3.3. Соотношение социального и биологического в личности преступника : Криминология - Вандышев В.В. : Книги по праву, правоведение

3.3. Соотношение социального и биологического в личности преступника

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
РЕКЛАМА
<

Исследование формирования и развития криминогенной личности предполагает анализ сущности и субстрата человека. Поэтому принципиальное значение имеет правильное решение вопроса о взаимодействии биологического и социального в личности преступника и преступном поведении. В криминологической литературе по этому вопросу высказывались различные суждения и оценки: от крайне биологизаторских до упрощенно социологических. Крайне биологизаторский подход подразумевает признание примата биологической наследственности над социальной и выведение всей содержательной стороны поведения человека из индивидуально-биологических предпосылок. В российской криминологии такой подход в основном связан с этапом становления криминологии (20-30-е гг.). В настоящее время ученые-криминологи едины в признании социальной природы преступности и ее причин, считая, что определяющее значение в механизме преступного поведения имеют социальная среда и социальные качества индивида, а биологические детерминанты не являются причиной преступного поведения, хотя и играют важную роль.

Логической предпосылкой определенного монизма российской криминологии в этом вопросе является материалистическая концепция соотношения видов и форм движения материи. Социальная форма движения материи возникает на основе предшествующих и реализуется через них. Это теоретическое положение подтверждается выводами различных наук (Б. Г. Ананьев, Н. П. Дубинин, А. Н. Леонтьев, К. Маркс).

Единство исходных положений в оценке соотношения социального и биологического не исключает разнообразия точек зрения в понимании частных вопросов. Это во многом объясняется узостью эмпирической базы современной криминологии, что не позволяет во всех подробностях исследовать диалектику социального и биологического.

Индивидуальное развитие личности, формирование неповторимого духовного облика каждого человека происходит во взаимодействии генетической и социальной программ. Социальная программа (материальная и духовная культура человечества) под влиянием воспитания в непосредственном взаимодействии с генетической программой в той или иной мере усваивается индивидом, постепенно становится внутренним содержанием личности. Процесс осуществляется на всех уровнях (от отдельной личности до целого поколения), поэтому нельзя согласиться с высказанной некоторыми учеными-криминологами гипотезой: проблема соотношения социального и биологического в личности преступника и преступном поведении имеет смысл лишь применительно к конкретным преступлениям и преступникам, а не к преступности и ее причинам (П. С. Дагель).

Различные представители того или иного поколения усваивают социальную программу по-разному. Так, люди с врожденными или приобретенными физическими и психическими недостатками образуют особый тип, поскольку они "либо вообще не в состоянии усваивать социальные программы, либо усваивают их в ограниченном объеме".4

Криминологов интересует не вся эта группа людей, а лишь те из них, у кого врожденные или приобретенные физические и психические аномалии, во-первых, повлекли личностные изменения, не исключающие вменяемость, во-вторых, могут привести к преступному поведению.

Эмпирические исследования показали определенное влияние биологических факторов на преступное поведение, что психические и физические аномалии влияют на поведение человека, облегчают, иногда даже стимулируют действие криминальных личностных ориентации (Ю. М. Антонян, С. В. Бородин, Н. Д. Гомонов, В. П. Емельянов, А. П. Закалюк).

Глубже в отечественной криминологии разработана проблема психических аномалий. К психическим аномалиям относятся: алкоголизм, психопатия, остаточные явления черепно-мозговых травм, олигофрения, наркомания, сосудистые заболевания с психическими изменениями, шизофрения в стадии стойкой ремиссии и эпилепсия.

Криминологические исследования свидетельствуют о наличии устойчивых зависимостей между отдельными видами психических аномалий и отдельными видами преступлений. Данные о высоком уровне лиц с психическими аномалиями среди убийц (72%) совпадают с результатами исследований, проведенных в 20-е гг. Для лиц с психическими аномалиями характерно совершение тяжких насильственных преступлений (убийств, телесных повреждений, изнасилований, грабежей, разбоев). Более половины лиц, совершивших эти преступления, имеют различные психические аномалии: алкоголиков больше среди тех, кто совершил тяжкие насильственные преступления (разбой, грабеж, хулиганство); психопатов, лиц, страдающих остаточными явлениями черепно-мозговых травм и органическими заболеваниями центральной нервной системы, - среди тех, кто совершил убийство, хулиганство, изнасилование, грабеж и разбой; для олигофренов характерно совершение изнасилований и хулиганства; для эпилептиков и шизофреников - убийств и хулиганства, а для наркоманов - убийств, хулиганства и краж.5

Наиболее распространенными психическими аномалиями среди преступников являются алкоголизм и психопатия. В состоянии алкогольного опьянения совершили преступления в 1999 г. 488 067 человек, а в 2000 г. - 442 656. Удельный вес от общего числа лиц, совершивших преступления в 1999 г. - 22,6%, а в 2000 г. - 20,3%. Удельный вес психопатов среди совершивших преступления от 13-18% до 68,8%, среди рецидивистов - 76,5%, а по данным некоторых ученых - до 90%.

Эмпирические исследования свидетельствуют, что алкоголизм и психопатия, как правило, сопровождаются формированием криминально значимых черт личности: повышенной раздражительности и агрессивности (в 95% случаев выборочных наблюдений алкоголиков, совершивших насильственные преступления), конфликтностью (в 70%), подозрительностью и мнительностью (в 27%), ревностью, сутяжничеством (в 23%), садизмом (в 9%).6 Исследование экспериментальной группы (163 человека) лиц с психическими аномалиями, совершивших преступления (39,9% - психические аномалии, осложненные алкоголизмом, 33,7% - алкогольная токсикомания, 26,4% - только психические аномалии), показали, что более 60% из них имеют такие характерные черты, как стремление к внешне возбуждающей ситуации, активному протесту против моральных норм, избирательное восприятие информации, подкрепляющей уже сформированные взгляды и представления, возложение вины за нарушение межличностных отношений на окружающих. Подобные особенности были выявлены лишь у 18,2% лиц из контрольной группы психически больных и почти отсутствовали в контрольной группе психически здоровых.7

Таким образом, криминологические исследования подтверждают положение о том, что врожденные и приобретенные психические аномалии могут оказывать заметное влияние (а при заболеваниях, исключающих вменяемость, - решающее влияние) на усвоение человеком социальных программ. Психические аномалии препятствуют усвоению личностью общественных ценностей, установлению нормальных социальных связей, способствуют сужению и однообразности поля ее социальных связей, ее социальной деятельности - в связи с этим и появляется реальная угроза ведения преступного образа жизни. Психические аномалии, не исключающие вменяемость, не определяют социальное содержание личности, а лишь препятствуют ее нормальной социализации.

Психические аномалии способствуют формированию криминогенной личности, однако сама криминогенность психических отклонений всегда зависит от социальных условий формирования и жизни индивида.

Наличие психических и физических аномалий у некоторых преступников еще не свидетельствует о генетических корнях преступности. Во-первых, значительная часть психических и физических аномалий не обусловлена генетически. К сожалению, это обстоятельство редко учитывают в ходе конкретных криминологических исследований. Во-вторых, влияние генетически вызванных заболеваний на развитие и поведение личности может быть скорректировано под воздействием социальной среды и лечения. Коррекция генетических заболеваний может увеличить возможности развития личности или, наоборот, сузить возможности усвоения социальных программ.


<