2.6. Определение размера денежной компенсации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

 

 В ст. 151, 1101 ГК РФ обозначены критерии, которые суду необходимо учитывать при определении размера компенсации морального вреда:

 1) степень вины нарушителя (в случаях, когда вина является основанием для компенсации причиненного вреда);

 2) характер и степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий (с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего);

 3) требования разумности и справедливости.

 К сожалению, в судебных решениях мотивировочная часть определения размера компенсации не всегда содержит оценку конкретных обстоятельств дела и их влияния на потерпевшего. В большинстве случаев в принимаемых решениях формально перечисляются вышеуказанные критерии. Данный вывод наглядно подтверждают результаты изучения судебной практики, приведенные в следующих таблицах.

 

Таблица 4

 

 ┌──────────────────┬───────────┬───────────┬────────────────────────────┐

 │  Потерпевшим по  │   Сумма   │   Сумма   │    Мотивировочная часть    │

 │       делу       │  исковых  │ удовлетво-│ судебного решения в части  │

 │   признан (а)    │требований │  ренных   │    гражданского иска о     │

 │                  │           │   судом   │компенсации морального вреда│

 │                  │           │требований │                            │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │        1         │     2     │     3     │             4              │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │1937 г. р.,       │  50 тыс.  │   50 тыс. │Учитывая характер и  степень│

 │пенсионер,        │    руб.   │    руб.   │нравственных       страданий│

 │образование       │           │           │потерпевшего,  связанных   с│

 │неполное  среднее,│           │           │гибелью  дочери  -  близкого│

 │вдова (мать)      │           │           │человека,    степень    вины│

 │                  │           │           │подсудимого            и его│

 │                  │           │           │материальное положение      │

 ├──────────────────┼───────────┴───────────┴────────────────────────────┤

 │1962 г. р.,     не│                                                    │

 │работает,         │                                                    │

 │разведена,        │             Гражданский иск не заявлен             │

 │образование       │                                                    │

 │среднее (мать)    │                                                    │

 ├──────────────────┼───────────┬───────────┬────────────────────────────┤

 │1955 г. р.,       │  50 тыс.  │  250 тыс. │Моральный   вред   определен│

 │образование       │ долл. США │    руб.   │судом с учетом  нравственных│

 │высшее,   замужем,│           │           │страданий матери в  связи  с│

 │бухгалтер (мать)  │           │           │гибелью сына, который только│

 │                  │           │           │начал самостоятельную жизнь │

 ├──────────────────┼───────────┴───────────┴────────────────────────────┤

 │1955 г. р.,       │                                                    │

 │водитель,         │                                                    │

 │образование       │             Гражданский иск не заявлен             │

 │среднее,     женат│                                                    │

 │(отец)            │                                                    │

 ├──────────────────┼───────────┬───────────┬────────────────────────────┤

 │        1         │     2     │     3     │             4              │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │1968 г. р.,       │  20 тыс.  │  20 тыс.  │Учитывая             степень│

 │образование       │    руб.   │    руб.   │нравственных       страданий│

 │неполное  среднее,│           │           │потерпевшего,  степень  вины│

 │штукатур,    женат│           │           │подсудимого,             его│

 │(племянник)       │           │           │материальное положение      │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │1960 г. р.,       │ 500 тыс.  │  80 тыс.  │Без мотивировки             │

 │образование       │    руб.   │    руб.   │                            │

 │среднее,  замужем,│           │           │                            │

 │уборщица (мать)   │           │           │                            │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │1971 г. р.,       │ 175 тыс.  │ 175 тыс.  │Смертью мужа истице, а также│

 │образование       │    руб.   │    руб.   │совместному          ребенку│

 │высшее,    инженер│           │           │причинены           глубокие│

 │(жена)            │           │           │нравственные страдания.  Эта│

 │                  │           │           │утрата невосполнима, поэтому│

 │                  │           │           │сумму   иска   суд   находит│

 │                  │           │           │справедливой и соразмерной  │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │1957 г. р.,       │ 250 тыс.  │ 100 тыс.  │Учитывая      обстоятельства│

 │образование       │    руб.   │    руб.   │дела, материальное положение│

 │высшее,           │           │           │подсудимого,      разумность│

 │военнослужащий,   │           │           │реального         исполнения│

 │женат (отец)      │           │           │заявленного требования      │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │1961 г. р.,       │1 млн. руб.│ 250 тыс.  │Учитывая        нравственные│

 │образование       │           │    руб.   │страдания,  выразившиеся   в│

 │среднетехническое,│           │           │тяжелой   утрате    близкого│

 │товаровед, замужем│           │           │человека,      единственного│

 │(мать)            │           │           │сына,  внутренние   душевные│

 │                  │           │           │переживания.  Вместе  с  тем│

 │                  │           │           │учитывая        материальное│

 │                  │           │           │положение       подсудимого,│

 │                  │           │           │который          постоянного│

 │                  │           │           │заработка и места работы  не│

 │                  │           │           │имеет                       │

 ├──────────────────┼───────────┼───────────┼────────────────────────────┤

 │1967 г. р.,       │ 100 тыс.  │  50 тыс.  │Гражданский  иск  признается│

 │образование       │    руб.   │    руб.   │обоснованным,      поскольку│

 │высшее,           │           │           │истице   и   ее    родителям│

 │воспитатель   ДОУ,│           │           │причинены       нравственные│

 │замужем    (родная│           │           │страдания в связи с  утратой│

 │сестра)           │           │           │брата  и  сына.   С   учетом│

 │                  │           │           │материального      положения│

 │                  │           │           │обвиняемого                 │

 └──────────────────┴───────────┴───────────┴────────────────────────────┘

 

 При этом формулировки мотивировочной части изученных судебных решений в отношении определения размера компенсации за причиненный моральный вред практически везде (от районных судов г. Иваново до Южно-Сахалинского городского суда (в том числе и в районных судах г. Саранска) совпадают. С учетом требований разумности и справедливости определяются разные компенсационные суммы от 10 тыс. до 250 тыс. руб.

 Так, решением Пролетарского районного суда г. Саранска исковые требования были удовлетворены частично, поскольку, "несмотря на то обстоятельство, что потерпевшая испытывала нравственные страдания, связанные с гибелью единственного сына, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, требований разумности и справедливости суд оценивает ее страдания в 50 тыс. руб." *(234).

 В решении Южно-Сахалинского суда требования гражданского истца удовлетворены в полном объеме, "поскольку истице, а также совместному ребенку причинены глубокие нравственные страдания, связанные с гибелью мужа, отца. Эта утрата невосполнима, потому заявленную сумму суд находит справедливой и соразмерной требованиям справедливости и разумности и взыскивает 100 тыс. руб." *(235).

 Решением Фрунзенского районного суда г. Иваново "моральный вред определен судом в размере 250 тыс. руб. с учетом нравственных страданий в связи с гибелью сына, который только начал самостоятельную жизнь, а также требованиями разумности и справедливости" *(236).

 В решении суда отмечено, что "истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери смерть дочери в любом возрасте является огромным горем". Между тем судом назначена к взысканию в пользу истицы компенсационная сумма в размере 15 тыс. руб. Стоит отметить, что матерью было заявлено требование о взыскании 100 тыс. руб. *(237)

 Изучение 300 уголовных дел (по которым был заявлен гражданский иск о компенсации морального вреда), рассмотренных с января 2002 по апрель 2004 г. Фрунзенским районным судом г. Иваново, Пролетарским районным судом г. Саранска, Южно-Сахалинским городским судом, показало, что такой критерий, как степень вины ответчика, учитывается судами в 12% изученных случаев.

 Согласимся с необходимостью учета данного критерия с одной лишь оговоркой. Для возникновения обязательства по компенсации морального вреда форма вины - умышленное деяние или совершенное по неосторожности - существенного значения не имеет. Для возложения обязанности компенсировать моральный вред достаточно уже того, что деяние являлось виновным. Однако для определения размера компенсации имеет значение именно форма вины (а не степень виновности). При этом при умышленном причинении морального вреда размер компенсации должен быть выше, чем при неосторожном. Необходимо отметить, что понятие "степень вины" уголовным и уголовно-процессуальным законодательством не используется. В уголовном законодательстве используется понятие "форма вины" (умышленное и неосторожное совершение преступления). Считаем, что вина в форме прямого умысла свидетельствует о большей степени вины, в форме косвенного умысла - о меньшей степени. Наименьшую степень вины предполагает совершение преступления по неосторожности.

 В уголовно-процессуальном законодательстве используется понятие "степень виновности" (ч. 3 ст. 339 УПК РФ): "После основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности". Представляется, что уголовно-процессуальное законодательство должно оперировать той терминологией, которая принята в действующем уголовном законодательстве. По нашему мнению, необходимо заменить формулировку критерия "степень вины", закрепленного ст. 151 ГК РФ, на "форму вины".

 Так, установлено, что во время избиения Д. своей сожительницы М. последняя нанесла удар кухонным ножом в левую часть груди, причинив своими действиями тяжкий вред здоровью Д. От полученных телесных повреждений Д. спустя несколько дней скончался. По приговору суда М. осуждена по ч. 4 ст. 111 УК РФ. В пользу матери Д. с М. взыскано 70 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда и 5655 руб. в счет возмещения материального ущерба. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, переквалифицировав действия М. с ч. 4 ст. 111 на ч. 1 ст. 114 УК РФ. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в порядке надзора поставил вопрос об изменении судебных решений по делу и исключении указания о взыскании с М. в пользу матери потерпевшего 70 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда. Президиум Верховного Суда РФ согласился с указанными доводами. Обосновывая свое решение о взыскании с осужденной в пользу матери потерпевшего компенсации морального вреда, суд первой инстанции в приговоре сослался на то, что он учитывает характер причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, степень вины осужденной и ее материальное положение. Суд надзорной инстанции после переквалификации действий М. на ч. 1 ст. 114 УК РФ своего решения по поводу взыскания с нее компенсации морального вреда не принимал. По смыслу же ст. 151 ГК РФ при решении вопроса о компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Как установлено по делу, осужденная нанесла потерпевшему удар ножом, защищаясь от его нападения, в целях самообороны. Между тем инцидент между осужденной и потерпевшим произошел по вине самого потерпевшего. При таких обстоятельствах с учетом материального положения осужденной, которая не работает, одна воспитывает несовершеннолетнего сына, получая пособие на ребенка в размере 116 руб. 89 коп., из приговора исключено указание о взыскании с М. 70 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда *(238).

 Требование учета фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, диктует ч. 2 ст. 1101 ГК РФ. В связи с этим нам представляется, что в любом случае размер компенсационной суммы должен быть, конечно же, разным - в зависимости от тяжести преступления. Отсюда следует, что характер и тяжесть совершенного в отношении потерпевшего преступления должны быть положены в основу принимаемого решения при определении размера компенсационной суммы.

 Поведение потерпевшего в генезисе преступного деяния трудно переоценить. Являясь внешним фактором, оно воздействует на виновного двояко. С одной стороны, поведение потерпевших влияет на формирование побуждений личности, когда сознание субъекта опосредует связь между поведением жертвы и преступным результатом (субъективный критерий). В этом случае поведение жертвы играет "роль катализатора, способного ускорить или облегчить совершение преступления" *(239). Проблема уголовно-правовой оценки поведения потерпевшего от преступления относится к числу актуальных и недостаточно разработанных проблем уголовного и уголовно-процессуального права. А между тем поведение потерпевшего в ряде случаев является обязательным условием совершения конкретного преступления и влияет на квалификацию и дифференциацию уголовной ответственности. В настоящее время проблема развивается в двух направлениях: а) поведение потерпевшего рассматривается в уголовно-правовом аспекте, то есть исследуется так называемая вина потерпевшего; б) поведение потерпевшего изучается с криминологических позиций.

 Благодаря работам в области виктимологии убедительно доказано, что преступник, жертва и ситуация образуют единую и подвижную криминальную систему, которая и определяет возможность реализации противоправных действий. Объектом преступления может оказаться любой человек независимо от возраста, пола или состояния здоровья, но некоторые группы лиц обладают виктимностью - повышенным риском при определенных условиях становиться жертвой. Выделяют общую и специальную виктимность: к первой относят незащищенность личности со стороны государства и общества; ко второй - ее субъективные качества, обусловленные более или менее выраженными индивидуально-психологическими особенностями, биофизическими возрастными свойствами (малолетние и престарелые) и психопатологическими расстройствами.

 Так, было обследовано 353 несовершеннолетних потерпевших - жертв сексуального насилия, проходивших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского с 1987 по 1998 г.г. *(240) Критериями отбора являлись возраст потерпевших (до 18 лет) и характер совершенных в отношении них противоправных действий. Среди испытуемых преобладали девочки - 295 (83%), мальчиков было 58 человек (17%). Обследовано 113 малолетних в возрасте от 5 до 14 лет (32%) и 240 несовершеннолетних от 14 до 18 лет (68%). У 280 потерпевших (79%) до сексуального насилия имелись психические расстройства, у 73% (21%) их изначально не было. В результате сексуального насилия, которое нередко сопровождалось физической агрессией с нанесением телесных повреждений, у 140 потерпевших (40%) возникали клинически очерченные психогенные расстройства (у 58 человек на фоне имевшейся ранее психической патологии и у 82 изначально психически здоровых). Кроме того, 29 потерпевших (8,2%) в криминальный период перенесли черепно-мозговую травму (5 из них на патологической почве). 25 потерпевших (7%) в момент совершения в отношении них противоправных действий находились в состоянии алкогольного опьянения. В результате клинико-психопатологического и сравнительно-возрастного изучения потерпевших установлено, что жертвой сексуального насилия может стать любой ребенок или подросток независимо от возраста и психического здоровья. При этом в ходе функционирования криминальной системы (жертва - преступник - ситуация) большое значение приобретает поведение несовершеннолетнего, которое нередко способствует реализации противоправных действий. Механизмы виктимизации зависят от возрастных и личностных особенностей, а также от типологии предкриминальной ситуации (бесконфликтного взаимодействия, конфликтно-стрессового и смешанного). Выделено три типа виктимного поведения:

 1) пассивно-подчиняемый (40%) - пассивное подчинение и выполнение всех требований преступника;

 2) псевдопровоцирующий (25%) - повышенная двигательная активность, сопротивление;

 3) неустойчивый тип (35%) - отсутствие четкой линии поведения, изменчивость поступков.

 Уголовно-правовое значение поведения потерпевшего заключается во влиянии на степень общественной опасности совершаемого виновным преступления и последующую уголовную ответственность. В связи с этим справедливо утверждение А.Л. Репецкой: "Индивидуализация ответственности лица, совершившего преступное посягательство под влиянием виктимного поведения жертвы, должна основываться на учете не только вида поведения жертвы и его последствий, но и на оценке этого обстоятельства преступником, поскольку осознание виновным характера поведения потерпевшего и его психического отношения к нему оказывает существенное влияние на субъективную сторону преступления" *(241). По мнению А. Гаджиевой, "поведение потерпевшего классифицируется на три вида: отрицательное, положительное и нейтральное" *(242) Между тем используется различная терминология. В частности, В.С. Минская полагает, что "предпочтительнее говорить об отрицательном поведении потерпевшего, способствующем совершению преступления" *(243). В этой связи ею было отмечено, что действия лиц, причинившие фактический вред интересам отдельной личности и общества, могут оцениваться государством и обществом с точки зрения их полезности и вредности и в этом смысле могут быть названы положительными или отрицательными. Ю.Д. Блувштейн, В.В. Романов, А. Гаджиева предлагают использовать термин "социально неодобряемое (отрицательное) поведение потерпевшего" *(244).

 Под отрицательным поведением потерпевшего Э. Сидоренко понимает "противоправные и аморальные поступки жертвы, способствующие зарождению преступного намерения у другого лица или провоцирующие его реализацию вовне" *(245). Формы отрицательного поведения потерпевшего и их влияние на степень общественной опасности преступления всесторонне исследованы В.С. Минской. По ее мнению, "попытка перечислить формы отрицательного поведения бесплодна и бесполезна, поскольку существует их бесконечное разнообразие" *(246). Исследования *(247) показали, что чаще всего потерпевшие провоцировали совершение в отношении себя насильственных преступлений противоправным или аморальным поведением (75,6%), в том числе насилием (23,1%), издевательством (13,5%), оскорблением (30,5%), иным поведением (8,5%).

 На практике недостаточно полно и последовательно решаются вопросы, связанные с оценкой поведения потерпевшего и его влиянием на ответственность виновного. Предлагаемые в науке рекомендации не всегда отвечают принципу справедливости и не учитывают специфику уголовно-правовой оценки поведения потерпевшего. В итоге складывается ситуация, когда фактически мера наказания определяется виновному с учетом отрицательного поведения потерпевшего, но в приговоре суд прямо не ссылается на данное обстоятельство, полагая, что такая ссылка может поколебать прочность доказательства вины или правильность квалификации деяния. По данным нашего изучения судебной практики по разрешению гражданских исков о компенсации морального вреда, в 15% случаев приговоры содержат следующие штампы: "учитывая содеянное", "учитывая обстоятельства дела", "учитывая смягчающие и отягчающие вину обстоятельства" и др. При этом не конкретизируется, что же именно учитывается при решении указанного вопроса. Разумеется, размер компенсации морального вреда должен быть уменьшен, если грубая неосторожность или аморальное поведение самого потерпевшего содействовали возникновению вреда или его увеличению. Вместе с тем должна приниматься во внимание степень вины обеих сторон - и причинителя вреда, и потерпевшего, проявившего грубую неосторожность. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер денежной компенсации должен быть уменьшен или в денежной компенсации морального вреда может быть отказано. Суды достаточно часто используют данное основание: не отказывая полностью в компенсации морального вреда, существенно снижают размер компенсации. Объясняется это тем, что вина потерпевшего в форме умысла либо причинение вреда по просьбе или с согласия потерпевшего в судебной практике встречаются крайне редко.

 Внутреннее содержание последствий межличностных отношений, возникших в результате совершения преступления, или характер и степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, учитывается судьями посредством изучения индивидуальных особенностей потерпевшего. Определение судом степени и характера нравственных и физических страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего является ключевым моментом при доказывании и определении размера компенсации. Исследованная судебная практика показала, что данный критерий учитывается при разрешении гражданского иска о компенсации морального вреда в 38% случаев. При этом одним из критериев определения размера компенсации морального вреда выступает искренность в страданиях *(248).

 Э. Гаврилов отмечает, что "довольно часто потерпевший ссылается на повышенную эмоциональность или на особенности своей психики (ранимость и т.п.). И суды при определении размера компенсации учитывают эти аргументы, поскольку индивидуальные особенности потерпевшего прямо упомянуты в статьях 151 и 1101 Гражданского кодекса РФ как обстоятельство, влияющее на размер компенсации. А ведь компенсация морального вреда, предположим, за психические страдания, вызванные шрамом на ноге от укуса собаки, должна быть одинаковой как для лица, которое очень заботится о своей внешности, так и для человека, который не очень сильно ею озабочен. В равной степени размер компенсации не должен зависеть от повышенной эмоциональности эстрадного артиста (по сравнению со зрителем), женщины (по сравнению с мужчиной) и т.д. Таким образом, учет индивидуальных особенностей при решении вопроса о размере компенсации морального вреда явно нарушает 2 правовых принципа: равенства прав граждан и принцип, гласящий, что "право есть применение равного масштаба к разным людям" *(249).

 Индивидуальность в общепринятом понимании означает своеобразие, непохожесть на других. Индивидуальность же человека есть совокупность его индивидуальных и личностных особенностей. В современной правовой литературе не дается какой-либо систематизации индивидуальных характеристик человека, имеющих юридическое значение. Чаще всего предлагается их далеко не исчерпывающий перечень. Наиболее развернутый перечень индивидуальных характеристик человека, по нашему мнению, приводится в Конституции РФ: пол, раса, национальность, язык, происхождение, имущественное положение, должностное положение, место жительства, отношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям, возраст, болезнь, инвалидность. В ст. 63 УК РФ перечисляются индивидуальные признаки потерпевшего, отягчающие наказание виновного: национальность, религиозная принадлежность, служебное положение потерпевшего или его близких, беременность, малолетний или несовершеннолетний возраст, индивидуальные особенности отношений потерпевшего и виновного, говорящие об их социально-ролевых отношениях: прежние отношения с виновным, зависимость от виновного и т.п.

 Представляется интересной точка зрения Т. Будяковой *(250), которая считает, что необходимо выявить влияние индивидуальных особенностей человека на степень переживаемых им страданий, и в первую очередь - какие из возможных индивидуальных характеристик человека имеют юридический смысл, т.е. могут быть использованы при учете меры переносимых страданий. Следует также отделить юридически значимые особенности человека от юридически безразличных. К последним следует отнести характеристики, не влияющие на силу переживаний человека, связанных с причинением ему морального вреда, и не учитываемые при определении размера компенсационной суммы (например, группа крови, цвет глаз и т.д.).

 Предлагается все юридически значимые характеристики разделить на четыре группы:

 1) признаки, наличие которых всегда усиливает нравственные или физические страдания, и в силу этого они, безусловно, должны учитываться при любых обстоятельствах. Это, например, болезнь, наличие увечий, преклонный возраст;

 2) юридически значимые признаки, которые при любых обстоятельствах уменьшают силу страданий при причинении морального вреда;

 3) признаки, наличие которых усиливает или уменьшает страдания человека при причинении ему морального вреда только при определенных обстоятельствах;

 4) признаки, которые исключительно в ситуации конкретного правонарушения или преступления могут усилить или ослабить страдания потерпевшего *(251).

 А.Л. Южанинова предлагает следующую формулу:

 моральный вред 5

 (сила физических страданий 1 сила переживаний) 3

 последствия 3 характер воздействия,

 полагая, что "степень страданий должна оцениваться интенсивностью физических страданий (тяжелые, средней тяжести, легкие), их последствиями (функциональные, органические, хронические), а также интенсивностью переживаний в связи с физическими страданиями (сильные, умеренные, слабые). Для определения вреда следует учитывать также, являются ли вредные воздействия правонарушения главным или только провоцирующим фактором для возникновения физических страданий" *(252).

 По нашему мнению, в качестве обстоятельств, определяющих размер компенсационных сумм, должны учитываться:

 1) социальное положение потерпевшего (состояние в браке; наличие и количество лиц, находящихся на иждивении, - несовершеннолетних детей, престарелых родителей, инвалидов и пр.; для несовершеннолетних - полноценность воспитания в семье и учебном заведении; образование; национальность; отношение к религии; место работы, должность; средний размер заработной платы; наличие или отсутствие судимости);

 2) психофизические особенности личности на момент совершения преступления: пол, возраст, темперамент, характер, состояние здоровья (беременность, наличие хронических заболеваний, инвалидность, неполноценность психического развития);

 3) постстрессовое состояние потерпевшего должно рассматриваться с точки зрения выше определенных критериев с учетом динамики изменений вследствие преступных посягательств, а также его длительности (состояние физического здоровья (обострение хронических заболеваний, появление новых заболеваний); психологическое состояние (определение степени тревожности, страхи, кошмары во сне, повышенная нервозность); изменение в социальном положении (способность исполнять должностные обязанности, возможность работы на прежнем месте, состояние семейных отношений); анализ объема, характера, степени нравственных и физических переживаний потерпевшего с учетом страданий и его близких, детей, родителей).

 "Необходимо учитывать длительность психотравмирующей ситуации, а также постстрессового состояния потерпевшего. В случае, когда потерпевший испытывает страдания в течение продолжительного периода времени, ему предоставляется возможность испытать весь комплекс отрицательных эмоций в связи с совершением в отношении него преступления. Если моральный вред длительное время не компенсируется не по вине самого потерпевшего, не заявившего своевременно своих требований, а по вине других лиц (затяжное расследование, длительная досудебная подготовка дела и т.п., а уж тем более если при этом проявлены бюрократизм и волокита), это только усугубляет негативные изменения в психике потерпевшего" *(253).

 Если в результате неправомерных посягательств наступила смерть человека, то прежде всего следует выяснить круг лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда, а затем определить критерии размера компенсации. В качестве критериев определения размера компенсации морального вреда (в случае смерти близкого человека) можно назвать следующие:

 1) степень близости погибшего и истца. При предъявлении родителями иска о компенсации морального вреда в случае гибели ребенка имеют дополнительное значение следующие обстоятельства: возраст ребенка, был ли погибший единственным ребенком или могут ли пережившие его родители в будущем иметь детей. В случае предъявления иска лицом, являющимся гражданским мужем (женой) погибшего, необходимо определять продолжительность и характер отношений и пр.;

 2) способы общения погибшего и лица, заявившего требование о компенсации морального вреда: совместное или раздельное проживание, регулярность и продолжительность встреч, иные заочные способы общения (письма, телефон, Интернет), характер сложившихся между ними отношений, который должен оцениваться на момент смерти;

 3) способ получения информации о смерти: был ли потерпевший свидетелем смерти или получил это известие от других лиц, из иных источников. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве" указывается, что "особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что причиняет им особые страдания" *(254).

 Помимо рассмотренных общих критериев определения компенсации морального вреда в уголовном процессе, предлагаются *(255) общие основания повышения и снижения суммы компенсации:

 1. Причинение и физического, и морального вреда (физических и нравственных страданий) при нарушении одного неимущественного права. Так, при причинении тяжкого вреда здоровью наступают последствия, указанные в ст. 111 УК РФ, характеризующие физические страдания потерпевшего. Помимо чисто физических, потерпевший переживает и нравственные страдания, связанные с изменением образа жизни, профессии, затруднения в личной и общественной жизни и т.п. В качестве критериев определения размера компенсации при одновременном причинении физического и морального вреда обычно предлагают использовать вид, степень тяжести повреждения здоровья. Для этого необходимо руководствоваться заключением судебно-медицинской экспертизы, основанном на применении методических указаний "Судебно-медицинская экспертиза несмертельных телесных повреждений" *(256). Эти указания предусматривают три степени тяжести телесных повреждений: тяжкое телесное повреждение, менее тяжкое телесное повреждение, легкое телесное повреждение. Для квалификации каждой степени тяжести установлены соответствующие признаки. В указаниях разработаны также другие оценочные понятия, которыми можно оперировать при определении размера морального вреда, сопряженного с вредом физическим: длительное и кратковременное расстройство здоровья, значительная и незначительная утрата трудоспособности, неизгладимое обезображение лица, утрата профессиональной трудоспособности.

 Новое уголовное законодательство использует несколько иные термины, хотя классификация в целом осталась прежней. Статья 111 УК РФ к тяжкому вреду здоровью относит вред, опасный для жизни человека, или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, или выразившийся в неизгладимом обезображении лица, а также причинение иного вреда здоровью, вызвавшего расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности, либо повлекшее за собой прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией. Для причинения вреда здоровью средней тяжести характерно отсутствие опасности для жизни человека и перечисленных выше последствий, но причинение вреда здоровью средней тяжести вызывает длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть (ст. 112 УК РФ). Причинение легкого вреда здоровью связано с кратковременным расстройством здоровья или незначительной стойкой утратой общей трудоспособности (ст. 115 УК РФ). В п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" указывалось, что вышеперечисленные виды вреда здоровью в зависимости от степени его тяжести следует использовать в качестве критериев для определения размера компенсации морального вреда. "Размер возмещения морального вреда определяется судом в решении исходя из степени тяжести травмы, иного повреждения здоровья, других обстоятельств, свидетельствующих о перенесенных потерпевшим физических и нравственных страданиях, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда, степени вины потерпевшего и других конкретных обстоятельств" *(257). "Оценивая страдания потерпевшего от причиненного ему увечья, надо учитывать не только те, которые он уже перенес ко времени рассмотрения дела, но и те, которые он со всей очевидностью перенесет в будущем. Например, при неизгладимом обезображении лица, утрате конечностей и т.п., поскольку это может повлечь за собой осложнения в личной жизни, лишение возможности работать по своей профессии и другие проблемы, порождающие моральные травмы" *(258).

 2. Причинение морального вреда в связи с одновременным нарушением нескольких неимущественных прав. Например, при незаконном осуждении нарушаются или ограничиваются неимущественные права потерпевшего на честь и достоинство, на свободу передвижения (при назначении наказания в виде лишения свободы), на тайну личной жизни (цензура почтовых отправлений, телефонных переговоров и пр.), на индивидуальный облик (одежда, прическа в соответствии с положениями исправительно-трудового законодательства). Подобный подход должен исключить из судебной практики случаи немотивированных решений, когда размер компенсационной суммы потерпевшему определяется в незначительных пределах без какой-либо мотивации.

 Согласно ст. 1101 ГК РФ "при определении размера компенсации морального вреда суды должны учитывать требования разумности и справедливости". В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ также указывалось, что "при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости" *(259).

 Требования разумности означают "логичность, целесообразность" *(260) принятого решения, т.е. такого определения компенсационной суммы, которое диктуется исследованными в суде посылами для умозаключения в виде конкретных обстоятельств и доказательств. Требование справедливости предполагает "беспристрастность, истинность и правильность решения, принятие которого осуществляется на законных основаниях" *(261). Компенсационная сумма должна быть соразмерной всем обстоятельствам, характеризующим тяжесть совершенного преступления, всех его последствий для потерпевшего, учитывающей личность потерпевшего во всех социальных и личностных проявлениях.

 Статья 1083 ГК РФ оговаривает возможность уменьшения размера взыскиваемой компенсационной суммы с причинителя вреда, учитывая имущественное положение виновного. Данный критерий может быть применен только в том случае, если причинителем вреда является физическое лицо.

 Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ изменила приговор в части взыскания с Ф. 130 тыс. руб. в пользу З. в порядке компенсации морального вреда, поскольку суд в полной мере не учел имущест-венное положение осужденного, имеющего малолетнего ребенка. При таких данных судебная коллегия уменьшила сумму взыскания в пользу З. до 30 тыс. руб. *(262).

 Данный критерий позволяет судьям уменьшить размер возмещения вреда, но за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно. Приведем данные судебной практики использования критерия "имущественное положение причинителя вреда" как снижающего размер компенсационной суммы. Судебная практика свидетельствует, что критерий применяется в 46% случаев вынесения судебных решений, а значит, и при рассмотрении уголовных дел по умышленным преступлениям. К примеру, Верховный Суд РФ при определении размера денежного выражения подлежащего возмещению морального вреда учитывает реальное материальное положение обвиняемого (семейное положение, наличие у него места работы, иждивенцев *(263), степень тяжести телесных повреждений, причиненных потерпевшему *(264), и т.п.).

 Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство не дает критериев определения имущественного положения виновного лица. Суды обычно принимают во внимание такие обстоятельства, свидетельствующие о затруднительном имущественном положении обвиняемого, как возраст (пенсионный или предпенсионный), нетрудоспособность, в том числе по состоянию здоровья, отсутствие постоянного места работы, нахождение на его иждивении нетрудоспособных родителей, детей. К примеру, "имеет на иждивении двух малолетних детей", "обвиняемый, находящийся на иждивении родителей, имеющих общий доход, включая пенсии, не более 5 тыс. руб.; в семье проживает инвалид 1 группы", "подсудимый постоянного заработка и места работы не имеет" и др. *(265) Но доказательств в подтверждение имущественного положения причинителя вреда, к примеру, справок с места работы о средней заработной плате, о наличии иждивенцев, в уголовных делах обнаружено не было.

 В юридической литературе встречается утверждение, что поскольку данный критерий является общим для всех, то может быть применен при оценке морального вреда *(266). Судебная практика утверждает, что разумность продиктована "реальностью исполнения заявленного требования" *(267). Справедливость размера компенсации морального вреда, по нашему мнению, заключается в получении потерпевшим ощущения благополучия. Требования разумности призваны ограничить потерпевшего в чрезмерных потребностях. Еще Л.И. Петражицкий высказывал предположение, что "свобода судебного усмотрения приведет к использованию данного института неимущими с целью наживы, а богатыми - для обогащения, то есть к безнравственности извлечения прибыли из чужого поступка" *(268).

 Разумность, на наш взгляд, не должна ставиться в зависимость от критерия имущественного положения причинителя вреда, поскольку получение достойной, на взгляд потерпевшего, компенсационной суммы есть достижение справедливости. Компенсация морального вреда есть мера реабилитации потерпевшего. Получение достойной, по мнению потерпевшего, суммы компенсации морального вреда есть возможность испытать положительные эмоции, соразмерные претерпеваемым им в результате совершенного в отношении него преступления нравственным и физическим страданиям. Но будет ли являться полноценной компенсационной мерой определение размера суммы компенсации морального вреда с учетом материальных возможностей причинителя вреда? Понятно, что в случае отсутствия необходимой и достаточной денежной суммы у причинителя последний не сможет компенсировать взыскиваемую сумму в нужном объеме. В таком случае государство, гарантируя в ст. 52 Конституции РФ обеспечение потерпевшему компенсации причиненного ущерба, должно принимать соответствующие меры в целях обеспечения благополучия своих граждан и установления справедливости.

 Спорным вопросом на сегодня является вопрос о необходимости и возможности учета такого признака, как материальное положение потерпевшего. В каждом втором решении суда при определении размера компенсационной суммы морального вреда учитывается материальное положение потерпевшего.

 Среди ученых-юристов имеются различные мнения о том, следует принимать данный признак во внимание или нет, можно ли ставить в прямую зависимость нематериальные блага (честь, достоинство, неприкосновенность) и личные неимущественные права человека и его благосостояние? Состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, необходима гораздо большая сумма денег, чем человеку малообеспеченному *(269). Л.И. Петражицкий отмечает: "Денежная сумма, которая должна представлять эквивалент причиненной неприятности, боли, обиды, и т.п. представляет не определенную величину, а изменчивую, вообще тем большую, чем богаче потерпевший" *(270). То есть сумма возмещения должна быть прямо пропорциональна стоимости имущества, которым обладает потерпевший, в ином случае требуемое психологическое удовлетворение не будет достигнуто. Но при соблюдении подобного правила закон будет действовать в пользу "экономически сильных и во вред слабым" *(271). Н.В. Кузнецова полагает, что при определении размера компенсационной суммы имущественное положение обвиняемого должно сопоставляться с имущественным положением потерпевшего, и при равной нуждаемости размер компенсации уменьшаться не должен *(272).

 У обеспеченного человека гораздо больше возможностей для восстановления своей психической сферы, устранения физических и нравственных страданий, причиненных совершенным в отношении него преступлением; если так можно выразиться, у него сильнее чувство социальной защищенности, чем у малоимущего гражданина. При определении денежной суммы компенсации морального вреда одну из главных ролей играют две категории: уровень возможностей и уровень потребностей. Последние, по справедливому замечанию М.И. Еникеева, зависят от исторически сложившегося уровня производства и потребления, условий жизни человека, традиций и господствующих вкусов в определенной социальной группе *(273). Уровень потребностей имеет прямую зависимость от самооценки индивида. Самооценка представляет собой ценность, значимость, которой индивид наделяет себя в целом и отдельные стороны своей личности, деятельности, поведения *(274). В самом термине имеется указание на преобладание оценочной стороны над описательной в представлении человека о самом себе. Все законопослушные граждане имеют в обществе равную ценность, однако существует возможность того, что человек с заниженной самооценкой будет требовать низкую компенсационную сумму, а человек с завышенной самооценкой - высокую.

 Разумность, диктуемая нормами ст. 1101 ГК РФ, на наш взгляд, должна рассматриваться с учетом психофизических особенностей потерпевшего, а также с учетом его социального положения, в том числе имущественного состояния.

 Указанные проблемы правоприменения в немалой степени обусловлены оценочным характером понятий разумности и справедливости, отсутствием в законе каких-либо критериев их определения. Данное обстоятельство и приводит к тому, что вместо обоснования конкретными факторами определяемой судом компенсационной суммы суд ссылается на оценочные законодательные формулировки без их конкретизации, в связи с чем становится непонятным и не всегда принятым судебный вывод, почему и с учетом чего все-таки судом взыскана та или иная сумма. Хотя, как показало изучение судебной практики, в 68% судебных решений данный критерий используется.

 В юридической литературе неоднократно давались отрицательные оценки таким неопределенным, "каучуковым" формулировкам, как "с учетом требования разумности и справедливости", но бывают случаи, когда без них обойтись невозможно. К таким случаям относится и определение размера компенсации морального вреда, что определяется спецификой самого морального вреда. "Требования разумности и справедливости" предполагают при компенсации морального вреда определение денежной суммы, соразмерной объему и характеру пережитого с учетом всех обстоятельств, характеризующих личность потерпевшего, тяжести совершенного в отношении него преступления и других заслуживающих внимания факторов.

 Проблема учета критериев и соразмерности компенсационной суммы причиненному моральному вреду породила ряд предложений по созданию методики оценки страданий потерпевшего. Приведем некоторые из них.

 Так, В.Я. Понарин предлагает два способа исчисления размера денежной компенсации морального вреда: поденный показатель и посанкционный показатель *(275). При пользовании первым в расчет берется количество дней в году, а также учитывается доля ежемесячного заработка или дохода подсудимого, приходящаяся на один день. Показатель применяется в днях от 1 до 365 или 366. Отсюда название - поденный показатель компенсации морального вреда. Если, например, суд приходит к выводу о необходимости взыскания с подсудимого компенсации морального вреда в размере 10-дневного дохода подсудимого, то зная доход подсудимого, приходящийся на один день, можно определить и общую сумму денег, подлежащую взысканию с подсудимого. С нашей точки зрения, достоинства этого метода весьма сомнительны. При сходных фактических обстоятельствах причинения морального вреда суммы компенсации могут существенно колебаться в зависимости от дохода подсудимого, не учитываются никоим образом ни страдания потерпевшего, ни его индивидуальные особенности. Да, несомненно, данную методику можно использовать при оценке материального положения подсудимого, но при этом не учитывается совокупный доход семьи подсудимого, наличие иждивенцев, инвалидов и пр., поэтому говорить об оценке размера компенсационной суммы посредством поденного показателя просто недопустимо.

 Для того чтобы избежать недостатков первой методики подсчета размера компенсации морального вреда, автор предлагает другой способ - использование посанкционного показателя. Термин "посанкционный" введен В.Я. Понариным и является производным от слова "санкция". Посанкционный показатель может использоваться судом исходя из размера санкции статьи Уголовного кодекса РФ, которая применяется к подсудимому. В.Я. Понарин предлагает в качестве условной стоимости каждого месяца лишения свободы сумму в один минимальный размер оплаты труда (далее - МРОТ). Размер компенсации морального вреда по предложенной методике определяется путем умножения данной суммы на количество месяцев лишения свободы, назначенного подсудимому в качестве наказания. Поскольку санкции статьи Уголовного кодекса РФ объективно отражают степень общественной опасности содеянного виновным, посанкционный показатель позволяет обеспечить разумное и справедливое соотношение между взысканием денежных сумм за нанесенный моральный вред и его размером. По мнению автора, по делам, наказание по которым назначается приговором в виде исправительных работ без лишения свободы, следовало бы предоставить суду право исходить из приравнивания срока исправительных работ к сроку лишения свободы день за день. В этом случае у суда появилась бы возможность применять для определения размера морального вреда посанкционный показатель и по указанной категории дел.

 Аналогичную по содержанию, но более разработанную, методику исчисления размера компенсации морального вреда предлагает А.М. Эрделевский *(276). Прежде всего он отмечает, что при причинении имущественного вреда определение размера ответственности предполагает стоимостную эквивалентность причиненного вреда. Но в случае причинения морального вреда принцип эквивалентности не срабатывает, что связано со спецификой понятия морального вреда. Ответственность за его причинение носит явно выраженный компенсационный характер. Потому к компенсации морального вреда может и должен применяться принцип более "низкого" уровня - принцип адекватности (соответствия). При определении размера компенсации целесообразно использовать так называемый презюмируемый моральный вред, который должен испытывать некий "средний" человек в результате совершения в отношении него соответствующего противоправного деяния. При рассмотрении конкретного дела размер компенсации такого вреда может меняться как в большую, так и меньшую сторону в зависимости от конкретных обстоятельств. Определенная таким образом денежная сумма составит размер действительного морального вреда, величина компенсации которого не может быть увеличена более чем на 50% по сравнению с размером компенсации презюмируемого морального вреда.

 Исходя из этих положений, А.М. Эрделевский разработал специальную методику. Размер презюмируемого морального вреда при причинении тяжкого вреда здоровью, соединенного с мучениями и истязаниями, принимается за относительную единицу, соответствующую максимальной санкции за данное преступление (12 лет лишения свободы). Абсолютный размер компенсации морального вреда в этом случае равняется 720-кратному размеру установленного законом МРОТ на момент совершения преступления. 720 МРОТ - это заработок физического лица за 10 лет при размере месячного заработка шесть МРОТ. Сопоставляя санкции различных уголовно наказуемых деяний с избранной им за относительную единицу санкцией, автор составил таблицу размеров компенсации презюмируемого морального вреда, причиненного этими деяниями.

 Размер возмещения морального вреда можно выразить в виде разработанной автором *(277) общей формулы: D = d 3 f(v) 3 i 3 c 3 3 (1 - fs), где

 D - размер компенсации действительного морального вреда;

 d - размер компенсации презюмируемого морального вреда;

 f(v) - степень вины причинителя вреда, при этом 0 <= f(v) <= 1;

 I - коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 <= i <= 2;

 c - коэффициент учета заслуживающих внимания обстоятельств, при этом 0 <= с <= 2;

 fs - степень вины потерпевшего, при этом 0 <= fs <= 1.

 С.В. Марченко *(278) предлагает расширить методику А.М. Эрделевского по определению размера денежной компенсации морального вреда в части показателей относительной единицы страданий в зависимости от степени и глубины страданий. Вышеизложенная методика представляет определенный интерес, так как с ее исходными положениями трудно не согласиться. Действительно, что отражает общественную оценку преступления и вреда, им наносимого, в том числе морального, лучше, чем санкция уголовной нормы? Статья 151 ГК РФ обязывает суд при определении размера компенсации морального вреда учитывать обстоятельства его причинения, к которым, безусловно, следует отнести объективную сторону совершенного противоправного деяния, в том числе и квалифицирующие признаки преступления, свидетельствующие о его общественной опасности.

 В ст. 17 УПК РФ закреплено положение о свободе оценки доказательств: "Судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью". Убеждение - прочно сложившееся мнение, уверенный взгляд на что-нибудь, точка зрения *(279). Внутреннее убеждение есть собственное отношение к своим знаниям, решениям, действиям *(280). Объективную основу судейского убеждения составляет совокупность фактов, установленных по делу *(281). Ю.М. Грошевой рассматривает судейское убеждение в трех аспектах: как категорию правосознания; как личностное отношение к совокупности собранных доказательств с точки зрения возможности принятия решения по делу; как убежденность в законности и обоснованности приговора. Он обстоятельно анализирует проблемы формирования убеждения, выделяя следующие вопросы: личность судьи и нравственные основы формирования убеждения, роль в этом процессе профессионального правосознания, а также нормативные и фактические основы формирования убеждения *(282).

 В юридической литературе было высказано мнение о том, что внутреннее убеждение следует рассматривать как начало, как принцип, как метод оценки доказательств и результат такой оценки *(283). З.З. Зинатуллин отмечает следующее: "Внутреннее убеждение суда как результат оценки доказательств выражает психическое отношение субъектов доказывания к достоверности (недостоверности) исследуемых обстоятельств и фактов, к их конкретным свойствам и значению по делу. Внутреннее убеждение образуется в ходе исследования доказательств, но оно не сводится к чувству уверенности и правильности оценки доказательств и сделанных на основании этого выводов об искомых фактах. Уверенность только тогда станет убеждением, когда из психологического состояния превратится в целенаправленное действие. Внутреннее убеждение как результат, итог оценки - это такое состояние сознания человека, которое говорит о единственно возможном выводе из имеющейся совокупности или системы доказательств" *(284).

 Предназначение судьи - осуществление правосудия, а потому нельзя лишать его возможности определения справедливой компенсационной суммы. Необходимо продумать и создать отлаженные механизмы, позволяющие определять соразмерность денежной компенсации и причиненного морального вреда. Очевидно, что пока не будут созданы подобные механизмы, не будут внесены корректировки в действующее уголовно-процессуальное законодательство, будет присутствовать несправедливость в уголовном правосудии и неразумность - в принятии решений органами уголовного преследования. По данным нашего изучения судебной практики, самая высокая компенсационная сумма, взысканная в пользу потерпевшего, составила 250 тыс. руб. Стоит отметить, что первоначально были заявлены исковые требования в размере 50 тыс. долларов США. Так в денежном выражении были оценены Южно-Сахалинским городским судом страдания матери, потерявшей единственного сына в результате преступления, совершенного обвиняемым. При этом суд указал, что не были учтены "нравственные страдания потерпевшей в связи с гибелью сына, который только начал самостоятельную жизнь" *(285). Решением того же суда в пользу родителей и сестры погибшего "с учетом материального положения обвиняемого" была взыскана денежная сумма компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб. *(286).

 Нами было изучено 24 уголовных дела Южно-Сахалинского городского суда. Заявленные потерпевшими денежные суммы компенсации морального вреда снижались в среднем в шесть раз. Полностью удовлетворена заявленная компенсационная сумма только в четырех случаях.

 

Таблица 5

 

 ┌───────────────────────┬───────────────────────┬───────────────────────┐

 │     Сумма исковых     │ Сумма удовлетворенных │     Сумма снижена     │

 │   требований (руб.)   │  исковых требований   │      (кол-во раз)     │

 │                       │        (руб.)         │                       │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │           1           │           2           │           3           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        100 000        │        50 000         │           2           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         10 000        │           800         │          12,5         │

 │         10 000        │           500         │          20           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         30 000        │         3 000         │          10           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         15 000        │           500         │          30           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        175 000        │       175 000         │           1           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         30 000        │         3 000         │          10           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        150 000        │       100 000         │           1,5         │

 │         50 000        │        25 000         │           2           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        250 000        │       100 000         │           2,5         │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         60 000        │        40 000         │           1,5         │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        100 000        │        15 000         │           6,7         │

 │         20 000        │        20 000         │           1           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         50 000        │        20 000         │           2,5         │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         30 000        │         3 000         │          10           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │           1           │           2           │           3           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │      1 000 000        │       250 000         │           4           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │          1 000        │         1 000         │           1           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         15 000        │         5 000         │           3           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        100 000        │        50 000         │           2           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        100 000        │         7 000         │          14           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         60 000        │        60 000         │           1           │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        150 000        │        80 000         │           1,9         │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │        300 000        │       200 000         │           1,5         │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │          5 000        │         3 000         │           1,7         │

 ├───────────────────────┼───────────────────────┼───────────────────────┤

 │         10 000        │         5 000         │           2           │

 └───────────────────────┴───────────────────────┴───────────────────────┘

 

 Были обнаружены приговоры, в которых требуемая сумма компенсации морального вреда была снижена в 200(!) раз *(287). Подобные случаи можно рассматривать, по нашему мнению, с двух позиций: с одной стороны, возможно, заявленная сумма явно не соответствовала причиненным нравственным и физическим страданиям; с другой стороны, потерпевший, исходя из своих субъективных ощущений, именно так оценивает свои страдания, понимая при этом, что любая заявленная сумма будет снижена. Лишь в 12% изученных случаев заявленные компенсационные суммы были взысканы в полном объеме. В 81% случаев они были снижены. "При рассмотрении иска суд считает, что моральный вред потерпевшему причинен. Моральный вред выразился в физических страданиях от боли и нравственных - от наличия на лице кровоподтека, оскорблений и угроз со стороны подсудимого. Вместе с тем размер компенсационной суммы необоснованно завышен" *(288).

 Э. Гаврилов отмечает тенденцию снижения размера заявленной компенсационной суммы до 9 тысяч(!) раз. Причину этого исследователь видит в том, что на практике и потерпевшие, и суды не имеют четких критериев для определения размера денежной суммы компенсации. "В настоящее время истцы зачастую заявляют требования о выплате им компенсаций в непомерно больших размерах, полагая (причем вполне резонно), что, даже если суд снизит размер компенсации, сам заявленный размер ее окажет на него и общественность определенное психологическое давление" *(289). Э. Гаврилов считает, что необходимо бороться именно с истцами, чтобы они не завышали требуемую компенсационную сумму, для чего и предлагает внедрить прогрессивные государственные пошлины.

 Видится ошибочной и неправильной данная позиция. Государственные пошлины (которые, по мнению Э. Гаврилова, станут прогрессивным методом в борьбе с истцами), разумеется, будут останавливать истцов при определении размера их исковых требований. Но разве можно в таком случае говорить о полноценной реабилитации страданий потерпевшего, о восстановлении его нравственного и физического состояния? Материальное положение потерпевшего не должно стать критерием оценки его внутренних страданий. Получение достойной, по мнению потерпевшего, суммы компенсации морального вреда есть возможность испытать положительные эмоции, соразмерные претерпеваемым им в результате совершенного в отношении него преступления нравственным и физическим страданиям. Недопустимо обвинять истцов, "не умеющих" оценить соразмерно свои страдания, поскольку они не имеют четких критериев и установленных пределов размера допустимых компенсационных сумм, разумно полагая, что боль утраты, унижений, страданий, переживаний вообще неоценима.

 Встречается утверждение, что судьи негласно договариваются о приемлемом размере компенсации морального вреда по конкретным категориям уголовных дел. О таком положении вещей свидетельствует и изученная нами судебная практика. Столкнувшись с законодательной дилеммой в вопросе определения размера компенсационной суммы, судебная практика пошла по пути формирования института судебного прецедента *(290).

 В каждом субъекте Российской Федерации сформировалось свое судейское видение стоимости тех или иных нравственных и физических страданий потерпевшего. Данные изучения судебной практики за 2002-2004 г.г. Пролетарского районного суда г. Саранска, Фрунзенского районного суда г. Иваново, Южно-Сахалинского городского суда позволяют сделать некоторые выводы о размере денежной компенсации морального вреда в зависимости от категории уголовных дел:

 - страдания в результате причинения вреда здоровью средней тяжести (ч. 1 ст. 112 УК РФ) оцениваются от 5 тыс. руб. до 20 тыс. руб.;

 - по уголовным делам о причинении тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ) размер компенсационной суммы составляет от 10 тыс. руб. до 50 тыс. руб.;

 - нравственные и физические страдания в связи с гибелью близкого человека в результате преступления оцениваются в среднем в 120 тыс. руб. (от 30 тыс. руб. до 250 тыс. руб.).

 Все части приговора составляют единый, логически связанный документ. В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора согласно ч. 1 ст. 305 УПК РФ должны быть изложены мотивы решения в отношении гражданского иска, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказа в нем. При этом должны быть указаны размер компенсационной суммы, в котором удовлетворены требования истца, а также закон, на основании которого принято решение. Удовлетворяя гражданский иск, суд обязан обосновать в описательно-мотивировочной части приговора размер суммы, подлежащей взысканию, с кого именно она должна быть взыскана, в чью пользу должно быть произведено взыскание. В резолютивной части приговора рассматриваются вопросы по предъявленному гражданскому иску (ч. 1 ст. 309 УПК РФ):

 - об удовлетворении гражданского иска полностью или частично;

 - о признании за гражданским истцом права на удовлетворение иска и передаче вопроса о его размере на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства;

 - об отказе в удовлетворении иска.

 Резолютивная часть приговора должна вытекать из вводной и описательно-мотивировочной частей приговора. Выводы, изложенные в резолютивной части приговора, не должны противоречить данным, содержащимся в описательной его части *(291). Несоответствие резолютивной части другим частям свидетельствует о необоснованности приговора.

 В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 22 декабря 1964 г. N 18 "О некоторых процессуальных вопросах, возникших в судебной практике при исполнении приговоров" указывалось, что "в резолютивной части обвинительного приговора все вопросы, предусмотренные статьями 308, 309, 313 Уголовно-процессуального кодекса, должны быть решены и изложены так, чтобы не возникло затруднений при исполнении приговора" *(292).

 По данным изучения судебной практики, немотивированное решение по вопросу гражданского иска о компенсации морального вреда было принято в 34% случаев во Фрунзенском районном суде г. Иваново, в 45% случаев - в Пролетарском районном суде г. Саранска, в 24% случаев - в Южно-Сахалинском городском суде.

 Мотивация судебного решения в части гражданского иска о компенсации морального вреда сводилась лишь к следующим утверждениям: "взыскать в качестве компенсации морального вреда сумму в размере 5 тыс. руб. *(293); "заявленные исковые требования в размере 10 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда суд находит несоразмерными и взыскивает в пользу гражданского истца 2 тыс. руб." *(294).

 При этом обращает на себя внимание то, что мотивация изученных судебных решений относительно размера компенсационной суммы практически везде одинакова - в районных судах городов Иваново и Саранска, Южно-Сахалинском городском суде. Формулировкой "с учетом требований разумности и справедливости" обосновывались совершенно разные компенсационные суммы - от 500 руб. до 250 тыс. руб.

 Очевидным является тот факт, что критерии, определенные ст. 151, 1099 ГК РФ, учет которых обязателен при разрешении вопросов, касающихся размера компенсационной суммы, носят оценочный характер. Потому судебная практика зачастую дополняет определенный законодателем перечень критериев следующими формулировками: "разумностью реальности исполнения судебного решения", "необходимостью учета семейного положения подсудимого", "соразмерностью, справедливостью".

 Судами нередко используются шаблонные формулировки для обоснования собственных решений в части разрешения гражданского иска. Приведем пример одной из заготовленных заранее мотиваций: "В соответствии со статьями 150, 151 Гражданского кодекса РФ подлежат защите жизнь, здоровье, неприкосновенность гражданина посредством компенсации причиненного морального вреда. В судебном заседании достоверно установлено, что потерпевшему были причинены нравственные и моральные страдания, в результате чего он испытал стресс. Учитывая материальное положение подсудимого, степень тяжести страданий, суд считает необходимым заявленную сумму снизить" *(295).

 Формальный подход к мотивации судейских решений в настоящее время достаточно распространен, несмотря на разъяснения Верховного Суда РФ о том, что "суд при разрешении вопроса о гражданском иске в описательной части приговора должен привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска, а также указать закон, на основании которого разрешен гражданский иск" *(296). "Если описательная часть приговора не содержит мотивы, обосновывающие решение суда в части гражданского иска, судебное решение в части, касающейся гражданского иска, подлежит отмене, а дело в этой части должно быть направлено в тот же суд на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства" *(297). В 30% изученных нами судебных решениий отсутствовали мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение гражданского иска по компенсации морального вреда, а в 20% случаев не делались ссылки на закон, на основании которого гражданский иск был разрешен.

 Подобная практика порождена оценочным характером закрепленных законодателем критериев, обоснованное применение которых может быть облегчено с помощью судебно-психологической экспертизы, при производстве которой с учетом исследования индивидуальных психологических особенностей потерпевшего определялись бы характер физических и нравственных страданий, степень их тяжести, глубина и последствия.

 В ходе изучения судебной практики было также установлено, что только в 8% случаев гражданский истец подавал кассационную жалобу на решение суда первой инстанции, не соглашаясь с определением размера денежной компенсации морального вреда. В 82% случаев размер денежной компенсации морального вреда даже не подвергался сомнению ни гражданским истцом, ни гражданским ответчиком, оставаясь неизменным. Более того, обжалованные в кассационном порядке приговоры в части гражданского иска о компенсации морального вреда оставались без изменений.

 Кассационная жалоба Н. содержала доводы: "Судом компенсационная сумма морального вреда была взыскана без какой-либо мотивации. В приговоре вообще не было указано, какие нравственные и физические страдания причинены потерпевшему. Судом не было учтено мое материальное положение: я воспитываю дочь, заработок составляет чуть больше 1 тыс. рублей". Тем не менее судебной коллегией по уголовным делам Сахалинского областного суда жалоба была оставлена без удовлетворения, приговор - без изменения *(298).

 В кассационной жалобе П. ставился вопрос об отмене решения в связи с тем, что размер компенсации морального вреда был несправедливо занижен. Судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда в удовлетворении кассационной жалобы отказано, в том числе по причине непредставления истицей доказательств претерпевания нравственных и физических страданий именно на 300 тыс. руб. *(299)

 Между тем Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ отмечалось, что "судом не может быть отказано в удовлетворении гражданского иска, и вопрос о его размерах не может быть передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства из-за того, что гражданские истцы не представили суду документы, подтверждающие размер исковых требований" *(300).

 Несмотря на это в судебной практике встречаются примеры, когда кассационная жалоба, содержащая в себе убедительные доводы и подробное описание претерпеваемых страданий, детальное описание индивидуальных особенностей личности потерпевшего, повлиявших на характер и степень претерпеваемых нравственных и физических страданий, повлияла и на решение Судебной коллегии по гражданским делам.

 Рассмотрев кассационную жалобу И., указывавшую на то, что "судом при определении размера денежной суммы компенсации морального вреда не были учтены в должной мере те обстоятельства, при которых совершались преступные действия, степень физических и нравственных страданий, претерпеваемых потерпевшим", Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия увеличила размер компенсационной суммы с 100 тыс. руб. до 300 тыс. руб. *(301)

 По данным обзора судебной практики Верховного Суда РФ, неправильное исчисление сумм ущерба, подлежащего исчислению при рассмотрении гражданского иска по уголовному делу, является одним из наиболее распространенных оснований для отмены приговора в порядке надзора *(302).

 Сложность в разрешении гражданского иска при вынесении обвинительного приговора на практике вызывают случаи, когда вред причинен несколькими обвиняемыми либо нескольким потерпевшим. В таких случаях, как правило, возникает вопрос о процессуальном соучастии и порядке возложения обязанности по компенсации морального вреда на нескольких обвиняемых (гражданских ответчиков). Вопросы процессуального соучастия непосредственно уголовно-процессуальным законодательством не регулируются. При их решении руководствуются нормами гражданского и гражданско-процессуального права с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

 Процессуальное соучастие возможно в различных сочетаниях:

 - один гражданский истец - несколько обвиняемых (гражданских ответчиков);

 - один обвиняемый (гражданский ответчик) - несколько гражданских истцов и т.п.

 Однако при этом важно подчеркнуть, что все гражданские истцы, как и гражданские ответчики, в отношении другой стороны и по отношению друг к другу занимают самостоятельное процессуальное положение, свободно пользуются и распоряжаются своими процессуальными правами. Отказ одного или нескольких гражданских истцов от заявленного иска изменение исковых требований, как и признание гражданского иска кем-либо из гражданских ответчиков, не порождает соответствующих обязанностей для других участников *(303). Делаем вывод, что процессуальное соучастие на стороне гражданских истцов не должно порождать значительных трудностей при вынесении приговора (законного и обоснованного. - Прим. авт.) в части компенсации морального вреда. Для этого требуется объективно определить размер причиненного каждому истцу морального вреда и назначить соответствующую компенсацию.

 Судебная практика, к сожалению, свидетельствует о другом. Суды по однотипным уголовным делам определяют одинаковый размер морального вреда для всех истцов и назначают равную денежную компенсацию. При этом не учитывается, какого рода физические и (или) нравственные страдания были причинены каждому из истцов (степень телесных повреждений, возникшие последствия и т.п.), не мотивируются решения в описательной части приговора, что тоже является нарушением процессуальных требований *(304).

 Что касается возложения обязанности по компенсации морального вреда при процессуальном соучастии на стороне обвиняемого (гражданских ответчиков), то наибольшую сложность у судов вызывает применение солидарной или долевой ответственности причинителей вреда. При рассмотрении судом уголовного дела в отношении нескольких подсудимых в приговоре должно быть указано, в какой форме производить взыскание - в солидарной или долевой.

 Согласно ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их по правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 ГК РФ, т.е. с учетом степени вины каждого причинителя, а при невозможности определить степень вины - в равных долях.

 Если моральный вред явился единым нераздельным результатом противоправных действий нескольких лиц, должна применяться солидарная ответственность этих лиц перед потерпевшим. Принцип солидарности ответственности не исключает возможности взыскания компенсации со всех сопричинителей в определенных долях, однако при этом все они остаются обязанными перед потерпевшими лицами до полной компенсации причиненного ему вреда (уплаты всей денежной компенсации). Именно в этом заключается преимущество солидарной ответственности, позволяющей более эффективно обеспечить интересы истца. И только по заявлению самого потерпевшего и при условии, что это отвечает его интересам, суд вправе применить долевую ответственность, определив долю каждого сопричинителя в общей сумме компенсации морального вреда.

 Судебная практика обычно идет по пути возложения солидарной обязанности компенсировать моральный вред в отношении всех обвиняемых. По данным Н.В. Кузнецовой *(305), в 1995-1996 г.г. солидарная ответственность применялась судами г. Ижевска в 90% случаев совместного причинения морального вреда. В 2002-2004 г.г. солидарная ответственность применялась Фрунзенским районным судом г. Иваново, Пролетарским районным судом г. Саранска и Южно-Сахалинским городским судом в 95% случаев совместного причинения морального вреда.

 Солидарную ответственность должны нести лица, причинившие ущерб совместными действиями. Представляется, что при групповых преступлениях каждый осужденный несет солидарную ответственность лишь в части тех фактов (эпизодов) преступления, в которых установлено его участие. При долевой ответственности суд должен точно указать в приговоре, какую именно сумму обязан выплатить каждый из ответчиков потерпевшему; при этом решение необходимо мотивировать.

 Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила приговор в части гражданского иска о взыскании в пользу потерпевших - родственников погибших с каждого из осужденных 25 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда и дело в этой части направила на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, указав следующее: "Определяя доли гражданско-правовой ответственности, суд не мотивировал решение в этой части. Между тем, как видно из приговора, убийство С. совершил один И. Таким образом, его роль в причинении потерпевшим нравственных страданий существенно отличалась от содеянного О., Л. и Н. Следовательно, и размер взыскания с И. должен существенно отличаться от сумм компенсаций, взысканных с других осужденных" *(306).

 Если гражданский иск заявлен несколькими лицами, суд обязан указать размер удовлетворенного гражданского иска по каждому заявлению, в пользу каждого гражданского истца *(307). При вынесении приговора суд обязан привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать размеры, в которых удовлетворены требования истца *(308).

 В действующих постановлениях Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 "О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением" и от 4 июля 1997 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами РФ уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов" отмечалось, что в случаях, когда ущерб причинен совместными действиями подсудимого и другого лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено по основаниям, предусмотренным п. 2-10 ст. 5, ст. 6-9 УПК РФ, суд возлагает на подсудимого обязанность возместить материальный ущерб в полном размере и разъясняет гражданскому истцу право предъявить в порядке гражданского судопроизводства к лицам, дело в отношении которых было прекращено, иск о возмещении ущерба солидарно с осужденных.

 Если материальный ущерб причинен подсудимым совместно с другим лицом, в отношении которого дело было выделено в отдельное производство, суд возлагает обязанность по компенсации морального вреда в полном размере на подсудимого. При вынесении в последующем обвинительного приговора в отношении этого лица суд вправе возложить на него обязанность возместить ущерб солидарно с ранее осужденным *(309). В судебной практике не принято компенсировать моральный вред потерпевшему, причиненный преступлением, за счет средств, принадлежащих виновному в укрывательстве этого преступления *(310).

 В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях, и лишь в случаях, когда у несовершеннолетнего нет доходов или имущества, достаточных для возмещения вреда, он должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями. Внутри доли, причитающейся с обоих родителей одного несовершеннолетнего, вполне применима солидарная ответственность. Однако суду прежде всего следует рассмотреть вопрос о возможности возмещения вреда самим несовершеннолетним. В силу ст. 21, 27 ГК РФ и ст. 13 Семейного кодекса РФ самостоятельную ответственность за причиненный вред несут несовершеннолетние, которые в момент причинения вреда, а также в момент рассмотрения судом вопроса о возмещении вреда обладали полной дееспособностью в порядке эмансипации либо вступили в брак до достижения 18-летнего возраста.

 В Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" указывалось: "Моральный вред, причиненный действиями несовершеннолетнего лица в возрасте от 14 до 18 лет, в соответствии со статьей 1074 Гражданского кодекса РФ подлежит возмещению непосредственным причинителем вреда. При недостаточности у него имущества дополнительная ответственность может быть возложена на его родителей, усыновителей, попечителей, приемных родителей, учреждение, являющееся его попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом характера физических и нравственных страданий потерпевшего, степени вины несовершеннолетнего причинителя вреда и лиц, осуществляющих надзор за ним, а также имущественного положения виновных лиц и других заслуживающих внимания обстоятельств" *(311).

 В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 "О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением" указано, что "при отмене приговора с передачей дела на новое рассмотрение в отношении лица, связанного с другими осужденными солидарной материальной ответственностью, вся сумма возмещения ущерба возлагается на осужденных, в отношении которых приговор оставлен без изменения. Если при новом рассмотрении дела будет вынесен обвинительный приговор, то на подсудимого может быть возложена обязанность по возмещению материального ущерба в солидарном порядке с лицами, ранее осужденными за данное преступление" *(312).

 Верховный Суд РФ отмечает, что, "поскольку каждый из осужденных имеет различную степень вины в содеянном, суд должен определять не солидарный, а долевой порядок взыскания" *(313).

 Решением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия было отменено решение суда в части гражданского иска, поскольку не была учтена степень вины каждого подсудимого и назначен солидарный порядок взыскания *(314).

 Задачами уголовного судопроизводства Российской Федерации (ст. 6 УПК РФ) являются защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод; уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания. Однако "следуя традиции римского права, правосудие в большей степени определяется как процесс, нежели результат. Форма преобладает над содержанием: если все судебные процедуры и правила соблюдены, считается, что справедливость восторжествовала"... *(315)