§ 2. Особенности методики расследования сексуально-садистских убийств<span lang=UK style='mso-ansi-language:UK'> : Криминалистика - Крылов И.Ф. : Книги по праву, правоведение

§ 2. Особенности методики расследования сексуально-садистских убийств

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 
РЕКЛАМА
<

При расследовании сексуально-садистских убийств важными, но и весьма трудными задачами являются: 1) установление сексуально-садистского характера события; 2) выявление основного (сексуального) мотива; 3) поиск и изобличение преступника. Для решения этих задач необходимы: 1) сбор и анализ данных, характеризующих жертву; 2) сбор информации о способе совершения убийства; 3) определение разновидности сексуального убийства; 4) криминалистический анализ

оперативной обстановки, складывающейся при совершении серии убийств1.

Данные, характеризующие потерпевшего. Следственно-судебная практика свидетельствует о том, что в ряде случаев преступник был знаком с потерпевшим. Кроме того, исследования показали, что между персонографическими данными, потребностями и интересами жертвы и преступника существует определенная зависимость. Поэтому сбор и анализ информации, относящейся к личности потерпевшего, его образу жизни, поведению и т. д., может способствовать выдвижению обоснованной версии о личности преступника. Такая информация необходима и для постановки задач органами дознания, ведущими оперативно-розыскную работу по делу, а также для использования возможностей криминалистических и иных учетов. Ряд данных, характеризующих преступника, легче реконструировать при сопоставлении их со сведениями о жертве. Помимо этого анализ сведений о потерпевшем необходим для сбора информации о способе совершения преступления, о разновидности сексуального убийства, для поиска вещей, похищенных преступником, и правильной квалификации содеянного.

Исходя из вышеизложенного, в процессе расследования целесообразно получить следующие данные о потерпевшем: пол, возраст, физическое развитие (походка, жестикуляция, мимика, дефекты речи и т. д.); наличие заболеваний, физическое состояние (беременность, алкогольное или наркотическое опьянение и др.); сексуальная характеристика, уровень интеллектуального развития, черты характера; социальное положение, профессия, место работы, учебы, сфера интересов; состав семьи, характер взаимоотношений в ней; образ жизни, привычки; индивидуальные особенности внешности и фигуры; группа крови, потожировых отделений и др.

Кроме того, полезно получить ответы на следующие вопросы: 1) находилась ли потерпевшая (потерпевший) под следствием и судом, была ли осуждена, отбывала ли наказание; 2) каковы одежда, обувь, головной убор, украшения, были ли на жертве часы, имелись ли ценности, документы, деньги т. п.; 3) является ли потерпевшая (потерпевший) местной жительницей

или приезжей, ее национальность; 4) находилась ли жертва преступления с кем-либо в неприязненных отношениях; 5) нет ли в окружении жертвы лиц, которых можно было подозревать в причастности к убийству; 6) не произошло ли накануне убийства каких-либо событий в ее жизни; 7) обладала ли жертва ценностями или имущественными правами, которые могли стать объектом посягательства и мотивом убийства; 8) если убийство совершено не по месту жительства, по какой причине она могла оказаться в районе нападения?

Информация о способе совершения убийства. В процессе расследования сексуально-садистских убийств собирается и тщательно исследуется информация, характеризующая способ совершения убийства. При этом первостепенное внимание уделяется выяснению следующих вопросов: изучал ли преступник образ жизни и личность жертвы; использовал ли легенды и соответствующие ей атрибуты, которые облегчили бы ему вступление в контакт с жертвой; применял ли он какие-либо средства, маскирующие его действия при подготовке преступления; нет ли виновного среди лиц, вступивших в контакт с жертвой по роду выполняемых профессиональных обязанностей (врач, работник коммунальных служб и т. д.); есть ли данные, указывающие на то, что жертва была приведена в беспомощное состояние; есть ли свидетельства совершения жертвой и преступником каких-либо совместных действий, предшествующих нападению (например, совместное распитие спиртных напитков); есть ли следы, указывающие на совершение изнасилования или полового акта в извращенной форме; есть ли на теле жертвы следы укусов, прижигания и т. д.; были ли какие-либо манипуляции с телом жертвы, ее обувью, одеждой, вещами, указывающие на сексуальный характер этих действий; производились ли действия, направленные на уничтожение, фальсификацию, маскировку следов преступления; изменена ли обстановка, поза трупа, состояние одежды с целью замаскировать мотив преступления; фиксировал ли преступник каким-либо образом информацию, относящуюся к совершению или подготовке преступления.

Выясняются и другие вопросы, так или иначе характеризующие способ совершения сексуально-садистского убийства.

Определение разновидности сексуального убийства. Каждая из разновидностей сексуального убийства представляет собой определенную систему взаимообусловленных действий и приемов, связанных единым замыслом: мотивом, целью, направленностью умысла и другими факторами, знание которых позволяет более точно судить о субъекте этих действий.

Информация, которую необходимо собрать для определения разновидности сексуального убийства, дополняет сведения о способе его совершения. Для получения указанной информации в процессе расследования необходимо установить существование признаков: 1) свидетельствующих о совершении убийства группой лиц; 2) указывающих на характерные особенности способа совершения данного сексуально-садистского убийства, включая наличие: а) сложных сочетаний многочисленных телесных повреждений на трупе, в том числе в области половых органов, молочных желез, ягодиц и пр.; б) единичных ран, нанесенных рубящим, колюще-режущим или колющим оружием в область половых органов, молочных желез, ягодиц и пр., которые могут иметь для преступника фетишистские значения; в) телесных повреждений, указывающих на истязание жертвы; г) отчлененных у жертвы органов, в том числе половых; д) следов, связанных с обезображиванием жертвы.

Кроме того, выясняется: 1) не проявлял ли преступник на месте преступления кроме садизма иные формы сексуальной извращенности; 2) какими особенностями отличается место нападения и убийства; как далеко оно находится от дома жертвы; расположено ли оно в жилом или нежилом помещении (квартира, подвал, чердак); находится ли оно в черте города, населенного пункта или за его пределами (пустырь, лесополоса и т. д.); 3) сколько времени преступник провел на месте преступления; не связана ли длительность его нахождения в том месте с действиями по удовлетворению извращенных сексуальных потребностей.

Проверка причастности подозреваемого к преступлению. При появлении фигуры подозреваемого проводится комплекс следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на проверку причастности подозреваемого к совершению сексуально-садистского убийства. Ориентиром для органов расследования может служить программа действий, основанная на программно-целевом методе расследования убийств2.

В целях указанной проверки органам расследования надлежит: 1) установить привычки подозреваемого и образ его жизни; 2) проверить алиби по фактам совершения преступлений; 3) выявить факты хищения и реализации имущества, похищенного при совершении сексуально-садистских убийств; 4) установить, обладает ли он орудиями, примененными при совершении убийства; 5) организовать поиск транспортных средств, если они использовались при совершении убийства; 6) определить места возможного сокрытия трупа, его частей, похищенного имущества, одежды, обуви и т. п.; 7) получить образцы для сравнения со следами, обнаруженными на месте преступления; 8) установить факты уничтожения одежды, ее стирки с целью уничтожения следов крови и выделений; 9) организовать поиск записей, дневников, других материалов, в которых может быть зафиксирована информация, свидетельствующая об осведомленности подозреваемого о деталях преступления; 10) выявить свидетелей (среди знакомых, родственников, сожителей), могущих дать показания об интимной, половой жизни подозреваемого.

Криминалистический анализ оперативной обстановки. Сексуально-садистские убийства являются, как правило, преступлениями повторяющимися, серийными. Следственная практика знает случаи, когда к моменту задержания преступник совершал несколько десятков убийств. Так, Чикатило за длительный период совершил в Ростовской области и прилегающих областях 53 убийства. Поэтому при расследовании дел рассматриваемого вида необходим анализ оперативной обстановки, складывающейся в определенном регионе в конкретный период. Цель такого анализа состоит в том, чтобы выявить другие преступления, совершенные одним и тем же преступником.

Суть данного анализа состоит в следующем. Следователь исходит из посылки, что известный преступник, совершивший сексуально-садистское убийство, является участником и других криминальных действий, которые были зафиксированы в каких-либо материалах или учетах. Речь может идти как об аналогичных преступлениях, так и о преступлениях иного характера либо вовсе о правонарушениях, уголовно не наказуемых. Суммируя информацию, полученную в результате изучения указанных материалов, следователь выявляет дополнительные сведения о преступнике. В результате возрастает вероятность его обнаружения. Установление виновного лица по одному эпизоду позволяет в конечном счете раскрыть всю серию убийств.

Анализ, о котором идет речь, выполняется после проведения первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Он направлен на вычленение тех характерных признаков, которые могут быть использованы в процессе поиска преступника, и ранее неизвестных эпизодов его преступной деятельности. К таким признакам могут быть отнесены: 1) данные, характеризующие личность и социальный статус жертвы (пол, возраст, стереотипное поведение, социальное положение, интересы и т. д.); 2) одинаковый или сходный способ совершения преступления (время, место, способ нападения, орудия преступления и т. д.); 3) однородный характер последствий преступных действий (следов, оставленных на теле и одежде жертвы, на месте происшествия и т. д.); 4) содержание профессионального или преступного навыка (владение определенными орудиями и инструментами; умение выполнять те или иные технологические операции; навыки поведения, связанные с подготовкой и сокрытием своего участия в преступлении; познания и осведомленность в конкретной области знаний и деятельности и др.); 5) наличие характерных бытовых и преступных привычек (выполнение некоторых действий неизменным, совпадающим во всех деталях способом); 6) одинаковые цель, мотив, направленность преступного умысла; 7) следы и явления, свидетельствующие о сходных по характеру сексуальных отношениях; 8) похищение с места происшествия похожих вещей, одежды, предметов, в том числе принадлежащих потерпевшему; 9) одинаковая или сходная временная зависимость или взаимосвязь между отдельными действиями преступника; 10) одинаковые или сходные элементы описания внешности, одежды и других соответствующих атрибутов и свойств возможного преступника (запах, особенности речи, походка, наличие портфеля, сумки, папки, очков, украшений, автомашины и пр.).

Следует иметь в виду, что перечисленные и подобные признаки в каждом конкретном случае могут проявляться с некоторыми отклонениями, вариациями, но с сохранением общих типичных характерных черт.

При выявлении признаков, свидетельствующих о серийном характере преступлений, совершаемых одним преступником, а также при "просеивании" массива поступающей информации, в которой из-за большого объема можно "утонуть", необходимо учитывать ряд важных моментов, отражающих специфику сексуально-садистских убийств.

Последствия сексуально-садистских убийств могут иметь неочевидный характер, особенно в тех случаях, когда нападение не удалось завершить, когда жертва по тем или иным причинам сумела избежать нападения или каким-то образом освободиться от преступника, приготовившегося к нападению или начавшего его осуществлять. Поэтому, как уже отмечалось, одной из сложных проблем является установление относимости тех или иных выявленных криминальных фактов к деяниям, имеющим сексуально-садистский характер.

При выявлении серийного характера убийств основным критерием нередко служит пол или возраст жертвы. Например, в одну серию группируются дела, в которых жертвами являются либо подростки, либо девушки, либо пожилые женщины и т. д. Следственная практика показывает, что нельзя абсолютизировать подобные признаки. По целому ряду дел преступник выбирал жертвы, которые относились к различным условным группам, отличающимся по полу, возрасту и т. д.

Удовлетворение извращенных сексуально-садистских потребностей преступник может реализовать, повторяя все детали в каждом из эпизодов серии. Но под влиянием различных факторов возможны и отклонения. Во-первых, они бывают связаны с неодинаковым поведением жертвы, характером происходящего, особенностями складывающейся обстановки. Во-вторых, у преступника может еще не сформироваться стереотип поведения, адекватно отвечающий его потребностям, и каждый криминальный акт будет новым шагом к нему. В-третьих, формирование перверсии может характеризоваться изменением типа избираемой жертвы, выражающимся, например, в увеличении возраста и степени физического развития жертвы либо, наоборот, в уменьшении этих характеристик (от малолетнего к подростку, либо от женщины к малолетней и т. д.). Иногда такая тенденция наблюдалась очень отчетливо, особенно в случаях, когда серия могла разворачиваться в течение длительного времени из-за неспособности правоохранительных органов установить преступника и пресечь его криминальные действия.

Существует, по-видимому, определенная взаимосвязь между количеством совершенных криминальных действий, с одной стороны, и возрастом виновного, а также степенью садистской доминанты - с другой. Эта взаимосвязь состоит в том, что, чем старше преступник, чем больше преступлений им совершено, тем более тяжкую и извращенную форму приобретают его сексуально-садистские действия. Данную закономерность следует иметь в виду при анализе оперативной обстановки и отборе тех криминальных эпизодов, которые могут быть включены в серию сексуально-садистских убийств, совершаемых одним и тем же лицом.

При расследовании серийных преступлений почти постоянно возникает вопрос о периодичности (или цикличности) совершения криминальных актов, а также о частоте их совершения в определенный отрезок времени. Иначе говоря, встает вопрос: как часто, с какой периодичностью преступник совершает убийства, когда ждать следующего криминального акта?

Пока эта проблема изучена явно недостаточно, и научно-практические исследования в этом направлении должны быть активизированы. Но уже сейчас можно привести отдельные примеры решения указанной проблемы. Например, следователь Иркутской областной прокуратуры Н.Н. Китаев предпринял попытку связать возникновение и реализацию преступного умысла с положениями биоритмологии. С помощью биоритмолога он установил, что обвиняемый Кулик совершал сексуально-садистские убийства в дни либо полнолуния, либо новолуния3.

При установлении указанной закономерности следует различать истинную и зафиксированную в криминальном акте периодичность удовлетворения сексуальных потребностей. Понятно, что зафиксированными случаями не охватываются ситуации, когда преступник между совершениями криминальных актов удовлетворяет свою страсть иными способами, например с помощью фетишей.

Источниками информации о событиях, подлежащих исследованию при анализе оперативной обстановки, могут быть: 1) материалы уголовных дел, находящихся в производстве, приостановленных, а также рассмотренных судом; 2) материалы предварительных проверок и так называемые отказные материалы, по которым принято решение об отказе в возбуждении уголовного производства; 3) данные розыскных "ориентировок", поступающих из других регионов; 4) профилактические дела, имеющиеся в подразделениях уголовного розыска, в инспекциях по делам несовершеннолетних, а также материалы об административных правонарушениях; 5) материалы инспекций госпожнадзора, ГИБДД, ОБЭП и других служб органов внутренних дел; 6) данные криминалистических учетов, справочных картотек и коллекций органов внутренних дел; 7) данные оперативно-справочных и оперативно-розыскных учетов, а также автоматизированных информационно-поисковых систем розыскного назначения; 8) данные учетов учреждений здравоохранения, военных комиссариатов и т. д.; 9) сообщения и заявления граждан, должностных лиц, государственных и общественных организаций; 10) данные органов дознания, полученные оперативным путем.

Значительную помощь при проведении аналитической работы с информацией, относящейся к сексуально-садистским преступлениям, оказывает систематизация полученных сведений. Практика выработала различные формы такой систематизации: создание картотеки выявленных преступлений с признаками сексуально-садистских убийств; ведение картотеки лиц, заподозренных в совершении сексуальных убийств; составление карт региона совершения сексуально-садистских убийств, на которых фиксируются места их совершения, условный географический центр, свободный от преступлений, вероятные маршруты передвижения преступника и его жертв, вероятный район его проживания. Подобный метод систематизации полученной информации был применен при расследовании дела по обвинению Михасевича. В результате анализа 27 уголовных дел о сексуально-садистских убийствах были составлены подробные схемы с указанием маршрутов следования большинства жертв. Оказалось, что эти маршруты вели к Полоцку, а в Полоцком районе было совершено 19 убийств. Это явилось основанием для вывода о том, что преступник живет в этой зоне, что в свою очередь позволило значительно сузить круг населенных пунктов, в которых следовало его искать.

Использование специальных познаний при расследовании сексуально-садистских убийств. Специфика сексуально-садистских убийств диктует необходимость привлечения к их расследованию специалистов - психиатров и сексологов. Помощь этих лиц может использоваться в трех основных направлениях.

Во-первых, при проведении первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Специалисты могут оказать помощь следователю и оперативным работникам: 1) в сборе и систематизации доказательств, относящихся к сексуальной мотивации действий виновного и его личности; 2) в правильной оценке и интерпретации информации, относящейся к событию преступления, обусловленности выбора жертвы и способа преступных действий; 3) в исследовании собранной информации и выдвижении версий о чертах личности виновного в психиатрическом и сексологическом аспектах; 4) в отборе и изучении тех признаков, которые могут быть обнаружены в процессе криминалистического анализа оперативной обстановки в данном регионе для последующего выявления преступлений, совершенных одним и тем же путем.

На начальном этапе расследования психиатр и сексопатолог выступают в качестве консультантов следователя при построении информационной модели преступника. Специалисты помогают следователю при разрешении вопросов, требующих специальных познаний, предостерегают его от возможных ошибок. При выяснении так называемых конкурирующих мотивов совершения убийства указанные специалисты могут критически оценить их обоснованность, проанализировать криминалистические сведения о действиях преступника и их последствиях с учетом предполагаемой сексуальной извращенности субъекта преступления.

Так, по делу Сибирякова сексопатолог на первоначальном этапе расследования высказал ряд суждений о профессии, социальном статусе, семейном положении, судимости и месте проживания преступника. Все эти предположения нашли подтверждение в процессе дальнейшего расследования.

Во-вторых, сексологи и психиатры могут привлекаться как специалисты для участия в проведении следственных действий второго этапа расследования, когда появилась фигура подозреваемого или обвиняемого в совершении сексуально-садистских убийств. В этих случаях полезно участие специалистов в допросе подозреваемого или обвиняемого, в осмотре или следственном эксперименте. Указанные специалисты помогают следователю применить такие тактические приемы, которые способствуют установлению психологического контакта с подозреваемым (обвиняемым). Кроме того, они могут оказать следователю помощь в выяснении более полной картины преступления и фиксации способа и механизма действий виновного, указывающих на сексуальную и садистскую мотивацию. Совершенно очевидно, что следователь, не обладая специальными познаниями в области психиатрии и сексопатологии, не сможет достаточно глубоко выявить и полно отразить в материалах дела обстоятельства, связанные с субъективной стороной преступления, в основе которой лежит извращенная сексуальная потребность.

Целесообразно также привлекать психиатров и сексопатологов к допросу родителей, знакомых и в особенности жены или лица, находившегося с виновным в интимных отношениях. Это будет способствовать тщательному выяснению вопросов, связанных с сексуальной извращенностью виновного, более глубокому исследованию интимной стороны жизни преступника.

Наконец, в-третьих, сексологи и психиатры могут привлекаться в качестве экспертов. Предметом исследования является медико-психиатрический аспект действий виновного. Такая экспертиза назначается после проведения традиционной судебно-психиатрической экспертизы, решающей вопрос о вменяемости обвиняемого. Экспертам в области психиатрии и сексопатологии могут быть заданы следующие вопросы: 1) имеются ли у обвиняемого функциональные нервно-психические расстройства, не исключающие его привлечения к уголовной ответственности; 2) существуют ли у обвиняемого сексуальные расстройства; 3) если у обвиняемого имеются сексуальные расстройства, то в какой связи они находятся с функциональными нервно-психическими расстройствами?


<