§ 2. Криминологическая характеристика личности профессионального преступника

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 

А. И. Гуров, выделяя доминирующие ценностные ориентации, обусловливающие возникновение стереотипов поведения профессиональных преступников, отмечает, что они связаны с:

1) установкой на предпочтительность преступной деятельности перед любой другой; деление лиц в любой сфере на "своих" и "чужих";

2) позицией отчуждения и враждебности в отношении законопослушных граждан;

3) постоянной готовностью к созданию или использованию благоприятной ситуации для совершения очередного совершения преступного деяния (свернутость мотивации, процесса выбора и реализации соответствующего варианта поведения);

4) установкой на исполнение норм и требований криминальной субкультуры в соответствии со своим местом в иерархии;

5) заботой о поддержании и повышении преступной "формы" как гарантии получения дохода и безопасности (это не исключает появления на определенном этапе уверенности в своем превосходстве и в безнаказанности, способствующей разоблачению);

6) прагматической позицией в случае привлечения к уголовной ответственности, связанной с использованием презумпции невиновности, учитывающей реальные возможности правоохранительных органов и возможную реакцию уголовных "авторитетов", как и свой статус в преступной среде1.

Характерная особенность личности профессионального преступника, о которой уже упоминалось, - наличие и поддержание необходимого для данного вида преступной деятельности комплекса знаний, навыков, умений и стремление к наибольшей специализации. Установлено, например, что на приобретение необходимых навыков начинающий карманный вор затрачивает около 6 месяцев.

Каждый преступник-профессионал в основном знает таких же, как и он, лиц. Удачливый преступник гордится своей профессией и имеет своеобразное криминальное мышление. Причем оно почти не зависит от общеобразовательного уровня. Многочисленные примеры подтверждают, что немало преступников, умеющих только читать, мастерски выполняли подготовку, совершение и сокрытие преступлений, требующих смекалки и ловкости.

Каждая профессиональная преступная деятельность постоянно совершенствуется в плане освоения новых криминальных способов и средств. Так, кражи включают более 20 разновидностей, каждая из которых, в свою очередь, имеет более мелкие спецификации, связанные с наличием существенных особенностей способов (приемов) и средств совершения преступных действий. Карманники, например, в зависимости от места деятельности подразделяются на "рыночников" (воруют на рынках), "кротов" (в метро). По способу различается несколько воровских квалификаций (крадущие с помощью технических средств - "технари", с помощью прикрытия - "ширмачи", с помощью пинцетов, особенно из труднодоступных потайных мест - "хирурги", кражи из сумочек путем разрезания ее специально отточенной монетой - "щипачи" и др.).

Существуют также более мелкие квалификации. Например, карманник, принимающий похищенное ("пропальщик"), вор, отвлекающий жертву ("тырщик"), обучающий новичков ("козлятник").

Чем выше квалификация, тем интенсивнее преступная деятельность. В среднем карманник-профессионал совершает до 25 краж в месяц. Только в пяти случаях из ста потерпевший догадывается о совершенной краже. Раскрываемость карманных краж, по данным проведенного исследования, не превышает 1-3%. В последние годы она вообще приближается к нулю.

К одной из воровских специальностей, пожалуй, самой распространенной за последние 20 лет, относятся кражи личного имущества с проникновением в жилище. Среди квартирных воров отмечается высокий профессионализм, хотя "домушников" в дореволюционной России считали серой массой и к профессионалам относили лишь небольшую часть взломщиков. Постоянные навыки и специализация в способах совершения преступлений наблюдались у половины обследованных квартирных воров, при этом свыше 25% из них совершали кражи тождественным способом, вплоть до деталей.

К основным криминальным специальностям квартирных воров относятся кражи, совершаемые: с помощью воровского инструмента; с подбором ключей; путем взлома либо выбивания дверей и дверных коробок; через форточку; под видом посещения квартиры должностным лицом; оказания помощи и т. п.; с использованием виктимологического фактора (открытых дверей, окон)1.

В плане степени общественной опасности профессиональный воровской контингент весьма многообразен. Квартирные воры, например, наиболее активны и агрессивны. Они не останавливаются перед применением насилия в случаях, когда их застают на месте преступления. "Карманники" стремятся остаться незамеченными (хотя и они неоднозначны, и те, кто использует режущие предметы для разрезания сумок и т. п., способны в крайних случаях применить их для "самообороны" - от тех, кто их ловит и изобличает).

Что касается мошенников, то здесь можно выделить 40 категорий "специалистов", среди которых наибольшее распространение получили шулера, наперсточники и кукольники.

Среди корыстно-насильственных преступников высоким профессионализмом обладают вымогатели (рэкетиры), лица, совершающие нападения на жилища граждан и водителей автотранспортных средств. При этом 80% разбойничьих групп используют насилие.

Если анализировать специальности лиц, совершающих экономические преступления, то можно констатировать их большое разнообразие. Только в хищениях, совершаемых с использованием служебного положения, установлено 200 способов, каждый из которых требует специальных познаний и навыков.

Раньше профессиональные преступники предпочитали "работать" поодиночке. Но характерной тенденцией последних лет является все более частое использование ими в качестве соучастников лиц, имеющих иные, некриминальные знания и навыки.

Кроме того, в последние годы среди профессиональных преступников все чаще встречаются лица, сначала получившие специальные военные, юридические, спортивные и некоторые другие профессии, а затем использующие эти знания в криминальных целях, в частности, они не только лично совершают преступления, но и выступают в роли консультантов, привносят в те или иные методы и способы совершения преступлений определенную новизну. Например, некоторые из киллеров-профессиональных убийц служили в спецназе различных видов войск и спецподразделений силовых ведомств; отдельные профессиональные мошенники в свое время работали в государственной финансово-банковской системе.

Обязательная черта личности профессионального преступника - включенность в криминальную среду. Человек, встающий на путь совершения преступления в виде промысла, отказывается тем самым от соблюдения установленных в обществе норм поведения и приобретает, осваивает совершенно новые, характерные именно для преступной среды. При этом систематическая преступная деятельность обусловливает и определенный образ жизни, систему общения со всеми его последователями. Необходимо отметить, что преступная среда отличается высокой степенью консолидации. Общение преступников-профессионалов с себе подобными носит многоканальный и устойчивый характер. В результате образуется довольно монолитная криминальная среда со своими нравами, обычаями и нормами поведения, не обязательно связанными с совместной преступной деятельностью. Эта среда характеризуется рядом специфических признаков. К ним, прежде всего, относится своего рода криминальная классификация преступников, разделение их на страты, условные группы, так называемые масти.

При этом четко обособляется элитный слой (воры в законе, авторитеты), промежуточные категории (дельцы, "мужики") и криминальное "дно" ("шестерки", опущенные). В свою очередь, в каждой из этих категорий происходит дальнейшая дифференциация, например, воры в законе делятся на старых и новых, на подвиды по этническому признаку (на российских и пиковую масть - из районов Закавказья) и т. д.

Профессиональные преступники являются приверженцами криминальных традиций, нравов, обычаев, корпоративных правил поведения. Эти нормы преследуют цель поддержания определенного "порядка" как в самой преступной среде, так и в ее внешних связях, обеспечивают верховенство преступной элиты, служат средством ее самосохранения и самозащиты. Показательным примером такого рода норм является установление жестких санкций (вплоть до убийства) за предательство интересов преступного мира, в частности, за связь с сотрудниками оперативно-розыскных аппаратов. Следует отметить, что в нормативной системе, утверждаемой ворами в законе, другими профессиональными преступниками, присутствуют элементы демагогии, показухи. Таковы, например, истерические заверения о воровской солидарности, преступном товариществе, особой справедливости традиций и обычаев криминального мира.

Связи профессиональных преступников между собой и антиобщественной средой осуществляются также путем использования особого жаргона, "блатного" фольклора, смысловых татуировок. Это "творчество" имеет, с одной стороны, чисто утилитарное назначение, например, служит целям конспирации, обеспечивает маскировку непосредственно в ходе совершения преступлений, с другой - в нем много театрального, чисто развлекательного, того, что относится к так называемой уголовной романтике.

Подавляющее большинство профессиональных преступников имеют клички, которые предназначены для сокрытия имен в целях конспирации. Как правило, воровские клички производны от фамилий, физических и психологических особенностей личности. Кличка - это своего рода краткая, но очень меткая характеристика, она остается за преступником даже в том случае, если он изменил фамилию и перешел на нелегальное положение.

Определенный интерес представляют данные о возрастной структуре контингента профессиональных преступников. Казалось бы, с учетом необходимости в достаточно обширных знаниях, навыках и умениях, вплоть до автоматического их использования, в этом контингенте должны преобладать лица среднего и старшего возраста. Фактически же, по данным выборочных исследований, большинство профессиональных преступников оказались лицами молодого (включая несовершеннолетних) или среднего возраста. Наибольшую долю составили лица в возрасте 19-35 лет (77%). Возраст воров, совершивших кражи личного имущества граждан, оказался равным, в среднем, 29 годам, что ниже соответствующего показателя для всех выявленных преступников (33 года) и всего мужского активного населения страны (35 лет). Даже среди осужденных за кражу 96% составили лица до 30 лет, среди осужденных за кражи с проникновением в жилище - 70%. Среди воров в законе средний возраст не превысил 35 лет. Омоложение профессиональной преступности - еще один показатель ее негативных тенденций1.