§ 3. Личность рецидивиста : Криминология - Шиханцов Г.Г. : Книги по праву, правоведение

§ 3. Личность рецидивиста

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 
РЕКЛАМА
<

Большинство рецидивистов начинают свою преступную карьеру еще в несовершеннолетнем возрасте или в первые годы после наступления совершеннолетия. Чем раньше несовершеннолетний становится на путь преступлений, тем интенсивнее и опаснее его рецидивизм впоследствии. 70% рецидивистов совершили свое первое преступление в возрасте до 18 лет. Чем взрослее становится человек, тем ниже вероятность рецидива. В пожилом возрасте почти никто не начинает рецидивную биографию, а рецидивисты в этом возрасте совершают, как правило, все менее опасные преступления.

Социально-демографические особенности личности рецидивиста определяются прежде всего тем, что рецидивная преступность еще в большей степени, чем первичная, относится к мужской части населения. Доля женщин-рецидивисток в 2,5 раза меньше, чем в первичной преступности. Личные качества женщин-рецидивисток выражены более негативно, чем у мужчин-рецидивистов. Многие женщины страдают алкоголизмом, имеют многократные судимости, утратили социально полезные связи и не имеют определенного места жительства. Женщина, в отличие от мужчины, значительно труднее переживает ситуацию распада семьи. Трагичнее для них и утрата других социальных связей, что обрекает женщин на одиночество.

Значительная часть рецидивистов, потеряв семью, заменяют ее случайными сожительствами, не имеют постоянного места жительства. Рецидивисты, по сравнению с первичными преступниками, - это лица более старшего возраста. Их средний возраст - 30 лет, а начиная с пятой судимости - 40 лет.

По сравнению с первичными преступниками типичной чертой личности рецидивистов является дальнейшее ослабление или полное прекращение трудовой активности. Для них характерна низкая трудовая квалификация.

У большинства рецидивистов уклонение от позитивных контактов сочетается со стремлением к общению преимущественно в среде осужденных; продолжается интенсивный процесс деформации потребностей и интересов, сводящихся к узкопримитивным и искаженным; утрачиваются перспективные жизненные цели.

Рецидивисты, как правило, наиболее запущенные в социальном отношении лица, трудно поддающиеся исправлению и перевоспитанию. При осуждении на второй, третий и т. д. сроки наказания исчисляются десятилетиями, а "перерывы" между несвободой и новым преступлением после выхода на свободу исчисляются нередко днями. Так что рецидивисты - наиболее постоянная часть тюремного населения. Естественно, что у них постепенно теряются социально полезные связи "на воле", семьи разрушаются. Они не приспособлены к труду в условиях свободы, где им все кажется сложным, непривычным и даже враждебным. Последнее не лишено оснований, поскольку обычные люди сторонятся отбывших наказание вообще, а рецидивистов тем более.

Сниженный культурно-образовательный уровень рецидивистов сопровождается примитивизацией круга потребностей и интересов, ориентацией на сиюминутные желания, самоограничением контактов "своей" средой. Так, доля лиц, имеющих образование выше восьми классов, среди них в два раза ниже, чем среди первичных преступников, а у последних она, в свою очередь, снижена по сравнению с остальным населением.

Праздное времяпровождение сочетается с привычкой к повседневному пьянству (примерно у трех из четырех рецидивистов) и наркотизму. Причем подобные пристрастия усиливаются по мере роста числа судимостей и воздействуют на мотивацию продолжения преступной деятельности. По выборочным данным, в нетрезвом виде совершается 2/3 рецидивных преступлений и еще 1/5 для того, чтобы приобрести спиртное и наркотики.

Для личности рецидивистов характерно стремление компенсировать чувство неполноценности демонстративным следованием и поддержанием обычаев и традиций преступной среды, жесткой идентификацией с ней. Рецидивисты подчеркнуто привержены жаргону, песням в духе "блатной романтики", изощренным татуировкам. Одно из психологических средств самоутверждения и самооправдания для них - выделение круга "своих", на которых только и распространяется извращенное понимание товарищества, долга и т. п. Эта позиция обнаруживается и в мотивации преступлений, связанных с дезорганизацией работы учреждений, исполняющих наказание, злостным неподчинением требованиям администрации в них, насильственными действиями в отношении лиц, не подчиняющихся обычаям преступной среды, вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность. Так, каждый второй из лиц, вовлекающих несовершеннолетних, уже имеет судимость.

Наиболее распространенными мотивами совершения преступлений рецидивистами являются корысть (26%), хулиганские побуждения (26%), месть, ревность и зависть (11%). Потребность в общении между рецидивистами реализуется путем контактов с ранее судимыми, тунеядцами, женщинами аморального поведения.

Нравственное сознание рецидивистов характеризуется существенным отклонением от нормы, а в целом - антисоциальной направленностью. Деформация нравственного сознания у рецидивистов выражается в их индивидуализме, даже эгоцентризме, в замене нравственных принципов низменными качествами.

Правовое сознание рецидивистов выглядит достаточно деформированным, что выражается в пренебрежении к праву, утрате страха перед наказанием. Следует отметить тот факт, что рецидивисты, по сравнению с законопослушными гражданами, лучше знают содержание многих статей уголовного кодекса. Тем не менее они не следуют принципам права, не признают его социальное назначение. Деформированность правового сознания рецидивистов также проявляется в характере оценки ими справедливости или несправедливости назначенного им наказания. Чем больше у рецидивистов судимостей, тем реже они признают наказание справедливым.

У 15-20% рецидивистов обнаруживается патология психики (в пределах вменяемости), а у совершивших убийства - до 40%. Но демонстративные неврастенические и психопатоподобные поведенческие реакции у многих из них производны от образа жизни, связаны с распущенностью, самовнушением относительно "пропащей жизни". Обычно они могут быть скорректированы в условиях интенсивного социального контроля и медицинских мер амбулаторного характера.

Проблема познания личности рецидивиста весьма сложна с точки зрения психологии. Ведь на путь преступников-рецидивистов встают во многих случаях незаурядные личности, с сильным характером, обладающие организаторскими способностями, притягивающие своими качествами к себе других людей. Однако психологическая атмосфера, складывающаяся вокруг рецидивиста, подчеркивает И. И. Карпец, характеризуется тем, что его личность, помимо всего прочего, сеет вокруг себя страх, который буквально подавляет и полностью лишает человеческого достоинства людей, слабых характером1. Безусловно, мир рецидива жесток, моральные ценности в нем, образно говоря, перевернуты, цена жизни вошедшего в этот мир ничтожна. Поэтому преступления, в которых участвуют или которыми руководит "издали" рецидивист, часто жестоки, отличаются смелостью замысла и исполнения, осмотрительностью и предусмотрительностью. В случае "успеха" рецидивист и его группа либо "ложатся на дно", либо стремятся как можно

быстрее покинуть район, где совершено преступление. В период "затишья" рецидивисты запрещают какую-либо антисоциальную деятельность своим соучастникам. Психологически точно они высчитывают, когда активность стремящихся их разоблачить работников правоохранительных органов спадает. Более того, чтобы скрыть свое участие в тяжком преступлении, они преднамеренно, "по мелочам" попадают в руки уголовного розыска, а затем, с помощью суда, на год-два вообще исчезают из поля зрения. Находясь же в местах лишения свободы, ищут там соучастников на будущее, не прерывая связи с оставшимися на свободе "единомышленниками". Следственной практике известно немало случаев, когда именно таким образом формировались, действуя практически без перерыва, преступные группы взломщиков сейфов и других денежных хранилищ. Причем именно в местах лишения свободы рецидивисты находили впервые осужденных, но неустойчивых людей, обладающих высокой инженерно-технической подготовкой, которых они вербовали себе в сообщники. А те, выходя на свободу раньше своих "учителей", готовили технические приспособления для преступлений. Оставшиеся же на свободе, неразоблаченные сообщники рецидивистов подбирали тем временем объекты для будущих посягательств. По выходе на свободу рецидивист "организовывал" серию преступлений, и все повторялось сначала, если, конечно, их не разоблачали работники уголовного розыска. Во всяком случае, психологически рецидивисты рассчитывают все свои действия четко. "Иными словами, - отмечает И. И. Карпец, - мир рецидивистов - еще не разгаданный психологами мир. Вероятно, не будет ошибкой сказать, что если познать психологию обычного человека и его взаимоотношения с окружающей средой непросто и не всегда удается, то познать психологию преступников-рецидивистов еще сложнее. Даже по отношению ко всей остальной преступности рецидивная относительно самостоятельна и "живет" в соответствии с присущими ей закономерностями"1.

В криминологической литературе предложено несколько видов типологии (классификации) личности рецидивистов. Все они в той или иной мере имеют практическое значение для психолого-исправительного группового и индивидуального воздействия на личность рецидивиста в целях его исправления, т. е. замещения криминогенных свойств на антирецидивные. Типология личности рецидивиста учитывает свойства, присущие личности преступника в целом, и свойства, специфичные именно для рецидивистов. Личность преступника характеризуется по двум критериям: характеру (содержанию) общественной опасности и степени (стойкости) таковой (сочетание личностной направленности с криминогенной ситуацией, а также с многократностью рецидива). В соответствии с указанными критериями различают три основных вида рецидивистов: антисоциальный, асоциальный и ситуативный1.

Рецидивисты антисоциального типа представляют собой группу наиболее опасных, активных, злостных преступников. Для них характерна высокая криминальная активность и наиболее стабильное (последовательное) поведение. Именно среди представителей этого типа преобладают особо опасные рецидивисты, "профессионалы", рецидивисты-гастролеры. Они составляют примерно 40% от общего числа рецидивистов.

Рецидивистам асоциального типа свойственна фактическая деградация личности, утрата нормальных социальных связей и отношений. У них, в отличие от рецидивистов антисоциального типа, отсутствует сознательная антисоциальная направленность взглядов и убеждений. Для рецидивистов этого типа характерны: ограниченный интеллект, состояние апатии и равнодушие, неполноценность и ущербность, алкоголизм, наркомания, психопатические отклонения. Они совершают большую часть менее тяжких преступлений, таких, как мелкие кражи. Однако общественная опасность данного типа рецидивистов велика вследствие стойкого паразитизма, неоднократного совершения преступлений, упорного нежелания воспринимать меры социально-педагогического воздействия.

Рецидивистов ситуативного типа отличает неустойчивое отношение к социальным ценностям, отсутствие прочных нравственных устоев, преобладание социально-отрицательных качеств. Характер преступлений, совершаемых данными лицами, в основном зависит от конкретной криминогенной ситуации. Их доля в общей массе рецидивистов составляет примерно 30-35%.