* ГЛАВА XXXI УСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕСТУПНИКА, СКРЫВШЕГОСЯ С МЕСТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ : Криминалистика. Учебник – Автор неизвестен : Книги по праву, правоведение

* ГЛАВА XXXI УСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕСТУПНИКА, СКРЫВШЕГОСЯ С МЕСТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 
РЕКЛАМА
<

N 1. Общие положения деятельности по установлению преступника

Деятельность по установлению преступника, скрывшегося с места преступления, можно разделить на два этапа: 1) этап выявления указанного лица; 2) этап его изобличения. Выявить преступника - это значит собрать сведения, указывающие на то, что данное конкретное лицо могло совершить расследуемое преступление. В том случае, когда версия по этому поводу при проверке нашла объективное, полное и всестороннее подтверждение, выявленное лицо считается изобличенным. Таким образом, изобличить преступника - значить собрать достаточные доказательства, дающие основание для однозначного вывода о том, что данное конкретное лицо совершило расследуемое деяние. Теоретическую основу этой деятельности образуют положения, формируемые в рамках различных криминалистических теорий и учений (криминалистического учения о способах совершения преступлений, криминалистической виктимологии и т. д.). Особое значение имеют положения таких базовых интегративных теоретических конструкций, как криминалистический предмет познания и криминалистическое учение о поведении преступника. Криминалистический предмет познания отличается от уголовно-процессуального предмета доказывания по содержанию, структуре и объему обстоятельств, подлежащих установлению в уголовном процессе. Первым понятием охватываются не только обстоятельства, подлежащие доказыванию, но и так называемые вспомогательные факты, способствующие установлению элементов системы предмета доказывания. Центральным звеном системы криминалистического предмета познания являются обстоятельства события преступления. К ним примыкают, с одной стороны, события, предшествовавшие преступлению (предкриминальные), с другой стороны, события, последовавшие за преступлением (посткриминальные). В круг предкриминальных и посткриминальных событий включаются только такие, которые находятся в той или иной связи с преступлением. Закономерные взаимосвязи данных событий позволяют использовать знания об обстоятельствах (элементах) одной какой-либо подсистемы для установления неизвестных в данный момент обстоятельств других подсистем. События, о которых идет речь, могут быть связаны с поведением и жизнедеятельностью лиц, ставших жертвами преступных посягательств, с другими материально фиксированными объектами, взаимодействовавшими в ходе преступления (например, с изготовлением, апробацией, реализацией, ремонтом предметов, используемых преступниками в качестве орудия преступления), с поведением лица, совершившего преступление. Одно из ключевых положений криминалистического учения о поведении преступника - рассмотрение указанного поведения в качестве системного целостного образования. Его составными частями являются: 1) поведение преступника до совершения преступления (предкриминальное поведение); 2) поведение преступника в условиях совершения преступления (криминальное поведение); 3) поведение преступника после совершения преступления (посткриминальное поведение). Между этими частями (подсистемами) существует теснейшая связь. Будучи обусловлено в значительной мере предкриминальным поведением, криминальное поведение преступника выступает в качестве важной детерминанты его посткриминального поведения. Тесные связи существуют и между элементами каждой из указанных подсистем. Так, следы, способы, механизм и другие элементы преступления находятся во взаимосвязи и взаимозависимости со свойствами личности преступника, мотивами и целями его поведения, с особенностями криминальной ситуации. В результате этого формируется специфическая отражающая и отражаемая система. Сложившиеся в предкриминальный период психические установки, ценностные ориентации субъекта будущего преступления реализуются в тех или иных наблюдаемых, иным образом фиксируемых в памяти людей и в окружающей обстановке поведенческих, деятельностных актах, в отношениях его к труду, другим людям, правопорядку. Формирующийся по мере этого информационный фонд может стать в дальнейшем достоянием следствия и использован для "вычисления" преступника по образу жизни и способу действий, отразившимся в преступлении. Система носителей и источников информации активно складывается и в том случае, когда указанный объект замышляет совершение преступления и приступает к его подготовке (он может поделиться своими соображениями по этому поводу со своими связями, попасть в поле зрения других людей, оставить следы подыскания или изготовления орудия преступления и т. д.). Закономерный процесс формирования и распространения информации идет при совершении действий в условиях преступления и после него. Все это создает принципиальную возможность и для выявления преступника в растворившей его массе людей после того, как он скрылся с места преступления, и для его изобличения. Решение этих задач осуществляется оперативно-следственным путем на базе применения обширного комплекса криминалистических средств и методов поисково-познавательной деятельности: криминалистического распознавания, прогнозирования, моделирования, анализа и т. д. Особое место в гносеологическом механизме работы в указанном направлении занимает метод идентификации. Результаты идентификационных исследований закладывают основной массив объективного доказательственного фонда следствия. Установление лица, совершившего преступление, нередко опирается на результаты его непосредственной идентификации по мысленному образу в том числе с помощью его "словесного портрета", а также по различным материально-фиксированным следам. Не менее важна и опосредованная идентификация лица, совершившего преступление. Она предполагает решение рассматриваемой задачи, во-первых, путем непосредственной идентификации орудий преступления, сопутствующих преступнику вещей, предметов, использованных им для достижения своих целей, во-вторых, на основе получения достоверного знания о их связи (отношениях) с искомым или проверяемым лицом.

N 2. Выявление лица, совершившего преступление

Существует несколько направлений выявления скрывшегося с места происшествия преступника (преступников). Они обусловлены характером и особенностями обнаруживаемых источников информации о признаках данного лица. В силу этого решение указанной задачи осуществляется: - по материально фиксированным следам нахождения преступника на месте преступления и вблизи от него (следам обуви, окуркам и т. д.); - по материально-фиксированным следам преступного поведения, возникшим в обстановке места происшествия в результате взаимодействия преступника с другими объектами, включая потерпевшего, ответных действий последнего в порядке самообороны (следы применения орудия преступления, пятна крови от повреждений тела преступника и т. д.); - по показаниям потерпевших и очевидцев о признаках внешности преступника, транспорта, на котором он скрылся: - по данным о способе, мотиве, цели преступления, похищенном имуществе и других элементах расследуемого события: - по иным данным, в том числе: а) по результатам разоблачения инсценировки обстановки на месте происшествия; б) по данным о других фактах поведения каких-либо лиц, действия которых показали их незаинтересованность в раскрытии преступления; в) по данным о так называемой виновной осведомленности какого-либо лица в обстоятельствах преступления (например, получение информации о том, что арестованный по другому делу обвиняемый в беседе со своими сокамерниками рассказывал о совершении им и данного преступления); г) по циркулирующим в определенных кругах и сферах сведениям, ставшим достоянием следствия, о возможности совершения преступления каким-либо лицом (такие сведения могут посту пить, например, от администрации ПТУ, завсегдатаев питейных заведений и др.). Названные пути выявления преступника, скрывшегося с места Преступления, могут быть разделены на две группы, поскольку одна из них базируется на результатах криминалистического анализа преступления, а другая - на результатах криминалистического анализа событий пред- и посткриминального характера. При криминалистическом анализе преступления во внимание принимаются все известные на данный момент и предполагаемые обстоятельства содеянного (время, мотивы, цели, способ, механизм его совершения, количество лиц, участвовавших в преступлении, время их нахождения на месте преступления, путь, по которому они прибыли на это место, и т. д.), несущие ту ли иную информацию о признаках преступника (преступников). В условиях работы по "горячим следам" особую значимость приобретают обнаружение и изучение материальных следов преступника и его поведения на месте происшествия и вблизи от него, а также допрос потерпевшего, выявление и допрос очевидцев в целях получения информации о поле, возрасте, кличках и других признаках преступника. Это дает возможность организации преследования преступника по следам ухода с места происшествия, в том числе с помощью служебно-розыскной собаки, осуществления заградительных мероприятий (засад, прочесывания лесных массивов и т. д.), оперативной и процессуальной идентификации искомого лица (в необходимых случаях с использованием изготавливаемых его фото- и изороботов) в местах его возможного нахождения или появления. О некоторых признаках скрывшегося с места преступления преступника (о его половой, возрастной, профессиональной принадлежности, примерном росте, об отдельных анатомических и функциональных признаках) можно судить по обнаруженным на месте происшествия следам рук, ног, зубов, выделений. Во время посягательства на жизнь, имущество потерпевшие нередко оказывают сопротивление преступникам. При этом следует иметь в виду, что о наличии повреждений на теле преступника могут свидетельствовать такие обстоятельства: - обнаружение на месте происшествия или в его окрестностях крови, не принадлежащей потерпевшему; - обнаружение значительного количества крови на месте происшествия, не соответствующее характеру полученных потерпевшим повреждений; - обнаружение крови в таких местах и на таких объектах, на которые она не могла попасть от потерпевшего; - следы применения потерпевшим оружия в порядке самообороны; - следы борьбы. На обстоятельства, свидетельствующие о том, что на месте происшествия происходила схватка, борьба преступника и его жертвы, могут указывать: - характерные нарушения обстановки места происшествия (перевернутая мебель, разбитая посуда, выбитые окна, оторванные части одежды преступника, обломанные ветви кустов, вырванные с корнем растения, сломанные доски, палки и др.); - состояние, количество, локализация, характер повреждений на теле и одежде потерпевшего (оторванные или вырванные с "мясом" пуговицы, разбросанные на полу клочки волос и др.). Основания для предположения, что одежда и тело преступника испачканы кровью потерпевшего, могут возникнуть, если установлено, что: - потерпевшему причинено несколько ранений и ряд ударов нанесен в части тела, уже имевшие кровоточащие раны (об этом, в частности, свидетельствуют брызги крови); - при нанесении повреждения преступник находился на близком расстоянии от жертвы, держал ее, в то время как причиненные повреждения вызвали сильное кровотечение: - преступник хватал, валил, тащил потерпевшего, лежал на нем после нанесения ему кровоточащих ран; - на каких-либо объектах обнаружены окровавленные следы каких-либо частей тела или одежды, обуви, не принадлежащие потерпевшему. В случаях, когда обстановка на месте происшествия или другие обстоятельства дела дают основания полагать, что рассматриваемые факты имели место, это позволяет осуществить целеустремленный поиск преступника, ориентируясь на выявление лиц, на теле или одежде которых имеются (имелись) выше указанные следы. Решение данной задачи осуществляется, в частности, путем: - установления, опроса и допроса граждан, которые находились неподалеку от места преступления, проезжали мимо не го или в одном транспорте с преступником и могли обратить внимание на его внешний вид; - опроса работников, изучение документов предприятий, учреждений, в которые преступник мог обратиться по поводу оказания ему медицинской помощи, чистки его одежды. Выявление преступника может осуществляться с по мощью сведений, полученных при изучении обнаруженных на месте происшествия документов (потерянных документов, удостоверяющих личность; документов на получение вещей, де нежных переводов: счетов-фактур: накладных и т. д.), а также предметов, используемых при совершении преступлений в качестве орудий, брошенных, например, в силу неисправности, транспортных средств и других объектов. В тех случаях, когда орудия преступления и другие того же плана объекты не обнаружены, следователю приходится оперировать логической моделью (образом) отсутствующего оригинала, формируемой на основе анализа следов-отображений, а также данных, полученных в ходе производства судебно-медицинской и криминалистических экспертиз, при допросе потер певших и свидетелей. Сведения о типе, виде объекта, его определенных индивидуальных особенностях, дефектах могут быть положены в основу суждений о личности преступников, их количестве, о том, было ли преступление спонтанным или готовилось заранее. Широкие возможности получения информации о преступнике открываются при обнаружении орудия преступления в процессе расследования (оно может быть брошено, забыто преступником на месте происшествия, в его окрестностях и т. д.). Орудие преступления и имеющиеся на нем следы, образовавшиеся до совершения преступления (в процессе хранения, использования, ремонта и т. д.), могут обладать признаками, указывающими на возможного его владельца или лица, в распоряжении которого оно находилось. Кроме этого, орудие может свидетельствовать о распространенности его среди определенной этнической, социальной или иной группы населения, о профессиональной характеристике лица, совершившего преступление. Установление факта применения одного и того же экземпляра орудия при совершении ряда преступлений позволяет расширить представление о личности преступника (путем суммирования информации о нем, содержащейся в разных делах) и, в частности, решить вопрос (путем выяснения соотношений мест и времени преступлений) о том, является ли он местным жителем или приезжим. "Выход" на преступника в ряде случаев становится возможным на основе выяснения: - где, какими лицами и с какой целью используются однородные с орудием преступления предметы; ~ где и каким образом изготовлено орудие или те или иные его конструктивные элементы; - где оно приобретено: - в каком месте хранилось. Для построения версии о субъекте преступления могут быть использованы данные о регистрации и учете огнестрельного оружия. Для выявления лиц, владеющих незарегистрированным оружием, используются оперативно-розыскные возможности, а также данные, содержащиеся в иных уголовных делах, материалах проверок и других источниках. Следует всегда иметь в виду, что установление владельца оружия, использованного при совершении преступления, еще не означает установление преступника. Требуется доказать, что именно это, а не иное лицо использовало его при совершении преступления. В противном случае можно впасть в ошибку, так как подчас преступники используют оружие, принадлежащее другим лицам, которое ими утеряно, похищено у них или взято на временное пользование под благовидным предлогом. При совершении преступлений нередко используются: 1) угнанный транспорт, принадлежащий государственным или общественным предприятиям и частным лицам; 2) личный транспорт преступника, его родственников, знакомых; 3) закрепленный за преступником транспорт по месту работы. Факт использования преступником транспорта устанавливается путем обнаружения соответствующих следов на месте происшествия или его окрестностях и исключения версии о том, что эти следы могли быть оставлены до или после преступления посторонним транспортом, а также на основе показаний свидетелей и потерпевших. Транспорт (автомашины, мотоциклы, мотороллеры) преступником используются: а) под своими номерными знаками; б) под своими, но завуалированными (например, замазанными грязью) номерами: в) под чужими номерами (снятыми с других машин, похищенными в ГАИ и т. д.). Установление владельца транспортного средства, а через него преступника, осуществляется прежде всего путем использования учетов ГАИ. При проверке установленного владельца транспортного средства следует особое внимание уделять выяснению: - наличия у него транспорта в данное время; - факта эксплуатации машины в период совершения преступления; - внешних повреждений транспорта и дефектов двигателя, системы управления, возникновение которых совпадает со временем преступления; - фактов перекраски, ремонта машины, имевших место в период после совершения преступления. Большое значение следует придавать определению по следам транспорта направлению, в котором скрылся преступник с места происшествия, организации преследования по этим следам, исследованию дорожной ситуации, в которой он, возможно, оказался, выявлению и допросу свидетелей, видевших транспорт преступника, оказывавших ему в пути техническую помощь и другие услуги. Одной из задач криминалистического анализа транспортного средства, места преступления, места, где брошена машина, является выяснение причин, по которым она была брошена в данном месте, определение состояния и изучение схемы транспортных коммуникаций в этом регионе. Эта работа способствует решению задачи определения района жительства, работы, иного возможного пребывания преступника. Следует учитывать, что сам факт использования в связи с совершением преступления автомототранспорта является бесспорным свидетельством того, что преступник обладает знаниями устройства машин и управления ими. А это вносит существенный штрих в создаваемый следователем "портрет" преступника и указывает на тип людей, среди которых его следует искать (настоящие и бывшие водители-профессионалы, "частники" и т. д.). Важное значение для выявления преступника имеет криминалистический анализ похищенного имущества. Прежде всего это предполагает определение и учет в ходе расследования следующих обстоятельств: - вида, назначения похищенных вещей и предметов; - общих и особенных признаков каждой вещи (предмета); - стоимости каждой похищенной вещи и общей стоимости похищенного. Определенные вещи, которые похищаются при совершении преступлений (либо вещи, на которые покушаются преступники), подчас несут информацию об отдельных свойствах, качествах и отношениях участников преступлений: их возрастных, профессиональных, иных особенностях, образе жизни и поведении. Так, убийства в целях завладения транспортными средства ми указывают на то, что преступник умеет управлять тем видом транспорта, который похищен и угнан. Хищение большого числа вещей свидетельствует о том, что преступление совершено группой лиц либо одним человеком за несколько приемов. Для последней ситуации характерно укрытие похищенного неподалеку от места преступления в специально подготовленном либо естественном тайнике, а также сокрытие похищенного в своем доме, в домах, надворных постройках родных, близких и иных связей преступника, находящихся поблизости. Совершение крупного хищения также возможно одним лицом, если похищенное перевозится на автомашине. Достаточно информативны факты хищения вино-водочных изделий из торговых точек. Они, в частности, указывают на склонность преступника к употреблению спиртного (чаще злоупотреблению). Нередко такого рода преступления являются звеном между начавшимся ранее и продолжаемым затем пьянством. На то, какие вещи похищаются, непосредственное влияние часто оказывают профессия, интересы, увлечения преступника. Поэтому не случайно при расследовании, например, преступлений, связанных с завладением наркотических средств, следователи обычно оперируют весьма ограниченным кругом типовых версий о личности преступника и целях преступления. И это правильно, ибо совершение данных преступлений характерно для наркоманов или лиц, занимающихся преступным бизнесом на почве сбыта похищенных наркотиков. Одним из направлений криминалистического анализа похищенного является прогнозирование судьбы дальнейшего движения имущества после того, как оно было похищено и скрыто, т. е. определение, для каких целей та или иная вещь может быть использована в существующем или измененном виде (в домашнем хозяйстве, для переработки и перепродажи, для совершения преступлений и т. д.), а также определение возможных путей и каналов его реализации. Это позволяет более целеустремленно выявлять лиц, в ведении, употреблении которых оно оказалось, и через них выявлять преступника. Данный метод базируется на том, что рано или поздно, в том или ином месте похищенное должно объявиться (в существующем или измененном виде). Работа в этом направлении обычно начинается с составления перечня похищенных предметов, определения их общих и особенных признаков. Решение указанной задачи достигается на основе допроса потерпевших, должностных, материально-ответственных лиц, сторожей, других работников предприятий, а также иных лиц, хорошо знавших эти вещи, проведения инвентаризаций и ревизий, обнаружения документов, в которых зафиксированы признаки похищенного (паспортов на вещи, товаротранспортных накладных, квитанций и т. п.), получения сообщений из организаций, которые изготовили, поставили данные вещи. В тех случаях, когда это возможно и необходимо, следует подобрать (или обеспечить изготовление) точные аналоги похищенных вещей. Это делается следующим образом. Ориентируясь на описание вещи (или предмета), которая похищена, подбирается или изготавливается аналогичная (по виду, цвету, размеру и т. д.) вещь. Затем необходимо удостовериться в том, что аналог по своим основным показателям сходен с оригиналом (это делается путем предъявления аналога для обозрения потерпевшему, члену его семьи, материально-ответственному лицу). После этого объект (и содержащаяся в нем информация) используется: - для организации широкого комплекса заградительных мероприятий, нацеленных на выявление и задержание лиц, похитивших при совершении преступления те или иные предметы; - для опознания аналогов вещественных доказательств свидетелями, потерпевшими, заподозренными лицами, когда оригиналы уничтожены, изменены или отыскать их не удалось. Применяя данный метод при раскрытии преступлений, целесообразно придерживаться следующих рекомендаций: - подбору аналогов должен предшествовать детальный допрос осведомленного лица о приметах подлинных вещей; - подбор аналогов должен производиться в присутствии понятых с оформлением соответствующего протокола: - предъявление аналогов вещественных доказательств для опознания должно проводиться в полном соответствии с процессуальными нормами, регламентирующими порядок опознания. Использование информации о похищенном может осуществляться как в процессе производства следственных действий, так и в ходе оперативных мероприятий. В последнем случае информация о похищенном и его признаках должна быть распространена среди сотрудников органов внутренних дел (вначале среди региональных органов, а при необходимости в областном, республиканском масштабе). Дальнейшая работа предполагает проверку (в том числе документальную) комиссионных магазинов, рынков и других предприятий и мест, в которые может поступить похищенное. Выявлению преступника способствует постановка на учет похищенных вещей (часов, оружия и т. д.). Основание для построения версии о лице, совершившем преступление, возникает в случае обнаружения таких вещей у определенных лиц (в том числе задержанных при совершении других преступлений). Кроме того, криминалистический учет похищенного имущества дает возможность проследить, использовалось ли оно в ходе совершения новых преступлений, и исходя из этого решить вопрос о путях поиска преступника и определения территории, на которой он может быть обнаружен. Преступник может быть выявлен по способу его преступного поведения. Однако обычно это становится возможным, когда в следах такого поведения отобразились определенные навыки, профессиональные и иные знания, возможности, свойства, возрастные и другие особенности преступника. Использование отмеченных данных может оказаться полезным при определении границ территории, на которой следует развертывать поисковые мероприятия, определении групп и типов лиц, подлежащих проверке, исследовании версий, выдвигаемых в отношении конкретных заподозренных. Так, вскрытие хранилищ денег, осуществленное путем взрыва запорных устройств, указывает на то, что преступник обладает специальными познаниями в пиротехнике, имеет доступ лично или через связи к взрывчатым веществам. Использование автогенного аппарата для тех же целей дает основание для вывода о том, что преступник знаком с газосварочными работами. По следам применения указанного аппарата можно сделать вывод об уровне его мастерства в части владения этим аппаратом. Хищение, сопряженное с бессмысленным уничтожением, повреждением вещей, товаров, деталей интерьера и обстановки помещения (т. е. с актами вандализма), характерно для преступного поведения подростков в нетрезвом состоянии. Кроме того, сведения о способах, применяемых преступником в процессе подготовки, совершения преступлений, сокрытия следов содеянного и своего участия в них могут иметь значение, если до или после совершения данного преступления зафиксированы аналогичные преступления. Это позволяет построить версию о совершении всех этих преступлений одним лицом и организовать его выявление на базе объединения информации, содержащейся в разных делах. В остальных случаях данные о способе преступного поведения (деятельности) обычно используются в сочетании с данными о других элементах преступления. В том случае, когда в ходе неотложных действий следствию не удалось обнаружить источник и получить информацию, позволяющую построить версию о совершении преступления конкретным человеком, работа по его выявлению осуществляется по следующей схеме: - определение групповой принадлежности преступника: - определение сферы его поиска; - выявление в данной сфере лиц, сходных по своим признакам с признаками модели преступника; - обеспечение проверки выявленных лиц на предмет выяснения их причастности к расследуемому преступлению. Определение групповой принадлежности преступника -это составление представления о том, к какому классу, к какому социальному слою, группе населения относится устанавливаемое по делу лицо. Решение этой задачи даже на предположительном уровне позволяет очертить круг лиц, среди которых может находиться преступник, построить и приступить к целенаправленной проверке версии о возможной их причастности к содеянному. В основу определения групповой принадлежности преступника может быть положено достоверное знание о каком-либо его признаке (признаках), когда имеющиеся доказательства прямо указывают на это, а также предположительное (вероятное) знание, вытекающее из анализа данных о способе, мотиве совершения преступления. Формируемый комплекс идентификационных признаков может быть комбинированным, в частности, включающим установленные и предполагаемые признаки. Обычно первичные данные позволяют составить представление о довольно большом круге людей, подлежащих проверке, и поэтому сами по себе они, как говорится, не делают погоды. Так возникает задача обеспечения конкретизации исходного множества проверяемых объектов. В этих целях производится классификация, разделение этого множества на группы и подгруппы применительно к системе конкурирующих версий о других, неизвестных признаках преступника (деление на местных и приезжих, судимых - несудимых, взрослых - несовершеннолетних и т. д.). Применительно к каждой выделенной группе составляется свой план работы и в необходимых случаях его выполнение обеспечивается путем привлечения дополнительных кадровых, технических и иных ресурсов. По мере проверки выдвинутых версий количество групп может сократиться путем отбрасывания неподтвердившихся версий и исключения отдельных групп лиц из числа проверяемых. В итоге определяется приоритетная, наиболее реальная группа (или группы) проверяемых лиц, вокруг которой и концентрируются основные усилия и внимание участников расследования. Важное значение для обеспечения рационального и продуктивного поиска преступника имеет задача максимального сужения круга проверяемых лиц. Решению этой задачи способствует получение данных о новых, до этого неизвестных признаках преступника и включение их в число признаков мысленной модели преступника, исключение из круга проверяемых таких лиц, которым не характерны эти признаки, а также тех проверяемых, которые, как показала их проверка, не причастны к преступлению. Определение групповой принадлежности преступника тесно связано с определением сферы его поиска. Иначе говоря, имеется в виду составление представления о том, в какой социальной среде, на какой территории, применительно к какой деятельности и т. д. следует развертывать оперативно-следственные мероприятия по выявлению преступника. В основе решения этих задач лежат соответствующие версии и классификации, строящиеся по фактическим данным, установленным по делу. Указания на сферу поиска преступника могут содержаться в показаниях свидетелей, в материалах исследования некоторых следов каких-либо действий преступника (например, дорожки следов, ведущих от места происшествия в направлении ближайшего населенного пункта). Важное значение для успешного решения данной задачи имеют и результаты комплексного анализа информативных с рассматриваемой точки зрения элементов события преступления, обстановки его совершения, последующих действий преступника, их признаков, взаимосвязей, отношений (в частности, учет наличия неподалеку от места происшествия железнодорожных вокзалов, речных причалов и т. п. объектов, шоссейных дорог, их направления, расстояния от места происшествия до ближайшего населенного пункта, особенностей места обнаружения укрытого похищенного имущества, орудий преступления, брошенных преступниками транспортных средств, орудий и технических средств, использованных при совершении преступления). Как и при конкретизации круга подлежащих выявлению и проверке лиц, классификации сфер поиска могут быть однократными и многократными, осуществляемыми поэтапно по мере включения в мысленную модель преступника новых признаков, установленных в ходе расследования. В основу разделения сфер поиска на составные части (например, города на районы, района на кварталы, предприятий города на группы предприятий) могут быть положены конкурирующие версии, строящиеся с учетом данных, отраженных в криминалистических характеристиках преступлений соответствующей категории. (Полезными в этом отношении могут оказаться обобщенные данные, указывающие на то, совершаются ли преступлено соответствующей категории местными или приезжими преступниками, как далеко от места происшествия они проживают, где они чаще всего проводят свободное время, в каких сферах профессиональной деятельности работают, из каких регионов, мест приезжают для совершения преступлений и т. д.). Криминалистический анализ пред- и посткриминальных событий как направление выявления преступника, скрывшегося с места преступления, также базируется на криминалистическом анализе преступления и обстановки его совершения. Однако его своеобразие состоит в том, что оно предполагает поисковую деятельность, идущую не по прямой линии от потерпевшего, вещественных доказательств и т. д. к преступнику, а от объектов криминалистического анализа события преступления и обстановки его совершения к иным, криминалистически значимым предкриминальным и посткриминальным событиям и уже от них вначале к вероятностно-информационной модели преступника, 9 затем к оригиналу, который заменяет данная модель. Речь в данном случае идет о событиях двух планов: 1) событиях, о которых было известно преступнику, поскольку он является их участником: 2) событиях, о которых преступник, не будучи их непосредственным участником, узнал от других лиц. Номенклатура криминалистически значимых событий весьма разнообразна. Они подразделяются по разным основаниям, в качестве которых используются их собственные признаки, связь с ними преступников, потерпевших, похищенного имущества. На практике в первую очередь принимаются во внимание события, участниками которых являлись потерпевший и преступник (события предкриминального плана), а также те из событий, в которых участвовал только преступник до и после совершения преступления при условии, что эти события имеют какую-либо связь с преступником (например, обусловившие зарождение умысла на совершение преступления, а также события, связанные с подготовкой к преступлению, со сбытом похищенного, укрывательством преступника и т.д.). Выявление и разработка таких событий позволяет установить их участников и проверить последних на предмет причастности их к раскрываемому преступлению. Известны два пути решения этих задач. Один из них базируется на использовании данных, собираемых при изучении личности, образа жизни, поведения потерпевшего, а также лиц, находящихся с ним в родственных, служебных и иных отношениях. (Таким путем выявляются и исследуются события в сфере быта, в местах работы, отдыха, иного времяпрепровождения). При этом преследуется цель, с одной стороны, формирования необходимой свидетельской базы, с другой - выявления лиц, подлежащих проверке на предмет их причастности к преступлению. Особое внимание необходимо уделять лицам, с поведением которых связываются события из разряда улик поведения (например, лицам, подговаривавшим своих знакомых в случае их вызова на допрос дать ложные показания, лицам, которые, узнав о возбуждении уголовного дела, неожиданно и без видимых на то причин бросили работу и скрылись в неизвестном направлении). Второй путь предлагает реализацию знаний о типичных для определенных групп преступников актов их поведения до и после совершения ими преступлений, по поводу которых возбуждены уголовные дела. В литературе он получил название криминалистического анализа оперативной обстановки. В криминалистическом понимании оперативная обстановка - это совокупность имевших место на определенной территории за определенный период времени различных поведенческих актов, существенных с точки зрения раскрытия данного преступления. В содержание оперативной обстановки включаются две группы неоднородных обстоятельств. Это, во-первых, явления, подлежащие официальной регистрации в силу их противоправности и по иным причинам (преступления, иные правонарушения, не подпадающие под действия уголовного закона, прочие регистрируемые, хотя и не противоправные явления типа фактов призыва в армию, смерти и похорон людей и т. п.); во-вторых, факты, события, связанные с жизнедеятельностью населения, поведением людей, хотя и не являющиеся объектами официальной регистрации и учета, но, тем не менее, представляющие оперативно-следственный интерес (коллективные выпивки, гуляния, появление в регионе лиц, имеющих сомнительную репутацию и т. д.). Деятельность по собиранию, исследованию и использованию информации об оперативной обстановке опирается на следующие положения. Следователь исходит из посылки, что неизвестный ему преступник, совершивший расследуемое преступление, является участником и других криминалистически значимых поведенческих актов. Исходя из общей типовой криминалистической модели поведения преступников соответствующей категории, в процессе расследования осуществляется выявление указанных актов на определенной территории за определенный период времени, устанавливаются их участники, которые затем проверяются на предмет причастности их к раскрываемому преступлению. Исследование оперативной обстановки может осуществляться как в пределах сравнительно небольших (село, микрорайон, район, город районного значения), так и значительных по территории регионов (в масштабах группы смежных районов, области, нескольких областей и т. д.). Вопрос о том, какой период времени при этом следует охватить, также не имеет однозначного ответа. Иногда эффективно исследование обстановки лишь за период нескольких часов до или после преступления (подчас и до, и после). Чаще охватываются большие по продолжительности периоды времени (сутки, несколько суток, месяц и т. д.). Реализация данного метода предполагает в первую очередь выявление других преступлений, предположительно связанных: 1) с подготовкой преступления, которое раскрывается (например, при раскрытии убийств, совершенных с применением огнестрельного оружия, анализируются дела о нераскрытых кражах того же типа оружия, разбойных нападениях, сопряженных с завладением таким оружием); 2) с совершением данного преступления: 3) с обеспечением безопасного отхода преступника с места преступления, с сокрытием следов содеянного, с попыткой избежать задержания, разоблачения; 4) с реализацией возможностей, открывшихся в результате преступления (сбыт похищенного, использование поддельных документов и т. д.). Наряду с этим анализируются сходные в части каких-то элементов преступления, совершенные лицами, находящимися в период совершения раскрываемого деяния на свободе. При этом следует иметь в виду, что степень сходства отдельных элементов или эпизодов преступной деятельности может быть различной. Обусловлено это конкретными возможностями преступника, обстановкой содеянного, особенностями объектов посягательства и другими обстоятельствами объективно-субъективного характера. Может возникнуть необходимость и в анализе преступлений, вообще не имеющих сходства ни с точки зрения их уголовно-правовых, ни с точки зрения криминалистических характеристик с тем, которое раскрывается, поскольку общая антиобщественная ориентация лиц, вставших на преступный путь, нередко проявляется в различных, подчас существенным образом отличающихся (как по форме, так и по содержанию) акциях, подпадающих под действие уголовного закона. Сведения по этому поводу могут быть получены в различных источниках (путем опроса местных жителей; изучения архивных уголовных дел, а также дел о не раскрытых преступлениях, по которым проводится расследование; анализа так называемых отказных материалов в органах дознания; книг учета происшествий в гор(рай)отделах органов МВД; материалов и учетных данных станций скорой медицинской помощи и т. д.).

N 3 Изобличение преступника, скрывшегося с места преступления

Деятельность по изобличению преступника представляет собой процесс, направленный на: а) собирание недостающих данных, характеризующих указанное лицо и его поведение; б) использование знаний о преступлении и преступнике при организации и осуществлении работы по его идентификации, по проверке, уточнению накопленного доказательственного фонда, пополнению его доказательствами, которые до выявления преступника не могли быть обнаружены. На начальной стадии этой деятельности, а она в необходимых случаях осуществляется в тайне от заподозренного, который может и не догадываться о том, что попал в поле зрения следователя, целесообразно в первую очередь убедиться, мог ли заподозренный в силу своих личностных качеств и отношений (физических, психологических, возрастных и иных свойств) совершить данное преступление, имел ли он для этого объективную возможность. В этих целях проводятся следующие мероприятия: - обеспечиваются оперативный сбор так называемых установочных данных о преступнике, его образе жизни, связях; - собранные в ходе этой работы данные сопоставляются с имеющимися в деле сведениями для решения вопроса о том, насколько органично они вписываются в вероятностную информационную модель преступника и его поведения, не противоречат ли ей; - проверяется, нет ли у заподозренного алиби. Наряду с этим выясняется: располагал ли заподозренный (и его связи) средствами и возможностями, которые реализованы при совершении преступления (транспортным средством, огнестрельным оружием, определенными профессиональными навыками, знаниями и т. д.); какую одежду, обувь носил заподозренный в тот день (ночь), когда было совершено преступление, какие у него в этот период времени имелись другие вещи, предметы, которые могут иметь значение для дела, где они находятся в данное время, не подвергались ли каким-либо изменениям после преступления (переделке, ремонту и т. д.): чем он занимался в период, непосредственно предшествующий преступлению и сразу после этого события, с кем контактировал, куда ездил, ходил; знал ли заподозренный потерпевшего, в каких отношениях находился с ним и членами его семьи: не видел ли кто его в районе места происшествия в интересующий следствие период времени: какую роль в содеянном мог он играть, если преступление совершено группой лиц. Исследование этих вопросов вначале целесообразно осуществлять оперативным путем. Затем собранные в ходе оперативно-розыскных мероприятий данные следует внимательно проанализировать и реализовать путем проведения следственных действий, в частности, путем допроса заподозренного, его родственников, иных, хорошо знавших его лиц. Показания указанных лиц, все их заявления и приведенные доводы должны быть тщательно проверены. Кроме того, работа по изобличению преступника предполагает: - организацию и осуществление различных идентификационных исследований, прежде всего соответствующих криминалистических экспертиз: - поиск, обнаружение, осмотр и исследование следов на теле заподозренного, его одежды, других вещей, которые он носил или имел при себе в то время, когда было совершено преступление; - поиск вещей, ценностей, документов, иных объектов, которыми преступник завладел во время совершения преступления, а также предметов, устройств, приспособлений, других предметов, которые он использовал для проникновения на место происшествия для вуалирования своей внешности, сокрытия следов и факта совершения преступления, следов изготовления, ремонта, апробации средств преступления, сырья, материалов, которые могли быть использованы им при изготовлении указанных средств, их осмотр, изъятие и исследование в случае обнаружения: - поиск транспортных средств, брошенных преступником, возвращенных их владельцам, исследование обнаруженных на этих объектах следов, указывающих на то, что они эксплуатировались во время совершения преступления и это делалось преступником: - собирание данных о том, что заподозренный имел в своем ведении орудия, предметы, иные объекты, использованные при совершении преступления, которые позднее у него исчезли (проданы, утеряны, уничтожены и т. д.): - выяснение, вопроса, не совершил ли заподозренный другие правонарушения до и после раскрываемого преступления; - выявление и допрос лиц, которым он мог рассказать о совершенном им преступлении, показать орудие преступления, похищенные вещи, сбыть их, передать на хранение и т.п., а также лиц, располагающих иной информацией, указывающей на возможность совершения им преступления. При допросе лица, заподозренного в совершении расследуемого преступления, необходимо, во-первых, получить как можно более полные, развернутые, предельно конкретизированные показания по всем обстоятельствам, имеющим значение для дела, во-вторых, обеспечить скрупулезную проверку, а также закрепление всех сообщенных сведений и, в первую очередь, о тех обстоятельствах, которые до этого не были известны следствию (например, о месте нахождения орудия преступления, похищенных вещей); в-третьих, тщательно проанализировать и оценить полученные в ходе этой работы данные с точки зрения их объективности, полноты, достаточности и непротиворечивости другим собранным по делу доказательствам. При обнаружении противоречий между сведениями, полученными от и с помощью подозреваемого (обвиняемого), и данными, почерпнутыми из других источников, должны быть приняты меры по их устранению (повторные допросы, очные ставки, назначение экспертиз и т. д.).


<