§ 1. Понятие квалификации преступлений

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Квалификация преступления — это «установление и юри­дическое закрепление точного соответствия между признака­ми совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой»6.

Цитированное определение является общепризнанным в теории отечественного уголовного права и представляет со­бой основу для развернутого раскрытия содержания понятия квалификации преступления.

Словосочетания «квалификация преступления» и «квали­фикация преступлений», различающиеся по написанию сло­ва «преступление» в единственном или множественном числе, употребляются в юридической литературе как синонимы.

Квалификация преступления — это понятие, слагаемое из совокупности четырех компонентов.

Первый состоит в том, что квалификация преступления представляет собой правовую оценку именно преступного де­яния, то есть деяния, содержащего все признаки состава пре­ступления, предусмотренного уголовным законом, хотя бы од­ного. Квалификация преступления имеет место тогда, когда правовая оценка содеянного в части отграничения преступно­го от непреступного приводит к констатации того, что соде­янное является преступлением без или независимо от конкре­тизации его состава.

6 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — М.: «Юридическая литература», 1972. С. 8; Кудрявцев В.Н. Общая тео­рия квалификации преступлений. — 2-е изд., перераб. и дополн. — М.: «Юристъ», 2001. С. 5.

 

§ 1. Понятие квалификации преступлений |

В случаях, когда правовая оценка содеянного приводит к выводу, что оно не является преступным, то есть не содержит признаков ни одного из составов преступлений, предусмотрен­ных уголовным законом, тогда такая оценка в рамки понятия «квалификация преступления» не укладывается, ибо квали­фицировать подобное содеянное по какой-либо статье Особен­ной части УК РФ невозможно. В этих случаях налицо как бы негативная, или неоконченная квалификация преступления, которая несовместима с понятием квалификации преступле­ния, являющейся позитивной и оконченной, ибо в таких случа­ях отсутствует правовая основа квалификации преступления и квалификация совершенного деяния в качестве преступле­ния исключается.

Отмеченное отличие правовой оценки содеянного, приво­дящей к заключению о его непреступности, от правовой оцен­ки, состоящей в квалификации преступления, когда содеянное является преступным, проводится только мысленно, теорети­чески. На практике —в практической правоприменительной, научной, педагогической деятельности — правовая оценка со­деянного независимо от того, приводит она к констатации о непреступности деяния либо к признанию его преступным и соответственно к квалификации преступления, представляет собой единый, слитый мыслительный процесс, в ходе которого одновременно осуществляется как установление непреступно­сти содеянного, так и при признании его преступным квали­фикация преступления.

Квалификация преступления — субъективная категория — отражение в сознании лица, производящего правовую оценку содеянного, то есть субъекта квалификации преступления, во-первых, признаков совершенного деяния, во-вторых, призна­ков состава преступления, предусмотренного уголовным зако­ном, и, в-третьих, совпадения того и другого. В этой связи для того, чтобы квалификация преступления была точной, необ­ходимо, чтобы субъект квалификации преступления обладал знаниями уголовного права, причем как УК РФ, так и теории данной отрасли науки, и способностями, состоящими в умении

 

I  Глава 1. Понятие и значение квалификации преступлений

и навыках, с одной стороны, выявлять признаки совершенно­го деяния и, с другой — сопоставлять последние с признаками состава преступления, предусмотренного уголовным законом, и, строго соблюдая законы логики, устанавливать совпадение или, наоборот, несовпадение тех и других. Скорость, быстро­та квалификации преступления зависит от глубины знаний субъектом квалификации преступлений уголовного права и уровня его названных способностей.

Второй компонент квалификации преступления — при­знаки совершенного деяния. Ими являются признаки, вопло­щенные в фактических обстоятельствах совершенного дея­ния. Поэтому словосочетания «признаки совершенного дея­ния», «фактические признаки совершенного деяния», «фак­тические признаки содеянного» терминологически равнознач­ны, представляя собой синонимы.

На практике — следственной и судебной — названные при­знаки отражаются в материалах уголовного дела (уголовных дел). Кроме того, они могут отражаться: в учебном процес­се—в содержании задач по уголовному праву, в литерату­ре— в описании в произведениях преступных деяний, имев­ших место в действительности или выдуманных авторами; в искусстве — в демонстрации на сцене в спектаклях, на экране в кинофильмах сюжетов с изображением таких преступных деяний и т. д.

Фактические признаки совершенного деяния в материалах уголовного дела, равно как и в других источниках, отражают­ся, во-первых, в их конкретном проявлении в действительно­сти — в реальных условиях жизни, с детализацией места, вре­мени и других обстоятельств; во-вторых, не изолированно от других фактических обстоятельств, а наряду и в связи с ними, притом как сопутствовавшими деянию в момент его соверше­ния, так и предшествовавшими ему и последовавшими за ним; в-третьих, в источниках доказательств — показаниях свидете­лей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, заключениях экспертов, вещественных доказательствах, протоколах след­ственных и судебных действий и иных документах, подавля-

 

§ 1. Понятие квалификации преступлений I

ющее большинство из которых само по себе является субъ­ективным отражением фактических признаков содеянного и других обстоятельств, так или иначе связанных с последним. Поэтому фактические признаки совершенного деяния, отра­женные в материалах уголовного дела, не лежат на поверхно­сти и не всплывают на нее «по-щучьему велению». Их уста­новление осуществляется посредством и в результате мысли­тельного процесса, в ходе которого необходимо эти признаки на первом этапе отделить от всех других фактических обсто­ятельств, то есть вычленить из последних, обособить, и на втором этапе —путем вычленения их сущности, то есть очи­щения от конкретизации и детализации, в части, не влияю­щей на их содержание, — привести их в вид, пригодный для сопоставления с признаками состава преступления, то есть, образно говоря, к общему с последними знаменятелю.

Третий компонент квалификации преступления — при­знаки состава преступления, предусмотренного уголовным за­коном.

В цитированном определении квалификации преступле­ния этот компонент назван «признаками состава преступле­ния, предусмотренного уголовно-правовой нормой»7. Пред­ставляется, что указание на предусмотренность признаков со­става преступления уголовно-правовой нормой неточно, так как оно неполно. Это заключается в том, что признаки со­става преступления предусматриваются не одной уголовно-правовой нормой, в частности содержащейся в статье Осо­бенной части УК. В норме, закрепленной в статье Особенной части УК, содержатся не все признаки состава преступления, а только те из них, которые характеризуют его объективную сторону, а также отдельные признаки, относящиеся к другим его элементам, и которые отличают данный состав от дру­гих составов преступлений. Признаки состава преступления,

7 Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. — М.: «Юридическая литература», 1972. С. 8; Кудрявцев В.Н. Общая тео­рия квалификации преступлений. — 2-е изд., перераб. и дополн. — М.: «Юристъ», 2001. С. 5.

 

I Глава 1. Понятие и значение квалификации преступлений

отсутствующие в норме, установленной статьей Особенной ча­сти УК, присущие всем составам преступлений, большинству или ряду из них, содержатся в нормах Общей части УК и в названиях разделов и глав его Особенной части. Причем в нормах Общей части УК предусмотрены признаки, с одной стороны, указывающие на наличие состава преступления, и, с другой — на его отсутствие. Так, в ч. 1 ст. 2 и в названиях разделов и большинства глав Особенной части УК РФ содер­жатся указания на объект преступления; ст. 19-21 — его субъ­ект; ст. 24-27 — его субъективную сторону; ст. 29-30 — призна­ки состава неоконченного преступления; ст. 32-35 УК РФ — признаки состава преступления в действиях соучастников, не принимавших непосредственного участия в совершении пре­ступления, то есть на признаки, указывающие на наличие со­става преступления. И, наоборот, в ч. 2 ст. 14, ч. 3 ст. 20, ст. 28, ч. 2 ст. 30, ст. 31, ст. 37-42 УК РФ содержатся указания на при­знаки, исключающие состав преступления. Отмеченное позво­ляет сделать вывод о том, что точнее и полнее следует опре­делить признаки состава преступления как предусмотренные не одной уголовно-правовой нормой, а уголовным законом в целом.

Однако и такое определение предусмотренности признаков состава преступления не является точным и исчерпывающим. Хотя в ч. 1 ст. 1 УК РФ и указано, что «уголовное законо­дательство состоит из настоящего Кодекса», в этом УК со­держится значительное количество норм с бланкетными дис­позициями, в которых либо вовсе не указываются признаки состава преступления, либо называются не все его призна­ки, и в которых сделаны ссылки на другие законы (не уго­ловные) и (или) иные нормативные правовые акты, где пре­дусматриваются признаки состава преступления, отсутствую­щие в названных нормах. В этой связи необходимо констати­ровать, что признаки состава преступления предусматрива­ются не только в уголовном законе — статье Особенной части и статьях Общей части УК РФ, но еще и в других —не уго­ловных — законах и (или) иных нормативных правовых актах,

Г~20

 

1. Понятие квалификации преступлений I

ссылки на которые сделаны в бланкетных диспозициях статей Особенной части УК РФ.

Четвертый компонент квалификации преступления — это установление и юридическое закрепление точного соответ­ствия между признаками, составляющими ее второй и третий компоненты. Такое установление заключается в сопоставле­нии фактических признаков совершенного деяния с призна­ками конкретного состава преступления и констатации при совпадении тех и других их тождества. Юридическое закреп­ление представляет собой фиксацию в документе, предусмот­ренном уголовно-процессуальным законодательством, в част­ности постановлении о привлечении лица в качестве обвиняе­мого, обвинительном заключении, приговоре, указанного тож­дества, то есть того, что фактические признаки совершенного деяния точно соответствуют признакам конкретного состава преступления.

С учетом уточнений, приведенных при характеристике очертаний третьего компонента, квалификацию преступ­ления необходимо определить как установление и юридическое закрепление точного соответствия меж­ду фактическими признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренно­го уголовным законом, а также другими законами и (или) иными нормативными правовыми актами, ссыл­ки на которые содержатся в бланкетных диспозициях статей Особенной части УК РФ.

Квалификация преступления представляет собой, с одной стороны, процесс и, с другой — результат8.

В качестве процесса выступают, во-первых, выявление фактических признаков совершенного деяния, во-вторых, вы­бор уголовно-правовых норм, в первую очередь нормы Осо­бенной части УК РФ, и при бланкетности последней — других (не уголовных) законов и (или) иных нормативных правовых

8 Кудрявцев  В.Н.  Общая  теория квалификации преступлений. —М.: «Юридическая литературы», 1972. С. 7.

21

 

I Глава 1. Понятие и значение квалификации преступлений

актов, на которые в ней сделаны ссылки, и в которых содер­жатся признаки конкретного состава преступления, и, в-тре­тьих, мыслительные операции субъекта квалификации пре­ступлений по сопоставлению того и другого. Данный процесс расчленяется на указанные составные части лишь теоретиче­ски. В действительности же в сознании субъекта квалифика­ции преступлений все эти части переплетаются друг и другом, органически взаимосвязаны между собой и весь процесс про­текает слитно, как единый.

Квалификация преступления, понимаемая в смысле ре­зультата, — это вывод о том, что фактические признаки совер­шенного деяния соответствуют признакам состава преступле­ния, предусмотренного уголовным законом, а также, если дис­позиция статьи Особенной части этого закона является блан­кетной, еще и другими законами и (или) иными норматив­ными правовыми актами, ссылки на которые содержатся в указанной диспозиции, и юридическое закрепление данного вывода. Такое закрепление состоит в фиксации в уголовно-процессуальном документе во всех случаях, что фактически содеянное предусмотрено конкретной статьей Особенной ча­сти УК РФ. При этом не указываются ни статьи Общей части УК РФ (кроме случаев неоконченного преступления и соуча­стия в преступлении), ни другие —не уголовные — законы и (или) иные нормативные правовые акты, на которые сделаны ссылки в статье Особенной части УК РФ, если ее диспозиция бланкетная, и в которых предусматриваются признаки соста­ва преступления. Подобное положение обусловлено, с одной стороны, необходимостью предельно краткого юридического выражения особенностей содеянного и, с другой — возможно­стью квалификации содеянного путем указания только на уго­ловный закон — статью (ее часть, пункт) Особенной части УК РФ и в случаях неоконченного преступления и соучастия в преступлении — еще и соответственно на ст. 30 или 33 этого УК.

Различаются два вида квалификации преступления: офи­циальная (легальная) и неофициальная (доктринальная).

Г~22

 

§ 1, Понятие квалификации преступлений |

Как справедливо указано в юридической литературе, «официальная (легальная) квалификация — это уголовно-правовая квалификация преступления, осуществляемая по конкретному уголовному делу лицами, специально уполномо­ченными на это... государством: работниками органов дозна­ния, следователями, прокурорами и судьями.

Неофициальная (доктринальная) квалификация -соот­ветствующая правовая оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами: научными работниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников, учебных посо­бий, студентами, изучающими те или иные конкретные уго­ловные дела и т. д.»9.

Из цитированного определения официальной квалифика­ции преступления следуют два вывода. Первый заключает­ся в том, что приведенные ранее определения квалифика­ции преступления являются определениями именно офици­альной квалификации преступления. Второй вывод состоит в присущности официальной квалификации преступления двух признаков, выражающихся в ее осуществлении: 1) по кон­кретному уголовному делу и 2) лицами, специально уполно­моченными на это государством. Вместе с тем для полноты определения официальной квалификации преступления пред­ставляется необходимым указать еще и на такой ее признак, как закрепленность ее в документе, предусмотренном уголов­но-процессуальном законодательстве: постановлении о возбу­ждении уголовного дела, постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, пригово­ре и т. д. Всякая иная квалификация преступления, то есть не характеризуемая совокупностью трех названных признаков, является неофициальной квалификацией преступления.

Однако неофициальная квалификация преступления не является качественно однородной и по существу расчленяется

9 Куриное Б. А. Научные основы квалификации преступлений. — М.: Из­дательство Московского университета, 1984. С. 20; Куринов Б. А. Науч­ные основы квалификации преступлений. — М.: Издательство Москов­ского университета, 1976. С. 20.

 

I Глава 1. Понятие и значение квалификации преступлений

на два подвида. К первому относится та часть неофициальной квалификации преступления, которая обрисована в приведен­ном определении как правовая оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами: научными работниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников, учеб­ных пособий, студентами, изучающими те или иные уголовные дела. Подобная квалификация преступного деяния не содер­жит ни одного из признаков, свойственных официальной ква­лификации преступления. Поэтому первый подвид возможно, целесообразно и, на наш взгляд, необходимо именовать чи­стой неофициальной квалификацией преступления.

Второй подвид составляет неофициальная квалифика­ция преступления, даваемая, с одной стороны, участниками уголовного процесса — защитником, обвиняемым, подозрева­емым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским от­ветчиком — в ходатайствах, заявляемых ими по конкретному уголовному делу, и, с другой — судьями Верховного Суда РФ (РСФСР) и Верховного Суда бывшего СССР в постановлени­ях пленумов этих судов. Указанным ходатайствам присущи два признака официальной квалификации преступления, со­стоящие в том, что ходатайство: 1) заявляется по конкретно­му уголовному делу и 2) отражается и закрепляется в доку­менте, предусмотренном уголовно-процессуальным законода­тельством. В таких ходатайствах отсутствует лишь один при­знак официальной квалификации преступления — ее субъек­тами являются лица, специально не уполномоченные на это государством.

Постановления пленумов верховных судов РФ, РСФСР и бывшего СССР так же характеризуются двумя признаками официальной квалификации преступлений, хотя и иными по содержанию. Суть данных признаков заключается в том, что разъяснения, излагаемые и формулируемые в этих постанов­лениях: 1) даются судьями, то есть лицами, специально упол­номоченными осуществлять квалификацию преступлений, и 2) закрепляются в указанном документе, регламентированном

~24~

 

§ 1. Понятие квалификации преступлений I

законом10. Квалификации преступлений, даваемой в упоми­наемых постановлениях, не свойствен только один признак официальной квалификации преступления — она касается не конкретного уголовного дела, а распространяется на целую — более или менее значительную — категорию уголовных дел. В этой связи ее следует терминологически обозначать словосо­четанием «квалификация преступлений», а не «квалификация преступления», употребляя слово «преступление» во множе­ственном, а не в единственном числе.

Поскольку очерченный второй подвид неофициальной квалификации преступления обладает не только признаками последней, но еще и признаками официальной квалификации преступления, постольку он является как бы промежуточным, пограничным с официальной квалификацией преступления, смешанным с ней. Поэтому неофициальную квалификацию преступления, относящуюся ко второму подвиду, представ­ляется возможным и целесообразным называть смешанной неофициальной квалификацией преступлений, или полуофи­циальной квалификацией преступлений.

Отмеченное позволяет признать обоснованной дифферен­циацию неофициальной квалификации преступления на два указанных подвида: 1) чистую неофициальную квалифика­цию преступления и 2) смешанную, или полуофициальную, квалификацию преступлений.

Важно отметить, что деление квалификации преступле­ния на официальную и неофициальную ни в какой мере не связано с точностью, правильностью квалификации преступ­ления. Нередко неофициальная квалификация преступления является правильной, тогда как официальная квалификация того же преступления, наоборот, неправильной. Например, Верховным судом Удмуртской республики за убийство из ху­лиганских побуждений Батакова и особо злостное хулиганство

0 См.: Федеральный конституционный закон «О судебной системе в Рос­сийской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (СЗ РФ, 1997, № 1, ст. 1).

 

I  Глава 1. Понятие и значение квалификации преступлений

Савинов осужден по п. «и» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 213 УК РФ, а в кассационных жалобах осужденного и его адвоката, ад­ресованных в Судебную коллегию по уголовным делам Вер­ховного Суда РФ, содержалась просьба о переквалификации действий последнего по ч. 1 ст. 105 этого УК. По данному делу установлено, что Батаков избил Савинова, после чего последний позвав знакомых, пришел вместе с ними на место, где находился Батаков, продолжавший вести себя агрессивно, нецензурно оскорбив и толкнув Савинова, который схватил выпавший из кармана Батакова и раскрывшийся нож и нанес им один удар в грудь Батакова. Судебной коллегией по уго­ловным делам Вероховного Суда РФ было указано, что «ква­лифицируя действия Савинова по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд не учел, что ответственность по этой статье УК РФ насту­пает за убийство, совершенное из явного неуважения к обще­ству и общепринятым нормам морали, когда поведение винов­ного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. В том случае, когда поводом к конфликту послужило противо­правное поведение потерпевшего, виновный не может нести ответственность за его убийство как совершенное из хулиган­ских побуждений.

Поскольку судом установлено, что вначале Батаков избил Савинова, убийство его Савиновым не может быть признано совершенным из хулиганских побуждений.

При таких обстоятельствах действия Савинова должны быть переквалифицированы с п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Приговор же в части осуждения Савинова по ч. 3 ст. 213 УК РФ подлежит отмене, а дело — прекращению, посколь­ку изложенными в приговоре показаниями других осужден­ных и свидетелей не подтверждено, что Савинов помимо на­несения Батакову удара ножом совершил в отношении него хулиганские действия с применением оружия»11. Таким об-

11 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2000, № 10. С. 15. Г~26

 

§ 2. Значение квалификация преступлений |

разом, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильной неофициальную квалифика­цию действий Савинова, данную в кассационных жалобах осу­жденного и его адвоката, и сочла неправильной официальную квалификацию, этих же действий, содержащуюся в приговоре Верховного суда Удмуртской республики.

Подытоживая изложенное, представляется целесообраз­ным и уместным заключить, что квалификация преступле­ния, понимаемая как официальная квалификация преступле­ния, — это осуществляемое лицом, специально уполномочен­ным для этого государством (работником органа дознания, следователем, прокурором, судьей), сопоставление, сравнение и в конечном итоге совмещение, с одной стороны, признаков совершенного деяния, содержащихся в фактических обстоя­тельствах, отраженных в материалах уголовного дела, и, с другой — всей совокупности признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законом, а при бланкетной дис­позиции статьи Особенной части УК РФ — еще и другим зако­ном и (или) иным нормативным правовым актом, и юридиче­ское закрепление такого совмещения в документе, предусмот­ренном уголовно-процессуальным законодательством, путем указания на соответствующую статью Особенной части УК РФ, а при неоконченном преступлении — еще и на ст. 30 и при соучастии в преступлении — ст. 33 этого УК.