2.4. Порядок рассмотрения гражданского иска в ходе судебного разбирательства : Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в Российском уголовном процессе - Владимирова В.В : Книги по праву, правоведение

 2.4. Порядок рассмотрения гражданского иска в ходе судебного разбирательства

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 
РЕКЛАМА
<

 

 Гражданский истец и гражданский ответчик как равноправные стороны вправе участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции (ч. 1 ст. 250 УПК РФ). Суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если:

 - об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель;

 - гражданский иск поддерживает прокурор;

 - подсудимый полностью согласен с предъявленным иском.

 В иных случаях неявки гражданского истца или его законного представителя гражданский иск остается без рассмотрения, при этом за истцом сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства. Анализ 300 уголовных дел (в рамках которых заявлялся гражданский иск), рассмотренных с января 2002 по апрель 2004 г. Фрунзенским районным судом г. Иваново, Южно-Сахалинским городским судом, Пролетарским районным судом г. Саранска, показал, что во всех случаях (3% от общего числа изученных дел), когда гражданский истец не являлся в судебное заседание, гражданский иск оставлялся без рассмотрения. При этом прокурор гражданский иск не поддерживал и, соответственно, гражданский ответчик иск не признавал. "В судебное заседание гражданский истец не явился, потому суд оставляет за ним право на предъявление гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства" *(171).

 При отсутствии предъявленного гражданского иска суд не имеет права рассматривать и принимать решение о компенсации морального вреда. Это обусловлено тем, что суд не вправе фактически принимать на себя осуществление прав гражданского истца, лишая тем самым истца по собственному усмотрению определять, заявлять ли ему исковые требования в принципе, соизмерять их с пережитыми нравственными и физическими страданиями и переживаниями или нет. Предъявление гражданского иска в уголовном деле является не обязанностью, а правом лица, чьи интересы были нарушены преступлением. Непредъявление гражданского иска в уголовном процессе может свидетельствовать о том, что потерпевший по каким-то причинам решил отказаться от него. В этих условиях принятие на себя судом инициативы по компенсации вреда является нарушением принципа диспозитивности в гражданских правоотношениях, может быть расценено как дополнительное выполнение им процессуальной функции обвинения и, по сути, представляет собой возложение на потерпевшего обязанности получить защиту, о которой он не ходатайствовал.

 "Как отмечалось в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 1999 г. по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 325 ГПК РСФСР и от 14 февраля 2000 г. по делу о проверке конституционности положений частей третьей, червертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР, конституционно значимым является требование в интересах правосудия (даже при рассмотрении дела в надзорном порядке) обеспечить в гражданском процессе - сторонам, а в уголовном процессе - осужденному, оправданному или защитникам реальную возможность изложить свою позицию относительно всех аспектов дела и довести ее до сведения суда. Очевидно, что рассмотрение судом по собственной инициативе в совещательной комнате вопроса о возмещении материального ущерба лишает такой возможности как потерпевшего, так и подсудимого" *(172). Таким образом, осуществление права на участие в судебном разбирательстве зависит от самого гражданского истца.

 Существует и такая точка зрения. "Оставленный без рассмотрения иск не может быть предметом судебного разбирательства, и поэтому решение по нему в приговоре неуместно. Оно должно выноситься судом до начала судебного следствия с учетом разрешения ходатайств в порядке статьи 276 Уголовно-процессуального кодекса РФ, о чем в последующем и должен быть уведомлен отсутствовавший истец" *(173). Думается, поскольку гражданский иск по делу заявлен, то решение в отношении него должно быть принято в приговоре. По результатам судебного разбирательства суд выносит одно из следующих четырех решений по гражданскому иску.

 1. Суд вправе удовлетворить гражданский иск полностью или частично при вынесении обвинительного приговора. При этом он обязан разрешить вопросы, в чью пользу и в каком размере подлежит удовлетворению гражданский иск (п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ). В Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 1992 г. указывалось, что "при постановлении обвинительного приговора суд не вправе предъявленный гражданский иск оставить без рассмотрения" *(174).

 2. При постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска (ч. 2 ст. 306 УПК РФ). При постановлении обвинительного приговора суд вправе отказать в удовлетворении гражданского иска, если будет установлено отсутствие вреда или не доказана причинная связь между действиями осужденного и наступившим вредом.

 3. При постановлении оправдательного приговора, при вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 2-6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, п. 3-8 ч. 1 ст. 27, ст. 28 УПК РФ, суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Как уже указывалось, суд вправе оставить гражданский иск без рассмотрения при неявке гражданского истца или его представителя на судебное заседание (ч. 3 ст. 250 УПК РФ). Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

 4. Суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере компенсации для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ). При этом в приговорах зачастую указывается: "...разъяснить истцам их право обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства". В частности, такое решение содержалось в приговоре Кочкуровского районного суда Республики Мордовия от 25 сентября 2002 г. в отношении К. и Р., осужденных по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ. *(175) Частью 4 ст. 42 УПК РФ предусмотрено, что "по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства". Однако известная сложность, которую испытывают суды при вынесении приговоров в части компенсации морального вреда, объясняется следующим. Статья 297 УПК РФ обязывает суды к вынесению законных, обоснованных и справедливых приговоров, что в полной мере относится и к той части приговора, в которой разрешается судьба гражданского иска о компенсации морального вреда. На это особо обращал внимание судов Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" *(176).

 Вопрос о несовершенстве формулировки ч. 2 ст. 309 УПК РФ давно поставлен в юридической литературе *(177). Некоторые авторы предлагают исключить ч. 2 из ст. 309 УПК РФ, мотивируя это тем, что указанная норма не соответствует требованиям п. 4 ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 86 УПК РФ и затягивает окончательное разрешение гражданского иска, уводит суд от установления истины по делу (Л.Д. Кокарев, А.Г. Мазалов, В.Я. Понарин). Сторонники этого предложения отмечают, что "изучение практики разрешения гражданского иска в уголовном деле свидетельствует о том, что затруднения возникают при производстве подробного расчета размера причиненного ущерба и вреда по гражданскому иску. Это обусловлено недоработками и упущениями органов предварительного расследования и суда (судьи), которые допускаются при подготовке к судебному заседанию. Поэтому применение части 2 статьи 309 Уголовно-процессуального кодекса РФ при наличии явных упущений в установлении размера причиненного преступлением ущерба и размера гражданского иска не согласуется с предназначением данного уголовно-процессуального положения и должно влечь за собой соответствующую оценку деятельности суда первой инстанции вышестоящим судом в форме частного определения" *(178).

 Считая неправильной практику оставления без рассмотрения гражданского иска при вынесении обвинительного приговора, Верховный Суд РФ *(179) отметил, что в этих случаях предъявленный иск подлежит разрешению. Иногда, как отмечала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ *(180), суды первой инстанции отказывают в компенсации морального вреда, ссылаясь на обстоятельства, которые могут служить лишь основанием для снижения размера компенсации. Действительно, размер компенсации может быть сколь угодно малым, вплоть до символических сумм. Но незначительный размер компенсации и отказ от компенсации - это принципиально разные вещи, поскольку в компенсации морального вреда может быть отказано лишь в случае отсутствия оснований для этого.

 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что "лишь в случае невозможности произвести подробный расчет по иску без отложения разбирательства дела и при условии, что это не влияет на решение суда о квалификации преступления и о мере наказания, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска, а также передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства" *(181). Это разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, как отмечают в литературе *(182), не утратило значение, так как право суда на передачу вопроса о размерах иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в указанном случае сохранилось (ч. 2 ст. 309 УПК РФ). Верховный Суд РФ уточняет, что согласно ч. 2 ст. 309 УПК РФ может быть передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства вопрос не о гражданском иске, а о размере возмещения гражданского иска, при этом одновременно суд признает за гражданским истцом его право на удовлетворение гражданского иска *(183).

 В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. N 1 *(184) "О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ" указывалось следующее: "Если при разбирательстве дела суд все же придет к выводу о необходимости передать решение вопроса о размерах гражданского иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, то он, при наличии к тому оснований, вправе частным определением обратить внимание соответствующих должностных лиц на допущенную неполноту предварительного следствия, повлекшую необходимость принятия указанного решения" *(185).

 На практике причинами передачи гражданских исков по уголовным делам для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, по мнению ряда авторов *(186), являются:

 - размер исковых требований, для определения которого необходим серьезный экономический подход, для точного подсчета, по словам судей, надо больше времени, чем для исследования всех остальных материалов; кроме того, должны учитаваться имеющая место инфляция и сопутствующее ей изменение цен, существующая на местах разница в стоимости тех или иных товаров и услуг;

 - специализация судей: рассматривающие только уголовные или только гражданские дела. Представляется, что это, безусловно, положительное явление имеет и отрицательную сторону - скрытое нежелание судей заниматься тем, что должны делать их коллеги.

 Мы поддерживаем точку зрения тех авторов *(187), которые полагают, что существование нормы, предусмотренной ч. 2 ст. 309 УПК РФ, все же целесообразно. Однако ее применение возможно только тогда, когда квалификация преступления, определение степени вины, вида и размера уголовного наказания подсудимому практически не зависят от размера его материальной ответственности. Принятие такого решения допускается только при невозможности (а не трудности) проведения подробного расчета по гражданскому иску без отложения разбирательства уголовного дела и без получения дополнительных материалов дела.

 Данный подход полностью согласуется и с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" определено, что "часть 2 статьи 19 Уголовно-процессуального кодекса РФ вменяет в обязанность суда разрешение применить часть 2 статьи 309 Уголовно-процессуального кодекса РФ только при невозможности произвести подробный расчет по иску без отложения разбирательства дела".

 Следует отметить, что по делам, связанным с компенсацией морального вреда, в первые годы их появления (а именно в 1993-1994 г.г.) суды достаточно широко пользовались предоставленной возможностью оставления гражданского иска без рассмотрения, разъясняя при этом истцу его право обратиться с заявлением в порядке гражданского судопроизводства. Связывалось это с несовершенством законодательства, отсутствием четких практических рекомендаций, новизной самих правоотношений для наших правоприменителей. Судами изыскивалась любая возможность избежать рассмотрения требований о компенсации морального вреда по существу. По данным В.Я. Понарина *(188), суды в 1993-1994 г.г. в 11,3% случаях использовали данную возможность. В это же время районные суды г. Ижевска оставляли без разрешения исковые требования о компенсации морального вреда, по данным Н.В. Кузнецовой *(189), приблизительно в 30% случаев.

 Надо отметить, что показатель применения судами ч. 2 ст. 309 УПК РФ в последнее время имеет тенденцию к снижению. По данным нашего изучения уголовных дел, доля решений об оставлении иска без рассмотрения составила:

 

Таблица 3

 

 ┌─────────────┬─────────────────────────────────────────────────────────┐

 │Не рассмотрен│          Количество дел, процентное выражение           │

 │гражданский  ├───────────────────┬──────────────────┬──────────────────┤

 │иск         в│Во      Фрунзенском│В     Пролетарском│В Южно-Сахалинском│

 │уголовном    │районном       суде│районном      суде│городском суде    │

 │судопроизвод-│г. Иваново         │г. Саранска       │                  │

 │стве         │                   │                  │                  │

 │             ├───────────────────┼──────────────────┼──────────────────┤

 │             │      2 (4%)       │      4 (9%)      │      3 (9%)      │

 └─────────────┴───────────────────┴──────────────────┴──────────────────┘

 

 Данные изучения вышеуказанной судебной практики свидетельствуют о том, что в 93% случаев иски в части компенсации морального вреда рассматриваются в уголовном судопроизводстве. В обосновании решения о передаче данного иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства указывалось на "невозможность произвести подробный расчет без отложения дела, и необходимость предоставления дополнительных доказательств" *(190). Гражданский иск (в части компенсации морального вреда) не рассматривался в связи с тем, что "истцом не указано, какие именно нравственные и физические страдания он претерпевал" *(191). На практике встречались случаи *(192) немотивированного оставления без рассмотрения в уголовном судопроизводстве гражданского иска в части компенсации морального вреда. Кроме того, в ряде случаев мотивация судейского решения в части данного иска была совершенно произвольной, надуманной, не основанной на законе. Имела место следующая аргументация: "В целях реального и более быстрого возмещения причиненного ущерба, учитывая возраст подсудимых и отсутствие у них дохода, на который может быть наложено взыскание, необходимо привлечь к участию в деле обоих родителей каждого из подсудимых, что невозможно без неоднократного отложения разбирательства по делу. В связи с этим необходимо передать на рассмотрение гражданские иски в гражданское судопроизводство" *(193).

 Еще в 1890 г. А.Ф. Кони, говоря о специфике этого процессуального института, отметил, что гражданский иск является "одной из наиболее спорных и наименее разработанных частей уголовного процесса" *(194). Спустя 70 лет, характеризуя в целом состояние советской уголовно-процессуальной науки, к такому выводу пришел Н.Н. Полянский *(195). Однако и сегодня проблемы института гражданского иска в уголовном процессе все так же актуальны. Все так же различны взгляды ученых на институт гражданского иска, на его место в уголовном процессе, на соотношение норм гражданского и уголовного процесса по вопросу о гражданском иске.

 Сохраняются ранее высказанные взгляды на гражданский иск как институт одновременно гражданского и уголовного процессуального права, т.е. межотраслевой институт *(196). Гражданский иск в уголовном процессе рассматривается и как правовой институт гражданского процессуального права, который применяется для урегулирования при определенных условиях некоторых имущественных отношений в сфере уголовного судопроизводства методами гражданского процессуального права. Также ранее подчеркивалось, что гражданский иск в уголовном процессе - самостоятельный уголовно-процессуальный институт *(197). По мнению В.Г. Даева, гражданский иск в уголовном процессе является комплексным уголовно-процессуальным институтом, который представляет собой совокупность норм, регулирующих общественные (уголовно-процессуальные) отношения по поводу имущественных последствий преступления в сфере уголовного судопроизводства, и включает в себя, в силу единства материальных гражданско-правовых отношений в уголовном и гражданском процессах, элементы гражданско-процессуального метода регулирования *(198).

 Проблема отсутствия норм, регламентирующих порядок рассмотрения гражданских исков в уголовном процессе, по-прежнему не урегулирована новым Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Вопросы о допустимости рассмотрения гражданского иска в уголовном судопроизводстве, о порядке его рассмотрения, о нормах, регулирующих рассмотрение гражданского иска, являются по-прежнему актуальными. Это в своих работах отмечали Р.Д. Рахимов, В.П. Божьев, Ф.М. Кудин, А.Г. Мазалов, В.Н. Чичко, Ю.Д. Лившиц, А.В. Тимошенко, С.Д. Милицин, Е.М. Попкова, В. Сысоев, З.З. Зинатуллин, Т.З. Зинатуллин, Ю.В. Курдубанов *(199) и многие другие.

 В очередной раз предлагается применение норм ГПК РФ по аналогии и разрешение гражданских исков в уголовном процессе гражданско-процессуальными нормами в той части, в которой они не противоречат нормам уголовного процесса, или же при условии, что нормы ГПК РФ дополняют и не противоречат УПК РФ.

 Однако некоторые исследователи, напротив, считают, что при производстве по гражданскому иску в уголовном деле нужно руководствоваться только нормами УПК РФ *(200). Очевидность отсутствия законодательно закрепленного процесса разрешения гражданских исков в порядке уголовного судопроизводства, а потому недопустимость разрешения гражданского иска в рамках уголовного судопроизводства отмечает В.М. Бозров *(201).

 Ф.М. Кудин считает, что "общественные отношения нарушаются преступлением. Состав противоправных действий одного из субъектов общественных отношений закреплен в нормах Уголовного кодекса РФ. Процессуальная форма правоприменения этих норм закреплена в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Таким образом, гражданский иск представляет собой процессуальные отношения по восстановлению нарушенных прав потерпевшего, является уголовно-процессуальным институтом" *(202).

 Статья 1 УПК РФ предусматривает, что "порядок уголовного судопроизводства на территории РФ устанавливается настоящим Кодексом". Статья 6 УПК РФ устанавливает, что "уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод". Природа гражданского иска как реабилитационного института вытекает из вреда, причиненного преступлением, а потому гражданский иск является институтом уголовного процесса, и разрешать его необходимо в комплексе с другими уголовно-процессуальными вопросами.

 На наш взгляд, нормы, разрешающие гражданский иск, не должны применяться по аналогии с нормами ГПК РФ. Разрешение гражданских исков в уголовном процессе гражданско-процессуальными нормами в той части, в которой они не противоречат нормам уголовного процесса или же при условии, что нормы ГПК РФ дополняют (но не противоречат УПК РФ), является недопустимым. Вышеуказанные нормы должны содержаться в полном объеме, и только в уголовно-процессуальном кодексе.

 Необходимость гражданского иска в уголовном процессе очевидна. Во-первых, признание гражданского иска в уголовном процессе является способом удовлетворения интересов потерпевшего, обеспечивая наиболее быстрое восстановление его нарушенных прав. Во-вторых, разрешение в уголовном процессе гражданского иска помогает уточнить квалификацию, правильно установить характер гражданско-правовых последствий преступления и выбрать справедливую меру наказания, более точно решить вопрос о характере и тяжести преступления, о личности преступника и так далее, что необходимо для назначения справедливого наказания. В-третьих, совместное производство способствует недопущению противоречивых выводов по одним и тем же вопросам. В-четвертых, посредством гражданского иска в уголовном процессе осуществляется принцип процессуальной экономии. Рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе устраняет двойное рассмотрение в судебных органах обстоятельств одного и того же правонарушения, влекущего уголовно-правовые и гражданско-правовые последствия. Это не только экономит время и затраты на производство по делу, но и позволяет избежать вторичного привлечения к процессу одного и того же, как правило, круга участников судопроизводства. Гражданин, потерпевший от преступления, освобождается от необходимости дважды участвовать в судебном разбирательстве и, следовательно, не подвергается дополнительным переживаниям, вызываемым исследованием обстоятельств совершенного преступления. Подсудимый также освобождается от обязанности дважды представать перед судом: сначала по уголовному делу, а затем - в качестве ответчика по гражданскому делу. Свидетели, переводчики, эксперты и другие лица не отвлекаются вторично от своих обычных занятий. В-пятых, при одновременном рассмотрении в уголовном процессе и гражданского иска значительно повышается воспитательная роль уголовного процесса, поскольку у потерпевших и иных лиц, участвующих в рассмотрении дела, складывается убеждение в неизбежности возмещения причиненного преступлением ущерба.

 В случаях, когда процессуальные фигуры обвиняемого (подсудимого) и гражданского ответчика фактически совпадают, один и тот же участник судопроизводства имеет двойной статус. Противники совместного производства по уголовному делу и гражданскому иску обычно подчеркивают, что подсудимому (гражданскому ответчику) предоставляется право защищаться от обвинения, и на него реально возлагается обязанность по доказательству отсутствия оснований для удовлетворения заявленных исковых требований. Такое "недопустимое совпадение" и вызывает нарекания сторонников раздельного рассмотрения гражданского иска и уголовного обвинения. При этом упускается одно важное обстоятельство: защита от обвинения чаще всего одновременно является и защитой от иска, так как только в случае признания подсудимого виновным исковые требования будут удовлетворены судом за его счет или за счет лиц, несущих материальную ответственность за его действия *(203). Во-первых, при обоснованности исковых требований подсудимый несет обязанность возместить причиненный имущественный вред или компенсировать вред моральный. Во-вторых, ничто не препятствует подсудимому оспаривать размер исковых требований потерпевшего. В-третьих, достаточно часто возникает ситуация, когда подсудимый и гражданский ответчик по делу являются совершенно разными субъектами (например, по делам о преступлениях, связанных с использованием источника повышенной опасности).

 "Потерпевший моральный вред имеет одинаковое право с лицом, понесшим ущерб имущественный, на удовлетворение деньгами, дающими возможность приобрести и новое имущество, и новые духовные блага. А так как при возмещении морального вреда не может быть априорного масштаба, то определить размер вознаграждения должен суд, сообразуясь со степенью и силой вреда, наличностью поводов, искренностью страданий, имущественной сферой тяжущихся, местными условиями и нравами и т.д.", - писал профессор С.А. Беляцкин *(204) в 1913 г. Спустя почти 100 лет принципы и методы определения способа и размера компенсации морального вреда не изменились.