производства. Началось как бы стихийное и уголовно-организованное перераспределение национального дохода.

В этот период в уголовном мире прочно утверждается новая категория преступников под названием цеховики. С целью расширения своего нелегального бизнеса и в связи с возникшей конкуренцией они по объективным законам экономики стали объединяться в сообщества и с помощью целой системы взяток, иных противоправных средств создавать надежную защиту от социального контроля. Появились преступные структуры, действующие как по вертикали, так и по горизонтали. "Таким образом, организованная преступность, трансформировавшаяся из СССР в Россию, появилась в виде кланов, различного рода дельцов и махинаторов в сфере экономики. Фактически внутри государственных учреждений действовали преступные организации, занимаясь получением незаконной прибыли"1.

Поскольку существовала профессиональная преступность, началось вторичное перераспределение преступно нажитых средств. Традиционная уголовная среда в этих условиях переориентировалась, стала обворовывать и грабить тех, кто обогащается. Резко возросли различные виды игорного мошенничества, похищения людей, появился рэкет в уголовной среде. Среди профессиональных преступников появились свои некоронованные короли. Они делили территории и сферы влияния, облагали данью дельцов теневой экономики. Все это стало приводить к сращиванию дельцов с главарями преступных сообществ. Причем этому предшествовали социальные "организационные" меры. Например, договоренности закреплялись на сходках лидеров уголовной среды, где присутствовали и представители экономической преступности. Дельцы обязывались выплачивать 10-15% от суммы противоправного дохода, а уголовники гарантировали им безопасность. В дальнейшем уголовники стали охранять дельцов от экономики, помогать им в сбыте продукции и расправе над конкурентами.

Таким образом, в отличие от организованной преступности ряда западных стран, которая развивалась на запрещенных видах услуг - проституции, азартных играх, сбыте наркотиков, российская организованная преступность сформировалась в сфере экономики. В дальнейшем интересы дельцов подпольного бизнеса стали переплетаться с интересами традиционного уголовного элемента. Поэтому в отечественной организованной преступности наиболее распространены экономическая и общеуголовная преступность.

К середине 80-х годов в обществе существовали высокоорганизованные антисоциальные силы: коррумпированная часть партийно-государственной бюрократии и мафиозные структуры. Именно они хлынули в образовавшийся при сломе административных структур вакуум, активно ломая эти структуры и обогащаясь в условиях хаоса. В руки преступников попал огромный стартовый капитал в результате антиалкогольной кампании, которая не только породила дефицит в госбюджете, но и способствовала возникновению новых организованных преступных структур, быстрому наращиванию теневого капитала. Разрешение кооперативам и совместным предприятиям вести бесконтрольную внешнюю торговлю при неконвертируемом рубле, искусственно заниженных (по сравнению с мировыми) внутренних ценах и наличии больших теневых капиталов привело к спекуляции национальным достоянием.

Разрастанию экономической организованной преступности в начале 90-х годов способствовали начавшиеся реформы, в результате которых экономика страны стала превращаться в механизм обогащения криминальных элементов. Для облегчения этого процесса в стране была сформирована соответствующая нормативная база. Законодательство о приватизации и о банкротстве, налоговое и банковское "право" позволяли последовательно уничтожать все здоровые элементы в российской экономике. Напротив, законодательные меры, направленные на активизацию борьбы с организованной преступностью, затрудняющие преступную деятельность, препятствующие криминализации государства и общества, неуклонно встречали препятствия в высших эшелонах власти. Например, в декабре 1995 г. Государственная Дума РФ приняла законы "О борьбе с коррупцией" и "О борьбе с организованной преступностью". Зарубежными экспертами в области борьбы с организованной преступностью эти правовые акты были признаны одними из лучших в своем роде. Если бы данные законы вступили в действие, криминальному миру России был бы нанесен сокрушительный удар. Однако этого не произошло - Президент РФ Б. Н. Ельцин наложил вето на указанные нормативные акты.

А. И. Долгова выделяет следующие этапы становления организованной преступности в России 90-х годов:

1 - эскалация захвата собственности и иных способов незаконного личного обогащения;

2 - все более масштабные процессы незаконного личного обогащения и передела собственности, принятие политических мер по легализации и защите криминальных капиталов. Начало откровенного использования официальных структур, включая средства массовой информации, в интересах теневого, в том числе преступного интереса. Открытое подавление недовольства населения, ослабление официального противодействия преступности путем регулярного реформирования правоохранительных органов, их скудного финансирования и т. д.; развитие теневой юстиции; переход все большей части населения к сотрудничеству с организованными преступниками и растерянное, пассивное отношение к ним другой части граждан;

3 - глобализация частного присвоения национальных богатств России и вывоза капиталов за границу, усиление в регионах и отраслях экономики противоправного, криминального контроля, криминализация государственной власти; скупка все большей части СМИ или их деятелей новыми крупными собственниками, введение ими своей цензуры; ориентация правоохранительных органов на активизацию борьбы с уличной и иными видами преступности при отсутствии успешного противостояния лидерам организованных преступных формирований и их экономической криминальной деятельности, коррупции; выработка населением собственных механизмов выживания и реагирования на преступность, включая и противоречащие закону.

Одновременно отмечались расширение транснационального характера преступной деятельности и подмена эффективного международного сотрудничества в борьбе с преступностью односторонним усилением деятельности спецслужб ряда других государств на территории России1.

Из сказанного следует вывод о необходимости совершенствования общей системы борьбы с организованной преступностью и разработки мер ее предупреждения.


<