4.1. Детерминация и причинность преступности : Криминология - Вандышев В.В. : Книги по праву, правоведение

4.1. Детерминация и причинность преступности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
РЕКЛАМА
<

Без преувеличения можно сказать, что проблема причин преступности является центральной для криминологии. То или иное решение этой проблемы определяет научное содержание криминологической теории и ее практическую направленность.

Представляя собой сложное явление, преступность - результат действия множества обстоятельств, факторов, причин. Следует отметить, что криминология, главными элементами предмета которой выступают преступность и ее причинность, большое внимание уделяет категории причинности. Это неудивительно, поскольку для исследования всей совокупности уголовных правонарушений в ее полноте и разнообразии требуется установить как можно больше обстоятельств, определяющих содержание и структуру изучаемого явления. Данные действия сводятся прежде всего к построению причинно-следственных связей, установлению соотношений тех или иных факторов и условий.

Под причинностью обычно понимают "генетическую связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах ее движения и развития".1 Сущностью причинности является "производство" причиной следствия. Причинность всегда имеет объективный характер.

В общефилософском смысле причинность всеобща, так как нет явлений, которые не имели бы своих причин. В то же время отсутствуют явления, не порождающие тех или иных следствий. При исследовании преступности очень важно исходить из того, что необходима связь причины и следствия. Преступность в данном комплексе выступает следствием действия соответствующих причин и условий.

Необходимо обратить внимание на следующую сторону категории причинности. Она никогда не реализуется в "чистом" виде, освобожденном of присутствия других форм связи. Помимо нее объективно существуют обусловливающая, корреляционная, функциональная, системно-структурная и другие связи (всего 32 вида).2 Выявление этих форм связи имеет важное значение для исследования криминологических процессов. Интегрирующим же понятием, охватывающим все проявления всеобщей связи социальных явлений и процессов, выступает категория детерминации.*

Тем самым причинность, на первый взгляд представляет собой "лишь" одну из форм детерминации. Однако ее роль, по сравнению с другими факторами, влияющими на преступность, значительно выше. Как отмечает В. Н. Кудрявцев, "причинность есть внутреннее содержание детерминации, ее сущность".3

Различия между категориями причинности и детерминированности становятся особенно заметными в процессе исследования преступности на микроуровне. Если исходить из строгого понимания первой, то следует отметить необходимость наличия жесткой связи, предусматривающей неизбежный переход от одного явления (причины) к другому (следствию). Такого рода соотношение можно наблюдать, пожалуй, только при рассмотрении ограниченного числа простейших случаев. Изучая же множество противоправных деяний, криминологи приходят к выводу о многообразии связей подобного рода, их неоднородности и неодинаковом действии в различных ситуациях. Смешиваясь, переплетаясь между собой, они не позволяют установить простые, определенные зависимости.

Такие явления лишь вероятностно определяют возможность совершения преступлений каким-либо числом индивидов; установление конкретного субъекта далеко не всегда представляется возможным.

Одной из наиболее употребляемых в криминологии категорий является "причина". Ее можно определить как "явление, непосредственно обусловливающее, порождающее другое явление - следствие".4 При этом в процессе рассмотрения всего многообразия реальности предполагается выделение лишь некоторой группы явлений или их системы, в рамках которой устанавливается соподчиненное отношение между определенными явлениями и процессами, составляющими криминологический комплекс.

Явление (процесс, событие) выступает в качестве причины другого явления (процесса, события), если:

первое предшествует второму во времени;

первое является необходимым условием (предпосылкой; основой) возникновения второго, и наконец,

первое закономерно (не путать с неизбежностью), а не случайно продуцирует второе.

В нашем случае конкретный фактор может являться причиной лишь какого-либо одного противоправного нарушения. Когда же идет речь о таких сложных явлениях, как преступность, необходимо иметь в виду множество причин, определяя среди них основные и второстепенные, объективные и субъективные, постоянные, временные и прочие. Исходя из этого, А. И. Долгова пришла к выводу о том, что "не существует какой-либо общей, основной, главной причины, которая исчерпывающе объясняет происхождение преступности в конкретных условиях во всем ее разнообразии".5 Критически подойдя к процитированному положению, В. Н. Кудрявцев резонно замечает, что "все дело в том, на каком уровне анализируется поставленный вопрос. Рассматривая проблему причин преступности на наиболее высоком - общесоциальном или, точнее, философском уровне, можно утверждать, что, хотя в разных социально-экономических формациях, в различных исторических условиях причины преступности не одинаковы, все же их объяснение имеет нечто общее: в основе этих причин всегда лежат объективные социальные противоречия".6 Именно с таких методологических позиций и будет рассмотрен нами современный причинный комплекс (см. пп. 5.2 и 5.3 настоящей главы).

Если причины преступности - это негативные явления, вызывающие ее, то условия преступности - это явления, способствующие их действию. Среди условий преступности обычно выделяют объективные и субъективные или внешние и внутренние. Такое деление дает возможность в каждом конкретном случае установить условия воздействия на человеческое поведение извне и влияние внутренних, личностных особенностей индивида на его поступки.

Рассматривая преступность как социальное явление, следует иметь в виду, что оценка одних явлений в качестве причин, а других - в качестве условий всегда будет носить относительный характер. В разных случаях одно и то же явление может выступать либо причиной, либо условием. Тем не менее, иерархическое разделение детерминант преступности на причины и условия позволяет избежать серьезных методологических изъянов так называемой "теории факторов".

В криминологической теории, как и в общественных науках в целом, термин "фактор" применяется достаточно широко. Под ним понимается "причина, движущая сила какого-либо процесса, определяющая его характер или отдельные его черты".7 Факторный подход в криминологии зародился еще в XIX в. (Ч. Ломброзо, Э. Ферри, И. Я. Фойницкий и др.), когда сформировалась упомянутая выше теория. Она выражается в многочисленных концепциях, которые, ставя во главу угла один определенный или группу ведущих признаков (обстоятельств), объясняют их действием содержание, природу, характер изменений изучаемого явления, процесса. Таким образом, в "теории факторов" отдается предпочтение лишь какой-то определенной стороне действия одного или нескольких факторов. В качестве примера можно привести концепции, которые объясняли развитие общества действием ведущей движущей силы - географической средой, демографическими особенностями народов, их психологическим складом, религией, техническим прогрессом.

Истории криминологии известно немало примеров, свидетельствующих о формальном подходе к выбору ведущих факторов, которые, с точки зрения исследователей, определяют сущность преступлений, рассматриваются как главные признаки, доминирующие в процессе правонарушений.

Так, один из активных проповедников теории факторов (ее положения разделяли также представители социологической школы уголовного права Ф. Лист, А. Принс, Г. Тард, другие социологи и криминологи) итальянский социолог Э. Ферри основывал свои взгляды на системе Марселли, разработанной применительно к объяснению причин самоубийств. Эта система включала четыре группы факторов:

космические явления (климат, время года, дня, ночи и т. д.);

этнические и демографические влияния (раса, национальность, антропологические признаки, нравы);

социальные влияния (цивилизация, вероисповедание, образование, торговля и промышленность, государственное хозяйство, густота населения);

индивидуальные психобиологические влияния (пол, возраст, гражданское состояние, профессия, общественное положение, темперамент).

По справедливому мнению авторов курса криминологии, "подход к явлениям общественной жизни с позиции "теории факторов" включил в себя два главных порока позитивизма. Во-первых, он затемнил влияние главных, определяющих развитие общества факторов, таких как способ производства, материальные условия жизни общества, общественные отношения в процессе производства и многие другие факторы, производные от этих основных. Во-вторых, "втягивал" в орбиту исследования преступности конгломерат случайных явлений, произвольно относимых к факторам, определяющим происхождение преступности".8

В современной криминологии термин "фактор" применяется многопланово. Это - и причина, движущая сила рассматриваемого процесса, определяющая его характер, отдельные черты. Это - и группа причин, объединенных каким-либо ведущим признаком, в данном случае выступающая в качестве доминанты развития, изменения изучаемого явления. Это - и простая подмена категорий "причина", "условие", "обстоятельство" понятием "фактор".9 По мнению К. К. Горяинова, фактором можно считать и причину, и условие (необходимое и сопутствующее), и явление, состоящее в функциональной связи и т. д. Под фактором надо понимать определенное свойство социальных процессов и явлений, их взаимообусловленных сочетаний быть двигателем, переменной в формировании и изменениях состояния криминологической обстановки.10

Преступность нельзя рассматривать одномерно, лишь с одной точки зрения. В связи с этим в каждом конкретном случае целесообразно наметить целый ряд ориентиров, целей и задач, которые позволили бы установить наиболее объективную картину исследуемого процесса. В современной криминологии наметилось несколько методологических подходов к установлению причинного комплекса преступности. Некоторые ученые считают, что природа преступлений в целом однородна и бессмысленно подразделять обстоятельства на те, которые влияют на единичное противоправное поведение ("микропреступление"), и те, которые формируют преступность как множество поведений, повторяющихся в какой-либо системе, во времени и пространстве с большей или меньшей частотой ("макропреступление").11 Поскольку причины рассматриваемого процесса являются одними и теми же, то различия состоят в интенсивности их воздействия и в степени зависимости поведения людей от этих факторов.

Другие исследователи представляют себе причинный комплекс преступности весьма многообразным и разнородным и поэтому требующим разделения на иерархические уровни.12 Как справедливо отмечает В. Н. Кудрявцев, "надо признать, что полноценное представление о причинах преступности не может быть получено одним лишь методом микрокриминологического исследования".13 Тем самым вполне плодотворным будет различение:

общих причин преступности;

причин отдельных видов преступлений;

причин конкретных преступлений.

На каждом из обозначенных уровней действуют и соответствующие условия, благоприятствующие развитию причин преступного поведения.


<