11.1. Понятие преступности в сфере экономической деятельности и ее криминологическая характеристика : Криминология - Вандышев В.В. : Книги по праву, правоведение

11.1. Понятие преступности в сфере экономической деятельности и ее криминологическая характеристика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
РЕКЛАМА
<

Под экономикой современная экономическая наука понимает хозяйство, совокупность средств, объектов, процессов, используемых людьми для обеспечения жизни, удовлетворения потребностей путем создания необходимых благ, условий и средств существования с применением труда. Можно понимать экономику и как систему отношений, возникающих в связи и по поводу производства, обмена, распределения и потребления материальных благ и услуг. Основные принципы складывающейся в России экономической системы сформулированы в Конституции Российской Федерации (1993 г.), согласно которой признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности, гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, свобода экономической деятельности, поддержка конкуренции. Несколько упрощенно можно считать экономической деятельность, связанную с производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ и услуг.

В криминологической и социологической литературе не сложилось общепризнанное определение экономической преступности. В зарубежной криминологии начало основательному изучению феномена экономической преступности было положено исследованием выдающегося американского криминолога и социолога Эдвина Сатерленда о так называемой "беловоротничковой" преступности ("white collar crime"). Последний определял "беловоротничковое" преступление как преступление, совершенное заслуживающим уважения лицом; занимающим высокое общественное положение; в процессе осуществления им своей профессиональной деятельности; как правило, путем злоупотребления доверием.1 Известный шведский ученый Бу Свенссон относит к экономической преступность, имеющую в качестве мотива экономическую выгоду. Эта преступность носит длящийся систематический характер, осуществляется в рамках легальной хозяйственной деятельности, на основе которой возникают преступные деяния.2 "Хозяйственная (экономическая) преступность, - пишет немецкий профессор Ганс Йоахин Шнайдер, - направлена как против предприятий (злоупотребление доверием, саботаж), так и против потребителей (производство некачественных товаров) или против работников предприятий (нарушение правил охраны труда). Такие преступления совершаются предприятиями против конкурентов (нарушение правил конкурентной борьбы, промышленный шпионаж), отдельными предприятиями против государства (получение субсидий обманным путем) или несколькими предприятиями совместно против экономической системы (отказ соблюдать правила конкуренции), а также против общества в целом (загрязнение воздуха и воды). Для хозяйственной преступности в рыночном хозяйстве характерно использование свободной конкуренции для нелегальных манипуляций с целью опережения своих соперников в создании предпосылок для получения имущественной выгоды. Эти запрещенные и почти неуловимые махинации могут иметь целью ограничение и даже полное прекращение свободной конкуренции".3

Зарубежные специалисты к экономическим преступлениям обычно относят таможенные и налоговые правонарушения, мошенничество, в том числе связанное с организацией фиктивных фирм и акционерных обществ, а также мошенническое банкротство, злоупотребление доверием, обман кредиторов, валютные преступления, подделку чеков и векселей, денежных знаков и документов, различные проявления монополизма и недобросовестной конкуренции и т. п. Е. Е. Дементьева, обобщая многочисленные характеристики экономической преступности, отмеченные американскими и западноевропейскими специалистами (Сатерленд, Манхейм, Куини, Эдельхертц, Клайнард, Тидеман, Шнайдер и др.), определяет экономическую преступность как противоправную деятельность, наносящую ущерб экономическим интересам государства, частного предпринимательства и граждан (потребителей), постоянно или систематически осуществляемую с целью извлечения наживы в рамках и под прикрытием законной экономической деятельности юридическими и физическими (действующими от имени и в интересах юридического лица) лицами.4 В этом же ключе рассуждает профессор В. В. Лунеев, полагающий, что "при всем многообразии подходов, имеющихся в мировой литературе, суть экономической преступности в странах с развитой рыночной экономикой составляют преступления, совершенные корпорациями против государственной экономики, против других корпораций, служащими корпораций против самой корпорации, корпорациями против потребителей".5

В отечественной криминологии экономическая преступность стала предметом достаточно пристального исследования лишь в конце 80-х гг. XX в.6 Реформы 90-х гг. и резкий всплеск преступности в экономической сфере определили экономическую преступность как одну из наиболее злободневных и значимых для государства проблем, следствием чего стал повышенный интерес к проблематике экономической преступности и появление целого ряда монографических работ и учебных пособий, посвященных ее понятию и феноменологии.7 Ставится вопрос о выделении из теоретической криминологии самостоятельной научной отрасли, предмет которой был бы специально посвящен всестороннему изучению феномена экономической преступности.8

В настоящее время можно говорить о законодательном, "ведомственном" и научном понимании экономической преступности.

Законодательное решение состоит в том, что в Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. впервые в истории отечественного законодательства появился раздел "Преступность в сфере экономики", куда вошли три главы: преступления против собственности (гл. 21), преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22) и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23). С позиции законодателя, эти группы преступлений объединяет общий межродовой объект, каковым является экономика.

Ведомственный подход к определению экономической преступности нашел отражение в Указании МВД России № 1/1157 от 28 января 1997 г. "О порядке определения экономической направленности выявленных преступлений". В названном Указании выделяется три группы преступлений экономической направленности, охватывающие составы преступлений, изложенные в 67 статьях УК РФ.

Во-первых, это преступления экономической направленности, признаваемые таковыми без каких-либо дополнительных условий (безусловно экономические). К ним относятся все преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ), а также преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (кроме злоупотребления положением частными нотариусами и аудиторами), преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (кроме присвоения полномочий должностного лица и халатности), а также провокация взятки или коммерческого подкупа, нарушение авторских и смежных прав, нарушение изобретательских прав.

Ко второй группе преступлений экономической направленности (условно экономические) отнесены преступления против собственности, хищения или вымогательство радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, преступления в сфере компьютерной информации, халатность и ряд других при условии, если они были совершены:

лицами: должностными, материально-ответственными и иными лицами, выполняющими на предприятиях, в учреждениях и организациях, независимо от форм собственности и организационно-правовых форм организации, распорядительные или административно-хозяйственные обязанности; не наделенными указанными полномочиями, но имеющими доступ к предмету посягательства для выполнения трудовых обязанностей по роду деятельности или службы; выполняющими обязанности по охране имущества или объекта, в котором оно хранится без материальной ответственности;

в процессе осуществления производственно-хозяйственной и финансовой деятельности в отношении: предприятий, учреждений, организаций и иных структур, не являющихся юридическим лицом, независимо от формы собственности, организационно-правовой формы, и объединений (граждан, юридических лиц), не являющихся юридическим лицом; физических лиц, в том числе осуществляющих предпринимательскую деятельность и официально зарегистрированных в качестве предпринимателей.

Наконец, преступления третьей группы (попутно экономические) признаются имеющими экономическую направленность только в случае их выявления при раскрытии экономических преступлений: подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика, неисполнение

приговора суда, решения суда или иного судебного акта, похищение или повреждение документов и др.9

Что же касается научного понимания сущности и особенностей экономической преступности (экономических преступлений), то в отечественной криминологии существует множество подходов к определению этого понятия. Предельно широкое понимание экономических преступлений заключается в том, что к ним относят преступления, затрагивающие любые виды экономических отношений, складывающихся как в сфере хозяйствования (экономике), так и вне ее пределов. В основу выделения этой криминологической группы положена экономическая мотивация, преследование субъектом незаконных экономических интересов. Так, профессор Н. А. Лопашенко определяет экономическое преступление как "преступление, при совершении которого его субъект преследует незаконные экономические интересы, в том числе интересы корыстные, либо стремится причинить вред законным экономическим интересам государства, общества, хозяйствующим субъектам или частным лицам",10 Руководствуясь таким пониманием, автор относит к числу безусловно экономических преступлений отдельные посягательства на жизнь и здоровье, против конституционных прав и свобод человека и гражданина, многие преступления против семьи и несовершеннолетних, общественной безопасности и т. д., что представляется неверным.

Другое понимание экономической преступности связывается с объектами преступных посягательств, в частности с общественными отношениями собственности и хозяйственной деятельности.11 Еще одна группа исследований, определяя экономическую преступность, в качестве системообразующих признаков выбирает объект посягательств, мотивацию и характеристику субъекта и считает таковой "совокупность корыстных преступлений, совершаемых в сфере экономики лицами в процессе их профессиональной деятельности, в связи с этой деятельностью и посягающих на собственность и другие интересы потребителей, партнеров, конкурентов и государства, а также на порядок управления экономикой в различных отраслях хозяйства".12

Пожалуй, наиболее узкое толкование экономической преступности отмечается в работах профессора В. В. Колесникова, который полагает, что экономическая преступность - это экономическая деятельность, осуществляемая в сфере предпринимательства (бизнеса) его субъектами с использованием криминальных методов и преследующая цель незаконного обогащения.13

Представляется возможным назвать следующие интегративные признаки экономических преступлений:

совершение этих деяний в сфере экономической деятельности, т. е. деятельности, связанной с производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ и услуг;

причинение вреда охраняемым законом экономическим интересам граждан, хозяйствующих субъектов и государства;

совершение таких преступлений, как правило, лицами, включенными в систему экономических отношений, на которые они посягают;

умышленный и, как правило, корыстный характер преступлений.

При таком понимании к числу экономических преступлений следует отнести хищения чужого имущества путем присвоения, растраты и мошенничества с использованием служебного положения и все преступления, характеристика признаков которых дана в главе "Преступления в сфере экономической деятельности". В свою очередь эти преступления можно разделить на несколько групп:

преступления, нарушающие общие принципы осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, незаконное предпринимательство, лжепредпринимательство, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем и др.;

преступления против интересов кредиторов: незаконное получение кредита, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, неправомерные действия при банкротстве и др.;

преступления, нарушающие отношения добросовестной конкуренции: мошеннические действия и ограничение конкуренции, незаконное использование товарного знака, незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну и др.;

преступления, нарушающие установленный порядок обращения денег и ценных бумаг: злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссии), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг и др.;

преступления против установленного порядка внешнеэкономической деятельности (таможенные преступления): контрабанда, уклонение от уплаты таможенных платежей и др.;

преступления против установленного порядка обращения валютных ценностей (валютные преступления): незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте и др.;

преступления против установленного порядка уплаты налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (налоговые преступления);

преступления против прав и интересов потребителей.

Еще в Федеральной программе Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 гг. отмечалось, что "одной из тенденций современной преступности является стремление криминальных структур проникнуть и закрепиться в экономике, политике. В процессе жесткой конкуренции в сфере контроля прибыльных отраслей экономической деятельности и территорий преступная среда вооружается, вовлекает в свою деятельность государственный аппарат, проникает в структуру власти и управления".14 В этом аналитическом выводе нашли отражение характерные особенности современной экономической преступности в России:

организованный характер экономической преступности;

сращивание ее с общеуголовной, в том числе насильственной преступностью;

связь экономической и коррупционной преступности.

Резкий рост экономической преступности в 90-е гг., ее современные масштабы, экспансия организованной преступности в легальные экономические и финансовые системы привели к тому, что экономическая преступность вышла на уровень, угрожающий национальной безопасности России.

Этот вывод был сделан в аналитическом докладе Министерства внутренних дел России "О состоянии и мерах усиления борьбы с экономической преступностью и коррупцией в Российской Федерации" (март 1997 г.)15 и получил подтверждение в последующие годы. Достаточно сказать, что, по данным МВД РФ, организованная преступность в России на рубеже веков контролировала до 40-45% частных и 60% государственных предприятий, а также до 80% банков.16

В том же аналитическом докладе отмечалось, что экономическая преступность стала более организованной и профессиональной. Повышается интеллектуальный уровень противоправной деятельности, расширяется сфера использования новых способов посягательств на собственность, в том числе на основе современной техники и технологий, а также насильственных методов ее перераспределения. Преступные группировки распространили свое влияние прежде всего на ключевые отрасли и направления хозяйственной деятельности, в том числе, кредитно-финансовую, внешнеэкономическую, торгово-посредническую, инвестиционную сферу деятельности, процесс приватизации, сферу обращения валютных ценностей, налогообложение, потребительский рынок, высокодоходные добывающие отрасли народного хозяйства, топливно-энергетический комплекс, автомобилестроение и т. д. Экономическая преступность тормозит развитие производства, отвлекает инвестиционный капитал, подстегивает инфляцию, лишает государственный бюджет значительной части доходов, обостряет существующие экономические проблемы и таким образом становится фактором мощного противодействия происходящим в России преобразованиям.

Характерной особенностью экономической преступности является ее высочайшая латентность. Расхожее сравнение преступности с айсбергом, где учтенная преступность составляет лишь его видимую часть, в первую очередь относится к преступлениям в экономической сфере. По экспертным оценкам специалистов, если в дореформенный период выявляемость тяжких экономических преступлений составляла 5-10% от их реального объема, то к середине 90-х гг. XX в. эта доля сократилась до 1-3%. Причины латентности экономической преступности весьма многочисленны и разнообразны, имеют как объективный, так и субъективный характер. В частности, на показатели зарегистрированной экономической преступности в значительной степени влияют такие субъективные факторы, как наличие политической воли, активизация или, наоборот, ослабление борьбы с соответствующим видом преступлений, нацеленность оперативных аппаратов на их выявление, степень подготовленности и уровень профессионального мастерства оперативных и следственных работников, занимающихся раскрытием и расследованием этих преступлений, и другие.

Понимание высокой латентности преступлений в сфере экономики определяет достаточно критическое отношение к показателям официальной статистики об уровне экономической преступности, к которым тем не менее все же следует обратиться. Так, в 1994 г. в России было выявлено 124 250 преступлений в сфере экономики, в 1995 г. - 211 826, в 1996 г. - 214 367, в 1997 г. - 218 909, в 1998 г. - 252 389, в 1999 г. - 303 282, в 2000 г. - 376 367 преступлений. Таким образом, за эти годы рост зарегистрированной экономической преступности произошел в 3,3 раза.

Примерно также выглядит динамика преступлений, согласно уголовно-правовой классификации, отнесенных к числу преступлений в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ), за 1997-2000 гг. (см. схему). Если в 1997 г. было зарегистрировано 61 689 таких преступлений, то в последующие годы соответственно: 1998 г. - 85 571, 1999 г. - 117 721, 2000 г. - 162 442 преступления (рост в 2,6 раза).

 В общей сложности за три года (1997-1999 гг.) было зарегистрировано 264 981 преступление в сфере экономической деятельности, выявлено 192 862 лица, совершивших такие преступления, и осуждено 90 797 человек. Однако "львиная доля" из числа возбужденных уголовных дел и дел, по которым были вынесены обвинительные приговоры (до 85%), приходится на традиционные экономические преступления: обман потребителей и приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

Аналитики современной экономической преступности в России выделяют ряд наиболее опасных направлений криминализации экономической деятельности. К ним относятся:

сфера кредитно-денежных отношений и банковской деятельности;

рынок ценных бумаг;

сфера внешнеэкономической деятельности;

потребительский рынок;

сфера приватизации государственного и муниципального имущества;

сфера налогообложения.

Кредитно-банковская сфера оказалась наиболее уязвимой для криминалитета в процессе осуществления рыночных реформ. По данным, приводимым Т. В. Пинкевич, в этой сфере было выявлено преступлений: в 1993 г. - 5457, в 1994 г. - И 339, в 1995 г. - 16 154, в 1996 г. -19 748, в 1997 г. - 29 160, в 1998 г. - 34 148, в 1999 г. - 40 592 и, наконец, в 2000 г. - 59 453 преступления.17

Здесь нужно отметить такие преступления, как хищения, совершаемые нередко с участием банковских служащих, мошеннические финансовые операции, незаконное получение и использование кредитов, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, отмывание "грязных" денег, изготовление поддельной отечественной и иностранной валюты, а также ценных бумаг и ряд других опасных преступлений.

Криминальные посягательства в этой сфере отличаются большим разнообразием, особой изощренностью, высоко интеллектуальным характером преступных операций, быстрой адаптацией преступников к новым формам и методам экономической деятельности, применяемым банковским документам, новым электронным платежным средствам, новым технологиям совершения банковских операций. В упоминавшемся выше докладе МВД РФ "О состоянии и мерах усиления борьбы с экономической преступностью и коррупцией в Российской Федерации" отмечалось, что развитие криминальных процессов в кредитно-финансовой сфере прошло несколько этапов. На первом (1992-1993 гг.) доминировали хищения денежных средств банков с использованием фиктивных платежных документов (авизо, чеков "Россия" и т. п.). Обналичивание похищенных сумм производилось с участием почти 900 банков в 68 регионах России. Второй этап (1993-1994 гг.) характерен совершением преимущественно преступлений с использованием финансовых и трастовых компаний криминальной направленности, которыми было присвоено не менее 20 трлн неденоминированных рублей с причинением ущерба от 3 до 10 млн граждан (по разным оценкам). Основными способами, применявшимися преступниками при завладении денежными средствами частных инвесторов, было заключение заведомо невыполнимых договоров займа, траста, страхования и т. д., а также продажа акций и других суррогатов ценных бумаг без денежного и иного материального обеспечения. На следующем этапе (1994 г.) стали распространенными факты незаконного получения и присвоения кредитных ресурсов банков. По оценкам экспертов, задолженность по банковским ссудам на начало 1997 г. составляла более 95 трлн руб.

Материальный ущерб, выявленный только по оконченным производством уголовным делам о преступлениях в денежно-кредитной и финансово-банковской деятельности в период с 1993 по 1996 г., превысил 1,1 трлн руб. По различным оценкам экспертов-специалистов, это составляет от 1 до 10% фактических потерь. В 1997 г. ущерб, причиненный преступлениями кредитно-финансовой системе станы, по данным Следственного комитета МВД РФ, составил 4 трлн 670 960 млн неденоминированных рублей, ущерб же банковской системе превысил 1466 млрд руб.18

В настоящее время широкое распространение имеют мошенничество с использованием фальшивой денежной документации, перелив неконтролируемых капиталов, "отмывание" денежных средств, полученных преступным путем.

Легализация преступно приобретенного капитала, или так называемое "отмывание грязных денег" ("Money Laundering"), является острой криминологической проблемой, хотя количество уголовных дел и лиц, осужденных по ст. 174 УК РФ, невелико: в 1997 г. возбуждено 241 уголовное дело, но осужден 1 человек, в 1998 г. - соответственно - 1003 дела и 8 человек, в 1999 г. - 965 дел, 21 человек. Тем не менее значительные денежные суммы (до 70% доходов, полученных незаконным путем) вкладывается в различные формы предпринимательской деятельности, легальный бизнес через каналы приватизации, акционирования, приобретения собственности. Кроме того, немалая часть доходов от преступной и иной незаконной деятельности легализуется путем обмена на иностранную валюту и перевода за рубеж.

Эта проблема имеет всеобщее значение. Не случайно государства - члены Совета Европы подписали 8 ноября 1990 г. в Страсбурге Конвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, предусматривающую обязательство государств принять законодательные и прочие меры для квалификации разных форм "отмывания" или содействия в "отмывании" преступно приобретенных средств в качестве уголовного правонарушения. Это же говорится и в Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, принятой 12-15 декабря 2000 г. в г. Палермо.19 Отсутствие подобного закона в России, недостаточный контроль деятельности коммерческих банков и в целом недостатки в организации финансового контроля создавали благоприятные условия для отмывания "грязных" денег в России, в том числе полученных и в результате совершения преступлений за рубежом. В результате в начале 2001 г. группой финансовых действий против отмывания денег (FATF) Россия была включена в "черный" список стран, подозреваемых в том, что они способствуют отмыванию денег. Только 28 мая 2001 г. Россия ратифицировала Страсбургскую Конвенцию и наконец после длительных дискуссий принят Федеральный закон от 7 августа 2001 г. "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем", вступающий в силу с 1 февраля 2002 г.

В 90-е гг. отмечается значительный рост такого преступления, как фальшивомонетничество, включающего в себя изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных денег или ценных бумаг. Если в 1989 г. было зарегистрировано всего 52 случая совершения этого преступления, то в 1999 г. - 9311 случаев, а в 2000 г. - уже 16 438 преступлений. Из них: 7949 случаев подделки и сбыта российских денежных знаков и монет на сумму около 5 млн руб., 9066 случаев подделки иностранных денежных знаков на сумму около $4,5 млн; изъято также 317 поддельных государственных ценных бумаг на сумму 207,5 млн руб., 130 поддельных иных ценных бумаг на 241 млн руб. Фальшивомонетчики используют современную технику и технологии (электрографический метод, ксероксы, капельно-струйные принтеры для ЭВМ), позволяющие производить высококачественные фальсификаты.

Высокую общественную опасность, обусловленную большим количеством потерпевших и размерами материального ущерба, представляют преступления на рынке ценных бумаг, связанные с финансовым мошенничеством. За период с 1991 по 1995 г. крупными мошенничествами на рынке частных инвестиций был причинен ущерб в размере 1,9 трлн руб. Потерпевшими от этих преступлений оказались более 735 тыс. граждан. Было выявлено 170 мошеннических фирм, имевших 334 филиала во всех регионах России.

Преступность в сфере внешнеэкономической деятельности характеризуется увеличением нелегальной и полулегальной утечки российских ресурсов в денежной и товарной формах за пределы страны и неконтролируемого ввоза на территорию России и реализации потребительских товаров (в большинстве - некачественных), особенно продуктов питания. Для осуществления контрабандных операций, связанных с экспортом сырьевых ресурсов, преступными группировками широко использовались возможности вывоза товаров на временное хранение и на переработку сырья за границей. Так, крупные партии нефти и других ресурсов вывозились без оформления экспортных контрактов на предприятия Украины и Белоруссии, а затем в нарушение обязательств по временному хранению и переработке реализовывались в Европе и в США. Значительны масштабы злоупотреблений в процессе ввоза и реализации на территории России автомобилей. Этой деятельностью занимаются устойчивые преступные группы с распределением функций по скупке и перевозке автомашин, обеспечению их растаможивания, сбыту, изготовлению поддельных документов. В целом число зарегистрированных случаев контрабанды увеличилось со 101 преступления в 1993 г. до 4371 преступления в 2000 г.

Российское государство несет колоссальные потери от незаконного вывоза капиталов за рубеж, а также от невозвращения из-за границы валютной выручки, полученной от товарных операций. В ежегодном послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации на 2001 г. сообщалось, что отток капиталов превышает $20 млрд в год.20 По экспертным оценкам, экспортерам удается "прятать" за рубежом до 30% валютной выручки. Преступники широко применяют возможности бартерных сделок, занижения контрактных цен на товары при вывозе их за границу. При этом разница в фактической и обозначенной в контрактах цене оседает на счетах в иностранных банках, а затем делится между российскими и зарубежными участниками сделки. Возможности для таких операций существенно увеличиваются, если российский экспортер имеет за границей свою оффшорную или совместную компанию.

В сфере потребительского рынка по-прежнему распространенным преступлением остается обман потребителей. Если в 1993 г. было выявлено 15 тыс. таких преступлений, то в 2000 г. - около 85 тыс. Другим распространенным преступлением является незаконное предпринимательство, выражающееся в занятии предпринимательской деятельностью без регистрации или без специального разрешения (лицензии) или с нарушением условий лицензирования. За 1997-1999 гг. было зарегистрировано 15 603 факта незаконной предпринимательской деятельности.

Одним из основных правонарушений в сфере потребительского рынка является незаконный оборот (производство и реализация) алкогольной продукции, которая во многих случаях является к тому же и фальсифицированной. За период 1993-1996 гг. была пресечена деятельность свыше 5 тыс. нелегальных производств, где изъято около 8 тыс. тонн спирта и одного миллиона декалитров фальсифицированных алкогольных напитков. Фактические объемы производства водки и ликероводочных изделий почти в два раза превышают объемы, приводимые в статистических и налоговых отчетах.

Важнейшей составляющей экономических реформ в России является приватизация государственного имущества. Эта сфера деятельности вызывает повышенный интерес преступных элементов, рассчитывающих в ходе приватизации завладеть за бесценок зданиями, предприятиями и другими объектами государственной или муниципальной собственности. Только в 1993 г. было выявлено 27,7 тыс. преступлений, связанных с приватизационными чеками ("ваучерами"). Массовый характер имело мошенническое завладение приватизационными чеками граждан коммерческими структурами. Вскрыты многочисленные факты занижения балансовой стоимости приватизируемых объектов, продажи в собственность или передачи в аренду с правом последующего выкупа объектов, приватизация которых запрещена, нарушение правил проведения торгов, аукционов, конкурсов, сговор участников торгов, участие в них подставных лиц. Как правило, эти действия связаны с должностными злоупотреблениями или взяточничеством государственных (муниципальных) служащих. По подсчетам специалистов, за семь приватизационных лет упущенная выгода из-за недооценки продаваемой государством только нефтяной собственности достигла $400 млрд, т. е. суммы, в 16 раз превышающей среднегодовой бюджет страны.21

Характерным и одним из наиболее опасных и распространенных проявлений экономической преступности в странах с развитой рыночной экономикой является осуществление различными, подчас весьма изощренными способами уклонения от уплаты налогов. Финансовый ущерб от налоговых преступлений, как правило, превышает ущерб от других видов преступлений в сфере экономической деятельности. На 1 января 1997 г. размер недоимки по налогам составлял 110,5 трлн неденоминированных рублей. По различным оценкам в результате массового уклонения от уплаты налогов государство ежегодно недополучает до 30% причитающихся к оплате обязательных платежей.22

Налоговая реформа в России продолжается, так же как продолжает совершенствоваться работа Федеральной службы налоговой полиции и других налоговых органов, в задачи которых входит выявление налоговых преступлений. Как следствие этого, уголовная статистика фиксирует ежегодное увеличение уголовных дел, возбужденных по обвинению в уклонении от уплаты налогов: 1997 г. - 2713, 1998 г. - 4085,1999 г. - 11 498,2000 г. - 20 662 преступления, из которых 26% приходится на уклонение от уплаты налога или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды со стороны физических лиц, а 74% - со стороны организаций.

Своеобразие экономической преступности, ее форм и методов определяет и характерные особенности личности правонарушителей, виновных в совершении преступлений в сфере экономики, отличающие их от лиц, совершающих насильственные и корыстно-насильственные преступления: значительно более высокая доля женщин среди преступников и лиц среднего и пожилого возраста, напротив, меньший уровень рецидива. Поскольку многие экономические преступления могут быть отнесены к категории "интеллектуальных преступлений", совершение которых требует наличия соответствующих знаний, то образовательный уровень "экономических преступников" существенно выше, чем у других категорий.

Существенные особенности имеют экономические преступники и по своему социальному статусу, и по выполняемым ими социальным функциям. Находясь под очевидным влиянием концепции "беловоротничковой" преступности, Т. В. Пинкевич предлагает по социальному статусу выделять следующие типы экономических преступников:

"бриллиантовые воротнички" - лица из числа представителей государственной политической и экономической элиты;

"золотые воротнички" - лица, выполняющие административно-хозяйственные и административно-распорядительные функции в министерствах и ведомствах (бюрократическая элита), в банковской системе, а также административно-хозяйственные функции в крупных коммерческих и иных организациях;

"серебряные воротнички" - лица, занимающие государственные должности, руководители коммерческих организаций среднего звена, предпринимательская элита, представители кредитно-финансовой и банковской системы;

"белые воротнички" - представители из числа государственных и муниципальных служащих, сотрудники средних звеньев аппаратов управления, руководители региональных предприятий и организаций;

"белые манжеты" - представители из числа руководителей отделов, подразделений, цехов, групп как в государственных, так и в коммерческих и иных организациях;

"голубые манжеты" - частные предприниматели, лица, выполняющие работы по оказанию услуг населению, а также все субъекты экономических отношений, не указанные в вышеперечисленных типах. Каждый из этих типов характеризуется определенными личностными особенностями, системой взаимоотношений, стилем поведения и т. д.23

Развернутая характеристика личности налоговых преступников представлена в исследованиях И. И. Кучерова. По его данным, в 74% случаев налоговыми преступниками являются мужчины; средний возраст злостных неплательщиков составляет 38 лет (наибольшее количество преступлений приходится на лиц в возрасте от 31 года до 40 лет - 36% и от 41 года до 50 лет - 36%); 58% осужденных за налоговые преступления имели высшее или неполное высшее образование; доля ранее судимых составляет менее 7%; только около 4% от общего числа налоговых преступлений совершают граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица; иными физическими лицами, обязанными уплачивать налоги, совершено всего около 1% преступлений.24