17.5. Самоубийство : Криминология - Вандышев В.В. : Книги по праву, правоведение

17.5. Самоубийство

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
РЕКЛАМА
<

С уголовно-правовой точки зрения, связь между преступностью и самоубийством ограничивается криминализацией таких действий, как доведение до самоубийства (ст. 107 УК РСФСР 1960 г., ст. 110 УК РФ 1996 г.). Конструкция этого состава такова, что в России насчитывалось ничтожное количество зарегистрированных преступлений и выявленных лиц: 1993г.- 110 и 35,1994г.- 121 и 46,1995г.- 109 и 35,1996г. -93 и 36,1997 г. - 138 и 75,1998 г. - 128 и 51,1999 г. - 119 и 46.16

Между тем криминологическая оценка самоубийств значительно шире. Дело в том, что убийства и самоубийства - суть разнонаправленные проявления агрессии - против другого или же против самого себя. В XIX в. о связи убийств и самоубийств писали Э. Дюркгейм, К. Маркс, российский академик К. Герман (в докладах 17 декабря 1823 г. и 30 июня 1824 г. "Изыскание о числе самоубийств и убийств в России за 1819 и 1820 годы" на заседании Российской Академии Наук). Содержательная и статистическая зависимость между этими крайними проявлениями агрессии были предметом исследования за рубежом17 и в России.18

Социологические исследования показали, что существуют некоторые взаимосвязи между территориальным и временным (сезонным) распределением насильственных преступлений (прежде всего - убийств) и самоубийств.19 Эти зависимости носят устойчивый характер (в частности, максимум самоубийств в весенне-летний сезон и минимум в осенне-зимний, выявленные еще Э. Дюркгеймом, при максимуме убийств в осенне-зимний сезон и минимуме в весенне-летний).

Наше предположение о том, что убийства и самоубийства, как крайние проявления агрессии и аутоагрессии, имея общие основания ("причины"), "разводятся" на уровне психологических особенностей акторов, подтвердились результатами вышеупомянутого исследования А. Амбрумовой и А. Ратинова: "Тип девиации (насильственное или суицидальное поведение) определяется психологическим складом личности, свойственным каждому представителю изученных популяций".20

Позднее мы попытались применить частное от деления уровня убийств на уровень самоубийств ("индекс агрессивности") в качестве одного из социальных показателей, характеризующих степень социального благополучия/неблагополучия. Мы исходили из того, что, во-первых, убийства и самоубийства суть два проявления агрессии. Во-вторых, оба эти явления социально обусловлены и имеют относительно низкую латентность. В-третьих, оба феномена представляются наиболее экстремальными вариантами "разрешения" социальных и личностных конфликтов. В-четвертых, самоубийство служит более "цивилизованной", более "благородной" и достойной реакцией, чем убийство. В результате были эмпирически21 выделены четыре группы стран: с низким уровнем "индекса агрессивности" (0,03-0,10) и высокой "цивилизованностью" (Австрия, Венгрия, Дания, Норвегия, Франция, ФРГ, Швейцария, Япония и др.); со средним показателем этого индекса (0,11-0,39) и цивилизованности (Болгария, Греция, Канада, Польша и др.); с высоким значением рассматриваемого индекса (0,40-0,99) и низкой цивилизованностью (Аргентина, Россия, США,

Уругвай и др.) и с очень высоким, экстремальным показателем - свыше 1,0 (Мексика, Пуэрто-Рико, Эквадор).22 Разумеется, термин "цивилизованность" используется здесь условно.

17.6. Некоторые выводы

Изложенное позволяет подвести некоторые итоги и сделать соответствующие выводы.

Преступность является одной из форм социальных девиаций.

Преступность (ее уровень, структура, динамика) находится в сложных корреляционных связях с другими проявлениями (формами) негативных девиаций - пьянством, наркотизмом, проституцией, суицидом и т. п.

Эти связи неоднозначны и не всегда соответствуют распространенному мнению. Так, возможен рост преступности при сокращении удельного веса "пьяной" ее части; степень "зависимости" преступности от алкоголизации на три порядка выше аналогичной зависимости преступности от наркотизма (вопреки широко распространенному мнению, инициируемому средствами массовой информации и популистски настроенными политиками); существуют устойчивые зависимости между насильственными преступлениями (прежде всего - убийством) и самоубийством, мало изученные криминологами.

Социальные девиации - позитивные и негативные ее формы сопровождают человечество всю или почти всю (начиная с товарно-денежных отношений или с появления государства) его историю. Все сохраняющиеся тысячелетиями девиации функциональны, иначе они были бы элиминированы в процессе эволюции общества.23 Человечество, тщетно перепробовав все возможные запретительно-репрессивные меры борьбы с преступностью и иными формами девиантности,24 оказалось перед необходимостью выбора принципиально новой стратегии социального контроля девиантности, включая преступность. В сегодняшней терминологии это - переход от "войны" с наркотиками, с преступностью, с коррупцией и т. п. к политике "сокращения вреда" (Harm reduction) путем прежде всего экономических, социальных, политических мер.25

При этом роль правовых (в том числе уголовно-правовых) мер сдерживания преступности будет сохраняться, хотя их масштабы и характер вряд ли останутся неизменными.

Контрольные вопросы

Поясните сущность явления преступности в свете теории девиатности.

В чем состоит суть социологических концепций преступности (Э. Дюркгейма, Р. Мертона и др.).

Назовите формы девиантности, связанные с преступностью и их характеристику.

В чем состоит взаимосвязь профилактики негативных девиаций и преступности.


<