Признаки группового посягательства на собственность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 

 

В связи с принятием новой Конституции СССР в на-

шей стране постоянно ведется работа по совершенст-

вованию деятельности правоприменительных органов,

в том числе и народных судов, призванных обеспечи-

вать претворение в жизнь предписаний Конституции

СССР 1977 года. Так, в постановлении № 1 Пленума

Верховного Суда СССР от 3 февраля 1978 г. <Н.овая

Конституция СССР и задачи дальнейшего совершенст-

вования судебной деятельности> внимание судебных

органов обращается на необходимость последователь-

ной реализации ст. 10 Конституции СССР об охране

социалистической собственности. Пленум призвал суды

<и впредь вести решительную борьбу с хищениями и

расточительством государственного и общественного

имущества, злоупотреблениями служебным положени-

ем, бесхозяйственностью, приписками, выпуском не-

доброкачественной продукции и другими преступления-

ми, причиняющими имущественный вред государствен-

ным, колхозно-кооперативным и общественным органи-

зациям, учреждениям, предприятиям.  Рассматривая

дела указанных категорий, глубоко и всесторонне ис-

следовать обстоятельства совершенного преступления,

устанавливать роль каждого из подсудимых, выявлять

всех лиц, причастных к совершению преступного дея-

ния, решать вопросы о привлечении их к ответственно-

сти, принимать меры, обеспечивающие возмещение

материального ущерба, причиненного государству>'.

 

Одна из наиболее сложных и ответственных задач,

стоящих перед судами в процессе рассмотрения дел о

 

См,: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978, № 2, с. 9-10.

39

 

посягательствах на социалистическую и личную собст-

венность, - правильно разобраться в конкретных, обе'

тоятельствах совершенного преступления и квалифици-

ровать его в точном соответствии с законом.

 

Квалификация преступлений, совершенных до пред-

варительному сговору группой лиц, на практике встре-

чает значительные сложности. Они порождены много-

образием конкретных разновидностей групповых пося-

гательств, с которыми приходится встречаться судам

при разбирательстве дел о хищениях, а также дискус-

сионностью многих вопросов квалификации групповых

посягательств этого типа- в теории уголовного права. В

этих условиях важно неукоснительно применять общие

положения закона и руководствоваться разъяснениями

Пленума Верховного Суда СССР, Пленума Верховно-

го Суда РСФСР как общего характера, так и но конк-

ретным уголовным делам. Их учет позволит избежать

ошибок в квалификации, которые согласно п. 4 ст. 342

УПК РСФСР признаются основанием для отмены, .или

изменения приговора.

 

Рассмотрим, какие вопросы квалификации группо-

вых хищений возникают и разрешаются в, судебной

практике, как их разрешают руководящие судебные

органы.

 

Для правильной квалификации групповых хищении

важно, четко определить признаки группового посяга-

тельства в этих преступлениях. Согласно ч. 2 ст.ст. 89--

93 УК квалифицированным видом кражи, хищения го-

сударственного или общественного имущества путем

грабежа, разбоя, мошенничества, присвоения или раст-

раты либо путем злоупотребления служебным положе-

нием является их совершение <по предварительному

сговору группой лиц>. Пленум Верховного Суда СССР

в постановлении от II июля 1972 г. <О судебной прак-

тике по делам о хищениях государственного и общест-

венного имущества> дал определение данной разно-

видности квалифицированного преступления. Он отме-

тил, что <под хищением, совершенным по предвари-

тельному сговору группой лиц, следует понимать такое

хищение, в котором участвовали двое или более лиц,

заранее договорившихся о совместном его соверше-

нии>'.

 

Из приведенного определения следует, что обяза-

 

' См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, № 4, с. И.

 

тельными признаками группового хищения являются

выделенные выше признаки, присущие любому группо-

вому посягательству, совершенному по предваритель-

ному сговору группой лиц. Это означает, что в процес-

се квалификации таких фактов должны быть установ-

лены все признаки анализируемого вида группового

преступления. Только такое решение может обеспечить

единое применение закона на практике.

 

В настоящее время суды в подавляющем большин-

стве случаев квалифицируют хищения, совершенные по

предварительному Сговору группой лиц, в полном соот-

ветствии с указаниями постановления Пленума Вер-

ховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. Вместе с тем

еще встречаются случаи, когда участники группового

посягательства рассматриваются как пособники, под-

стрекатели и организаторы преступления либо, напро-

тив, сложное соучастие устанавливается там, где на-

лицо признаки группового преступления. Обращая

внимание на ошибочность подобной практики. Судеб-

ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда '

РСФСР в определении по делу Л. и др. подчеркнула, '

что, <если действия соучастников преступления были'

таковыми, что без их совершения не могло быть окон-,

ченного преступления, они квалифицируются как соис-1

полнительство, а не пособничество>'. В другом случае {

быЛо обращено внимание на то, что <соучастие в хи-'

щении не образует группу>^.

 

Вместе с тема процессе квалификации групповых

хищений следует четко разграничивать их с соучасти-

ем в хищении. ^В последнем случае содеянное лицами,

которые непосредственного участия в хищении не при-

нимали, но выступали в роли подстрекателей или ока-

зывали содействие совершению преступления (путем

заранее обещанного сокрытия преступника или похи-

щенного имущества, заранее обещанной реализации

похищенного, предоставления орудий и средств совер-

шения преступления и т. п.), квалифицируется по тем

же статьям, предусматривающим ответственность за

хищение, со ссылкой на ст. 17 УК.

 

* См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1971, № 7, с. 7.

* См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1972, № 9, с. II.

 

На практике народные суды иногда смешивают

соучастие с заранее не обещанным укрывательством,

скупкой похищенного имущества и т. п. В результате

допускаются ошибки в квалификации.

 

Приговором народного суда Г. была осуждена по

ст. 17 и ч. 2 ст. 147 УК.

 

Г., старший товаровед базы горпромторга, признана

виновной в том, что способствовала Б., заведующей

отделом магазина горпромторга, получить путем мо-

шенничества от гражданина Р. деньги в" сумме

5500 руб. при следующих обстоятельствах.

 

С целью погашения недостачи Б. путем обмана ре-

шила получить деньги от граждан, желающих приоб-

рести автомашины, и попросила знакомую М. подыс-

кать покупателей. М. нашла покупателей, которые пе-

редали деньги Б. После; получения Б. денег от потер-

певшего Р. Г. с целью сокрытия мошеннических деист-

вий Б. по просьбе последней неоднократно подтверж-

дала потерпевшему, что деньги находятся у нее.

 

Принимая во внимание, что Г. знала о совершен-

ном Б. преступлении - завладении деньгами Р. путем

обмана под видом покупки автомашины - и активно

скрывала это, убеждая потерпевшего Р., что автома-

шину можно купить на базе, где она работает. Судеб-

ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

РСФСР приговор народного суда изменила, переква-

лифицировав действия Г. со ст. 17, ч. 2 ст. 147 УК

на ч. 1 ст. 189 УК РСФСР'.

 

Народные суды в отдельных случаях неправильно

квалифицируют как соучастие в хищении такие дейст-

вия, которые заключались в заранее не обещанном со-

действии перевозке похищенного.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховно-

го Суда РСФСР, исправляя подобную ошибку, допу-

щенную по конкретному уголовному делу, квалифици-

ровала такое содействие как заранее не обещанное

укрывательство^.

 

Неоднократно вышестоящие судебные органы, исп-

равляя ошибки народных судов, подчеркивали, что

 

ответственность за заранее .не обещанное содействие в

реализации имущества, заведомо добытого преступ-

ным путем, не является соучастием в хищении. Ответ-

ственность за   подобные   действия предусмотрена

ст. 208 УК РСФСР'. Напротив, систематическое приоб-

ретение от одного и того же расхитителя похищенно-

го имущества лицом, сознающим, что он этим содей-

ствует расхитителю в сбыте данного имущества, яв-

ляется соучастием в хищении^.

 

Серьезные затруднения при разрешении конкрет-

ных уголовных дел вызывает квалификация группо-

вых хищений, когда соисполнителями наряду с долж-

ностными лицами (специальными субъектами) высту-

пают частные лица.

 

В целях обеспечения единства квалификации дан-

ной категории дел Пленум Верховного Суда 'СССР в

постановлении от II июля 1972 г. <О судебной прак-

тике по делам о хищениях государственного и общест-

венного имущества> подтвердил свою прежнюю пози-

цию о признании лиц, не обладающих признаками

должностного лица, участниками групповых хищений.

Позиция Пленума учитывает повышенную обществен-

ную опасность и своеобразие групповых посягательств

этой категории.

 

Пленум в постановлении указал, что лица, не явля-

ющиеся должностными, а также .лица, которым иму-

щество не было вверено или передано в ведение, не-

посредственно участвовавшие в хищении, подпадаю-

щем под признаки ст. 92 УК, несут ответственность по

этим статьям. При этом, если названные лица совер-

шили-хищение по предварительному сговору с лицами,

указанными в ст. 92 УК, действия их должны квали-

фицироваться по ч. 2, а при крупном размере похи-

щенного -по ч. 3 этой статьи. В остальных случаях

соучастия ответственность этих лиц должна наступать

по ст. ст. 17и 92 УК.

 

При ином толковании закона исполнитель хищения

(частное лицо) искусственно превращается в соучаст-

ника, который будет нести ответственность пост. 1711

ч.1 ст. 92 УК.

 

' См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1976, № 10, с. 7- 8.

" См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1970, № 4, с. 15;

Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, .№ 2, с. 9-11.

 

' См.: Сборник постановлений Президиума п определений Судеб-

ной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1964-

1972. М" Юрид. лит., 1974, с. 423-424.

' См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 1, с. 10.

 

Следует также иметь в виду, что, если частной ли-

цо непосредственного участия .в изъятии имущества .не

принимает, его действия подлежат квалификации как

соучастие, а не как совершение хищения по .предвари-

тельному сговору группой лиц. Например, отсутствуют

признаки группового преступления в случаях, когда

субъект предварительно договаривается о покупке по-

хищенного имущества, чем способствует непосредст-

венному исполнителю хищения в сбыте имущества, до-

бытого путем преступления. Так, А. попросил Г., пере-

возившего на автомашине пшеницу,с поля, <достать>

ему пшеницы. Г. пообещал выполнить эту просьбу и,

когда получил от комбайнера Л. без оформления нак-

ладной 635 кг пшеницы для доставки на ток, отвез

зерно к А. и продал его за 80 руб. Народный суд осу-

дил Г. по ч. 2 ст. 92 и А. пост. 17, ч. 2 ст. 92 УК. Су-

дебная коллегия по уголовным делам Верховного Су-

да РСФСР, рассмотрев дело .в порядке надзора, на-

шла, что суд ошибочно квалифицировал преступление

по признаку группы, поскольку, как видно из материа-

лов дела, хищение пшеницы совершил один .Г. Что

касается А., то он непосредственного участия в совер-

шении хищения не принимал, поэтому его действия

должны оцениваться как подстрекательства и пособни-

чество преступлению, совершенному Г. По этим осно-

ваниям Судебная   коллегия   переквалифицировяла

преступление Г. на ч. 1 ст. 92, а содеянное А.-на

ст. 17-и ч. 1 ст. 92 УК'. Такое решение в полной мере

согласуется с п. 13 постановления Пленума Верховно-

го Суда СССР от II июля 1972 г., который подчерк-

нул, что в случаях, когда приобретение имущества,

заведомо добытого преступным путем, было связано

с подстрекательством к хищению, действия виновных

подлежат квалификации как соучастие в этом преступ-

лении. Равным образом следует квалифицировать как

соучастие в хищении заранее обещанное приобретение

заведомо похищенного имущества и заранее обещан-

ную реализацию такого имущества, а также система-

тическое приобретение от одного и того же расхити-

теля похищенного имущества лицом, сознававшим, что

это дает возможность расхитителю рассчитывать насо-

.действие в сбыте данного имущества.

 

См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1972, №'9, с. II-12.

 

Квалифицируя групповые преступления, не все су-

ды руководствуются разъяснением, содержащимся з

п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР

от II июля 1972 г., о том, что хищение государственно-

го или общественного имущества, совершенное лицом,

не обладающим правомочиями по распоряжению, уп-

равлению, доставке или хранению, но имеющим к нему

доступа связи с порученной работой либо выполнени-

ем служебных обязанностей, подлежит квалификация

как кража'.

 

Сторож базы <Сельхозтехника> В. и братья Г. по

договоренности между собой похитили с охраняемой В.

базы 20 отопительных батарей стоимостью 303 р. 80 к"

которые вывезли на автомашине. Народный суд непра-

вильно квалифицировал содеянное виновными по ч. 2

ст. 92- УК, предусматривающей ответственность за

присвоение вверенного имущества. Судебной коллеги-

ей по уголовным делам Верховного Суда РСФСР

этот приговор был изменен и действия осужденных

квалифицированы как групповая кража государствен-

ного имущества, поскольку по делу было установлено,

что сторож В., при содействии которого, были похи-

щены батареи, не был наделен определенными право-

мочиями по распоряжению и управлению похищенным

имуществом, а лишь охранял его. Не обладали таткими

правомочиями и другие участники группового посяга-

тельства^.                                 .

 

Встречаются и такие ошибки, когда действия лиц,

наделенных определенными правомочиями по распоря-

жению и управлению имуществом, похищенным част-

ными лицами с их участием, квалифицируются как

участие в краже, совершенной по предварительному

сговору группой лиц, по ч. 2 ст. 89, а не по ч. 2 ст. 92

УК.

 

Например, действия Б., организовавшего хищение

по предварительному сговору группой лиц вверенного

ему общественного имущества и участвовавшего вме-

сте с В. и М. в его тайном изъятии со склада, необос-

нованно были квалифицированы по ч. 2 ст. 89 УК.

 

' См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР

1924-1977. Ч. 2, с. 153.

> См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1971, № 10, с. 9.

 

Суд не учел, что Б., работая заведующим складом

и зная по долгу службы, что на складе имеется значи-

тельное количество шерсти, находящейся в его веде-

нии, поставил об этом в известность других лиц, пред-

ложив им участвовать в хищении, а затем по сговору

с ними совершил хищение шерсти. При таких обстоя-

тельствах тайный способ изъятия и участие в преступ-

лении частных лиц не могут менять юридической оцен-

ки совершенного. Действия Б. и других участников

преступления надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 92

УК'.