1. Понятие эмпирического предвидения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 

В конце 1960-х гг мое внимание привлекла про-

блема прогнозирования в криминалистике Толчком к

исследованию послужила идея формирования общей

теории криминалистики, которая — как всякая дей-

ствительно научная теория — должна была бы обла-

дать прогностической функцией В результате своеоб-

разных пилотных исследований я пришел к выводу,

что прогнозирование в криминалистике должно стать

естественным дополнением криминологических прогно-

зов о динамике и изменениях преступности задача

криминалистических прогнозов — определение воз-

можных путей развития средств, способов и методов

борьбы с такой изменившейся преступностью В 1970 г

на базе этого вывода я попытался сформулировать

основные положения новой частной криминалистичес-

кой теории — теории криминалистического прогнози-

рования1

В последующих работах 1979—2000 гг я неодно-

кратно возвращался к содержанию этой теории Мои

представления о ее предмете, о направлениях кри-

миналистического прогнозирования не менялись речь

в ней идет о научных криминалистических прогнозах

развития массовых явлений и процессов, поскольку в

1 См    Белкин Р  С   Ленинская теория отражения и методологи-

ческие проблемы советской криминалистики МД970

 

146

Криминалистика   проблемы сегодняшнего дня

 

основании этих прогнозов лежит знание о закономер-

ностях развития прогнозируемых явлений и процессов,

проявляющих себя как тенденция, т.е. как статисти-

ческие закономерности, не обеспечивающие достовер-

ных результатов при их приложении к единичному яв-

лению, процессу, обстоятельству. Иными словами,

можно прогнозировать появление новых способов со-

вершения преступлений того или иного вида, но на-

учно прогнозировать появление нового способа совер-

шения конкретного преступления, как говорится,

"здесь и сейчас", невозможно; его можно лишь пред-

полагать, чисто эмпирически предвидеть. Ситуация

сходна с использованием теории вероятностей: резуль-

таты ее приложения к массовым явлениям практичес-

ки достоверны, к единичному явлению — вероятны.

Кроме того, разработка криминалистического прогно-

за, как, впрочем, любого научного прогноза, требу-

ет столь значительных усилий, использования такой

обширной и разноплановой информации, что обуслов-

ливает чисто техническую невозможность удовлетво-

рения сиюминутных потребностей практики.

Хотя терминология теории криминалистического

прогнозирования используется многими авторами, но

серьезными исследованиями в этой области занимают-

ся лишь двое. В 1993 г. в Москве вышла в свет моно-

графия Л.Г. Горшенина "Основы теории криминалисти-

ческого прогнозирования", ставшая основой защищен-

ной им в следующем году докторской диссертации, а

в 2000 г увидело свет фундаментальное исследование

Г.А. Зорина "Криминалистическая методология"

(Минск). Хотя Л.Г. Горшенин посвятил свои работы в

основном научным (в буквальном смысле слова) кри-

миналистическим прогнозам, но в нескольких местах

монографии он пишет о "текущих прогнозах", напри-

мер, действий преступника или его поведения в мо-

мент задержания и др.1 Г.А. Зорин же пишет о прогно-

зировании в текущей деятельности следователя, иног-

1 См   Горшенин Л Г Основы теории криминалистического про-

гнозирования М, 1993 С  102 и др

 

Глава VII Научный прогноз и эмпирическое предвидение 147

да называя такое прогнозирование криминалистичес-

ким предвидением. По его мнению, "криминалистичес-

кое прогнозирование — это процесс разработки про-

гнозов при расследовании уголовных дел Задачи кри-

миналистического прогнозирования органично сочета-

ются с задачами расследования преступлений"1. Из

дальнейшего изложения становится ясно, что автор

вовсе не имеет в виду то, что следует именовать на-

учным прогнозом в принятом смысле этого понятия.

Действительно, в своем первоначальном значении

(от греч. prognosis — предвидение, предсказание) про-

гноз, как предсказание, относился лишь к конкретно-

му единичному явлению, процессу, например пред-

сказание о ходе болезни. Но в науке утвердилось по-

нимание прогноза как вероятностного суждения о бу-

дущем на основе специального научного исследования

перспектив развития различных множеств.

Разумеется, всякое предсказание, предвидение —

это тоже прогноз, мысленное проникновение в буду-

щее. Но требования языка науки диктуют необходи-

мость однозначного употребления используемых науч-

ных терминов, а такое расширительное толкование

прогноза эту однозначность не обеспечивает, посколь-

ку применительно к конкретному акту расследования

понятие научного прогноза не приложимо.

На различие в содержании этих понятий я впер-

вые обратил внимание в 1997 г в своем "Курсе кри-

миналистики". Я писал, что различие между научным

криминалистическим прогнозом и практическим, эмпи-

рическим предвидением очевидно. "Эмпирическое

предвидение, осуществляемое в повседневной работе

следователями, оперативными сотрудниками, экспер-

тами, базируется на их личном, профессиональном

опыте, характеристике следственной ситуации, дан-

ных о проходящих по делу лицах и т.п. и преследует

цель решения конкретной "сиюминутной" задачи Это

не научный прогноз, поскольку такое предвидение ос-

' Зорин Г. А. Криминалистическая методология Минск, 2000 С 99

и др

 

148

Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня

 

новывается на иных исходных данных, формируется

не по методике научного прогноза и может быть

даже чисто интуитивным"1.

Я считал и считаю, что эмпирическое предвиде-

ние, как явление, родственное по своей направленно-

сти и могущее основываться, помимо прочего, и на

научном криминалистическом прогнозе, заслуживает

специального исследования в рамках криминалисти-

ческой теории прогнозирования. Задача такого иссле-

дования — определить исходные основания для эмпи-

рического предвидения, круг решаемых с его помо-

щью задач, пути реализации таких эмпирических ги-

потез и др.