§ 3. Тактико-психологическая характеристика допроса<span lang=UK style='mso-ansi-language:UK'> : Криминалистика - Крылов И.Ф. : Книги по праву, правоведение

§ 3. Тактико-психологическая характеристика допроса

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 
РЕКЛАМА
<

При подготовке к допросу и в ходе этого следственного действия учитываются его психологические особенности.

Прежде всего следует принимать во внимание, что допрос является воспроизведением допрашиваемым ранее воспринятых обстоятельств со всеми присущими этому психическому процессу закономерностями. В то же время всякий допрос есть одна из разновидностей межличностного речевого общения, нередко характеризующегося конфликтной ситуацией из-за несовпадающих, а то и прямо противоположных интересов следователя и допрашиваемого лица.

Успешности любого допроса способствует установление психологического контакта между допрашивающим и допрашиваемым, т. е. формирование прежде всего желания к межличностному общению, устранение причин, препятствующих взаимопониманию, возникновению взаимного доверия. Естественно, более сложно установление такого контакта следователя с обвиняемым и подозреваемым, вступившими в конфликт с законом, что влечет для них неблагоприятные личностные последствия.

Приемы установления психологического контакта, формируемого, как правило, постепенно в ходе допроса, а то и от допроса к допросу, весьма разнообразны. Они зависят от личностных качеств и допрашиваемого и допрашивающего: от совместимости темпераментов, уровней интеллектуального развития, жизненного опыта, владения речью и т. д.

Многое зависит от поведения допрашивающего лица. В первую очередь от него требуется подлинная, а не показная внимательность к допрашиваемому независимо от его процессуального положения. Допрашивающий должен обладать умением слушать.

Само положение допрашиваемого, экстраординарность сложившейся для него ситуации делают его весьма чувствительным к невниманию, фальши в поведении, словах, экспрессивно-эмоциональной окраске и т. д.

Следователь должен проявлять доброжелательное, непредвзятое отношение к допрашиваемому лицу и процедуре допроса. Нельзя проявлять явную заинтересованность той или иной частью показаний, особенно в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый начинает излагать обстоятельства совершенного им преступления, так как это может насторожить допрашиваемого.

Возникновение доверительных отношений при допросе может стимулироваться беседой на отвлеченные темы. Однако при неумелом использовании этого приема эффект достигнут не будет.

Пригласив для допроса свидетеля, нужно помнить, что он, выполняя не только процессуальную обязанность, но и гражданский долг, затрачивает личное время подчас в ущерб собственным интересам. Возникновение психологического контакта со свидетелем обеспечивается пониманием указанных обстоятельств, предупредительным отношением к нему. Особенно необходимо это в случае, когда свидетель вынужден давать показания в связи с совершением преступления близким ему человеком (мужем, женой, детьми).

Установлению доверительных отношений должна способствовать и обстановка допроса. Недопустимы в ходе его отвлечение следователя на разговоры с посторонними лицами, переговоры по телефону и другие действия, мешающие нормальному течению допроса.

Психологический контакт с подозреваемым, обвиняемым, свидетелем, потерпевшим облегчает производство допроса и получение достоверных показаний.

Допрос является специфическим видом речевого общения. А оно само по себе предполагает психологическое воздействие. Под психологическим воздействием на допросе понимается сознательная интеллектуально-волевая деятельность, направленная на изменение течения психических процессов у других лиц, способствующая вспоминанию воспринятых в прошлом обстоятельств, равно как и пересмотру субъективных позиций, противоречащих общественным интересам и целям правосудия.

Психологическое воздействие следует отличать от психического насилия. Уголовно-процессуальный закон запрещает домогаться показаний обвиняемого путем угроз, насилия, иных незаконных мер. Психическим насилием являются также неправомерные действия (например, не вызываемые необходимостью многочасовые допросы, оставление без пищи, питья, лишение сна и т. п.). Оно может быть и более замаскированным: это всякого рода обещания изменения меры пресечения, разрешения свиданий и др. в обмен на желательные следствию показания. Тем более недопустимы угрозы применения более суровых мер в отношении самого допрашиваемого или его родственников.

Одним из основных методов психологического воздействия является убеждение. На положительных явлениях жизни строится убеждающая беседа, направленная к воздействию на интеллектуально-эмоциональную сферу допрашиваемого, стимулирующая его положительные личностные качества.

Убеждение в необходимости дачи достоверных показаний может сопровождаться предъявлением доказательств, чтобы допрашиваемый понял бессмысленность лжи и изменил свою позицию.

При реализации тактико-психологических приемов может быть эффективно использован анализ противоречий, содержащихся в показаниях допрашиваемого. Такой прием психологического воздействия применяется и к допрашиваемым, дающим заведомо ложные показания, и к добросовестно заблуждающимся. Он ни в коей мере не может отождествляться с так называемыми психологическими ловушками или психологическими хитростями. Неправильное понимание следователем этих терминов опасно, так как они подчас рассматриваются как возможность использования сведений, которыми на самом деле следствие не располагает, оперирование всякого рода догадками, данными, почерпнутыми из оперативно-розыскных источников, собственными умозаключениями следователя, утверждениями, что "следствию все известно ", что соучастники "признались". Представляется, что неприемлемы и сами эти термины, к сожалению, неправомерно получившие распространение и применение в литературе и на практике.

Однако умелое маневрирование следователем реально имеющейся в деле информацией, само по себе формирующее убеждение допрашиваемого об осведомленности следствия, вполне допустимо.


<