§ 3. Использование в зарубежной криминалистике современных средств автоматизации и вычислительной техники1

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Рост преступности, отмечаемый практически во всех зару­бежных странах, обусловливает постоянно возрастающие объе­мы информации, связанной с раскрытием и расследованием преступлений. Это инициирует все более широкое использова­ние правоохранительными органами и спецслужбами средств автоматизации и вычислительной техники — современных ин­формационных технологий. На их основе во всех развитых странах создаются специальные автоматизированные информа­ционно-поисковые системы (АИПС), в том числе технико-криминалистического назначения (ТКН).

Такие системы, при общности их назначения и техниче­ского обеспечения, в разных странах имеют свою специфику, предопределенную особенностями криминогенной ситуации в

При подготовке данного параграфа использовались материалы начальника отдела ЦКИ ГИЦ МВД РФ А. Л. Фонарева.

 

58

 

Основы криминалистической теории

 

стране и процесса ее развития, правового регулирования дея­тельности правоохранительных органов, уровнем развития криминалистических методик расследования отдельных видов преступлений, формализации первичной информации, финан­совыми возможностями и т.п.

Вместе с тем в развитии АИПС ТКН наблюдается ряд общих  тенденций, в частности:

возрастающие темпы роста объемов информационных

банков данных;

расширение перечня объектов (источников криминали­

стически значимой информации), сосредоточиваемых в

банках данных;

интеграция различных банков данных в единую инфор­

мационную систему;

развитие  территориально-распределительных,   ведомст­

венных и централизованных АИПС;

разработка средств и методов ограничения доступа к ин­

формации, исключающих несанкционированное вмеша­

тельство в нее.

Создание АИПС ТКН чрезвычайно дорогостоящее дело. Даже такая экономически развитая страна, как США, вынуж­дена осуществлять поэтапное финансирование соответствую­щих проектов. Например, на создание автоматизированной дактилоскопической системы IAFIS было выделено 520 млн долл., фактически уже истрачено 640 млн долл. При этом зако­номерно проявляется обратная связь между потребностью и возможностью общества создавать такие системы. Чем более общество криминализировано, тем оно слабее экономически, но тем больше нуждается в подобных эффективных средствах борьбы с преступностью.

Процесс создания АИПС ТКН и АИПС регистрационного назначения в экономически развитых странах (США, Англия, Франция, Италия, ФРГ и др.) начался с середины 60-х гг. К настоящему времени сформировалось несколько направлений их использования, форм криминалистического описания ис­точников информации. При этом человек (субъект преступле­ния и объект преступного посягательства) во всех системах вы­ступает в качестве основного объекта учета и источника ин­формации, сосредоточиваемой в АИПС ТКН. Соответственно,

 

Криминалистика в зарубежных странах

определились основные задачи, решаемые с помощью таких систем в целях раскрытия и расследования преступлений: ро­зыск преступников и лиц, пропавших без вести, установление личности погибших граждан (идентификация лица по трупу), раскрытие преступлений с учетом способов их совершения и т.п.

По уровню организации АИПС ТКН можно подразделить на международные (создаются Интерполом или по межгосудар­ственным соглашениям), федеральные, региональные, местные. Наиболее разветвленная сеть таких систем создана в США, где уже к 1970 г. АИПС отдельных штатов и городов были связаны в единую федеральную систему. В настоящее время в этой сис­теме на федеральном уровне имеются банки данных кримина­листической информации: о профессиональных мошенниках в области чековых операций; об эмигрантах и иных иностранных гражданах, временно допущенных в страну; о лицах, причаст­ных к организованной преступной деятельности и т.п. Функ­ционирование этой системы обеспечивается Национальным центром криминалистической информации ФБР, созданным в 1967 г. Центр обслуживает не только полицию, но и иные пра­воохранительные органы, имеет прямую связь с ГИЦ полиции Канады. В этой стране пока не создана единая (интегриро­ванная) информационная система органов полиции, однако ведется ее активная разработка по проекту, утвержденному в 1996 г.

Одной из самых современных в Европе по техническому оснащению и по технологии информационного обеспечения признается АИПС «Инпол» Германии. К 1972 г. в ней были сопряжены информационные системы уголовной полиции фе­дерального центра и земель. В отличие от соответствующей системы США, здесь изначально было введено обязательное согласование программ сопряжения и других организационных, методических и технологических вопросов; проведено четкое разграничение задач по обработке и представлению информа­ции. Система состоит из ряда связанных между собой подсис­тем—банков данных. Основные банки данных: розыскной ин­формации (розыск лиц, вещей), дактилоскопической информа­ции, информации о преступниках и преступлениях.

Следует отметить, что наряду с разработкой мощных интег­рированных на федеральном уровне информационных систем,

 

60

 

Основы криминалистической теории

 

в зарубежных странах большое внимание уделяется созданию локальных, в том числе объектовых (по отдельным объектам розыска, опознания) систем. Например, Дания и Норвегия объединили свои усилия и в 1995 г. приступили к созданию компьютерной программы для идентификации жертв серьезных аварий и катастроф. После ее разработки соответствующая сис­тема будет установлена в квартире «Интерпола» в Лионе, что позволит воспользоваться ее возможностями и другим странам, входящим в «Интерпол». Эта программа была апробирована норвежской спасательной группой при идентификации лиц, погибших в авиакатастрофе в Сваябарде 29 августа 1996 г. (141 человек — граждане России и Украины). Программа по­зволила в кратчайшие сроки систематизировать всю идентифи­кационную информацию о погибших, поступившую из авиа­компаний, от родственников, знакомых, и установить личность всех погибших. Опыт, приобретенный при этом, инициировал разработку многих новых функций данной программы.

В Австрии с 1983 г. введена в эксплуатацию полицейская АИПС с программным обеспечением Sigma, в том числе рас­считанным на розыск преступников по их словесному портре­ту. Система позволяет одновременно выводить на экран дис­плея изображение разыскиваемого человека, созданное по его описанию (субъективный портрет), и фотографии лиц, храня­щиеся в массиве. Причем система автоматически производит выборку наиболее схожих изображений, и при необходимости может размножить изображения.

Особые надежды криминалисты зарубежных стран возлага­ют на автоматизированные дактилоскопические информацион­ные системы (АДИС). Они позволяют решать идентификаци­онно-поисковые задачи с использованием не только отпечатков пальцев рук (дактилокарт), но и соответствующих следов, изы­маемых на местах происшествий. Следует заметить, что прак­тика использования таких систем объективно обусловливает совершенствование имеющихся и разработку новых методов и средств собирания указанных следов и их предварительной об­работки. Соответственно, зарубежные криминалисты серьезное внимание уделяют электронно-оптическим средствам, в том числе передаче дактилоскопической информации.

Однако, процесс компьютеризации правоохранительных ор­ганов в зарубежных странах, как и в России, проходит в усло-

 

Криминалистика в зарубежных странах       61_

виях серьезных противоречий. С одной стороны, общество по­нимает, что этот процесс объективно обусловлен. Его необхо­димость выражена в образной, но довольно точной оценке криминогенной ситуации: «Преступников, летающих на сверх­звуковых лайнерах, можно обогнать только с помощью элек­троники». Но, с другой стороны, общество опасается, и не без оснований, возможных злоупотреблений правоохранительных органов при сборе ими информации, ее неправомерного, неце­левого использования.

Например, по данным Ю.М. Батурина, в США имеются специализированные по роду служб (пограничная, налоговая, таможенная и т.п.) информационно-поисковые системы, в ко­торых сосредоточены данные более чем на 114 млн человек, в Англии — на 113 млн человек. Во многих странах создаются и используются в борьбе с преступностью универсальные систе­мы государственной регистрации населения с применением личного кода — идентификатора каждого человека. В таких системах содержатся данные о состоянии здоровья человека, криминальном прошлом, банковских операциях, доходах и на­логах, вплоть до его идентификационных признаков.

Более того, как уже отмечалось, все отчетливей проявляют­ся тенденции создания подобных систем на межгосударствен­ном уровне — преступность не знает границ, особенно в таких наиболее опасных формах ее проявления, как терроризм, фи­нансовые аферы, незаконный оборот наркотиков и т.п. Сама компьютерная техника в руках изобретательных преступников становится средством совершения разнообразных преступле­ний. Не без связи с этими обстоятельствами страны ЕЭС (Англия, Германия и др.) пришли к соглашению о введении европаспорта с кодировкой информации об их владельцах. По­лицейский, имея доступ к ЭВМ, может в течение нескольких секунд получить соответствующее досье о владельце паспорта.

При этом общество настораживает использование таких систем не столько в борьбе с уголовной преступностью, сколь­ко в целях контроля за инакомыслящими и преследования по­литических противников. Тем более что спецслужбы во всех странах практически беспрепятственно используют полицей­скую информацию. Именно в связи с этим в зарубежной и оте­чественной литературе (в основном публицистической) компь-

 

62

 

Основы криминалистической теории

 

ютеризация правоохранительных органов рассматривается по­рой в аспекте тотального «кибернадзора», «компьютерной слежки» и даже «электронной диктатуры».

По этим соображениям в 1980 г. во Франции Комиссия по информатике и свободам граждан добилась отказа от реализа­ции предложений МВД этой страны о введении удостоверений личности с оптической кодовой (идентификационной) полосой. Правда, несколько позже эта идея была реализована в европас-порте, владельцами которого стали и французы.

Анализ исторического опыта решения подобных проблем в криминалистике показывает, что раньше или позже, но все страны приходят к пониманию неизбежности их конструктив­ного решения. Только в одних странах это делается постепен­но, спокойно, расчетливо, в других — «поскорей», не глядя на последствия, не оценивая реальных условий. В принципе, раз­решение возникающих при этом противоречий, как показывает практика зарубежных стран, состоит, во-первых, в более жест­кой законодательной регламентации порядка накопления, хра­нения и условий использования информации о лицах, храня­щейся в полицейских АИПС. Парадокс, по выражению Чарльза Саками (США), заключается в том, что с преступностью XXI века приходится бороться на основе законов XIX века. Во-вторых, в условиях все возрастающей опасности преступности (что характерно для современной России), общество неизбежно будет вынуждено идти (и это надо осознать) на разумные ус­тупки в части прав и свобод личности. Это самоограничение каждого необходимо для контроля над преступностью, для безопасности всех. Преступность, а это признают криминали­сты всех стран, все более становится фактором, дезорганизую­щим экономику и политическую жизнь всего общества.