Глава 3 Объект преступления

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

§ 1. Понятие и значение объекта преступления

Объект преступления — это то, на что посягает преступле­ние, то есть, на что оно направлено, что оно нарушает и чему причиняет или может причинить вред.

Проблеме объекта преступления посвящен ряд научных

трудов^8.

При определении объекта преступления исходным поло­жением является признание им общественных отношений29,

оп

охраняемых законом   .

Примерный круг этих общественных отношений указан в ч. 1 ст. 2 УК РФ 1996 г., названиях всех разделов и всех глав (кроме главы 26) Особенной части этого УК (разделов VII «Преступления против личности», VIII «Преступления в сфе­ре экономики», IX «Преступления против общественной без­опасности и общественного порядка», X «Преступления про­тив государственной власти», XI «Преступления против во­енной службы» и XII «Преступления против мира и безопас­ности человечества»; глав 16 «Преступления против жизни и здоровья», 17 «Преступления против свободы, чести и досто-

28            См., например: Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому

уголовному праву. — М.: Госюриздат, 1960; Каиржанов Е. Интересы тру­

дящихся и уголовный закон. — Алма-Ата, 1973; Коржанский Н. И. Объ­

ект посягательства и квалификация преступлений. — Волгоград: ВСШ

МВД СССР, 1976; Коржанский Н. И. Предмет преступления. — Волго­

град: ВСШ МВД СССР, 1976; Коржанский Н. И. Объект и предмет уго­

ловно-правовой охраны.— М.: Академия МВД СССР, 1980.

29            Пионтковский А. А. Уголовное право РСФСР. Часть Общая.— М.,

1924. С. 129-130; Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому

уголовному праву.— М.: Госюриздат, 1960. С. 4.

30            Загородников Н. И. Понятие объекта преступления в советском уго­

ловном праве. —Труды ВЮА, 1951. Вып. XIII. С. 12.

 

§ 1. Понятие и значение объекта преступления I

инства личности» и других), а также диспозициях отдельных статей, например, ч. 1 ст. 205, ч. 1 ст. 213 Особенной части данного УК.

Общественные отношения складываются сами по себе в процессе существования общества любой социально-экономи­ческой формации. Они не создаются законом, хотя закон, в том числе уголовный, может способствовать и способствует их образованию, развитию и укреплению в соответствии с ин­тересами государства и господствующего в обществе и госу­дарстве класса. Как было справедливо указано, закон «яв­ляется всеобщим и подлинным выразителем правовой приро­ды вещей. Правовая природа вещей не может поэтому при­способляться к закону — закон, напротив, должен приспособ­ляться к ней... »31. Эта мысль имеет существенное значение для правотворчества независимо от социально-экономической формации и государства, этапов развития того и другого, в частности, для определения круга общественных отношений, подлежащих уголовно-правовой охране, и точности их выра­жения в уголовном законе. Чем глубже выявлена и познана и точнее отражена в законе природа общественных отношений и соответствующих им интересов, тем данная правовая норма является более обоснованной и потому эффективнее служит охране этих отношений. На современном этапе эволюции оте­чественного законодательства, в том числе уголовного, данное положение должно стать необходимой и обязательной предпо­сылкой любой правотворческой деятельности.

Процесс правотворчества в части определения круга об­щественных отношений, которые нуждаются в защите уголов­ным законом и потому берутся им под охрану, представляется в гносеологическом понимании как процесс отражения, про­цесс восхождения от конкретного в действительности к аб­страктному.

Общественные отношения существуют объективно и про­являются как шГтерё^ыТП[^*т^пший^этшГ категорий как

31 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 122.

 

I  Глава 3.   Объект преступления

сущности и явления предельно точно определено в положе­нии, согласно которому «экономические отношения каждо­го данного общества проявляются прежде всего как интере­сы»32.

При взятии общественных отношений под защиту уголов­ным правом они объявляются объектом уголовно-правовой охраны и признаются возможным (при определенных усло­виях) объектом преступления, причем отдельный вид обще­ственных отношений — объектом одного или нескольких пре­ступлений. Такое объявление не изменяет сущности обще­ственных отношений. 1^^до_а1о,они остаются объектив-

но существуюцшми^ в действительности .

Выражение в уголовном законе этих отношений в качестве охраняемых им представляет собой, с одной стороны, процесс отражения объективно существующих общественных отноше­ний в сознании законодателя как нуждающихся в защите уго­ловным законом, и с другой — результат этого отражения, за­ключающийся во введении понятий о данных отношениях в уголовный закон, то есть в установлении охраны указанных отношений уголовным законом.

В уголовном праве, таким образом, общественные отноше­ния выражаются как понятие, существующее в области созна­ния, а не представления. При этом данному понятию соответ­ствуют понятия объекта уголовно-правовой охраны и объекта преступления. Вместе с тем хотя в основе последних находит­ся понятие общественного отношения, понятия «объект уго­ловно-правовой охраны» и «объект преступления» неодина­ковы по значению. Первое дает лишь общее представление о круге общественных отношений, защищаемых уголовным законом, то есть имеет общесоциальное значение. Именно в таком смысле общественные отношения указываются в ч. 1 ст. 2 УК РФ 1996 г. Второе имеет уголовно-правовое значе­ние, так как характеризует элемент состава преступления. В этом смысле общественные отношения понимаются при их пе-

32 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 271. 64

 

1. Понятие и значение объекта преступления I

речислении в названиях разделов, глав и отдельных статьях данного УК.

Понятие «объект преступления», вливаясь в систему уго­ловно-правовых понятий, находится в универсальном взаимо­действии с этими понятиями, наполняющими уголовное пра­во, и существует уже неразрывно вместе с ними.

В юридической литературе объект преступления обычно понимается в уголовно-правовом значении, то есть как эле­мент состава преступления.

Важно отметить, что наряду с господствующей концепци­ей, согласно которой объектом преступления признаются об-

00

щественные отношения , в науке уголовного права высказа­ны и другие точки зрения. Из них в качестве основных можно выделить три, согласно которым к объекту преступления от­носятся: 1) общественные отношения и правовая норма; 2) об­щественные отношения и производительные силы общества, то есть люди орудия и средства производства; 3) предмет пре­ступления.

Первая из них была высказана, в частности, А. А. Пионт-ковским. Он писал: «Объектом всякого преступления одно­временно являются и соответствующие общественные отно­шения, и соответствующие правовые нормы социалистическо-

44

го государства, которые регулируют эти отношения. . . » , «посягательство на соответствующий объект всегда связано с нарушением правовой нормы»35, «в ряде случаев для харак­теристики объекта преступления указывается на нарушение тех или иных норм права, регулирующих соответствующие

33            Общественные отношения были названы объектом преступления впер­

вые в Инструкции НКЮ 1919 г. «Руководящие начала по уголовному

праву РСФСР». В теории уголовного права это положение было впер­

вые высказано в 1924 г. А. А. Пионтковским, подчеркнувшим, что объек­

том всякого преступления являются общественные отношения, охраняе­

мые аппаратом уголовно-правового принуждения (см. Уголовное право

РСФСР. Часть Общая. -М., 1924. С. 129-130).

34            Уголовное право. Общая часть. — М.: Юриздат, 1948. С. 291.

35            Советское уголовное право.  Общая часть. — М.:  Госюриздат,  1952.

С. 175.

3 - 4578   65   I

 

I Глава 3.   Объект преступления

общественные отношения»36. Эта точка зрения заимствована из дореволюционной русской науки уголовного права. Напри­мер, Н. С. Таганцев писал: «Объектом (преступления. — Л. Г.) является правовая норма»37.

Действительно, при совершении любого преступления на­рушается соответствующая уголовно-правовая норма. Однако она вторична, тогда как общественные отношения первичны. Именно для и ради их охраны эта норма введена в закон и существует. В конечном же счете преступление направлено на нарушение общественных отношений, а не уголовно-пра­вовой нормы. Объектом же преступления является то, чему преступление причиняет или может причинить ущерб в ко­нечном счете.

В ряде случаев общественные отношения закрепляются нормами других отраслей права, например, отношения соб­ственности — нормами государственного — Конституции Рос­сийской Федерации —и гражданского права, то есть облека­ются в правовую форму. В этих случаях преступлением на­рушаются и фактические общественные отношения, и нормы права, а также соответствующие последним правоотношения. Вместе с тем эти нормы права и соответствующие им правоот­ношения по отношению к фактическим общественным отно­шениям вторичны и потому преступлением нарушаются в ко­нечном счете последние, что и определяет признание их объ­ектом преступления.

Вторая точка зреншгсостоит в предложении включить в понятие объекта преступления, помимо общественных отно­шений, еще «людей с их сознанием, взглядами и идеологи­ей..., орудия и средства производства..., то есть производи­тельные силы общества»38.

36            Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному

праву. — М.: Госюриздат, 1961. С. 137.

37            Таганцев Н. С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Общая.

Т. П.-СПб. С. 516.

38            Кудрявцев В. Н. К вопросу о соотношении объекта и предмета пре­

ступления. — Советское государство и право, 1951, № 8. С. 58-59; Де-

 

§ I. Понятие и значение объекта преступления I

Ошибочность этой точки зрения заключается в том, что, во-первых, производительные силы общества охраняются уго­ловным правом не абсолютно, а относительно, то есть в опре­деленной системе общественных отношений и, во-вторых, они представляют собой материальный субстрат, тогда как объ­ект преступления — чисто социальная категория, не вклю­чающая в себя ничего материального, и именно такбй кате­горией являются общественные отношения.

Так, отечественное уголовное право защищает производи­тельные силы общества лишь в системе общественных отно­шений, существующих в нашем государстве. Именно поэто­му не являлось преступлением, а, наоборот, было моральным долгом каждого гражданина нашей страны уничтожение ору­дий и средств производства, представляющих собой состав­ную часть производительных сил, оказавшихся в период Ве­ликой Отечественной войны на оккупированной гитлеровца­ми территории и служивших интересам фашистской Герма­нии.

Производительные силы общества — это люди, вещи и дру­гие материальные субстраты, могущие иметь уголовно-право­вое значение только предмета преступления или потерпевше­го от преступления. При совершении преступления они под­вергаются или могут подвергаться непосредственному воздей­ствию преступника, различному по содержанию, но в конеч­ном счете нарушаются стоящие за ними общественные отно­шения, являющиеся, как отмечено, чисто социальной, а не ма­териальной категорией.

Данная точка зрения приводит к смешению объекта и предмета преступления.

Третья точка зрения выражена в следующем положе­нии А. А. Пионтковского: «Встречающиеся в нашей литера­туре высказывания, что различия общего объекта (как об­щественного отношения) и непосредственного объекта (кото-

мидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. — М.: Юридическая литература, 1975. С. 51 и др.

3*

 

Глава 3.   Объект преступления

рый в большинстве случаев не есть общественное отноше­ние) научно несостоятельны, так как не соответствуют отно­шению рода и вида, неубедительны. Отношение между объ­ектом преступления как общественным отношением и непо­средственным объектом преступления следует рассматривать в плоскости взаимоотношения категорий материалистической диалектики — сущности и явления. Непосредственный объект преступления — это предмет воздействия преступника, кото­рый мы может непосредственно воспринимать (государствен­ное, общественное или личное имущество граждан, здоро­вье, телесная неприкосновенность, свобода и достоинство гра­ждан. .. и т. д.). Общественное отношение как объект преступ­ления — это то, что стоит за непосредственным объектом и что еще необходимо вскрыть, чтобы более глубоко понять ис­тинное общественно-политическое значение рассматриваемо­го преступления. Поэтому непосредственный объект тесным образом связан с объектом как общественным отношением»39. Рассматривая приведенную концепцию с позиции положе­ния диалектического материализма, согласно которому «яв­ление есть проявление сущности»40, приходим к следующим выводам. Во-первых, явление это то, что возможно непосред­ственно воспринимать, то есть предмет преступления, опре­деляемый в науке отечественного уголовного права, в частно­сти, как «вещи, в связи с которыми или по поводу которых совершается преступление»41. Во-вторых, в плоскости соот­ношения сущности и явления необходимо рассматривать не соотношение общего и непосредственного объектов, а непо­средственного объекта и предмета преступления. В-третьих, именно предмет как явление мы можем непосредственно вос­принимать. Объект же преступления как сущность, проявля­емую в предмете преступления, возможно раскрыть посред­ством познания, а не восприятия. Например, при причине-

39            Курс советского уголовного права. Т. II. — М.: Наука, 1970. С. 119-120.

40            Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 29. С. 154.

41            Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. — М.: Госюриз-

дат, 1957. С 179.

68

 

§ 1. Понятие и значение объекта преступления I

нии тяжкого вреда здоровью непосредственному воздействию подвергается здоровье человека, понимаемое в физиологиче­ском смысле, что имеет уголовно-правовое значение предмета преступления и что возможно непосредственно воспринимать. Для того, чтобы определить, против какого именно блага — здоровья или жизни — направлено посягательство, либо уста­новить, имеет место преступление или акт необходимой обо­роны, являющейся обстоятельством, исключающим преступ­ность деяния, одного лишь восприятия недостаточно. Необ­ходимо вскрыть правовую сущность содеянного, то есть еще проанализировать все обстоятельства преступления, чтобы выявить наличие или отсутствие направленности умысла ви­новного и деяния в целом на убийство или только на причи­нение тяжкого вреда здоровью либо отсутствие такой направ­ленности и наличие действий, состоящих в защите правоохра-няемых интересов. Только после такого выяснения возможно установить общественное отношение, на которое направлено посягательство и которое нарушено, то есть объект преступ­ления, либо вообще его отсутствие, что имеет место при необ­ходимой обороне.

Отмеченное свидетельствует о неприемлемости и этой точ­ки зрения, поскольку она ведет к смешению объекта и пред­мета преступления.

К искажению понимания общественного отношения как объекта преступления может привести позиция, состоящая в выделении внутренней структуры общественного отноше­ния, включающей такие составные элементы, как «1) пред­мет, по поводу которого существует общественное отношение, 2) субъект отношения, 3) социальная связь как содержание общественного отношения, определяемая общественно значи-

49

мои деятельностью»   .

В данной позиции усматривается смешение общественно­го отношения на обобщенном уровне, которое представляет

42 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник для юридических вузов. — М.: Юристъ, 1996. С. 111 (ссылка по цитируемой работе).

 

| Глава 3.   Объект преступления

собой объект преступления, и не являющегося таковым обще­ственного отношения на индивидуальном уровне.

Кроме того, общественное отношение — категория чисто социальная и не может включать предмет как категорию ма­териальную, хотя то и другое взаимосвязаны друг с другом. Включение в структуру общественного отношения как объек­та преступления еще и субъекта отношения не имеет смысла, ибо им является общество в целом. Социальная же связь — это содержание общественного отношения на индивидуальном уровне, тогда как в общественном отношении на обобщенном уровне таковой является само общественное отношение, в ру­сле которого протекает общественно значимая деятельность.

В качестве объекта уголовно-правовой охраны и объекта преступления выступает сущность общественного отношения наивысшего порядка.

Противоречивой и потому уязвимой представляется кон­цепция объекта преступления, выдвинутая А. В. Наумовым. С одной стороны, он отмечает, что «исходя из марксистского понимания сущности человека как совокупности всех обще­ственных отношений»43 в науке советского уголовного права принято было считать, что объектом убийства является жизнь человека не как таковая сама по себе, а именно в смысле со­вокупности общественных отношений44.

Очевидно, что такое понимание жизни человека как объ­екта убийства явно принижало абсолютную ценность чело­века как биологического существа, жизни вообще как биоло­гического явления. Человек из самостоятельной абсолютной ценности превращался в носителя общественных отношений (трудовых, оборонных, служебных, семейных, собственности и т. д.). В связи с этим теория объекта преступления как обще­ственных отношений, охраняемых уголовным законом, не мо­жет быть признана общей универсальной теорией»45. С дру-

43            См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 3.

44            См., например: Курс советского уголовного права (часть Особенная).

Т. 3. Л., 1973. С. 478 (ссылка по цитируемой работе).

45            Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лек-

 

§ 1. Понятие и значение объекта преступления I

гой стороны, А. В. Наумов приходит к выводу, что «объектом преступления следует признать те блага (интересы), на кото­рые посягает преступное деяние и которые охраняются уго­ловным законом»46. Противоречивость концепции состоит в том, что, констатировав абсолютную ценность человека как личности, автор в последующем изложении отступает от это­го, признав объектом преступления не все блага (интересы), а лишь те, которые охраняются уголовным законом, и, сле­довательно, человека как личности не в качестве абсолютной ценности, а ценности только тогда, когда личность охраняет­ся уголовным законом. Между тем уголовный закон не при­знает абсолютной ценности человека как личности, что ярко проявляется в таком обстоятельстве, исключающем преступ­ность деяния, как необходимая оборона, при которой охра­няется уголовным законом лишь личность обороняющегося и допускается причинение вреда личности посягающего, кото­рая, следовательно, этим законом не охраняется.

Помимо отмеченного, важно обратить внимание на то, что А. В. Наумов определяет объект преступления как «блага (ин­тересы)», а не как «общественные отношения, обеспечиваю­щие блага (интересы)». Это, с одной стороны, ведет к смеше­нию объекта и предмета преступления, что было подробно об­рисовано в предыдущем изложении, и, с другой — не соответ­ствует, хотя и весьма опосредованно, системному пониманию уголовного законодательства. Суть последнего состоит в том, что указание на «блага (интересы)» соответствует формаль­ному определению преступления, которому присуще включе­ние такого признака, как противоправность, и отсутствие дру­гого признака, каковым является общественная опасность. В

ций. — М.: Издательство БЕК, 1996. С. 147; Наумов А. В. Российское уго­ловное право. Общая часть: Курс лекций. — 2-е изд. перераб. и доп. — М.: Издательство БЕК, 2000. С. 157.

46 Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лек­ций. — М.: Издательство БЕК, 1996. С. 149; Наумов А. В. Российское уго­ловное право. Общая часть: Курс лекций. — 2-е изд. перераб. и доп. — М.: Издательство БЕК, 2000. С. 159.

 

I Глава 3.   Объект преступления

УК РФ дано материально-формальное определение преступ­ления, в котором сочетаются оба названных признака в их совокупности. Указание в определении преступления на об­щественную опасность, то есть на опасность преступления для общества, то есть для общественных отношений, установ­ленных в обществе, обусловливает необходимость включения в определение объекта преступления словосочетания «обще­ственные отношения» и, следовательно, определения объекта преступления не в цитированной формулировке, а как «об­щественные отношения, обеспечивающие блага (интересы), на которые посягает преступление и которые охраняются уголов­ным законом».

Вызывает возражения и констатация А. В. Наумовым то­го, «что в новом УК РФ произошла переоценка иерархии объ-

охраны, их сравнительной .ценности. ! и 7) во главу уща^ставились го-

сударственные интересы и ^же затем интересы личности и общественные интересы. . . Возвращение российского уголов­ного права к идеалам общечеловеческих ценностей означает принципиальное изменение сложившейся иерархии объектов уголовно-правовой охраны. В соответствии с демократически­ми принципами охраняемые уголовным законом объекты вы­страиваются теперь в другой последовательности: интересы личности, общества и государства»47. Ошибочность цитиро­ванного положшия состоит в том, что автор принимает за истину иерархию ценностей, якобы выражающуюся в после­довательности их расположения в ч. 1 ст. 2 УК РФ 1996 г.: права и свободы человека и гражданина, собственность, об­щественный порядок и общественная безопасность, окружа­ющая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества. Однако подобная иерархия ценностей лишь декларация, причем не только не соответ-

47 Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лек­ций. — М.: Издательство БЕК, 1996. С. 150; Наумов А. В. Российское уго­ловное право. Общая часть: Курс лекций. — 2-е изд. перераб. и доп. — М.: Издательство БЕК, 2000. С. 160.

 

§ 1. Понятие и значение объекта преступления I

ствующая, а прямо противоречащая действительности. Фак­тическая иег^зтая^ вательностью их пасположения в ч. 1 ст. 2 УК РФ 1996 г.

-»! <$&- .лЬС*"**** "Й^*' т^ВЙЙ^-**-^»!^»5^»-- ""^      ***• я^*ЯЖ- ^«К^.^ 1Ам^^-^   Л-^         ^,              _^

Она обусловлена степенью строгости защиты перечисленных и других социальных ценностей, названных в наименовани­ях разделов и глав Особенной части данного УК, уголовным законом. При таком — единственно правильном и непредвзя­том — подходе все, по существу, осталось по-прежнему.

Как показал анализ санкций УК РФ 1996 г. по такому основанию, как среднеарифметический срок лишения свобо­ды, наиболее строго охраняются основы конституционного строя и безопасности государства, а наименее строго —кон­ституционные права и свободы человека и гражданина. Так, например, за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (гл. 29 УК РФ 1996 г.) сред­ний срок лишения свободы составляет 9,1 г.; преступления против мира и безопасности человечества (гл. 34) — 8,9 г.; пре­ступления против общественной безопасности (гл. 24) — 6,1 г.; преступления против собственности (гл. 21) —5,1 г.; преступ­ления против жизни и здоровья (гл. 16) — 3,1 г.; экологические преступления (гл. 26) — 2,3 г.; преступления против конститу­ционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19 УК РФ 1996 г.) —1,6 г.48. При этом следует подчеркнуть, что за нарушение конституционных прав и свобод граждан — непри­косновенность частной жизни (ст. 137 УК РФ), тайны пере­писки, телефонных переговоров, телеграфных или иных сооб­щений (ч. 1 и 2 ст. 138), отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК РФ), — особо болезненно и угнетающе воспринимаемое каждым человеком, даже не предусмотрено наказания в виде лишения свободы, хотя бы альтернативно с другими видами наказаний.

См.: Жаворонков А. Ю. Сравнительная таблица наказаний по УК РФ 1996 г. — М.: Московский институт МВД России, 1997. С. 22; Босхо-лов С. С. Основы уголовной политики: Конституционный, криминологи­ческий, уголовно-правовой и информационный аспекты. — М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999. С. 100-101.

 

I  Глава 3.   Объект преступления

Изложенное является прелюдией к системному определе­нию признаков и понятия объекта преступления по отече­ственному уголовному праву.

Общественным отношениям как объекту преступления свойственны определенные черты (признаки), которые поз­воляют, во-первых, вычленить из всех общественных отноше­ний те, что признаются объектом преступления, во-вторых, раскрыть его сущность, в-третьих, отграничить его от других уголовно-правовых категорий и, в-четвертых, уяснить харак­тер вреда, причиняемого объекту преступления.

К таковым относится ряд черт (признаков).

Первая заключается в том, что общественные отношения, объявляемые объектом преступления49, олицетворяют сущ­ность социально-экономической формации и государства.

Указание в уголовном законе на те или иные общественные отношения, охраняемые уголовным правом, и степень строго­сти их охраны позволяют уяснить, какие именно обществен­ные отношения в данных формации и государстве являются основополагающими, фундаментальными. Последнее обычно во многом зависит от последовательности перечисления обще­ственных отношений в норме, объявляющей их охрану. Одна­ко эта последовательность может не отражать истинного от­ношения государства к степени значимости социальных уста­новлений, быть декларативной и использоваться для вуали­рования фактической их ценности и важности с позиции гос­подствующего класса, что, как отмечалось, наблюдается в ч. 1 ст. 2 названного УК. Таким образом, первая черта раскрывает социально-политическую сущность объекта преступления.

49 Как было отмечено, понятия объекта преступления и объекта уголов­но-правовой охраны имеют различия и находятся в определенном соотно­шении. Однако в целях редакции и терминологии эти понятия употреб­ляются в большинстве научных трудов по уголовному праву условно как равнозначные. См. также: Фролов Е. А. Объект уголовно-правовой охра­ны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистиче­скую собственность. Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. — Свердловск: Свердловский юридический институт, 1971. С. 21.

 

§ 1. Понятие и значение объекта преступления I

С обрисованной связана вторая черта, суть которой в том, что объектом преступления признаются не любые, а лишь вы­годные и угодные государству и господствующему в нем клас­су общественные отношения.

В нашей стране общество официально делилось, и в на­стоящее время это деление не поставлено еще под сомне­ние, на классы — рабочий класс, крестьянство (колхозное кре­стьянство) , интеллигенцию — по второстепенному признаку — функциям, выполняемым каждым классом, а не по перво­степенному, основополагающему — отношению к власти и соб­ственности, в соответствии с которым наше общество дели­лось и делится фактически на два класса — господствующий и подчиненный. Данное суждение, являясь темой самостоя­тельного философского и социологического исследования, об­основывается и доказывается многочисленными аргументами, в частности, существенно качественно и количественно нерав­ным распределением между слоями населения социальных и экономических общечеловеческих ценностей, созданных тру­дом всего народа; возможностей реализации прав и закон­ных интересов, условий медицинского обслуживания, отды­ха; реальной доступностью в изобилии для одних и недоступ­ностью для других пользоваться достижениями культуры и искусства, наличием ответственности за нарушение социаль­ных, в частности, правовых норм одних и отсутствием такой ответственности других; заработной платы; жилой площади; дачных участков; условий приватизации материальных цен­ностей и т. д.

При этом к господствующему классу, по нашему пред­ставлению, относятся те слои (или слой) общества, которые владеют государственной властью и (или) собственностью в масштабах, дающих реальную государственную власть, а так­же обладают разнообразными привилегиями, обусловленны­ми не заслугами перед обществом или реализованными спо­собностями, а исключительно в силу имеющихся у них власт­ных полномочий, соответствующего должностного положе­ния, обладания имуществом в больших масштабах. Свою во-

 

I Глава 3.   Объект преступления

лю, обусловленную собственными интересами, господствую­щий класс возводит в закон, включая уголовный, которым берет под защиту общественные отношения, ему выгодные и угодные, и не устанавливает охрану отношений, противопо­ложных по значимости.

Однако данное положение не следует понимать упрощен­но и утрированно, будто бы все без исключения общественные отношения отбираемые господствующим классом для взятия их под охрану уголовным правом, являются классовыми, а не общечеловеческими ценностями, то есть нельзя во всех слу­чаях противопоставлять те и другие.

Относя к объекту преступления общественные отноше­ния выгодные и угодные господствующему классу, необходи­мо признать и то, что большинство общественных отноше­ний, объявляемых объектом преступления, являются общече­ловеческими ценностями, например, отношения, обеспечиваю­щие физические и моральные блага личности, отношения соб­ственности. Классовый же характер объекта преступления, равно как преступления и уголовного права в целом, выра­жается не в этом совпадении общечеловеческих и классовых ценностей, а в том, что с одной стороны, под защиту уголов­ным правом берутся отдельные виды общественных отноше­ний, имеющих исключительно классовую — с позиции господ­ствующего класса — ценность и значимость, например, госу­дарственная власть, являющаяся объектом, в частности, пре­ступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 277, 278, 279 УК РФ 1996 г. и, с другой, — игнорируется охрана уголовным правом общечеловеческих ценностей: прав изби­рателей требовать выполнения предвыборных программ пре­зидента, депутатов; имущественных прав населения, состоя­щих в исключении в результате действий властей, ухудше­ния материального положения граждан вследствие повыше­ния цен в сочетании с неадекватным увеличением заработной платы, пенсий и других выплат; строжайшего и неуклонного соблюдения законов представителями исполнительной власти и т.д., что выражается в отсутствии уголовной ответствен-

~76~

 

§ I. Понятие и значение объекта преступления I

ности соответственно Президента, депутатов за невыполнение предвыборных программ; членов правительства за наруше­ние имущественных прав населения; представителей исполни­тельной власти за принятие решений, постановлений, издание распоряжений или совершение иных действий в противоречии или несоответствии с законом и т. д.

Наконец, в правотворческой деятельности при принятии законов и определении объекта преступления решающее слово всегда принадлежит представителям господствующего клас­са.

Таким образом, данная черта объекта преступления харак­теризует его классово-политическую сущность.

Третья черта состоит в том, что объектом преступления признаются наиболее важные и ценные(с позиции, разумеет­ся, господствующего класса) общественные отношения. Наи­более важными являются те отношения, нарушение которых причиняет или может причинить государству и обществу су­щественный вред, а наиболее ценными — социально полезные общественные отношения. Эта черта указывает на подход за­конодателя к вычленению из всех выгодных и угодных гос­подствующему классу тех общественных отношений, которые нуждаются в защите уголовным законом.

Четвертая черта сводится к тому, что объект преступ­ления — общественные отношения — чисто социальная кате­гория, не содержащая ничего материального, что является критерием отграничения объекта от предмета преступления.

Пятая черта конкретизирует содержание объекта пре­ступления как общественных отношений, относящихся к разным сферам — базиса, например, личность, собственность, или надстройки, например, интересы правосудия, порядок управления.

Шестая черта характеризует объект преступления как типичные общественные отношения в их обобщенном вы­ражении, хотя в действительности, в реальной жизни, они проявляются как конкретные отношения между людьми, как социальные связи. Так, им является личность, собственность

 

I Глава 3.   Объект преступления

всех граждан в обществе и любого отдельного гражданина, а не персонифицированно Иванова, Петрова, Сидорова и т.д., хотя благодаря этому в реальной жизни защищаются лич­ность и собственность и Иванова, и Петрова, и Сидорова и, наряду с ними любого другого гражданина. Эта черта позво­ляет отграничить объект преступления от предмета преступ­ления и от потерпевшего от преступления.

Седьмая черта, тесно связанная с предыдущей и вытекаю­щая из нее, выражается в том, что субъектом общественных отношений, признаваемых объектом преступления, являет­ся общество в целом: каждый его член, но не персонифи­цированное лицо (или лица). Благодаря этой черте субъект общественных отношений как объекта преступления отграни­чивается от субъектов конкретных общественных отношений, социальных связей, которые могут быть в уголовно-правовом смысле, в частности потерпевшими или лицами, совершивши­ми преступления.

Восьмая черта дает возможность определить объект пре­ступления как ту субстанцию, на которую преступление посягает в конечном счете. Такой субстанцией являются фак­тические общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Констатация этого положения позволяет запечат­леть в категории объекта преступления материальный при­знак преступления: последний представляет собой фактиче­скую общественную опасность деяния независимо от проти­воправности, а в объекте преступления указанный признак выражается в виде фактических общественных отношений, независимо от их правовой формы. Это в свою очередь дает возможность, с одной стороны, отмежеваться от понимания объекта преступления как правовой, в частности уголовно-правовой, нормы или как правоотношения и, с другой, — пра­вильно решать некоторые вопросы квалификации преступле­ния. Так, уголовно-правовая норма не является объектом пре­ступления, поскольку она, хотя и нарушается при совершении преступления, но лишь опосредованно, и в конечном счете преступление посягает на фактические общественные отноше­ния, охраняемые этой нормой. Фактические общественные от-

 

§ 1. Понятие и значение объекта преступления I

ношения, представляющие объект преступления, первичны, а уголовно-правовая норма по отношению к ним вторична. Ана­логично соотношение фактических общественных отношений как объекта преступления с другими правовыми нормами и правоотношениями. Во многих случаях, например, при совер­шении преступлений против собственности нарушаются право собственности и базирующиеся на нем правоотношения. Од­нако и то, и другое являются только правовой формой' факти­ческих отношений собственности, по отношению к последним вторичны и нарушаются совершенным преступлением как бы «попутно». В конечном же счете нарушаются фактические общественные отношения собственности. При квалификации преступлений рассматриваемая черта представляет собой ин­дикатор фиксации объекта преступления. В частности, завла­дение лесом, заготовленным бригадой рабочих предприятия, но не зачисленным еще формально на баланс этого предпри­ятия, то есть не включенным еще в фонды последнего, ква­лифицируется как хищение чужого имущества, а не как при­чинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием, поскольку в данном случае осуществлено посягательство на фактические отношения соб­ственности, хотя право собственности не нарушено. Если бы объектом преступления признавались не фактические отно­шения собственности, а право собственности, то содеянное в обрисованной ситуации следовало бы квалифицировать как причинение имущественного ущерба собственнику путем об­мана или злоупотребления доверием, а не как хищение чужого имущества.

Наконец, девятая черта раскрывает механизм воздей­ствия преступления на его объект. При совершении любо­го преступления общественные отношения как объект пре­ступления не разрушаются, не уничтожаются, а только на­рушаются. Например, при убийстве человеку причиняется смерть, но это не означает, что уничтожается личность как объект преступления (общественные отношения, обеспечива­ющие жизнь человека). В этом случае уничтожается конкрет­ный человек — материальный субстрат, а общественные отно-

 

| Глава 3.   Объект преступления

шения, обеспечивающие жизнь человека, лишь нарушаются, но в полной мере сохраняются.

Таким образом, объект преступления — это охраняемые уголовным правом общественные отношения, олицетворяю­щие сущность данной социально-экономической формации, выгодные и угодные господствующему классу, наиболее важ­ные и ценные, относящиеся к базису или надстройке, ти­пичные, то есть представленные в обобщенном выражении, являющиеся чисто социальной категорией, не содержащей ничего материального, на которые посягает преступление в конечном счете, субъектом которых является общество в целом и посягательство на которые состоит исключитель­но в их нарушении.

Значение объекта преступления состоит в том, что он: 1) соответствует согласно содержанию ч. 1 ст. 2 и названи­ям разделов и глав Особенной части УК РФ общественным отношениям, олицетворяющим сущность социально-экономи­ческой формации и государства, являющимся выгодными и угодными господствующему классу, наиболее ценными и важ­ными; 2) позволяет уяснить социально-политическую и пра­вовую сущность преступления; 3) является критерием для по­строения системы Особенной части УК; 4) определяет во мно­гом квалификацию преступления; 5) обеспечивает разграни­чение преступлений.

§ 2. Виды объекта преступления

В теории отечественного уголовного права применительно к УК РСФСР 1960 г. было принято трехстепенное деление объекта на: 1) общий, 2) родовой (специальный, групповой) и 3) непосредственный (видовой). Данное деление являлось господствующим в период действия названного УК, хотя в уголовно-правовой литературе высказывались суждения о его уязвимости50 и предлагались другие классификации51.

50            Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному пра­

ву. — М. Госюриздат, 1960. С. 106-112 и др.

51            Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. — М.:

Академия МВД СССР, 1980. С. 74, 67-85.

 

§ 2. Виды объекта преступления \

Вопрос об этих видах объекта преступления достаточно полно освещен в учебниках и других научных трудах по уго­ловному праву. Поэтому в данном изложении освещаются лишь стержневые положения, относящиеся к данной пробле­ме, причем применительно к УК РФ 1996 г.

В соответствии с системой нового УК РФ 1996 г., подраз-

^              из

несколько глаь^объект преступления

вида: 1) общий; 2)типовои~(1го-    у

Понятие общегообъёкта преступления определено в пара­графе первом данной главы.

Типовой объект — это группа однотипных общественных отношений, на которые посягают преступления, ответ­ственность за которые предусмотрена статьями, включен­ными в один и тот же раздел Особенной части УК РФ. Ти­повой объект является критерием деления Особенной части УК РФ 1996 г. на разделы и одним из критериев построения системы Особенной части этого УК. Статьи об ответственно­сти за отдельные виды преступлений распределяются по раз­делам Особенной части УК РФ 1996 г. в зависимости от сход­ства-различия типовых объектов, на которые посягают эти преступные деяния. По объему типовой объект уже общего объекта, составляя его часть. По содержанию он конкретнее, поскольку по сравнению с общим объектом характеризуется дополнительным индивидуализирующим признаком. Так, об­щий объект —это все общественные отношения, охраняемые уголовным законом, а типовой — общественные отношения, обеспечивающие физические, моральные, политические бла­га личности, либо общественные отношения, обеспечивающие экономику, и т. д.

Родовой объект преступления — это группа однородных общественных отношений, на которые посягают преступ­ления, предусмотренные статьями, включенными в одну и ту же главу Особенной части УК РФ 1996 г. Родовой объ-

 

| Глава 3.   Объект преступления

ект является критерием деления Особенной части этого УК на главы и одним из критериев построения системы Особенной части данного УК. Статьи об ответственности за отдельные преступления распределяются по главам Особенной части УК в зависимости от сходства-различия родовых объектов, на ко­торые посягают эти преступные деяния. По объему родовой объект уже общего и типового объектов преступления, состав­ляет часть того и другого. По содержанию он конкретнее, так как характеризуется по сравнению с общим и типовым объ­ектами дополнительным индивидуализирующим признаком. Например, если общим объектом являются любые обществен­ные отношения, охраняемые уголовным законом, типовым — общественные отношения, обеспечивающие блага личности, то родовыми объектами преступлений — общественные отно­шения, обеспечивающие жизнь и здоровье личности, свободу, честь и достоинство личности и т. д. В случаях, когда раздел Особенной части УК РФ 1996 г. включает одну главу (раздел XI, гл. 33; раздел XII, гл. 34), то типовой и родовой объекты по объему и содержанию совпадают.

Непосредственный объект преступления — это вид об­щественных отношений, на которые посягают одно или несколько преступлений. По содержанию он может совпадать с родовым объектом преступления, как это имеет место, к примеру, при уничтожении или повреждении чужого имуще­ства, родовым и непосредственным объектом которого явля­ются отношения собственности, но в большинстве случаев он по объему уже родового объекта и конкретнее по содержанию, поскольку характеризуется дополнительным по сравнению с ним признаком, например, при хищении чужого имущества непосредственным объектом являются отношения собствен­ности, характеризуемые таким дополнительным признаком, как порядок распределения материальных благ в государстве и обществе: виновный в хищении нарушает отношения соб­ственности, связанные с этим порядком, овладевая имуще­ством помимо него и вопреки ему.

Преступление может посягать на один или два и более непосредственных объекта. При посягательстве, например, на

 

§ 2. Виды объекта преступления |

два объекта один из них всегда является обязательным, а вто­рой может быть: 1) обязательным, 2) альтернативным или 3) дополнительным (факультативным).

Обязательный — это такой объект, при отсутствии пося­гательства на который отсутствует данный состав преступле­ния. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, ответ­ственность за которое установлена ч. 4 ст. 111 УК РФ 1996 г., посягает на два обязательных объекта: общественные отно­шения, обеспечивающие здоровье человека, и общественные отношения, обеспечивающие жизнь человека. Отсутствие по­сягательства на любой из них исключает состав преступления, предусмотренный ч. 4 ст. 111 названного УК.

Альтернативный объект — это равнозначный другому в уголовно-правовом смысле, заменяемый другим. В составе преступления с альтернативным объектом предполагается на­личие минимум двух таких объектов. Следовательно, аль­тернативные — это взаимозаменяемые объекты преступления, равнозначные друг другу в уголовно-правовом значении. Для наличия состава преступления с альтернативным объектом необходимо и достаточно, чтобы посягательство было направ­лено на любой из альтернативных объектов. К примеру, со­став преступления разбоя, предусмотренный ст. 162 УК РФ 1996 г., налицо тогда, когда деяние посягает на обязатель­ный объект — отношения собственности, связанные с поряд­ком распределения материальных благ, и на любой из двух альтернативных объектов — общественные отношения, обес­печивающие здоровье (при насилии, опасном для жизни или здоровья), либо общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья (при угрозе применения та­кого насилия).

Дополнительный (факультативный) — это объект пре­ступления, нарушаемый одновременно с обязательным объ­ектом, который, являясь более важным и ценным, его по­глощает. Осуществление посягательства на дополнительный объект на квалификацию преступления не влияет. Например, обязательным объектом хулиганства является общественный

 

| Глава 3.   Объект преступления

порядок, который может поглощать такой дополнительный объект, как общественные отношения, обеспечивающие здо­ровье человека, его телесную неприкосновенность либо без­опасность того или другого. Когда при совершении хулиган­ства осуществляется посягательство на дополнительный объ­ект посредством причинения легкого вреда здоровью, то соде­янное квалифицируется только как хулиганство по ст. 213 УК РФ 1996 г. и дополнительная квалификация по ст. 115 этого УК не требуется.

§ 3. Факультативные признаки объекта преступления

Данный вопрос, как и предыдущий, обстоятельно изложен в юридической литературе, в частности, в учебниках по оте­чественному уголовному праву. Поэтому в настоящем изло­жении обрисованы только основополагающие моменты и по­ложения, недостаточно освещенные в трудах по уголовному праву.

Факультативными признаками объекта преступления яв­ляются предмет преступления и потерпевший от преступле­ния.

Предмет преступления — это материальный субстрат, предмет материального мира, одушевленный или неодушев­ленный, в связи с которым или по поводу которого совер­шается преступление, на который непосредственно воздей­ствует преступник, совершая преступление. Когда таким предметом является человек, то он именуется потерпевшим, понимаемым в уголовно-правовом смысле.

Предмет преступления, как и потерпевший от преступ­ления, — факультативный признак объекта преступления. Он является обязательным не во всех составах преступлений, а лишь в тех, в которые он включен в соответствии с диспози­цией статьи Особенной части УК РФ 1996 г. Так, предметом кражи, грабежа и разбоя является имущество; потерпевшим при применении насилия в отношении представителя власти является представитель власти или его близкие.

Потерпевший как человек отличается от предмета пре-

Г~84

 

§ 3. Факультативные признаки объекта преступления I ступления, в частности, тем, что его характеристика может быть связана с его деятельностью, как это имеет место, к примеру, в составе преступления применения насилия в от­ношении представителя власти, предусмотренном ст. 318 УК РФ 1996 г.

Предмет преступления и потерпевший от преступления характеризуются определенными признаками, указанными в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ 1996 г. или устанавливаемыми в результате сопоставления данной статьи с другими статьями Особенной части этого УК.

Предмет преступления может характеризоваться различ­ными признаками. Например, чужое имущество как предмет хищения характеризуется с социальной, экономической, фи­зической и правовой сторон: с социальной стороны — это вещь в создание которой вложен общественно необходимый труд человека, обособливающий вещь из природного состояния; с экономической стороны — предмет материального мира, име­ющий объективную ценность и стоимость; с физической — движимое или недвижимое имущество, то есть по своей фи­зической природе соответственно поддающееся изъятию или нет; с правовой — чужое для виновного, то есть такое, на ко­торое он бесспорно не имеет права.

Потерпевший при применении насилия в отношении пред­ставителя власти должен обладать такими признаками, как: быть представителем власти, исполняющим свои должност­ные обязанности, или его близким.

Предмет преступления и потерпевший от преступления от­личаются об объекта преступления тем, что предмет и по­терпевший—материальные субстраты, а объект —чисто со­циальная категория, не включающая в себя ничего матери­ального. Один и тот же предмет или потерпевший могут отно­ситься к сфере разных объектов преступлений. В частности, одно и то же имущество, например, шуба, может быть пред­метом кражи, объектом которой является собственность, либо самоуправства, объектом которого является порядок управле­ния.