§ 1. Криминалистическая характеристика сексуально-садистских убийств<span lang=UK style='mso-ansi-language:UK'> : Криминалистика - Крылов И.Ф. : Книги по праву, правоведение

§ 1. Криминалистическая характеристика сексуально-садистских убийств

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 
РЕКЛАМА
<

Понятие и классификация сексуальных убийств. Уголовное законодательство РФ не содержит понятий "сексуальное убийство" или "убийство по сексуальным мотивам". Уголовная ответственность по ныне действующему УК РФ наступает за убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к" ч. 2 ст. 195 УК РФ). В юридической литературе под сексуальным убийством, как правило, подразумевается преступление, при котором лишение жизни женщины связано с нарушениями ее половой неприкосновенности, чаще всего с изнасилованием1. В специальной криминалистической литературе в этой связи справедливо указывалось, что подобная трактовка страдает несовершенством. Криминальные деяния, определяемые в судебно-следственной практике как "сексуальные убийства" или "убийства по сексуальным мотивам", представляет собой весьма неоднородную совокупность преступных деяний. К ним относятся не только убийства, сопряженные с посягательством на половую неприкосновенность женщины, но и убийства, где потерпевшими являются старики и дети. При этом действия преступников прямо не связаны с посягательством на половую неприкосновенность потерпевших, но тем не менее имеют ярко выраженную сексуальную направленность2.

Всю многообразную совокупность сексуально-садистских убийств можно заключить в рамки определенной классификации, что имеет не только медико-психиатрический смысл, но и важное криминалистическое значение: каждая группа рассматриваемых преступлений, соответствующая принятой классификации, требует применения специфических приемов расследования.

Обобщение следственной практики позволяет предложить следующую классификацию сексуальных убийств3. Сексуальные убийства по мотивам совершения могут быть разделены на две группы: условно сексуальные и безусловно сексуальные.

К первой группе относятся убийства, которые совершаются по сексуальным мотивам. По характеру действий, их мотивам и наступившим последствиям в этой группе следует различать: 1) убийства, сопряженные с изнасилованием; 2) убийства, внешне напоминающие сексуально-садистские.

При убийствах, сопряженных с изнасилованием, основным мотивом преступного поведения является удовлетворение половой потребности, само же убийство совершается по несексуальному мотиву - с целью сокрытия совершенного изнасилования, по мотиву мести за оказанное при изнасиловании сопротивление или в процессе преодоления сопротивления жертвы.

Убийства, внешне напоминающие сексуально-садистские, могут быть также отнесены к условно-сексуальным ввиду внешнего сходства, поскольку садистские действия лишь сопутствуют основному несексуальному мотиву преступления.

Например, преступник может причинить жертве повреждения половых органов и молочных желез при убийстве из ревности, так как субъективно для него они являются символом измены; по мотиву мести за оскорбление на интимной почве; на почве повышенного интереса к сексу, свойственного подросткам; на почве личных несексуальных отношений с убитым лиц, ранее судимых, отбывавших наказание в местах лишения свободы, поскольку по "зековским" представлениям в этом выражается крайнее проявление унижения.

Ко второй группе убийств - безусловно сексуальным - относятся лишь те случаи, когда процесс убийства и смерть жертвы включены в сложный динамический комплекс сексуального удовлетворения как один из необходимых его элементов. Безусловно сексуальные убийства совершаются из сладострастия, и без собственно акта убийства или садистских действий, не совместимых с жизнью жертвы, сексуальное удовлетворение достигнуто быть не может. Эта группа убийств совершается на почве сексуальной извращенности преступника, т. е. по сугубо сексуальному мотиву, а сами убийства, будучи связанными с половыми извращениями, представляют собой результат садистских действий.

Особенностями данной группы убийств и одновременно признаками, определяющими их общественную опасность, являются сексуально-садистская извращенность, часто сочетающаяся с педофилией, гомосексуализмом, геронтофилией; садистский характер повреждений, наносимых жертве и отражающих сексуально-садистскую символику; как правило, повторяющийся характер реализации криминального мотива с тенденцией к расширению садистской техники при сохранении садистской формы (стереотипа).

Характеристика способа совершения сексуально-садистских убийств. На выбор конкретного способа совершения сексуально-садистского убийства влияет ряд объективных и субъективных факторов: 1) особенности личности преступника и его установки; 2) особенности личности жертвы; 3) характер обстановки, в которой осуществляются криминальные действия; 4) динамика развития взаимоотношений жертвы и нападающего.

В то же время следственная практика свидетельствует о том, что действия виновных в сексуально-садистских убийствах отличаются значительным разнообразием. Поведение жертвы, характер взаимоотношений, складывающихся между жертвой и нападающим, обусловливают определенную уникальность конкретного криминального акта и вследствие этого затрудняют

типизацию образа действий виновного и жертвы. Поэтому все действия и используемые при совершении рассматриваемого вида убийств приемы целесообразно разделить на группы, соответствующие последовательности исполнения. Такая классификация будет выглядеть следующим образом: 1) возникновение преступного умысла; 2) подготовка к совершению преступления; 3) сближение с жертвой и вступление с ней в психологический контакт; 4) подавление сопротивления жертвы, приведение ее в беспомощное состояние; 5) реализация извращенных сексуально-садистских наклонностей; 6) маскировка и сокрытие следов преступления.

Охарактеризуем кратко вышеперечисленные элементы способа совершения сексуально-садистских убийств.

1. Возникновение преступного умысла. Совершение рассматриваемого преступления обычно напрямую связано с потребностями субъекта в удовлетворении сексуальных и садистских наклонностей. С возникновением умысла связаны дальнейший образ действий виновного и его психологическая установка. При этом встречаются два варианта психологической установки на реализацию сексуальной потребности: 1) без особой предварительной подготовки; 2) с затяжным характером действий преступника, имеющих обязательно своеобразный этап "влюбленности" в жертву, когда существует более длительный период контакта с будущей жертвой.

Формирование образа предполагаемой жертвы может происходить с учетом различных ее характеристик: пола, возраста, физического развития, выраженности половых признаков, роста, индивидуальных особенностей (цвет волос, форма прически, одежда и т. д.). Как показывает практика, значение может иметь и физическое состояние жертвы (беременность, период менструации и т. д.).

Поскольку возникновение преступного умысла является продуктом мыслительной деятельности человека, сам этот процесс, как правило, вовне проявляется незначительно. О содержании и направленности умысла по делам рассматриваемой категории можно судить прежде всего по показаниям виновного и в гораздо меньшей степени - по материальным следам.

2. Подготовка к совершению преступления. Сексуально-садистское убийство нередко совершается в особом состоянии, нарушающем сдерживающий самоконтроль, под влиянием внезапно возникшего умысла. Вместе с тем нередки случаи, когда сексуально-садистским убийствам предшествуют подготовительные действия, и в первую очередь поиск благоприятной обстановки для нападения на жертву. С этой целью преступник может ходить по улице, караулить жертву в выбранном месте, предлагать подвезти, подходить к жертве в связи с исполнением служебных обязанностей и др. Возможен и более длительный период подготовки к совершению убийства, включающий период "влюбленности и ухаживания".

Следственно-судебная практика показывает, что со стороны субъектов сексуально-садистских убийств возможны следующие подготовительные действия: ухаживание за жертвой, ставшей объектом "влюбленности"; поиск и выбор жертвы; изучение личности жертвы и ее образа жизни; составление плана преступных действий; подготовка орудий преступления; подготовка легенды, облегчающей вступление в контакт с жертвой; подготовка атрибутов, соответствующих избранной легенде (одежда, обувь, и т. д.); подготовка логичного алиби; маскировка преступления и своего участия в нем.

3. Сближение с жертвой, вступление с ней в психологический контакт. Эта стадия может и отсутствовать. Но если она имеет место, то цель указанных действий состоит в том, чтобы создать ситуацию, удобную для нападения, либо беспрепятственно воспользоваться уже имеющейся ситуацией. Форма вступления в психологический контакт зависит от психосексуальных и физических характеристик преступника. Последний в свою очередь учитывает характерные особенности жертвы: пол, возраст, физическое развитие, коммуникабельность и т. д. Типичные действия преступника на рассматриваемой стадии заключаются в следующем: 1) создание или использование ситуации, когда жертва идет на контакт по собственной инициативе; 2) использование подготовленной легенды, облегчающей вступление в контакт и маскирующей истинные намерения (с этой целью преступник может представиться работником коммунальной службы, почтальоном, следователем и т. д.); 3) завлечение жертвы обманом в удобное для совершения преступления место (подвал, чердак, пустырь, лесопосадки и т. д.); 4) установление доверительных отношений или "взаимных обязательств" с жертвой путем оказания каких-либо услуг; 5) использование своего служебного положения.

При выдвижении версии о личности виновного необходимо учитывать возможность того, что преступник и жертва длительное время находились в каких-либо взаимоотношениях. Кроме того, преступник с установкой на "влюбленность" может иметь такое специальное положение, профессию или должность, которые сами по себе вызывают доверие, а также позволяют ему быть осведомленным о тех или иных особенностях личности будущей жертвы (например, о том, что подросток склонен к совершению правонарушений, не имеет родителей, безнадзорен и т. д.). Следственно-судебная практика знает случаи, когда субъектами сексуально-садистских убийств оказывались заведующий спортивным подростковым клубом, врач "Скорой помощи", инструктор по туризму, преподаватель технического училища, сотрудник милиции и т. д.

4. Подавление сопротивления жертвы, приведение ее в беспомощное состояние. Арсенал средств и приемов подавления сопротивления жертвы, приведения ее в беспомощное состояние весьма широк. К ним относятся в первую очередь средства и приемы шокирующего характера: угрозы, нанесение ударов и причинение ранений, использование оружия, предметов, его заменяющих или имитирующих; использование фактора внезапности. Все вышеперечисленное направлено на дезорганизацию потерпевшего, блокирование его возможностей к сопротивлению и в конечном счете на приведение его в беспомощное, покорное состояние.

Телесные повреждения могут наноситься как руками, так и орудиями. Орудия (колюще-режущие, огнестрельные, тупые, удавки и пр.) используются с целью либо угрозы причинения телесных повреждений либо реального их причинения, когда наносятся удары, уколы, надрезы и т. п. Известны случаи применения к жертве гипноза, снотворного, алкоголя, наркотиков, использование газовых пистолетов или баллончиков. Так, врач "Скорой помощи" Кулик измерял давление пациентке, затем делал внутривенно инъекцию снотворного, в результате чего женщина приходила в полуобморочное состояние.

Для удержания жертвы в беспомощном состоянии и продления шока жертву могут связать, подвесить, придушить руками или с помощью веревки, провода, ремня, резинового жгута, придавить тяжестью, использовать кляп, заклеить рот и глаза липкой лентой, надеть на голову мешок и т. д.

Иначе строятся взаимоотношения преступника с ребенком. В поведении виновного по отношению с малолетней жертве преобладают обман, уговоры, словесные принуждения. При установке на "влюбленность", т. е. при знакомстве и контакте, предшествующих нападению, этап подавления может отсутствовать. Жертва не подозревает об агрессивности преступника вплоть до решающего момента и оказывается перед фактом реализации садистских проявлений, будучи в беспомощном состоянии.

При реконструировании события преступления следует учитывать, что специфика использования средств подавления сопротивления жертвы зависит от вида перверсии (сексуального извращения) и может не только служить для облегчения удовлетворения половой страсти, но и входить составной частью в извращенную потребность как форма проявления садистских наклонностей.

Сведения о жертве и способах подавления ее сопротивления необходимо учитывать при выдвижении версии о личности преступника и его психофизиологических особенностях.

5. Реализация извращенных, сексуально-садистских наклонностей. Структура способа совершения сексуально-садистского убийства включает последующий способ удовлетворения половой страсти, обусловленный видом перверсии у виновного.

Преступник может удовлетворять половую страсть с жертвой один или несколько раз, неоднократно, в одной форме или в различных формах. Удовлетворение половой страсти может осуществляться и без полового сношения, при манипуляции с телом жертвы, причинении и созерцании телесных повреждений, контакте с фетишами и т. д.

Стимулированию полового возбуждения могут способствовать причинение различных телесных повреждений; связывание и подвешивание жертвы; засовывание в отверстия тела различных предметов; отчленение половых органов, конечностей, головы и других частей тела; истязание или причинение особых страданий путем нанесения большого количества телесных повреждений; причинение смерти; манипуляция с одеждой, обувью, другими вещами жертвы, поджигание этих предметов и др.

Данная и предыдущая стадии совершения преступления являются наиболее информативными. Действия, проводимые на этих стадиях, оставляют наиболее специфическую и широкую следовую картину происшедшего.

6. Маскировка и сокрытие следов преступления производятся, как правило, непосредственно после нападения, но могут совершаться и на стадии подготовки преступления и по прошествии значительного времени после него, а также в период предварительного расследования и даже рассмотрения дела в суде.

При этом используются следующие приемы: создание логичных алиби; полная или частичная подделка документов, удостоверящих личность, номерных знаков автотранспортных средств; изменение внешности и внешнего вида; создание для очевидцев действий виновного видимости их правомерности; снятие одежды при вступлении в контакт с жертвой; замывание крови, спермы на своем теле и одежде; сокрытие и уничтожение трупа жертвы; восстановление обстановки, нарушенной в процессе совершения преступления; совершение действий, маскирующих сексуальный мотив; использование средств, затрудняющих применение служебно-розыскной собаки; придание убийству сходства с несчастным случаем, самоубийством, транспортным происшествием; создание на месте происшествия ложных следов; уничтожение, сокрытие одежды жертвы; сокрытие предметов и документов, связанных с совершением преступления; оставление лиц, ведущих расследование, в неведении относительно тех или иных обстоятельств расследуемого преступления либо источников важной для расследования информации; невыполнение законных требований лиц, ведущих расследование.

Установление вышеперечисленных обстоятельств имеет важное криминалистическое значение: действия по маскировке и сокрытию следов преступления могут указать на отношения виновного и жертвы, уровень интеллекта преступника, высокую преступную квалификацию.

Заканчивая классификацию способов совершения сексуально-садистских убийств, необходимо отметить следующее: если способ совершения преступления обычно рассматривается как средство достижения преступного результата, то для сексуально-садистских убийств сам способ совершения преступления является целью и основным мотивом. Для субъекта данного вида убийств личность жертвы, обстановка совершения преступления, способы воздействия на жертву являются источниками сексуального наслаждения. Собрав сведения об этих фактах, можно расшифровать содержание садистского мотива и целей действий виновного.

Характеристика последствий насильственных действий преступника. Информация, позволяющая установить характер происшествия, выдвинуть версии о виновном, определить направления расследования, может быть получена в результате анализа наступивших последствий.

Как правило, признаки, указывающие на сексуальное убийство, могут быть выявлены уже при производстве осмотра места происшествия и трупа. Получение дополнительной информации и ее проверка продолжаются при судебно-медицинском исследовании трупа, освидетельствовании подозреваемого (обвиняемого), изучении личностно-патологических установок. К признакам, указывающим на совершение сексуального убийства, относят следы совершения полового акта, определенную позу трупа, отсутствие на нем одежды, обнажение половых органов и т. д. В криминалистической литературе имеются подробные описания действий преступника и характера телесных повреждений на трупе жертвы при убийствах, сопряженных с изнасилованием. В значительно меньшей степени изучены криминалистические последствия сексуально-садистских убийств. Между тем их установление представляет определенную сложность.

Признаки сексуально-садистского убийства проявляются прежде всего в характере телесных повреждений и виде насильственной смерти: к ним можно отнести множественные удары и повреждения тела, расчленение трупа и отчленение его частей, вскрытие полости тела, извлечение внутренностей и т. д.

В то же время при совершении сексуально-садистских убийств могут иметь место случаи, когда типичные признаки такого преступления отсутствуют либо слабо выражены, что существенно затрудняет их обнаружение. Сексуальная мотивация в таких случаях может быть "зашторена", перекрыта конкурирующими мотивами, например корыстным. Поэтому интерпретация собранной информации возможна лишь на основе данных судебной медицины, психиатрии, психологии.

Так, по делу Семенова было установлено, что потерпевшим К. и У. были нанесены аналогичные удары ножом - в область молочной железы, что, по мнению специалистов-сексопатологов, указывало на возможность фетишистской ценности для преступника повреждаемой эрогенной зоны. Таким образом, психосексологическая интерпретация может дать основание для выдвижения версии о сексуальной мотивации убийства.

Действия другого преступника, Сибирякова, который под видом работника коммунальных служб проникал в квартиры, совершал убийства женщин и похищал личное имущество, внешне имели признаки разбойных нападений. Однако некоторые данные позволили выдвинуть версию о сексуальной подоплеке действий виновного: определенным образом разрезаемая одежда на трупах потерпевших; факт связывания жертв, недостаточно объяснимый с точки зрения корыстного мотива, но имеющий смысл для виновного в реализации садистских потребностей, проявившихся в господстве и подчинении жертв, совершении виновным целой серии убийств.

Информация о сексуально-садистском характере убийства может содержаться не только в обнаруженных повреждениях на трупе, в следах биологического происхождения, но и в других следах. Это обусловлено тем, что убийца в процессе совершения убийства, до или после него способен проявить те или иные формы перверсной извращенной сексуальности.

Так, в извращенную сексуальность преступника могут включаться элементы аутоэротизма, когда с целью любования собой он обнажается на месте происшествия, украшает себя, о чем свидетельствуют, например, переставленные в квартире зеркала, тронутая, но не взятая бижутерия и другие украшения, использованная парфюмерия и т. д. О трансвестизме позволяет судить оставленная преступником на месте происшествия одежда лица противоположного пола. Кража открыток, книг и журналов эротического и порнографического содержания свидетельствует о проявлении вуайеризма. Исчезновение вещей, вероятно являющихся для виновного носителями сексуальности, указывает на фетишистские наклонности. О некрофильной направленности преступника свидетельствуют внешне бессмысленные перемещения трупа жертвы и манипуляции с ним, позы трупа и его части, которые могут представлять определенную символику, как это было в деле Сливко. Вампиризм проявляется в нанесении телесных повреждений, вызывающих обильное кровотечение. О педофильной направленности влечения преступника можно говорить в случае похищения им детских вещей, каких-либо перестановок в детской комнате и т. д.

Таким образом, криминалистические признаки, характеризующие убийство как сексуально-садистское, могут быть: 1) явными, позволяющими сразу определить, что совершено сексуально-садистское убийство; 2) маловидимыми, требующими дальнейшего сбора информации о событии; 3) содержащими информацию, которая может быть интерпретирована различным образом.

Вышеуказанные признаки устанавливаются: 1) в ходе осмотра места происшествия и трупа; 2) при производстве экспериментальных исследований, когда предметом изучения являются характер и локализация ранений, характер полового сношения, индивидуальные признаки обнаруженных выделений преступника (кровь, сперма и т. д.); 3) посредством изучения личности преступника в ходе его допроса, исследования изъятых у него образцов биологического происхождения, освидетельствования и т. д.; 4) при допросе свидетелей и исследовании других источников информации; 5) путем анализа других аналогичных преступлений, совершенных подозреваемым (обвиняемым).

Действия виновного после совершения преступления. После совершения преступления данного вида действия виновного в основном могут быть обусловлены периодическим возникновением желания в удовлетворении сексуально-садистских потребностей; психическими переживаниями по поводу совершения преступления; стремлением реализовать похищенное; деятельностью правоохранительных органов по выявлению и задержанию виновного лица.

Обусловленные вышеперечисленными факторами действия преступника после совершения сексуально-садистского убийства могут заключаться в следующем: 1) совершение следующего сексуально-садистского убийства, которое будет новым эпизодом в серии повторяемых аналогичных преступлений, или попытка совершить таковое; 2) манипулирование с унесенными с места происшествия фетишами для снятия сексуального возбуждения; 3) просмотр фотоснимков и кинофильмов с запечатленными фрагментами события убийства; 4) ведение записей о совершенном преступлении; 5) реализация, дарение, передача во временное пользование похищенного; 6) воздействие на свидетелей, лиц, ведущих расследование, вступление в "игру" с правоохранительными органами.

Важно найти возможные и достоверные источники информации о реальных действиях виновного после совершения преступления. В качестве таковых могут выступать родственники и знакомые преступника, иные лица, с которыми он проявлял откровенность и которые стали свидетелями каких-либо фактов случайно; лица, которым преступник предлагал приобрести украденные у потерпевшего вещи и ставшие обладателями таковых и т. д.

Криминалистическая характеристика лиц, совершающих сексуально-садистские убийства. При расследовании убийств рассматриваемого вида, как правило, доминирует версия о наличии у преступника тяжелого психического заболевания. Однако проведенные выборочные исследования показали, что к подобным предположениям следует относиться крайне осторожно: многие субъекты преступлений данного вида не страдали грубыми психическими заболеваниями и не состояли на учете в психоневрологических диспансерах4.

Для действий лиц, совершивших сексуально-садистские убийства, характерна повторяемость, но в некоторых случаях преступник, совершив убийство на почве сексуальной извращенности, прекращает преступную деятельность. Это происходит в тех случаях, когда совершение единичного сексуально-садистского убийства было связано с особыми условиями (аффект, опьянение и пр.), которые выявили скрытую тенденцию.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что у многих виновных в допреступном периоде имели место различные формы отклоняющегося поведения (бродяжничество, воровство, токсикомания, запои), обнаруживались различные сексуальные отклонения (нарциссизм, трансвестизм и т. д.).

Характерно и то, что социальный статус преступников рассматриваемого вида может быть достаточно высоким. Среди лиц, совершивших сексуально-садистские убийства, были врачи, педагоги, мастера производства. Однако в большинстве случаев социально-производственный статус таких преступников был невысок: слесарь, электрик, сторож и т. д. Сексуальные отклонения могут влиять на выбор профессии. Так, преступник с педофильными отклонениями может избрать место работы, обеспечивающее ему допуск к детям: школы, интернаты, подростковые клубы и т. д.

В большинстве случаев лица, совершившие преступления данной категории, были женаты. При этом они часто испытывали затруднения в интимных отношениях из-за нарушений половой функции, что вызывало у них беспокойство и тревогу, а в ряде случаев и обращение к сексологу.

Нельзя не упомянуть о феномене, который наблюдался при расследовании ряда уголовных дел, когда преступник вступал в своего рода "игру" с правоохранительными органами. Так, Кутуев через месяц после совершения убийства явился в правоохранительные органы и сообщил о том, что убийство в его присутствии совершил неизвестный мужчина. Затем он выдвинул версию о своем соучастии в убийстве и, наконец, рассказал правду о совершенном преступлении. Другой виновный, Сибиряков, написал письмо в правоохранительные органы. В нем он потребовал 15 тыс. руб. и пистолет в обмен на информацию о преступлении. Серийный убийца Михасевич направил в редакцию областной газеты "Витебский рабочий" анонимное письмо, подписанное: "Патриоты Витебска". Оно имело целью создать впечатление, что серия убийств совершена не убийцей-одиночкой, а законспирированной группой преступников.

Данный феномен "игры" с правоохранительными органами, безусловно, нуждается в пристальном внимании и изучении.


<