§ 2. Уровень, структура и динамика организованной преступности : Криминология - Шиханцов Г.Г. : Книги по праву, правоведение

§ 2. Уровень, структура и динамика организованной преступности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 
РЕКЛАМА
<

Оценка уровня, структуры, динамики организованной преступности весьма затруднительна из-за высокой латентности. Зарубежные эксперты определяют латентную часть организованной преступности как в 6-10 раз большую, чем известная правоохранительным органам.

Опираясь на отчетность специализированных служб, ведущих борьбу с организованной преступностью, можно исходить из следующих минимальных показателей: указанными подразделениями в 1997 г. было выявлено 12 500 организованных преступных формирований с 60 тыс. участников1. При пяти-, десятикратной латентности речь может идти о контингенте от 300 тыс. до 600 тыс. особо опасных преступников, являющихся "ядром" 40-80 тыс. организованных структур, вокруг которых формируется преступная "периферия".

Если обратиться к динамике общего числа выявленных организованных групп (формирований), то она такова. За девять лет (с 1989 г. по 1997 г.) число указанных групп возросло в 25 раз (485 - в 1989 г., 12 500 - в 1997 г.). Это, однако, не означает, что фактическое число их росло такими же темпами. Более того, выявление организованных групп в процессе расследования уголовных дел не всегда приводит к прекращению деятельности преступных организаций или сообществ. Привлеченная к уголовной ответственности группа может оказаться одним из низших звеньев преступного формирования, которое продолжает свою деятельность.

Таблица 51

Динамика (1993-1998 гг.) числа зарегистрированных

преступлений в России, отличающихся высокой степенью

общественной опасности и характерных для организованной

преступной деятельности №          Преступления           1993 г 1994 г.            1995 г.            1996 г.            1997 г.         1998 г.            1999 г. (1-е

полугодие)

1          Бандитизм     44        249      304      316      374      513      299

2          Организация преступного сообщества, преступной организации - ст. 210 УК РФ  -           -           -            -           48        84        нет

сведений

3          Похищение человека (ст. 125 УК РСФСР, введена в 1993 г.) - ст. 126 УК РФ          110      499      628            766      1140    1415    905

4          Незаконное лишение свободы (ст. 126 УК РСФСР) - ст. 127 УК РФ  327      635      734      786      1011            1278    нет

сведений

5          Преступления, связанные с незаконным изготовлением и оборотом оружия, боеприпасов, взрывных устройств, их хищением - ст. 222, 223, 226 УК РФ                                                       58 083 65 989 38 684

6          Преступления, связанные с незаконным изготовлением и оборотом наркотических средств или психотропных веществ, их хищением - ст. 228, 229 УК РФ                                                    176 616           181 941      103 754

Как видно из таблицы 5, увеличивалось число зарегистрированных наиболее опасных преступлений, характерных для организованной преступности.

По оценкам специалистов, ежегодно в России совершается от 500 до 600 заказных убийств. Раскрываемость этих преступлений составляет около 20%. В 1997 г. официально было зарегистрировано только 132 убийства по найму, в 1998 г. - 152. Но совершаются еще убийства по приказу лидеров преступных формирований, которые можно отнести к числу заказных.

Темпы роста числа преступлений, совершенных организованными группировками в 90-х годах, были в 9 раз выше темпов прироста иных видов преступности в целом.

Опираясь на статистику, а также на оперативную и журналистскую информацию, можно сказать, что организованная преступность в России прочно укоренилась. Сегодня преступные сообщества действуют практически во всех субъектах Федерации. Около половины из них имеют общеуголовную направленность. Продолжается процесс их консолидации и расширения сфер влияния, В криминальные отношения в середине 90-х годов были вовлечены 40% предпринимателей и 66% всех коммерческих структур. Оргпреступностью установлен контроль над 35 тыс. хозяйствующих субъектов, среди которых 400 банков, 47 бирж, 1,5 тыс. предприятий государственного сектора; поборами обложено 70-80% приватизированных предприятий и коммерческих банков. Размер дани составляет 10-20% от оборота, а нередко превышает половину балансовой прибыли предприятия. Особенно подконтрольны ей экономические структуры, скрывающие свои доходы от налогообложения и допускающие другие незаконные действия1.

Серьезно осложняют оперативную обстановку преступные объединения, сформированные на этнической основе, число которых доходит до 150. Наибольшую опасность среди них представляют чеченские, азербайджанские, армянские, грузинские группировки.

Продолжается сращивание группировок, действующих в сфере теневой экономики, с преступными структурами традиционной уголовной направленности, тон в которых задают несколько тысяч авторитетов преступного мира во главе с ворами в законе. Ядро будущих группировок зачастую зарождается в местах лишения свободы, где производятся вербовка новых членов, подбор исполнителей для готовящихся преступных акций.

Процесс развития организованной преступности достиг такого качественного и количественного уровня, при котором группировки вынуждены отстаивать свои интересы перед конкурентами. Ожесточенная борьба между преступными кланами, вплоть до вооруженных столкновений и физического уничтожения соперников, приводит к появлению мощных криминальных синдикатов. Действующие в стране группировки давно объединились в 150 ассоциаций и фактически поделили страну на сферы влияния. Упрощенно-примитивные преступления типа рэкета в их деятельности уступают место навязываемой охране, крупномасштабным акциям, глубокому проникновению через коррумпированные связи в экономику, попыткам оказывать влияние на политику государства в этой сфере.

Выраженный организованный межрегиональный и транснациональный характер носит преступность в области добычи и переработки драгоценных металлов и камней, в разграблении культурных ценностей, в наркобизнесе. Ныне российская наркомафия успешно может конкурировать с международными картелями поставщиков наркотических веществ.

Особенностью организованной преступности в России является ее коррумпированность, охватившая практически все государственные структуры. На территории России было выявлено в 1989 г. б, а в 1994 г. - 1034 преступных группировок, имеющих коррумпированные связи в органах власти и управления. Рост увеличился почти в 180 раз1.

Организованные группы нелегально вывозят из страны топливно-энергетические ресурсы, сырье, готовую продукцию.

Анализ оперативной информации и следственная практика показывают, что в конце 90-х годов российская организованная преступность вышла на качественно новый уровень. Если раньше она опиралась на государственные и общественные институты путем подкупа, устрашения, дискредитации, устранения неугодных государственных и политических деятелей, то с 1996-1997 гг. функционеры организованной преступной среды стали стремиться сами проникнуть на соответствующие должности и посты. Свои обеспечивающие структуры организованная преступность все более выдвигает в официальное общество, произошло тесное взаимопереплетение криминального и легального капиталов.

Наглядным примером может служить ситуация, сложившаяся в начале 1997 г. в г. Златоусте Челябинской области, где местный преступный авторитет М., опираясь на созданное им организованное сообщество, путем подкупа избирателей (бесплатная раздача водки и продуктов) был избран депутатом Законодательного Собрания области. Преступное сообщество полностью контролировало ликероводочную промышленность, предпринимало попытки монополизировать металлургическую промышленность. Огромные денежные средства преступного сообщества, полученные в результате уклонения от уплаты налогов, таможенных пошлин, невозвращения из-за рубежа средств в иностранной валюте, - около 35 млн долларов США - были вложены в недвижимость в Испании. Было организовано противодействие органам внутренних дел и прокуратуре, давление на всю систему власти области, вплоть до угроз физического устранения. Прибегнув к видимости благотворительной деятельности (создание независимого профсоюза работников "Скорой помощи", раздача бесплатных лекарств и т. п.), М. начал свою предвыборную кампанию по избранию депутатом Государственной Думы.

Для ликвидации преступного сообщества М. по распоряжению Правительства России была создана оперативно-следственная группа из сотрудников МВД, ГНС, ФСНП, ВЭК и КРУ Минфина России, в результате работы которой М. был привлечен к уголовной ответственности вместе с другими членами преступного сообщества1.

Российская организованная преступность наладила преступные связи во многих странах ближнего и дальнего зарубежья. Преступные группы, действующие на международной арене, специализируются на хищении и контрабанде валютных ценностей и антиквариата, нелегальном вывозе сырьевых ресурсов, оружейном бизнесе, кражах автотранспорта, радиоактивных материалов, проституции, рэкете, наркобизнесе.

Ряд лидеров преступных формирований приняли подданство других государств и выехали за границу, что порождает определенные трудности с их задержанием и привлечением к уголовной ответственности. Находясь вне пределов России, они продолжают руководить преступными формированиями, создают совместные фирмы для легализации криминальных доходов.

По оценкам американских экспертов, вклад российских преступных группировок в транснациональные преступные синдикаты становится все весомее. Двести крупнейших преступных групп России в настоящее время превратились в глобальные конгломераты, из них 26 создали свои филиалы в семнадцати городах США, где они разделили сферы влияния с американскими, сицилийскими и колумбийскими преступными синдикатами. Если в 1994 г. российские группировки действовали в двадцати девяти странах мира, то в 1997-м, по данным ФБР, уже почти в пятидесяти.

По оценке американского сенатора Д. Керри, российские группировки уже входят в стержень новой глобальной преступной организации, образованной пятеркой наиболее могущественных организованных преступных сообществ мира, наряду с итальянской мафией, японской якудза, китайскими триадами и колумбийскими наркокартелями2.

Такова краткая криминологическая характеристика организованной преступности в России.


<