§ 2. Антропологическое направление : Криминология - Шиханцов Г.Г. : Книги по праву, правоведение

§ 2. Антропологическое направление

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 
РЕКЛАМА
<

Как известно, эволюционная теория видов Ч. Дарвина оказала огромное влияние на науку своего времени. Основные положения его теории, особенно учение о естественном отборе, были использованы для изучения развития общества (социал-дарвинизм). Перенесение эволюционной теории на область исследования преступности было произведено Ч. Ломброзо. В своей работе "Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения" (1876 г.) он определил преступление и личность преступника в категориях биологии и антропологии.

Будучи тюремным врачом в г. Турине, Ч. Ломброзо в течение многих лет изо дня в день наблюдал за сотнями преступников, заключенных в городской тюрьме. Он возглавлял кафедру психиатрии в университете и одновременно был директором психиатрической клиники для душевнобольных.

Ч. Ломброзо выдвинул известную теорию прирожденного преступника. Он полагал, что от рождения существует преступный тип человека, что внутренний, психологический мир преступного типа "атавистичен", т. е. у него наблюдается своего рода генетический сдвиг назад, к тем качествам, которые были свойственны первобытным людям. Позднее к причинам преступного поведения, наряду с атавизмом, он стал относить эпилепсию и нравственное помешательство.

Прирожденного преступника легко отличить по внешнему виду: у него скошенный лоб, высокие скулы, крупные челюсти, неразвитые мочки ушей и т. д. Этими чертами обладают преступники, дикари и обезьяны. Как и дикари, преступники любят татуировать свое тело. Ч. Ломброзо составил таблицу признаков, или стигм, преступного типа, многие из которых можно выявить путем непосредственного измерения и изучения тела. На этой основе он разработал типологию преступников. Так, убийцы отличаются тяжелой нижней челюстью, выдающимися скулами, черными и густыми волосами, бледным лицом с редким волосяным покровом Причиняющие телесные повреждения - длинными руками, брахицефалией (круглоголовые), относительно широким лбом. Насильники имеют короткие руки, узкий лоб, часто встречаются у них светлые волосы, а также аномалии носа и половых органов. Среди грабителей и взломщиков редки отклонения в размерах черепа; волосы у них густые, растительность на лице - редкая. Поджигатели имеют относительно небольшой вес, длинные конечности, анормальную голову.

Мошенники отличаются большими челюстями и выдающимися скулами, значительным весом, бледным лицом. Карманные воры имеют длинные руки, довольно высокий рост, часто черные волосы и редкий волосяной покров на лице1.

Ч. Ломброзо разработал классификацию преступников, оказавшую и продолжающую оказывать влияние на последующие попытки криминологов систематизировать преступников по группам. Классификация Ч. Ломброзо включает такие группы: 1) прирожденные преступники; 2) душевнобольные преступники; 3) преступники по страсти, к которым он относил и "политических маньяков"; 4) случайные преступники (псевдопреступники); 5) привычные преступники. По его мнению, прирожденные преступники составляют около 40% всех нарушителей закона.

Особенно скандальную известность получила идея Ч. Ломброзо о наследственности. Опираясь на большой статистический материал, Ч. Ломброзо доказывал, что в силу закона наследственности порочные наклонности передаются из поколения в поколение. Более того, врожденные порочные склонности не только сохраняются, но иногда и активизируются.

В качестве доказательства Ч. Ломброзо ссылается на генеалогию, родословную некоторых семейств. В частности, он приводит примеры из истории одной семьи за два столетия. В одной семье с дурной наследственностью за долгие годы потомство достигло 900 человек. Из них 200 стали преступниками, еще 200 - душевнобольными и бродягами. Ч. Ломброзо приводит и другой пример печальной генеалогии. Анализ истории другого семейства охватывает 834 человека. В их числе было 164 проститутки, 142 нищих, 76 преступников, которые провели в тюрьме 166 лет2.

Однако последовавшее тщательное обследование преступников, в том числе и в России, не подтвердило его выводов.

Несмотря на ошибочность положения Ч. Ломброзо о существовании разновидности прирожденных преступников, нельзя отрицать его вклад в развитие криминологии. Поставив в центр научных исследований человека, который совершает преступление, Ч. Ломброзо положил начало глубоким системным исследованиям личности преступника, явившись создателем криминальной психологии. Идеи Ч. Ломброзо об отношении к преступнику как к больному человеку были проникнуты гуманизмом.

В более поздних работах Ч. Ломброзо модифицировал свою теорию, произвел анализ большого числа факторов, влияющих на преступность. В последнем издании своего "Преступления" (1895 г.) он рассматривает зависимость преступности от метеорологических, климатических, этнических, культурологических, демографических, экономических, воспитательных, наследственных, семейных и профессиональных влияний. При этом он признает, что прирожденный преступник не обязательно должен совершать преступление. При благоприятных внешних, социальных факторах преступные наклонности человека могут так и не реализоваться в течение всей его жизни.

Антропологический (биологический) подход к преступнику находил свое выражение и в более поздних работах. Так, профессор Гарвардского университета Э. Хуттон более 15 лет проводил обширное антропологическое изучение преступников. Было изучено более 17 000 человек, в том числе 13 000 преступников. У последних он замерил рост, вес, объем грудной клетки, размеры черепа и величину отдельных органов. В книге "Американский преступник" (1939 г.) он обобщил результаты своих исследований, согласно которым с увеличением роста преступника тенденции к убийству несколько усиливаются, но склонность к грабежу и краже при этом явно уменьшается. Преступники, совершившие убийства при отягчающих обстоятельствах, отличаются от других преступников тем, что они выше ростом, тяжелее по весу, шире в груди, с большой челюстью. Э. Хуттон заключает, что существование типа прирожденного преступника - это реальный факт1.

Аналогичные исследования проводил профессор Колумбийского университета У. Шелдон в рамках теории конституционных типов преступников. Он выделил три основных типа: 1) эндоморфный (с сильно развитыми внутренними органами); 2) мезоморфный (с развитым скелетом и развитой мускулатурой); 3) эктоморфный (с нежной кожей и хорошо развитой нервной системой), а также их комбинации. По мнению У. Шелдона, среди изученных им несовершеннолетних преступников преобладали мезоморфы, было немного эндоморфов и незначительное число эктоморфов. Хотя некоторые исследования подтвердили гипотезу У. Шелдона, в целом его концепция признается необоснованной.

Во второй половине XX в. большой интерес вызвало открытие того факта, что существуют люди с одной или двумя дополнительными хромосомами. Клетка нормального мужчины имеет одну хромосому X, наследуемую от матери, и хромосому Y - от отца. Установлено, что лица с дополнительной Y-хромосомой отличаются агрессивностью, асоциальностью, аффективностью, непостоянством и некоторыми другими чертами.

Приведенные исследования действительно выявили определенную связь между атипичным хромосомным набором и преступностью, но этот набор встречается так редко, что если бы выдвигаемые гипотезы и подтвердились, то практически это не имело бы почти никакого значения. Кроме того, методы исследования и подбор исследуемых групп в работах подобного рода подверглись такой острой критике, что в настоящий момент нет никаких оснований связывать наличие дополнительной Y-хромосомы с преступностью.

Были другие исследования, в ходе которых пытались доказать наследственные преступные тенденции. В 20-30-х годах XX в. при изучении влияния наследственности был впервые применен гемеллологический метод, состоящий во всестороннем анализе близнецов - однояйцевых (однозародышевых) и двухяйцевых (т. е. возникших в результате оплодотворения двух разных яйцеклеток). Так, предполагалось, что идентичные (однояйцевые) близнецы должны обнаружить больше сходных черт, чем неидентичные (разнояйцевые). В одной из работ опубликованы результаты исследования 30 пар взрослых мужчин-близнецов, из которых один в каждой паре был преступником. Совпадение, т. е. оба близнеца - преступники, было обнаружено в 77% случаев в группе из 13 пар идентичных близнецов и только 12% в группе из 17 неидентичных близнецов. Однако у проведенного исследования был крупный недостаток: в качестве контрольной рассматривались группы близнецов, в которых не было преступников. Датский криминолог К. Кристиансен преодолел этот недостаток и проанализировал жизнь 6 тыс. пар близнецов. По его данным, совпадение случаев совершения преступлений у однояйцевых близнецов составляет только 35%, а у двухяйцевых лишь 12%. Казалось бы, разница заметная, хотя и не настолько, чтобы трубить о победе. Важнее другой вывод: на поведение близнецов большее влияние оказывают условия жизни, чем наследственность.

К биологическим теориям можно отнести и теорию психоанализа З. Фрейда (1856-1939), австрийского врача-психопатолога. Он заложил фундамент общей теории человеческой мотивации как системы инстинктивных стремлений. 3. Фрейд различал три сферы в психике человека. Id (Оно) - вместилище двух основных врожденных, инстинктивных побуждений: Eros (секс) и Thanatos (инстинкт смерти, разрушения). Id действует на подсознательном уровне. Ego (Я) - сознательная часть психики, которая контролируется человеком. Super-ego (Сверх-Я, или совесть) - сфера интернализованных нравственных норм, запретов, предписаний, сформировавшаяся в процессе социализации.

Между id и super-ego существует непримиримое противоречие, поскольку id имеет гедонистический характер, требует немедленного удовлетворения потребностей, a super-ego является препятствием, затрудняющим полное удовлетворение этих потребностей, и выступает, таким образом, чем-то вроде внутреннего контролера поведения. Сферы id и super-ego редко находятся в равновесии. Чаще наблюдается конфликт между ними.

Конфликты порождают у человека чувство вины и состояние напряжения. Проявляются они вовне в форме замещающего поведения, которое разряжает внутриличностное напряжение. Психоаналитики, изучающие преступность, исходят из одного общего положения: преступное поведение носит замещающий характер, символизируя вытесненные в подсознание конфликты. Так, многие авторы рассматривают кражу не как намеренное деяние, направленное на достижение определенной имущественной выгоды, а как подсознательное стремление к наказанию, позволяющее тем самым освободиться от чувства вины. В качестве дополнительного аргумента для подтверждения правильности такого толкования приводится тот факт, что некоторые преступники действуют так опрометчиво, не скрывая следов, как будто хотят, чтобы их поймали и наказали.

Психоаналитики считают, что в основе насильственного преступного поведения лежит уже упоминавшийся инстинкт агрессии (разрушения), он непреодолим, он непременно проявляется не просто в агрессивных, но и в преступных действиях.

Так, по мнению американского ученого-фрейдиста У. Уайта, человек рождается преступником, а его последующая жизнь - процесс подавления разрушительных инстинктов, заложенных в Оно. Преступления совершаются, когда Оно выходит из-под контроля Сверх-Я. Особенностью личности преступника является неспособность его психики сформировать полноценную контролирующую инстанцию Сверх-Я. Уайт считает, что большинство мотивов преступного поведения во многом совпадают с желаниями и устремлениями типичного обывателя.

Профессор Колумбийского университета Д. Абрахамсен, используя фрейдовскую концепцию Оно и Сверх-Я, вывел формулу преступления:

Преступление = (преступные устремления, заложенные в Оно, +

+ криминогенная ситуация), контролирующие способности Сверх-Я1

Исходя из фрейдистского понимания соотношения сознательного и бессознательного в человеческой психике, английский криминолог Э. Гловер дал оригинальную трактовку сущности преступления: оно является своеобразной ценой цивилизации за приручение дикого от природы зверя. Преступность, по мнению Э. Гловера, представляет собой один из результатов конфликта между примитивными инстинктами, которыми наделен каждый человек, и альтруистическим кодексом, установленным обществом.


<