Глава 8 Соучастие в преступлении

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

§ 1. Понятие, признаки и значение соучастия в преступлении         &

Соучастие определено в ст. 32 УК РФ, согласно кото­рой «соучастием в преступлении признается умышленное сов­местное участие двух или более лиц в совершении умышлен­ного преступления».

Проблемам ответственности за соучастие в преступлении

1 41

посвящен ряд научных трудов     .

Соучастие не создает никаких особых оснований уголов­ной ответственности, а предполагает применение общих прин­ципов ответственности по уголовному праву Российской Фе­дерации. Единственным основанием уголовной ответственно-

131 См., например: Трайнин А. Н. Учение о соучастии. — М.: Юриздат, 1941; Шнейдер М. А. Соучастие в преступлении по советскому уголовно­му праву. — М.: ВЮЗИ, 1958; Гришаев П. И., Кригер Г. А. Соучастие по советскому уголовному праву. — М.: Госюриздат, 1959; Ковалев М. И. Со­участие в преступлении. — Свердловск, 1960, ч. I; 1962, ч. II; Бушуев И. А. Ответственность за укрывательство преступлений и недоносительство. — М., 1965; Баймурзин Г. Ответственность за прикосновенность к преступ­лению — Алма-Ата, 1968; Бурчак Ф. Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. — Киев, 1969; Зелинский А. Ф. Соучастие в преступ­лении. — Волгоград, 1971; Лысов М. Юридическая природа соучастия со специальным субъектом // Советская юстиция, 1971, № 21; Ушаков А. Квалификация преступлений, совершаемых частными лицами в соуча­стии со специальным субъектом // Советская юстиция, 1972, № 12; Де­мидов Ю. Соисполнительство и пособничество // Советская юстиция, 1973, № 14; Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступле­нии. — М., 1974; Иванов Н. Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Онтологический аспект. — Саратов: Издательство Са­ратовского университета, 1991; Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Уголов­ная ответственность за организацию преступного сообщества (преступ­ной организации). Комментарий. — М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997.

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

сти по УК РФ является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим УК. Он очерчивается в статьях Особенной и Общей частей УК, причем применительно к деянию соучастника, не выполня­ющего непосредственно объективную сторону, обрисованную в диспозиции статьи Особенной части, — с учетом нормы, со­держащейся в ст. 33 данного УК. Это положение определяет возможность уголовной ответственности за содеянное как од­ним лицом, так и в соучастии несколькими лицами.

Представляя собой особую форму совершения преступле­ния, соучастие характеризуется рядом объективных и субъ­ективных признаков.

Его объективными признаками являются: 1) участие в преступлении двух или более лиц и 2) совместность их де­ятельности.

Наименьшее число виновных при соучастии — два лица, каждое из которых является вменяемым (ст. 21 УК РФ) и достигшим установленного законом возраста, с которого воз­можна уголовная ответственность (ст. 20 этого УК).

Не образует соучастия совершение преступления совмест­но двумя лицами, одно из которых невменяемо или не достиг­ло возраста уголовной ответственности, поскольку послед­ние не могут быть субъектом преступления. Наличие таких свойств указанных лиц исключает в данной ситуации взаим­ную согласованность их действий и, следовательно, соучастие. При этом в случае совершения преступления двумя людьми действия вменяемого, достигшего возраста уголовной ответ­ственности лица, являющегося исполнителем, квалифициру­ются как совершение преступления одним лицом, а не груп­пой. Организаторы, подстрекатели или пособники выступают в таком случае как исполнители, которых принято именовать посредственными исполнителями.

Однако соучастие не исключается, если кто-либо из со­участников по каким-либо иным основаниям будет в даль­нейшем освобожден от уголовной ответственности (например, по основаниям, предусмотренным ст. 75, 76, 77, 90 УК РФ).

I 190

 

§ 1. Понятие, признаки и значение соучастия в преступлении I

Именно так следует понимать разъяснения, содержащиеся в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. с изменениями, внесенными 26 апреля 1984 го­да, «О судебной практике по делам об изнасиловании», о том, что «действия лиц, организовавших изнасилование группой, следует квалифицировать по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР... неза­висимо от того, что другие участники в соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не были привлечены к уголовной ответственно­сти»132, а также в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. с изменениями, внесенными 23 декабря 1970 г. и 27 июля 1983 г., «О судебной практи­ке по делам о грабеже и разбое»133. Иначе и, на наш взгляд, ошибочно истолковывает эти разъяснения Р. Галиакбаров. Он отрывает понятие группы от института соучастия и считает, что группа будет и тогда, когда один из субъектов не достиг возраста уголовной ответственности134.

Другой объективный признак — совместность деятельно­сти соучастников — выражается в том, что, во-первых, пре­ступление совершается взаимосвязанными и взаимообуслов­ленными действиями (или бездействием) участников, во-вто­рых, они влекут единый для участников преступный резуль­тат и, в-третьих, между действиями каждого соучастника, с одной стороны, и общим преступным результатом — с другой, имеется причинная связь.

Независимо от того, подразделяются ли роли соучастни­ков на исполнителей, организаторов, подстрекателей и пособ­ников или все соучастники являются исполнителями преступ­ления, действия их взаимосвязаны, преступление совершается их общими, дополняющими друг друга усилиями, каждый ис­пользует усилия другого и ему содействует. Отсутствие взаи-

132          Бюллетень Верховного Суда СССР, 1964, № 3; 1984, № 4.

133          См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1966, № 6; 1971, № 4, 1983,

№ 10.

134          См.: Р. Галиакбаров. Юридическая природа группы лиц в уголовном

праве // Советская юстиция, 1970, № 20. С. 21-22.

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

мообусловленных действий исключает соучастие. Так, Судеб­ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР не признала соучастием действия Попова и Лучкина, кото­рые поочередно изнасиловали В., уединяясь с ней в одном и том же помещении, так как они не содействовали друг другу в совершении с потерпевшей насильственных половых актов путем применения к ней насилия135.

Действия каждого соучастника обусловливают наступле­ние преступного результата в целом, а не какой-либо его ча­сти. Поэтому совместное причинение вреда объекту или по-ставление его в опасность есть общий, единый результат совместной деятельности всех соучастников. Преступление, совершенное сообща, является единым и неделимым. Соуча­стие отсутствует в случаях, когда лица причастны к одному событию преступления, но умыслом каждого из них охваты­ваются различные результаты, которых они и достигают.

Пленум Верховного Суда СССР признал необоснованным осуждение Цивина и Четверткова за соучастие в убийстве Ко-нанева, поскольку в момент драки, внезапно возникшей в ре­сторане, они хотя и наносили удары одному и тому же лицу, но стремились к различным результатам. Четвертков намере­вался ограничиться побоями, а Цивин — причинить смерть, и ударом стула нанес потерпевшему смертельное ранение. Пле­нум нашел, что Цивин виновен в убийстве, а Четвертков — в совершении злостного хулиганства136.

Наличие единого результата совместной деятельности со­участников не означает, что каждый из них вносит равный вклад в совершение преступления. Степень участия каждого нередко различна, ее необходимо устанавливать и учитывать для индивидуализации ответственности и наказания.

Необходимое условие совместности — причинная связь между действиями каждого соучастника и преступным ре­зультатом в целом. Ее отсутствие исключает соучастие.

135          См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1982, № 8. С 4-5. См. так­

же: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1977, № 6. С. 27-28.

136          См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1966, № 6. С. 27-28.

192~

 

§ 1. Понятие, признаки и значение соучастия в преступлении I

Причинная связь выражается в следующем. Во-первых, каждый соучастник взаимосвязан хотя бы с одним из дру­гих соучастников, вкладывает свои усилия в достижение об­щего преступного результата, создает для этого необходимые условия и участвует тем самым непосредственно или опосре­дованно в причинении вреда объекту посягательства. Во-вто­рых, их действия по времени предшествуют или по крайней мере совпадают с совершением преступления. %

Причинная связь позволяет отграничить соучастие, на­пример, от заранее не обещанного укрывательства. Последнее не является соучастием, так как не находится в причинной связи с совершенным преступлением. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР применительно к УК РСФСР 1960 г. признала заранее не обещанным укры­вательством, а не соучастием действия Тариева, который на закрепленной за ним автомашине помог Керимову, Загирову и Руфиеву, похитившим со склада ковровой фабрики 10 ха-ралов ковровой пряжи общим весом 210,5 кг на сумму 7 тыс. рублей, после того как похищенное было переброшено через забор фабрики и находилось вне ее территории, перевезти его в дом Алескеровой137.

Причинная связь при соучастии имеет некоторые особен­ности по сравнению со случаями совершения преступления одним лицом. Когда его участники выполняют разные роли, действие (или бездействие), описанное в диспозиции соответ­ствующей статьи Особенной части, осуществляется непосред­ственно исполнителем. Остальные создают своими действия­ми необходимые условия для этого, причем такие, которые имеют существенное значение для совершения преступления исполнителем и без которых в данной обстановке он не мог осуществить намеченное. Создавая указанные условия, со­участники содействуют исполнителю преступления. В резуль­тате образуется объективная причинная связь между деятель-

137 См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984, № 4. С. 11-12; См также: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1982, № 10. С. 3-4.

7 - 4578   193 I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

ностью соучастника и последующими преступными действия­ми исполнителя. Деятельность соучастников создает или су­щественно облегчает ему реальную возможность приступить к совершению преступления и выполнить намеченное. Он мо­жет и не воспользоваться этим. Реальная возможность пре­вращается в действительность в результате сознательных во­левых действий исполнителя. Таким образом, создается при­чинная связь между деятельностью соучастника и совершен­ным им преступлением. Следовательно, при соучастии при­чинная связь между действиями соучастника и совершенным преступлением характеризуется, с одной стороны, созданием реальной возможности исполнителю совершить преступление и, с другой, — реализацией им этой возможности.

В законе (ст. 32 УК РФ) содержится указание о том, что соучастием признается умышленная деятельность — умыш­ленное совместное участие в совершении умышленного пре­ступления.

Указание закона на умышленный характер соучастия означает, что, во-первых, действия каждого соучастника яв­ляются умышленными и, во-вторых, оно возможно лишь при совершении умышленного преступления. Поэтому соучастие исключается тогда, когда психическое отношение лица к соде­янному или к созданию исполнителю реальной возможности совершения преступления, даже умышленного, выражается в форме неосторожности. Последняя исключает необходимую виновную связь по поводу совершения преступления между оказавшимися причастными к нему лицами. В данном слу­чае отсутствует такой субъективный признак соучастия, как согласованность, и каждое из этих лиц несет ответственность только за свои неосторожные действия самостоятельно и неза­висимо от другого.

Являясь умышленной, деятельность любого соучастника, включая исполнителя и пособника, характеризуется всегда только прямым умыслом. Однако в юридической литерату­ре распространено мнение о том, что действия исполнителя с субъективной стороны могут характеризоваться не только

194

 

§ 1. Понятие, признаки и значение соучастия в преступлении I

прямым, но и косвенным умыслом138 . Аналогично обрисовы­вается и субъективная сторона деяния пособника139 . Указан­ная концепция представляется неточной, ибо при этом игно­рируется такой субъективный признак соучастия, как согла­сованность. Выразив желание совместно совершить преступ­ление и направляя свою деятельность на реализацию намере­ния, очерченного рамками сговора, лицо не может не желать достижения преступного результата, то есть его психическое отношение к содеянному всегда выражается в прямом умысде.

Как и при совершении преступления одним лицом, умы­сел в случае соучастия характеризуется двумя моментами: интеллектуальным и волевым, причем каждому из них при­сущи особенности, обусловленные усложненностью механиз­ма самого преступления. Указанные моменты представляют собой необходимые субъективные признаки соучастия. Этих признаков два. В теории отечественного уголовного права их принято именовать взаимной осведомленностью о соверше­нии преступления140 и согласованностью действий соучаст­ников141 .

Взаимная осведомленность, соответствующая интеллек­туальному моменту умысла соучастников, характеризуется тем, что каждый из них (исполнитель, пособник и т. п.) осозна­ет, во-первых, факт совместного совершения преступления, а не в одиночку, во-вторых, совершение определенного, а не лю­бого преступления, в-третьих, общественно опасный характер не только своего деяния, но и деяний других соучастников (хотя бы одного).

Осознание совместности представляет осведомленность соучастника о том, что к его усилиям, направленным на совер-

138          См., например: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. — М.,

1980. С. 38; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР.— М., 1984.

С. 39.

139          См., например: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. — М.,

1980. С. 39; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР.— М., 1984.

С. 40-41.

140          См.: Советское уголовное право. Общая часть. — М., 1977. С. 262.

141          См.: Советское уголовное право. Часть Общая.— М., 1964. С. 198.

195 I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

шение преступления, присоединяются усилия хотя бы одного соучастника и не обязательно знание всех соучастников. Со­участие исключается как в тех случаях, когда исполнитель не осознает, что он совершает преступление совместно с другими лицами, так и тогда, когда эти другие лица, действия которых находятся в причинной связи с совершением преступления, не знают о его преступных действиях и намерениях. На необхо­димость осведомленности соучастников об их взаимных дей­ствиях и намерениях как обязательного признака соучастия неоднократно указывалось в постановлениях и определениях Верховных Судов СССР и РСФСР. Например, в определе­нии Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Су­да СССР по делу А. и других выдвинут следующий общий тезис: «Соучастие в совершении преступления предполагает

1 ДО

осведомленность о преступных намерениях исполнителя»     .

Соучастник должен осознавать совершение другими со­участниками не любых общественно опасных деяний, а опре­деленного преступления или определенного круга преступле­ний.

Интеллектуальный момент умысла соучастников состоит также и в следующем. Они осознают общественно опасный характер как своих действий (или бездействия) и предвидят возможность или неизбежность наступления их обществен­но опасных последствий, так и общественно опасный харак­тер действий других соучастников (хотя бы одного) и пред­видят возможность или неизбежность наступления их обще­ственно опасных последствий. Осознание каждым соучастни­ком характера действий других соучастников и предвидение возможности или неизбежности наступления их последствий составляют одну из особенностей интеллектуального момента умысла при соучастии.

Вследствие отсутствия осведомленности о преступных действиях Мукомова, Хусенбаева и Турсунбаева, осужден-

142 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1966, № 5. С. 37. См. также: Бюл­летень Верховного Суда РСФСР. 1980. № 2. С. 6.

 

§ 1  Понятие, признаки и значение соучастия в преступлении I

ных за хищение чужого имущества, Пленум Верховного Суда СССР не признал соучастниками этого преступления Нусра-туллоева, Раупова, Махкамова, Файзиева и Орифова, объек­тивно содействовавших совершению хищения, указав, что со­участие «с субъективной стороны... характеризуется умыш­ленной виной всех соучастников»143.

Согласованность, соответствующая волевому моменту умысла (второй субъективный признак соучастия), состоит во взаимном выражении намерения и желания лица участ­вовать в совершении преступления вместе с другим лфом. Согласованность, или соглашение, представляет субъективное выражение совместности совершения преступления, ту необ­ходимую психологическую связь между соучастниками, ко­торая характеризует совместность их деятельности с субъек­тивной стороны. Отсутствие этого неотъемлемого признака соучастия исключает последнее. По данному поводу в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» от­мечалось, что «квалификация изнасилования как совершен­ного группой лиц может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласо­ванно в отношении потерпевшей... »144.

Соглашение — это сговор. Соучастие возникает именно с момента сговора, содержание и формы которого могут быть

143          Бюллетень Верховного Суда СССР, 1988, К« 2. С. 22-23. См. также:

Бюллетень Верховного Суда СССР, 1976, № 4. С. 46-47; 1987, № 1. С. 27-

28.

144          Бюллетень Верховного Суда СССР, 1964, № 3. С. 18-19. См. также:

постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 августа 1967 г.

«О выполнении судами РСФСР постановления Пленума Верховного Су­

да СССР от 25 марта 1964 г. «О судебной практике по делам об изна­

силовании» // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1967, № 12. С. 8-9;

п. 8. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. в

ред. от 21 декабря 1993 г. «О судебной практике по делам об изнасило­

вании» // Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных

Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с

комментариями и пояснениями / Отв. ред. В. И. Радченко. — М.: Изда­

тельство БЕК, 2000. С. 217.

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

разнообразными. По содержанию он может включать в се­бя соглашение о целях преступления, о способе его совер­шения, об условиях использования преступных результатов и т. д. Существенным моментом сговора является изъявление намерения и желания совершить определенное преступление или определенный круг преступлений, ибо соучастники несут ответственность лишь за то преступление (или тот круг пре­ступлений), которое было предметом сговора. Его форма мо­жет быть письменной, словесной, в виде жестов или конклю-дентных действий, то есть заменяющих словесное соглашение. Сговор может быть предварительным, то есть состоявшимся до начала совершения преступления145, либо осуществленным в процессе такого совершения до его окончания. Сам по се­бе предварительный сговор о совершении преступления пред­ставляет собой создание одного из условий для совершения преступления и поэтому в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ рассматривается как один из видов приготовления к нему. В случаях, специально указанных в законе, наличие одного только сговора, результатом которого явилось создание пре­ступного сообщества или модификаций последнего, составля­ет оконченное преступление (например, ст. 210, 209 УК РФ).

Мотивы и цели соучастников могут совпадать или быть неодинаковыми. Их общность не является необходимым при­знаком соучастия. Объединенные намерением совершить одйо и то же преступление, соучастники могут руководствовать­ся разными мотивами и целями. Например, подстрекатель к убийству может руководствоваться целью отомстить будущей жертве, а исполнитель — корыстным мотивом (получить мате­риальное вознаграждение от подстрекателя).

Значение уголовно-правового института соучастия в пре­ступлении и составляющих его норм, содержащихся в ст. 32-36 УК РФ, заключается в основном в том, что этими норма­ми, во-первых, установлена ответственность за умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умыш-

145 См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1979, № 10. С. 7. I 198

 

§ 2. Формы соучастия I

ленного преступления, во-вторых, предусмотрены признаки состава преступления в действиях соучастников, не принимав­ших непосредственного участия в совершении преступления, отсутствующих в статьях Особенной части УК РФ и распро­страняемые на эти статьи, освобождая законодателя от необ­ходимости многократно повторять их в нормах Особенной ча­сти УК, в-третьих, определены виды и ответственность со­участников и формы соучастия, в-четвертых, урегулирована ответственность за эксцесс исполнителя преступления.

§ 2. Формы соучастия

Нормы Общей и Особенной частей УК РФ предусматри­вают различные варианты связи между двумя и более лица­ми, совместно совершающими умышленное преступление. Это зависит от характера объединения, способа взаимодействия, степени организованности соучастников, роли, которую вы­полняет каждый из них. Наиболее типичные варианты связи, то есть сходные по существенным признакам, образуют фор­мы соучастия.

Правильное определение последних имеет большое прак­тическое значение, так как позволяет точно квалифицировать преступные действия каждого соучастника и индивидуализи­ровать его ответственность.

Соучастие дифференцируется на формы по объективному критерию — характеру объективной связи между соучастни­ками, то есть по характеру объединения и способу взаимо­действия между ними, с учетом особенностей квалификации деяний соучастников и потребностей преодоления организо­ванной преступности. Этот критерий позволяет на основе за­коноположений УК РФ выделить следующие четыре формы:

простое соучастие (соисполнительство, совиновничество);

сложное соучастие; 3) организованная группа; 4) преступ­

ное сообщество.

Простое соучастие, именуемое также соисполнительством или совиновничеством, характеризуется тем, что каждый участник группы является исполнителем преступления. Он

199 I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

полностью или частично осуществляет действия, образую­щие объективную сторону преступления, либо непосредствен­но участвует в совершении преступления. Например, один из соучастников угрожает потерпевшему ножом, а другой сры­вает с руки потерпевшего часы. Каждый из них является ис­полнителем разбоя.

Простое соучастие может возникнуть как по предвари­тельному сговору, так и по сговору в процессе совершения преступления, то есть после начала действий, образующих его объективную сторону, по существу, от момента покушения на преступление до его окончания. Сам по себе момент сговора для данной формы соучастия значения не имеет. Отсутствие сговора вообще, хотя бы в процессе совершения преступле­ния, означает отсутствие согласованности и, следовательно, соучастия.

Совершение преступления при простом соучастии пред­ставляет собой совершение преступления группой лиц без предварительного сговора или с предварительным сговором. Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ «преступление признается совер­шенным группой лиц, если в его совершении совместно участ­вовали два или более исполнителя без предварительного сго­вора». На основании ч. 2 этой статьи «преступление призна­ется совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о сов­местном совершении преступления».

При простом соучастии действия соисполнителей — чле­нов группы — квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, устанавливающей ответственность за совершенное преступление, без ссылки на ст. 33 этого УК, так как каж­дый соисполнитель непосредственно «выполняет» состав пре­ступления. Когда закон признает квалифицирующим обстоя­тельством совершение преступления группой лиц (например, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ) или по предварительному сгово­ру группой лиц (например, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 159 этого УК), действия соисполнителей квалифицируют­ся по тому пункту и (или) той части соответствующей статьи УК, которая предусматривает данное обстоятельство.

 

§ 2. Формы соучастия I

Сложное соучастие характеризуется тем, что действия

(или бездействие), образующие объективную сторону пре­

ступления, совершаются непосредственно не всеми соучаст­

никами, а лишь одним или некоторыми из них. Другие же

вообще не выполняют даже частично объективную сторону

преступления и не участвуют непосредственно в процессе его

совершения. При сложном соучастии в отличие от ,просто-

го имеет, таким образом, место распределение ролей, то есть

иной способ взаимодействия между соучастниками, иной ха­

рактер объединения: одни являются исполнителями преступ­

ления, другие организуют его совершение, либо склоняют ис­

полнителя к этому, либо содействуют совершению им преступ­

ления.    §

При сложном соучастии только исполнитель (соисполни­тели) выполняет действия, образующие объективную сторо­ну преступления. Другие соучастники их непосредственно не осуществляют. Действия организатора, подстрекателя и по­собника, взятые сами по себе, вне связи с деятельностью ис­полнителя, еще не причиняют непосредственного вреда объ­екту посягательства. Но действия подстрекателя опасны тем, что вызывают действия исполнителя и преступный результат. В нем реализуются преступные замыслы и инициатива под­стрекателя, осуществляемые через исполнителя и совместно с ним. Еще в большей степени это относится к организато­ру. Деятельность пособника опасна тем, что исполнитель при ее помощи совершает преступление и причиняет вред объек­ту посягательства. Пособник делает возможным наступление преступного результата, который достигается через исполни­теля и совместно с ним. Таким образом, организатор, подстре­катель и пособник создают реальные условия для совершения преступления и реализуют через исполнителя свои преступ­ные намерения. Тем самым они прямо причастны к преступле­нию, совместное совершение которого и составляет основание их ответственности.

Сложное соучастие возможно как по предварительному сговору, так и сговору в процессе совершения преступления,

201

 

| Глава 8. Соучастие в преступлении

но до его окончания. Предварительность сговора — не обяза­тельный признак сложного соучастия и не влияет на его фор­му.

При сложном соучастии действия соучастников, не являв­шихся исполнителями преступления, квалифицируются по статье УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Организованная группа — более опасная форма соучастия, чем простое или сложное соучастие. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ «преступление признается совершенным ор­ганизованной группой, если оно совершено устойчивой груп­пой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». От предварительно сговорившей­ся группы она отличается присущим ей оценочным признаком устойчивости, одним из элементов которой является наличие организатора группы. Именно организатор, включая руково­дителя, разрабатывает план преступных действий, распреде­ляет роли между членами группы, направляет и корректирует их действия, поддерживает дисциплину в группе и т. д.

Отличие состоит и в квалификации преступных действий членов предварительно сговорившейся группы и организован­ной группы. Если при совершении преступления по предва­рительному сговору группой лиц соисполнителями, то есть лицами, действия которых квалифицируются только по ста­тье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 этого УК, признаются только лица, непосредственно участвовавшие в процессе совершения преступления, то при совершении пре­ступления организованной группой таковыми считаются все члены этой группы, независимо от того, какова была роль каждого из них при совершении преступления — исполнителя (соисполнителя), организатора, подстрекателя или пособника. В составе организованной группы применительно к хищению исполнителями (соисполнителями) преступления являются, в частности, имеющие устойчивые связи с организованной груп­пой такие ее участники, роль которых заключается «в созда­нии условий для совершения хищения, например, в подыска-

202

 

§ 2. Формы соучастия I

нии будущих жертв или ином обеспечении преступной дея­тельности группы... даже если эти действия не выходят за рамки пособничества»146. Это вытекает из содержания ч. 5 ст. 35 УК РФ, где указывается: «Лицо, создавшее организо­ванную группу или преступное сообщество (преступную ор­ганизацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной от­ветственности за организацию или руководство ими в случа­ях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные орга­низованной группой или преступным сообществом (преступ­ной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или пре­ступного сообщества (преступной организации) несут уголов­ную ответственность за участие в них в случаях, предусмот­ренных соответствующими статьями Особенной части насто­ящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке шш совершении которых они участвовали».

Важно отметить, что согласно ч. 6 этой статьи только само «создание организованной группы в случаях, не предусмот­ренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, вле­чет уголовную ответственность за приготовление к тем пре­ступлениям, для совершения которых она создана».

Преступное сообщество, или преступная организация, — это наиболее опасная форма соучастия. Определение преступ­ного сообщества содержится в ч. 4 ст. 35 УК РФ, на основании которой «преступление признается совершенным преступным сообществом преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), создан­ной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях». Кроме того, из смысла ч. 1 ст. 210 этого УК вы­текает, что к преступному сообществу относятся также, во-первых, структурное подразделение, входящее в преступное сообщество, и, во-вторых, объединение организаторов, руко-

146 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995, № 9. С. 14.

203 I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

водителей или иных представителей организованных групп, созданное в целях разработки планов и условий для соверше­ния тяжких или особо тяжких преступлений.

Понятие преступного сообщества основано на понятии ор­ганизованной группы. Признаки, присущие последней, харак­теризуют и преступное сообщество.

Вместе с тем преступному сообществу свойственны и дру­гие признаки, отличающие его от организованной группы, ко­торыми, в частности, являются: 1) сплоченность организован­ной группы; 2) момент окончания, перенесенный на раннюю стадию; 3) цель создания; 4) уголовно-правовое значение кон­ститутивного признака состава преступления, предусмотрен­ного, например, ст. 210 УК РФ.

Сплоченность, как и устойчивость, — оценочный признак. Его использование законодателем в качестве самостоятельно­го признака означает, что он по своему уголовно-правовому содержанию отличается от устойчивости, хотя все признаки устойчивости присущи и сплоченности. Но сплоченность ха­рактеризуется и другими признаками. Ими являются, в част­ности, круговая порука, конспирация, общая касса (общак), наличие специальных технических средств и т.д. Круговая порука может быть основана на таких обстоятельствах, как, например, совместное совершение участниками группы пре­ступления ранее, включая осуждение за него по одному и то­му же уголовному делу, отбывание участниками прежде на­казания в одном и том же месте лишения свободы; взаимная осведомленность участников о компрометирующих друг дру­га материалах; использование для поддержания дисциплины в группе насилия, угроз, жестокости и т. п. Она может высту­пать в виде договоренности об отказе от показаний в случае разоблачения, умолчания о членах группы, их связях и дей­ствиях, о взаимной выручке и т. п. Конспирация чаще всего выражается в использовании условных наименований, и сиг­налов, уголовного жаргона, шифров, паролей и т.д. Общая касса —это находящиеся в распоряжении группы денежные средства и иные ценности, добытые в результате преступной

I 204

 

§ 2. Формы соучастия |

и иной незаконной деятельности. Специальные технические средства — это различные подслушивающие и антиподслуши­вающие устройства, охранная сигнализация, транспорт, кото­рыми оснащена организованная группа.

Моментом окончания преступления, совершенного пре­ступным сообществом, является само создание, сама органи­зация преступного сообщества, тогда как создание организо­ванной группы, о чем уже говорилось, представляет собой лишь приготовление к преступлениям, для совершения кото­рых она образована.

Цель создания преступного сообщества — совершение тяж­

ких или особо тяжких преступлений, определения которых

содержатся соответственно в ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ. Исходя

из систематического толкования норм этого УК преступное

сообщество налицо, когда целью его создания было соверше­

ние хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого преступления.

Отличие преступного сообщества от организованной группы

по цели состоит в том, что последняя может быть создана для

совершения любых умышленных преступлений.      %

Уголовно-правовое значение преступного сообщества со­стоит в том, что оно выступает в качестве конститутивного признака основных и квалифицированных или только основ­ных составов преступлений, определенных, в частности, в ст. 210, 209, ч. 1 ст. 208 УК РФ, и не предусмотрено ни в одном из составов преступлений в качестве квалифицирующего при­знака. Организованная группа как таковая не образует како­го-либо самостоятельного состава преступления, а совершение ею преступления является в случаях, предусмотренных ста­тьями Особенной части названного УК, квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком. Вместе с тем на основании п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления в составе как организованной группы, так и преступного сооб­щества (преступной организации), а равно и в составе группы лиц или группы лиц по предварительному сговору признается обстоятельством, отягчающим наказание.

Преступным сообществом (преступной организацией) при-

205  I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

знается также объединение организованных групп. Такое объ­единение должно состоять из двух или более указанных групп и характеризоваться устойчивостью. Момент окончания пре­ступления в этом случае — создание объединения, а цель — со­вершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Структурное подразделение преступного сообщества — это входящая в него группа из двух или более лиц, включая ру­ководителя, которая в рамках и в соответствии с целями пре­ступного сообщества осуществляет действия определенного направления, например, подготовку преступления; подыска­ние мест сбыта имущества, приобретаемого преступным пу­тем, либо наркотических средств или психотропных веществ; обеспечение преступного сообщества транспортом или иными техническими средствами; установление связи с должностны­ми лицами государственных органов, представителями ком­мерческих и других организаций для обеспечения безнаказан­ности преступного сообщества и совершаемых им преступных деяний, отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем; создание условий для со­крытия членов преступного сообщества, средств или орудий совершения преступлений, следов преступлений либо предме­тов, добытых преступным путем, и т.д.

Объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп представляет собой группу из двух или более указанных лиц, характеризуемую сплоченностью и целями разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а так­же направленностью на слаженную совместную деятельность

147

представляемых этими лицами организованных групп    .

Решающий критерий выделения преступного сообщества в самостоятельную форму соучастия и соответственно отгра­ничения от всех других форм соучастия — момент окончания преступления. Только данная форма соучастия признается

147 См. также: Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). Ком­ментарий.—М.: ЮрИнфоР, 1997. С. 10-12.

206

 

§ 2. Формы соучастия I

оконченным преступлением в момент создания, организации преступного сообщества. Для всех других форм соучастия та­ким моментом является момент окончания конкретного пре­ступления, совершенного в соучастии.

Важно иметь в виду, что по вопросу о формах соучастия в юридической литературе высказаны разнообразные сужде­ния. Так, некоторые авторы в основу дифференциации соуча­стия на формы кладут не объективный, а субъективный кри­терий. Последний представляет собой характер субъективной связи между соучастниками, состоящий в степени согласован­ности их преступной деятельности и зависящий от наличия или отсутствия предварительного сговора и от его содержа­ния.

При определении форм соучастия порой один из упомяну­тых критериев используется как основной, другой —как до­полнительный .

Кроме того, нет единства и в терминологическом обозначе­нии форм соучастия. Одни авторы считают дифференциацию по субъективному критерию — формами, а по объективному — видами соучастия148, другие — наоборот149 .

В работах по отечественному уголовному праву, авторы которых признают при рассматриваемой дифференциации в качестве основного — субъективный критерий, выделяют вна­чале две формы соучастия: без предварительного сговора и с предварительным сговором150, либо три формы: без предва­рительного сговора, с предварительным сговором и преступ­ное сообщество151. Затем каждая из этих форм подразделяет­ся на два вида: совиновничество и соучастие в тесном смысле.

148          См., например: Курс советского уголовного права. Т. П. — М.: 1970.

С. 464. Советское уголовное право. Часть Общая.— М., 1964. С. 200-301.

149          См.: Ковалев М. И. Виды соучастия и формы участия в преступной

деятельности. Ученые труды. — Свердловск: Свердловский юридический

институт, 1962. Т. V. С. 198-200.

150          См., например: Курс советского уголовного права. Т. П. — М., 1970.

С. 464.

151          См., например: Советское уголовное право. Часть Общая. — М., 1969.

С. 233-237; Уголовное право. Часть Общая.-М., 1966. С. 285-290.

 

| Глава 8. Соучастие в преступлении

Однако такое деление, во-первых, не отражает внешних особенностей соучастия, имеющих существенное значение для квалификации преступлений, и, во-вторых, мало что дает по существу, ибо, по данным выборочных исследований, лишь в 9,2% случаев совершения преступлений в соучастии отсут­ствовал предварительный сговор (в основном при совместных хулиганских действиях нетрезвых лиц)152.

§ 3. Виды соучастников

Соучастниками называются лица, объединившиеся для совместного участия в совершении умышленного преступле­ния. В зависимости от ролей, которые они при этом выпол­няют, уголовный закон — ч. 1 ст. 33 УК РФ—выделяет сле­дующие их виды: 1) исполнитель, 2) организатор, 3) подстре­катель и 4) пособник. В основе такого разграничения лежит содержание содеянного лицом в совместно совершенном пре­ступлении. Каждый соучастник характеризуется специальны­ми признаками.

Исполнителем на основании ч. 2 ст. 33 УК РФ «призна­ется лицо, непосредственно совершившее преступление ли­бо непосредственно участвовавшее в его совершении совмест­но с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, со­вершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возрас­та, невменяемости или других обстоятельств, предусмотрен­ных настоящим Кодексом». В данной норме впервые в отече­ственном уголовном законодательстве введен и по существу определен термин «соисполнители», а также описаны и за­креплены признаки посредственного исполнителя. Согласно приведенному законоположению исполнителем является со­участник, который полностью или частично совершает деяние (действие или бездействие), образующее объективную сторо­ну преступления или непосредственно участвует в процессе

152 См.: Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступлении.-^ М., 1974. С. 109.

I 208

 

§ 3. Виды соучастников I

его совершения, или использует при совершении преступле­ния другое лицо, не могущее быть субъектом преступления.

Исполнитель, притом только он, может совершить дей­ствие (или бездействие), содержащее признаки покушения или оконченного преступления.

Значение его действий (или бездействия) состоит также в том, что деяние, совершенное им по сговору с другдши со­участниками, есть содеянное всеми участниками совмест­но.^ действиях исполнителя, таким образом, сконцентриро­ваны усилия всех соучастников, направленные на совершение преступления.

С субъективной стороны он осознает, что совершает обще­ственно опасные действия (или бездействие), в которых реа­лизуется замысел всех соучастников, предвидит общий пре­ступный результат и желает наступления этого результата.

В преступлениях, которые могут быть совершены толь­ко специальным субъектом, исполнитель должен обладать его признаками. Например, исполнителями преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, ответствен^ ность за которые предусмотрена ст. 285, 286, 287, 289, 290, 292, 293 УК РФ, могут быть только должностные лица. В качестве организаторов, подстрекателей и пособников могут выступать и те, кто не обладает признаками специального субъекта. Соответствующее законоположение содержится в ч. 4 ст. 34 УК РФ, где установлено, что «лицо, не являю­щееся субъектом преступления, специально указанным в со­ответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренно­го этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя ли­бо пособника».

Соисполнитель — это исполнитель, участвующий в совер­шении преступления совместно с другим исполнителем или другими исполнителями, хотя бы с одним.

209 I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

Роль соисполнителей может различаться в зависимости от характера и сложности объективной стороны преступле­ния вообще и конкретного преступления в частности. Она может выражаться в том, что во-первых, каждый соиспол­нитель полностью выполняет объективную сторону преступ­ления; во-вторых, один соисполнитель выполняет одну часть действий, описанных в диспозиции статьи Особенной части УК, а другой — другую (например, при изнасиловании один применяет насилие к потерпевшей, а другой совершает с ней половой акт); в-третьих, один осуществляет действия, обри­сованные в диспозиции статьи Особенной части УК, а другой, не выполняя их, во время, на месте и в процессе преступле­ния прибегает к действиям, которые органически вплетают­ся в ход его совершения и без которых было бы невозмож­но или крайне осложнено совершение преступления вообще: в-четвертых, соисполнитель, действующий в составе органи­зованной группы или преступного сообщества и имеющий с ними устойчивые связи, то есть их участник, осуществляет действия, направленные на совершение преступления, в том числе, как отмечалось, состоящие в создании условий для со­вершения преступления, даже если они не выходят за рамки пособничества. Так, исполнителем убийства является и тот, кто наносит смертельное ранение, и тот, кто в процессе убий­ства держит жертву. При хищении чужого имущества орга­низованной группой, связанном с необходимостью внесения в учетные документы сфальсифицированных данных, с подло­гами и т.д., одни лица могут непосредственно изымать иму­щество из фондов собственника, а другие так или иначе, тем или иным способом вуалировать это или способствовать непо­средственному изъятию имущества.

Исполнителем именуется и является также лицо, исполь­зовавшее в качестве орудия совершения преступления друго­го человека. Это так называемое посредственное исполнение. Их связь лишь внешне сходна с соучастием, но не образует его. Посредственное исполнение представляет собой умыш­ленное использование для выполнения объективной стороны

 

§ 3. Виды соучастников I

преступления другого лица, которое не может быть субъектом преступления или которое действовало по неосторожности. Их деяния рассматриваются как совершенные самим посред­ственным исполнителем, который и несет за них уголовную ответственность. При этом она не исключается в отношении того, кто выполнял замысел посредственного исполнителя и действовал по неосторожности. Например, за посредственное исполнение умышленного убийства осужден Ромин, который, питая злобу к Жукову, подговорил Титова выстрелить в то­го из ружья, уверяя, что ружье заряжено только порохом. Титов выстрелил. Ружье оказалось заряженным картечью, и Жуков был убит. Титов осужден за неосторожное причине­ние смерти другому человеку, так как, хотя и не предвидел, что ружье заряжено и выстрелом может быть убит Жуков, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог это предвидеть.

В процессе посредственного исполнения в качестве орудия или средства совершения преступления могут быть исполь- , зованы: 1) лицо, не достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность; 2) невменяемый; 3) лицо, действу­ющее под влиянием физического насилия, угроз или прика­за, если его воля полностью подавляется, в связи с чем оно освобождается от уголовной ответственности; 4) лицо^дей-ствующее в условиях ошибки, исключающей его ответствен­ность либо допускающей ответственность лишь за неосто­рожное преступление153. Например, посредственным испол­нителем убийства признан Наумов, который дал малолетнему Марценкявичусу ружье и приказал выстрелить в Ермакова. Заряд картечи попал в Ермакова, и он тут же скончался. Нау­мов осужден по статье об убийстве как исполнитель преступ­ления. Определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по этому делу предпослан следую­щий общий тезис: «Лицо, вовлекшее подростка в преступле­ние, за которое последний по возрасту не может нести уго-

153 См. также: Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступле­нии. -М., 1974. С. 75.

211  I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

ловной ответственности должно рассматриваться как испол-

1 КД

нитель этого преступления»     .

С ответственностью посредственного исполнителя сходны ситуации, когда в преступлениях со специальным субъектом их объективную сторону выполняет лицо, которое действует по его предложению, просьбе, указанию, приказу, но не об­ладает признаками такого субъекта. Подобные ситуации воз­можно называть фикцией исполнителя, например, при вне­сении в официальные документы заведомо ложных сведений или исправлений, искажающих их действительное содержа­ние, лицом, не являющимся специальным субъектом этого преступления (ст. 292 УК РФ), осуществленном по понужде­нию специального субъекта этого преступления — должност­ного лица, либо государственного служащего или служащего органа местного самоуправления. В этих случаях специаль­ный субъект является исполнителем, а лицо, фактически вы­полнившее объективную сторону преступления, — пособником (при условии, разумеется, наличия всех иных объективных и субъективных признаков соучастия).

Организатором согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ «признается лицо, организовавшее совершение преступления или руково­дившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организо­ванную группу или преступное сообщество (преступную орга­низацию), либо руководившее ими». По этому определению, во-первых, в понятие организатора включен и руководитель и, во-вторых, это понятие делится на организатора преступлен ния и организатора организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Организатор — наиболее опасный из соучастников. Он на­ряду с возбуждением намерения у другого лица или дру­гих лиц совершить преступление создает и иные условия для осуществления преступного деяния (объединяет преступные усилия всех других соучастников, придавая им организован-

154 Сборник постановлений Президиума и определений Судебной колле­гии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1964-1972 гг. — М , 1974 С. 70-71.

 

§ 3. Виды соучастников |

ность, взаимную согласованность, целеустремленность, либо еще устойчивость или сплоченность; разрабатывает план со­вершения преступления и т.д.). По данным одного из иссле­дований, в общем количестве соучастников организаторы со­ставляли 13,4 %155.

Деятельность организатора преступления может заклю­чаться в выполнении следующих функций: 1) вовлечении дру­гих лиц в процесс совершения преступления; 2) создании иных условий осуществления преступного деяния; 3) руководстве уже сложившимися соучастниками; 4) руководстве соверше­нием преступления. Для признания лица организатором до­статочно выполнения им одной из перечисленных функций. Его деятельность всегда характеризуется совершением дей­ствий.

Организатор может быть при любой форме соучастия, притом как с предварительным сговором, так и без таково­го. Во втором случае на практике организатором становится один из исполнителей уже в процессе совершения преступле­ния, когда он берет на себя руководство другими соучастни­ками, что встречается при совершении массовых беспорядков, хулиганства, изнасилования.

Действия организатора могут конкретно проявляться в вербовке соучастников, обеспечении их орудиями и средства­ми совершения преступления, разработке преступных планов, распределении ролей между соучастниками, руководстве под­готовкой или совершением преступления и т.д. Например, действия Киппера, признанного организатором грабежа, вы­разились в том, что он склонил Ивоницкого и Евсееву на ограбление Екимова: показал, где расположена его кварти­ра, нарисовал ее план, сообщил о наличии там определенных вещей, о времени, когда Екимов будет дома один, и о том, как проникнуть в квартиру с помощью Евсеевой156.

Существенным в действиях организатора является то, что он объединяет действия соучастников, направляет их совмест-

155          См.: Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступлении.—

М., 1974. С. 82.

156          См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1975, № 8. С  10

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

ные усилия в стадиях подготовки или совершения преступ­ления. Его действия выступают необходимым условием дей­ствий других соучастников и поэтому находятся в причинной связи с действиями каждого из них и содеянным ими в целом.

Организатор преступления осознает общественно опасный характер своего деяния и деяний других соучастников, осве­домлен о составе группы, предвидит возможность или неиз­бежность наступления общественно опасных последствий как результата деятельности всей группы и желает наступления этих последствий.

Действия организатора, принимавшего непосредственное участие в совершении преступления, квалифицируются по статье Особенной части УК, предусматривающей ответствен­ность за данное преступление, без ссылки на ст. 33 УК РФ. Выполнение этой роли учитывается при назначении нака­зания как особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 этого УК).

Ссылка на ст. 33 данного УК необходима только тогда, когда организатор не принимал непосредственного участия в совершении преступления, в частности, не выполнял объек­тивной стороны, обрисованной в диспозиции статьи Особен­ной части УК.

Деятельность организатора организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) может вы­ражаться в осуществлении, наряду с функциями организато­ра преступления или помимо них, следующих функций: 1) во­влечения в организованную группу или преступное сообще­ство их участников; 2) определения и закрепления за ними их ролей в составе организованной группы или преступного сообщества, то есть направлений деятельности и функцио­нальных обязанностей; 3) обеспечения иных условий совер­шения преступлений, например, приобретения и распределе­ния между членами организованной группы или преступного сообщества орудий и средств совершения преступлений, пла­нирования преступных действий организованной группы или преступного сообщества в целом и их отдельных участников

214

 

3. Виды соучастников |

и т.д.; 4) объединения уже существующих организованных групп, образованных для совершения тяжких или особо тяж­ких преступлений; 5) управления участниками уже созданных организованной группы или преступного сообщества; 6) рас­пределения и перераспределения функциональных обязанно­стей между ними; 7) поддержания внутригрупповой дисци­плины; 8) вовлечения в организованную группу или преступ­ное сообщество новых членов; 9) предотвращения выхода из них отдельных участников путем, например, применения к ним насилия и угроз; 10) оснащения сообщества техническими средствами; 11) установления связей с должностными лица­ми государственных органов, а также представителями ком­мерческих и других организаций с использованием различ­ных приемов и способов, включая дачу взятки, обман, наси­лие и т. д.

Организатор организованной группы или преступного со­общества осознает, что создает организованную группу или преступное сообщество, в частности, объединение организо­ванных групп либо объединение организаторов, руководите­лей или иных представителей организованных групп, либо ру­ководит ими или входящим в преступное сообщество струк­турным подразделением, осознает, что преступное сообщество создано или функционирует для совершения тяжких или осо­бо тяжких преступлений, и общественную опасность соверша­емых им действий и желает совершить такие действия.

Организатор преступного сообщества действует с целью совершения преступным сообществом, в частности объедине­нием организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, тяжких или особо тяжких преступле­ний, а организатор указанного объединения — еще и с целью разработки планов и условий совершения этих категорий пре­ступлений157 .

157 См. также: Гаухман Л. Д. Максимов С. В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). Ком­ментарий.—М.: ЮрИнфоР, 1997. С. 12-14.

 

| Глава 8. Соучастие в преступлении

Е соответствии с цитированной ч. 5 ст. 35 УК РФ организа­тор организованной группы или преступного сообщества несет уголовную ответственность за организацию или руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части этого УК, а также за все совершенные орга­низованной группой или преступным сообществом преступле­ния, если они охватывались его умыслом, по статье Особенной части данного УК об ответственности за эти преступления без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Подстрекателем на основании ч. 4 ст. 33 этого УК «при­знается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступ­ления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом».

Общественная опасность подстрекателя заключается во вредном влиянии, оказываемом на неустойчивых лиц, в возбу­ждении у них умысла на совершение преступления. Он высту­пает инициатором преступления. По данным выборочных ис­следований, удельный вес подстрекателей в общем количестве соучастников невелик: под одним данным, составляет 7%, по другим —1,3 %158. Однако он опасен именно характером, ка­чеством своей роли в преступлении, а не распространенностью случаев подстрекательства.

Объективная сторона подстрекательства характеризует­ся только действиями, содержанием которых является воз­буждение у другого лица намерения или решимости совер­шить конкретное преступление. По способу и форме это мо­жет выражаться в уговоре, подкупе, угрозе, просьбе, убежде­нии, обещании, приказе, подзадоривании, насилии и т. д., при­том как словесно или письменно, так и путем конклюдентных или иных действий (жестами, мимикой и т.п.). Например, подстрекательством признаны действия Дуранова, который, угрожая топором, велел Барышникову изнасиловать малолет­нюю Д., что тот и сделал159. Закон не содержит исчерпыва-

158          См.: Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступлении.—

М., 1974. С. 89.

159          См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1986, № 10. С. 3-4. Су­

дебной практике известны различные способы подстрекательства. См.,

I 216

 

3. Виды соучастников |

ющего перечня действий подстрекателя вследствие их разно­образия, а указывает лишь на сущность подстрекательства и его отдельные способы. Поэтому для его наличия не имеют значения способ или форма, которые использует подстрека­тель, чтобы склонить другое лицо к совершению преступле­ния. Они зависят от ряда обстоятельств, в частности, от взаи­моотношений подстрекателя и подстрекаемого, их субъектив­ных особенностей, интересов, вида и характера преступления, к совершению которого склоняется лицо.

Вследствие того, что подстрекатель возбуждает у другого лица намерение или решимость совершить преступление, его действия находятся в причинной связи с деянием, которое со­вершает подстрекаемый.

В качестве подстрекаемого может выступать не только ис­полнитель, но и пособник. В последнем случае подстрекатель­ство заключается в склонении лица к пособничеству, напри­мер, в склонении законного владельца оружия продать его бу­дущему исполнителю убийства. Подстрекательство исполни­теля представляет значительно большую степень обществен­ной опасности, нежели подстрекательство пособника.

Подстрекательство — склонение конкретного лица или группы конкретных лиц к совершению определенного, а не вообще любого преступления. Призыв к преступной деятель­ности вообще или обращенный к неопределенному кругу лигг не является подстрекательством. Такие действия при опреде­ленных условиях могут образовать самостоятельный состав преступления, например, публичные призывы к насильствен­ному изменению конституционного строя Российской Федера­ции (ст. 280 УК РФ), возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282), публичные призывы к развя­зыванию агрессивной войны (ст. 354 этого УК).

В отличие от организатора подстрекатель только склоня­ет другое лицо к совершению преступления. Организатор же,

например: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984, № 5. С. 6-7; 1984, № 7. С. 15.

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

кроме того, создает условия для этого, оказывает воздействие на исполнителя и его деятельность до окончания преступ­ления, не ограничиваясь лишь возбуждением решимости его осуществить.

Субъективная сторона подстрекательства характеризует­ся осознанием подстрекателем, что он вызывает у другого лица решимость совершить конкретное преступление, пред­видением, что в результате его действий подстрекаемый осу­ществит преступное деяние, и желает этого. Для уголовной ответственности подстрекателя не имеет значения, какими мотивами и целями он руководствовался. Поэтому он несет ответственность и в том случае, если склоняет другое лицо совершить преступление с целью последующего изобличения подстрекаемого, то есть при так называемой провокации пре­ступления.

Подстрекатель не принимает непосредственного участия в выполнении действий, входящих в объективную сторону пре­ступления, и поэтому его действия квалифицируются по ста­тье Особенной части УК со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Однако не исключается, что он может быть и одним из исполнителей. В последнем случае при квалификации ст. 33 названного УК не применяется, а его роль инициатора преступления учиты­вается при назначении наказания как особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 этого УК).

Пособником в соответствии с ч. 5 ст. 33 данного УК «при­знается лицо, содействовавшие совершению преступления со­ветами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением пре­пятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступ­ника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы».

Пособник — обычно наименее опасный из соучастников. Его действия носят вспомогательный характер, менее актив­ны, чем действия других соучастников. Доля пособников в

I 218

 

§ 3. Виды соучастников I

общем количестве соучастников согласно выборочным иссле­дованиям невелика. По одним данным, она составляет 7%, другим — 2,5 %, третьим — 2 %160.

Пособничество с объективной стороны характеризуется те­ми способами, которые перечислены в ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Перечень способов пособничества, содержащийся в приве­денной норме, является исчерпывающим. Высказанное в от­дельных работах мнение о том, что он примерный161, не со­ответствует закону. Согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ «преступле­нием признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой нака­зания». Поэтому то или иное действие или бездействие, кото­рое прямо не запрещено уголовным законом — Особенной или Общей частями данного УК —не может быть признано пре­ступным. Иное решение вопроса может повлечь применение закона по аналогии, запрещенной действующим уголовным законодательством (ч. 2 ст. 3 УК РФ). Следовательно, пособ­ничество может быть осуществлено только теми способами, которые прямо указаны в ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Анализ способов пособничества, перечисленных в законе, позволяет разделить его на интеллектуальное и физическое.

Интеллектуальное пособничество состоит в содействии совершению преступления советами, указаниями, предостав­лением информации, а также заранее данным обещанием скрыть преступника, средства или орудия совершения пре­ступления, либо предметы, добытые преступным путем, при­обрести или сбыть такие предметы. Интеллектуальное пособ­ничество заключается в психическом воздействии на сознание и волю исполнителя преступления, в укреплении у него ре­шимости совершить преступление. Этот вид имеет некоторые сходные черты с подстрекательством. Сходство выражается

180 См.: Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. — М., 1974. С. 95.

161 См.: Научно-практический комментарий Уголовного кодекса РСФСР.— М., 1963. С. 48; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР.-М., 1971. С. 51.

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

в оказании психического воздействия на исполнителя, при­том подстрекательство может проявляться в тех же способах воздействия, что и интеллектуальное пособничество, то есть советах, указаниях и т. д. Различие сводится к тому, что под­стрекатель возбуждает у исполнителя решимость совершить преступление, а интеллектуальный пособник лишь укрепля­ет уже возникшую ранее решимость. Подстрекатель, таким образом, является инициатором преступления, а интеллекту­альный пособник нет.

Советы, указания и предоставление информации как спо­собы интеллектуального пособничества содействуют исполни­телю в выполнении им преступления: помогают уяснить об­становку, условия совершения преступления, выбрать наибо­лее приемлемый способ его. Советы и указания — это передача пособником исполнителю своих знаний, а предоставление ин­формации — известных ему сведений, необходимых для совер­шения преступления. Их форма может быть словесной, пись­менной и т. д.

Способом интеллектуального пособничества является так­же обещание укрывательства, данное заранее, то есть до со­вершения преступления. В отличие от заранее не обещанного укрывательства закон относит его к пособничеству потому, что исключительно благодаря заранее данному обещанию та­кое укрывательство становится в причинную связь с преступ­лением, совершенным исполнителем, хотя само осуществляет­ся уже после того, как преступление совершено. Именно зара­нее данное обещание укрыть преступника, средства или ору­дия совершения преступления, следы преступления, предме­ты, добытые преступным путем, приобрести или сбыть такие предметы укрепляет решимость исполнителя совершить дея­ние, ибо, в частности, уменьшает риск быть разоблаченным. Само же последующее исполнение или невыполнение обеща­ния не имеет значения для юридической оценки пособниче­ства. Оно может быть выражено словесно, письменно, в фор­ме конклюдентных или иных действий.

Важно подчеркнуть, что заранее данное обещание приоб­рести или сбыть имущество, заведомо добытое преступным

 

§ 3. Виды соучастников \

путем, в случаях, когда оно возбуждает у исполнителя умысел на совершение преступления, является не интеллектуальным пособничеством, а подстрекательством.

Физическое пособничество состоит в предоставлении средств или орудий для совершения преступлений или устра­нении препятствий осуществлению преступного намерения и выражается, как правило, в совершении действий. Однако в отдельных случаях оно может проявляться и в бездействии при условии, что на лице лежит специальная правовая обя­занность противодействовать совершению преступления. Та­кая обязанность должна быть именно правовой, то есть выте­кать из требований службы, профессиональных обязанностей или постановлений закона. Например, пособничеством явля­ется бездействие охранника чужого имущества, не выполня­ющего своего долга по сговору с исполнителем хищения. По­добное пассивное поведение равнозначно устранению препят­ствий на пути исполнителя. Наличия же одной только мораль­ной обязанности не допускать совершения преступления еще недостаточно для признания бездействия пособничеством.

Физическое пособничество путем предоставления средств или орудий совершения преступления может конкретно выра­зиться в передаче отмычек, оружия, предоставлении транс­портных средств и т.д., то есть в обеспечении исполнителя предметами материального мира, способными облегчить! со­вершение преступления. Например, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пособничеством были признаны действия Илюхина, который по просьбе Куп­цова и Полякова для облегчения совершения разбоя передал им обрез с двумя боевыми патронами и наган162.

Пособничество проявляется и в осуществлении каких-либо действий, позволяющих устранить ту или иную помеху совер­шению преступления. Так, пособник может отвлечь внимание сторожа или других лиц, охраняющих чужое имущество, от­ключить охранную сигнализацию и т. п.

162 См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1968, № 12. С. 9-10.

Ш"

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

Вследствие того, что пособник направляет свои действия на содействие исполнителю, эти действия находятся в причин­ной связи с преступлением, совершенным исполнителем. Сле­дует подчеркнуть, что для наличия пособничества не имеет существенного значения, фактически помогли или нет дей­ствия пособника исполнителю, использовал их последний или обошелся без них. Например, совет или указание, данные ис­полнителю, либо предоставленная ему информация, когда они оказались неверными вследствие заблуждения пособника и не только не содействовали совершению преступления, но даже затрудняли его осуществление, следует рассматривать как по­собничество, хотя и не оконченное (покушение на пособниче­ство).

Пособничество представляет собой оказание содействия конкретному лицу или группе конкретных лиц в совершении определенного, а не любого преступления. С субъективной стороны пособник осознает, во-первых, фактические обстоя­тельства совместно совершаемого преступления, во-вторых, что своими действиями он оказывает содействие конкретно­му лицу или группе конкретных лиц в совершении деяния и, в-третьих, что его действия находятся в причинной связи с преступлением, совершенным исполнителем, вследствие чего он совместно с исполнителем участвует в его осуществлении. Пособник предвидит общий преступный результат и желает его наступления. Субъективная сторона пособничества, как и любого соучастия, включает осознание виновным также всех объективных признаков состава преступления и вменяемых ему квалифицирующих обстоятельств.

Мотивы и цели пособника и исполнителя могут совпадать, а могут и различаться. Возможно, в частности, что при совер­шении кражи исполнитель действует из корыстных побужде­ний, а пособник оказывает ему содействие с целью отомстить потерпевшему.

Пособничество отличается от соисполнительства тем, что пособник ни в какой части и ни в каком виде не выполня­ет действий, образующих объективную сторону преступления,

I 222

 

§ 4. Ответственность соучастников I

совершаемого в соучастии, и не принимает непосредственного участия в таком совершении.

Действия пособника квалифицируются по статье Особен­ной части УК, предусматривающей ответственность за пре­ступление, которому он способствовал, со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Если лицо принимало непосредственное участие в со­вершении преступления, то ссылка на ст. 33 этого УК не тре­буется, ибо такой «пособник» по своей юридической природе является исполнителем.

§ 4. Ответственность соучастников

УК РФ не устанавливает каких-либо особых принципов, оснований или пределов ответственности за соучастие в пре­ступлении. Это означает, что, как и при совершении преступ­ления одним лицом, каждый соучастник несет ответствен­ность, во-первых, за конкретное совместное совершенное об­щественно опасное деяние, содержащее все признаки состава преступления, во-вторых, в пределах своей виновности и, в-третьих, самостоятельную.

На основании ч. 1 ст. 34 названного УК «ответственность

соучастников преступления определяется характером и сте­

пенью фактического участия каждого из них в совершении

преступления».   *

В соответствии с ч. 2 этой статьи «соисполнители отве­чают по статье Особенной части настоящего Кодекса за пре­ступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 настоящего Кодекса», а ее ч. 3 — «уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 настоящего Кодекса, за исключением слу­чаев, когда они одновременно являлись соисполнителями пре­ступления».

Исходя из приведенных законоположений, с позиции ква­лификации содеянного соучастники делятся на две категории: 1) соисполнителей (исполнителей) и 2) других соучастников — организатора, подстрекателя, пособника — не являющихся со-

223 I

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

исполнителями или исполнителем, то есть не принимавших непосредственного участия в совершении преступления.

Все соучастники несут ответственность по статье Особен­ной части УК, предусматривающей совершенное преступле­ние, и в пределах ее санкции. Совместные действия всех со­участников должны содержать все признаки состава преступ­ления. Особенность законодательной характеристики состава преступления, совершаемого в соучастии, состоит в том, что его признаки указываются не только в статье Особенной ча­сти, но и в Общей части —ст. 33 УК РФ. В нормах Особенной части общественно опасные деяния характеризуются так, как они проявляются в случае совершения их исполнителем или соисполнителями. При соучастии без непосредственного уча­стия в совершении преступления появляются отсутствующие в нормах Особенной части УК общие признаки, которые и предусмотрены в ст. 33 названного УК. Поэтому наличие со­става преступления в действиях соучастников, не принимав­ших непосредственного участия в совершении преступления, в частности, не выполнявших объективную сторону, описан--ную в диспозиции статьи Особенной части УК, устанавлива­ется с применением этой статьи. Таким образом, основанием уголовной ответственности соучастников второй из вышена­званных категорий, то есть не выполнявших ролей соиспол­нителей или исполнителя, является наличие состава преступ­ления, признаки которого указаны в статье Особенной части и в ст. 33 УК РФ.

Отдельные нормы Особенной части прямо предусматри­вают совершение преступления в соучастии, например, орга­низацию преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ), изнасилование, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организован­ной группой (п. «б» ч. 2 ст. 131 этого УК). Формулируя эти нормы, законодатель заранее предусмотрел в них и призна­ки ответственности за соучастие. Поэтому действия соучаст­ников, подпадающие под такие нормы, квалифицируются без применения ст. 33 названного УК.

 

§ 4. Ответственность соучастников I

В случае, если преступная деятельность исполнителя была прервана на стадиях покушения или приготовления, это об­стоятельство должно найти отражение и при квалификации действий остальных соучастников путем применения ст. 30 УК РФ. Данное положение закреплено в ч. 5 ст. 34 этого УК, где указано, что «в случае недоведения исполнителем пре­ступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступле­ние».

Ответственность каждого соучастника за совместно совер­шенное преступление возможна только в пределах личной ви­новности (ст. 5 УК РФ), притом лишь вины в виде прямого умысла (ч. 2 ст. 25 этого УК). Умысел соучастника не отлича­ется от умысла лица, виновного в совершении преступления единолично, но он охватывает также и то, что преступление совершается в соучастии. Соучастнику могут быть вменены только те деяния исполнителя, которые охватывались пря­мым умыслом соучастника, то есть в пределах соглашения о совместном совершении преступления.

Каждый соучастник несет самостоятельную ответствен­ность за преступление. Хотя преступные замыслы других со­участников воплощает в жизнь исполнитель или соис^олни-тели, однако это не означает, что действия всех остальных соучастников представляют собой дополнительную, вспомо­гательную, придаточную деятельность, не имеющую самосто­ятельного значения.

Взгляд на нее именно как на вспомогательную лежит в основе распространенной в зарубежном уголовном праве те­ории об акцессорной природе соучастия и выработанного ею принципа акцессорности соучастия. Акцессорность — это при­надлежность одного явления другому. По своему существу она сводится к утверждению абсолютной зависимости со­участников от исполнителя, к отрицанию самостоятельного значения действий пособника и подстрекателя. Ее основные положения состоят в том, что, во-первых, основанием ответ-

8 - 4578   225   I

 

| Глава 8. Соучастие в преступлении

ственности всех соучастников считается деяние исполнителя, уголовная ответственность подстрекателя и пособника допус­кается только в случае привлечения к ней исполнителя, и, во-вторых, в качестве наказания подстрекателю и пособнику предусматривается определенная доля меры наказания, на­значенной исполнителю. Большинство отечественных ученых справедливо считают, что акцессорность не находит отраже­ния в нашем уголовном праве. Однако это не означает, что действиям исполнителя не придается значения при определе­нии пределов ответственности других соучастников. Так, при совершении им покушения на преступление другие соучастни­ки несут ответственность также за покушение, а не за окон­ченное преступление, то есть в пределах действий исполните­ля. Отказ от принципа акцессорности соучастия в отечествен­ном уголовном праве состоит в том, что, во-первых, каждый соучастник несет ответственность не за чужое преступление, а за свое собственное преступное деяние, во-вторых, главным виновником в конкретном случае может быть не исполнитель, а другой соучастник, и, в-третьих, не обязательно признание пособника всегда второстепенным и менее ответственным ви­новником.

Основным положением ответственности за соучастие по УК РФ является то, что соучастники несут ответственность за единое и неделимое преступление, совершенное совместно и в пределах взаимного соглашения с учетом степени и характера участия каждого из них.

Пределы ответственности соучастников зависят от форм соучастия, от характера и степени их участия совершении преступления.

При простом соучастии каждый соучастник, являясь со­исполнителем, совершает действия, которые в совокупности с действиями других соучастников образуют состав преступле­ния. Исходя из того, что все совершенное представляет сов­местное, неделимое преступление и наступившие последствия являются результатом деятельности всех соучастников, каж­дый из них несет ответственность за все преступные действия

226

 

§ 4. Ответственность соучастников I

в целом. Сообща причиненный ущерб вменяется каждому со­участнику как вред, причиненный им самим. При этом не име­ет значения полностью или частично и в каком виде каждый соучастник выполнил и выполнял ли объективную сторону преступления. Например, если трое соучастников совместно нанесли потерпевшему по нескольку ножевых ран, каждая из которых причинила легкий вред здоровью, а в общей сложно­сти они причинили тяжкий вред здоровью вследствие опасной для жизни большой потери крови, то действия каждого соис­полнителя должны квалифицироваться по ст. 111 УК РФ, а не по ст. 115 этого УК. Действия таких соучастников, взя­тые в совокупности, образуют в целом в данном случае иной состав преступления, чем действия каждого, взятые изолиро­ванно. При простом соучастии действия каждого соучастника квалифицируются непосредственно по соответствующей ста­тье Особенной части УК, без применения ст. 33 УК РФ.

Так же без применения этой статьи квалифицируются дей­ствия организаторов и участников, совершивших преступле­ние в составе организованной группы, и действия организато­ров и участников преступного сообщества, поскольку все они признаются соисполнителями преступления. Ответственность этих лиц наступает по статье Особенной части УК, предусмат­ривающей соответствующий вид преступного сообщества. О§-нако при назначении наказания необходимо учитывать повы­шенную общественную опасность организатора по сравнению с рядовыми участниками преступления, состоящую в их особо активной роли в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

В сложном соучастии, как уже отмечалось, действия ис­полнителя квалифицируются непосредственно по той статье Особенной части УК, которая предусматривает ответствен­ность за совершенное преступление, а действия других со­участников, не принимавших непосредственного участия в со­вершении преступления, по этой же статье, но с применением ст. 33 названного УК.

Вместе с тем действия соучастников могут быть квалифи­цированы по разным частям одной и той же статьи Особен-

 

I Глава 8 Соучастие в преступлении

ной части УК РФ. Это происходит, когда соучастники харак­теризуются различными признаками, относящимися к субъ­екту преступления (возраст, специальный субъект, рецидив, неоднократность), или когда различны мотивы их преступ­ного поведения. В этом случае данное квалифицирующее об­стоятельство вменяется только тому соучастнику, к которому оно относится. Другие соучастники несут ответственность за то же преступление, но не отягченное указанным обстоятель­ством, независимо от того, охватывалось оно их сознанием или нет. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Вер­ховного Суда РСФСР квалифицировала действия Николаева как пособничество Чудикову в совершении грабежа без отяг­чающих обстоятельств, а действия исполнителя Чудикова — как грабеж при отягчающих обстоятельствах, поскольку он совершил грабеж неоднократно163.

По разным статьям УК квалифицируются действия испол­нителя, с одной стороны, и организатора, подстрекателя или пособника — с другой, при посягательстве на жизнь сотрудни­ка правоохранительного органа, если исполнителем является лицо в возрасте от 14 до 16 лет, а другим соучастником — ли­цо, достигшее 16-летнего возраста, или наоборот. Например, при таком посягательстве, повлекшем убийство потерпевшего, пособник в возрасте от 14 до 16 лет несет ответственность по ст. 33 и п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а исполнитель, достигший 16 лет, — по ст. 317 этого УК.

Различие мотивов преступного поведения соучастников может повлечь квалификацию их действий по разным статьям УК, например, при убийстве, когда подстрекатель руковод­ствуется мотивов ревности, а исполнитель, которому обеща­но вознаграждение, — корыстным мотивом. В данном случае подстрекатель понесет ответственность по ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, а исполнитель — по п. «з» ч. 2 ст. 105 этого УК.

Несовпадение квалификации действий соучастников име­ет место и при эксцессе исполнителя. В соответствии со ст. 36

163 См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1968, № 6 С  14 228

 

§ 4. Ответственность соучастников I

УК РФ «эксцессом исполнителя признается совершение ис­полнителем преступления, не охватывающегося умыслом дру­гих соучастников». Такой эксцесс возможен при любой фор­ме соучастия и выражается в совершении исполнителем ино­го преступления, нежели то, которое было предметом согла­шения, либо квалифицированного вида преступления, когда в процессе сговора речь шла об этом деянии, но без, квали­фицирующих обстоятельств. Согласно ст. 36 УК РФ «за экс­цесс исполнителя другие соучастники уголовной ответствен­ности не подлежат». Их ответственность ограничивается теми действиями, которые совершил исполнитель в пределах сго­вора. Если, например, подстрекатель склонил его к соверше­нию кражи, а тот совершил разбой, то подстрекатель может нести ответственность только за соучастие в краже. Эксцесс исполнителя не может быть вменен другим соучастникам: с объективной стороны между их действиями и достигнутым преступным результатом нет причинной связи, а с субъектив­ной—у соучастников отсутствует предвидение, что исполни­тель совершит действия, выходящие за пределы сговора.

В случаях, когда исполнитель совершает преступление, полностью отличающееся от деяния, охватывавшегося умыс­лом соучастников, они несут ответственность за неудавшиеся организацию или подстрекательство.

Уголовная ответственность при любой форме соучастия наступает с момента его возникновения. Если оно было в фор­ме преступного сообщества, то само его создание представляет оконченное преступление. Например, таковым является само вступление в вооруженную группу (банду) в целях нападений, предусмотренных ст. 209 УК РФ, или организация такой бан­ды, или участие в ней, даже если банда не совершила никаких нападений. При простом же и сложном соучастии и организо­ванной группе одно только объединение соучастников, возни­кающее с момента сговора, составляет лишь приготовление к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ).

Если усилия организатора или подстрекателя склонить другое лицо к совершению преступления оказываются без-

229 I

 

| Глава 8. Соучастие в преступлении

успешными, то соучастие отсутствует, так как соглашение не состоялось. Такое склонение может оказаться безуспешным и тогда, когда соучастие распалось в стадии приготовления ввиду того, что склоняемый вопреки сговору не совершил на­меченных действий и порвал связь с другими соучастниками. В таких случаях имеют место так называемые неудавшиеся организация или подстрекательство. Действия организато­ра или подстрекателя не утрачивают при этом общественной опасности, так как представляют собой подыскание сообщни­ка, то есть такое умышленное создание условий для соверше­ния преступления, которое образует один из видов приготов­ления к нему. Поэтому они должны квалифицироваться как приготовление к преступлению по ст. 30 УК РФ и соответ­ствующей статье Особенной части данного УК. Такой вывод следует из законоположения, содержащегося в ч. 5 ст. 34 это­го УК, согласно которому «за приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить дру­гое лицо к совершению преступления».

Поскольку в УК РФ не содержится аналогичной нормы об ответственности за приготовление к преступлению пособника, неудавшееся пособничество, выразившееся в отказе исполни­теля от пособничества, преступлением признано быть не мо­жет.

При добровольном отказе соучастников от участия в пре­ступлении применяются положения ст. 31 названного УК. До­бровольный отказ исполнителя или соисполнителя регламен­тирован ч. 2, а организатора, подстрекателя и пособника — ч. 4 этой статьи.

На основании ч. 2 данной статьи «лицо не подлежит уго­ловной ответственности за преступление, если оно доброволь­но и окончательно отказалось от доведения этого преступле­ния до конца». Согласно ее ч. 4 «организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответ­ственности, если эти лица своевременным сообщением орга­нам власти или иными предпринятыми мерами предотврати-

 

4. Ответственность соучастников |

ли доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предот­вратить совершение преступления».

По УК РФ добровольный отказ исполнителя от соверше­ния преступления не освобождает других соучастников от уголовной ответственности, которые привлекаются соответ­ственно за приготовление или покушение на преступление — в зависимости от того, на какой стадии произошел этот отказ.

Как вытекает из содержания ч. 5 ст. 31 УК РФ, добро­вольный отказ организатора или подстрекателя должен вы­ражаться в действиях, обеспечивающих предотвращение го­товящегося преступления. Помимо своевременного сообщения органам власти, иные предпринятые меры могут быть разно­образными и выражаться, например, в том, что организатор или подстрекатель отговорят исполнителя от совершения пре­ступления или пособника от оказания содействия исполните­лю, своевременно известят о грозящей опасности лицо, про­тив которого направлено посягательство. Добровольный отказ организатора и подстрекателя возможен только при условии предотвращения преступного результата. В противном слу­чае они несут ответственность за совершенное деяние, а их усилия предотвратить его могут быть учтены судом при на­значении наказания в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, что предусмотрено ч. 5 ст. 31 УК РФ.

Добровольный отказ пособника может выражаться как в действиях, так и в бездействии. Первые необходимы тогда, ко­гда пособник уже оказал содействие исполнителю. При этом он должен совершить нечто, направленное на нейтрализацию оказанной помощи. Например, в случае передачи оружия ис­полнителю — должен взять его обратно сам или обратиться за содействием к органам власти. Если все же преступление не будет предотвращено, но пособник предпринял все зависящие от него меры по предотвращению его совершения, то он не подлежит уголовной ответственности.

Бездействие пособника, создающее основание для добро­вольного отказа, может выражаться в несовершении тех дей-

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

ствий, которые он должен был выполнить, например, пообе­щал передать исполнителю ключи от сейфа, но не сдержал обещание.

Законная и обоснованная ответственность соучастников связана с назначением справедливого наказания.

Согласно ч. 1 ст. 67 УК РФ «при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются харак­тер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного ими возмож­ного вреда», а ч. 2 этой статьи «смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучаст­ников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику».

Ч. 7 ст. 35 названного УК установлено, что «совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительно­му сговору, организованной группой или преступным сообще­ством (преступной организацией) влечет более строгое нака­зание на основании и в пределах, предусмотренных настоя­щим Кодексом». Такое совершение преступления признается п. «в» ч. 1 ст. 63 данного УК обстоятельством, отягчающими ответственность.

Вместе с тем п. 5 ст. 31 УК РФ установлено, что если дей­ствия организатора преступления или подстрекателя к пре­ступлению, направленные на предотвращение преступления, не привели к этому, то предпринятые меры могут быть при­знаны судом обстоятельствами, смягчающими наказание.

Следует отметить, что отечественное уголовное законо­дательство не предусматривает ограничений ответственно­сти организатора, подстрекателя и пособника рамками ответ­ственности исполнителя. Это означает, что последнему может быть назначено не только более строгое, но и такое же по строгости или менее строгое наказание, чем другим соучаст­никам. Данное положение подтверждается и судебной практи­кой. Так, тезис, предпосланный определению Судебной колле­гии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Л.

I 232

 

§ 5. Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия I

и Ц., гласит: «Суд с учетом степени и характера вины каждо­го из участников преступления может назначить соучастнику более суровую меру наказания, чем исполнителю преступле­ния» 164.

§ 5. Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия

К совершенному преступлению помимо соучастников мо­гут иметь отношение также другие лица, не участвовавшие в его совершении. Они признаются в отечественном уголовном праве прикосновенными к преступлению.

Прикосновенность — это уголовно наказуемая причаст­ность к преступлению, не находящаяся в ним в причинной связи.

Прикосновенность отличается от соучастия тем, что пове­дение виновных не находится в причинной связи с преступ­лением, совершенным другим лицом, и не способствует суще­ственно наступлению преступного результата.

УК РФ прямо предусматривает ответственность только за один вид прикосновенности — заранее не обещанное укрыва­тельство особо тяжких преступлений (ст. 316). Недонесение о преступлении, признававшееся преступлением по УК РСФСР 1960 г., декриминализировано.

Кроме того, видом прикосновенности является попусти­тельство. Однако оно не предусмотрено УК РФ в качестве самостоятельного состава преступления.

Общественная опасность заранее не обещанного укрыва­тельства состоит в том, что оно затрудняет раскрытие пре­ступления, а попустительства — что оно является условием, способствующим его совершению.

Заранее не обещанное — это такое укрывательство, кото­рое не было обещано исполнителю до окончания преступле­ния. Оно не находится в причинной связи с преступлением и

164 Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР 1938-1978. -М., 1980. С. 53.

233 I

 

| Глава 8. Соучастие в преступлении

этим отличается от пособничества в форме заранее обещан­ного укрывательства.

С объективной стороны, заранее не обещанное укрыва­тельство выражается в действии, а именно —в физическом содействии преступнику в сокрытии от органов правосудия (в предоставлении убежища, где он может скрываться, в снаб­жении поддельным или чужим паспортом и т.д.). Сокрытие следов состоит в их уничтожении на месте преступления, в уничтожении или сокрытии предметов, имеющих на себе сле­ды преступления и т.п. действиях. Укрывательство орудий и средств совершения преступления выражается в сокрытии или уничтожении их или изменении их внешнего вида.

Так называемое интеллектуальное укрывательство или ненаказуемо вообще или наказуемо как самостоятельное пре­ступление, например, заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ), заведомо ложное показание, заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 307 этого УК), совершенные с це­лью выгородить виновного.

С субъективной стороны, укрывательство характеризует­ся только прямым умыслом. Укрыватель осознает, что, во-первых, укрывает особо тяжкое преступление и, во-вторых, общественную опасность своих действий. Лицо может отве­чать за укрывательство лишь того преступления, которое оно осознавало. Поскольку состав преступления укрывательства формальный, виновный желает совершения осуществляемых им действий.

Одним из видов укрывательства является приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Ответственность за это предусмотрена специальной нормой, содержащейся в ст. 175 УК РФ.

Попустительство — невоспрепятствование преступлению или его непредотвращение лицом, которое имело возможность сделать это. УК не содержит специальных норм об ответ­ственности за попустительство. Предотвращение преступле­ний, как правило, лишь моральный долг всех граждан.

Попустительство влечет ответственность лишь в случа­ях, когда оно совершено лицами, в обязанности которых вхо-

 

§ 5. Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия I дит воспрепятствование данному преступлению, и когда оно вследствие невыполнения этой обязанности образует самосто­ятельное преступление. Невоспрепятствование преступлению со стороны должностных лиц, на которых возложена такая обязанность, образует злоупотребление должностными полно­мочиями, разумеется, при наличии всех признаков, присущих этому преступлению, предусмотренных ст. 285 УК РФ.

Попустительство, совершенное лицом, на которое не воз­ложена обязанность воспрепятствовать преступлению, нена­казуемо.

С объективной стороны, попустительство выражается в бездействии. Виновный не пресекает преступной деятельно­сти сам или при посредстве других лиц или органов, хотя на него возложена такая обязанность. Попустительство не явля­ется причиной преступления и возможно только в момент его совершения.

С субъективной стороны, оно характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что не препятствует преступлению и не пресекает его, осознает, что на нем лежит такая право­вая обязанность, для выполнения которой имеется реальная возможность, и желает невоспрепятствовать совершению пре­ступного деяния.

Попустительство, заранее обещанное преступнику, стано­вится соучастием, и тогда обладает всеми признаками интел­лектуального пособничества. А основанием для признания его соучастием является содержащееся в ст. 33 УК РФ указание о том, что пособником считается лицо, содействовавшее совер­шению преступления, в частности, устранением препятствий. Поэтому заранее обещанное попустительство становится со­участием в тех случаях, когда само по себе является преступ­ным. При этом ответственность виновного наступает по сово­купности преступлений — за злоупотребление должностными полномочиями и соучастие в том преступлении, совершению которого он дал обещание не препятствовать.

От заранее не обещанного укрывательства попуститель­ство отличается тем, что совершается только лицом, имею-

 

I Глава 8. Соучастие в преступлении

щим возможность предотвратить преступление, и происхо­дит в момент его совершения. Кроме того, оно отличается от укрывательства тем, что последнее выражается в действии, а попустительство — в бездействии.