Глава 7 Неоконченное преступление

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

§ 1. Понятие неоконченного преступления и его значение

Понятия оконченного и неоконченного преступлений опре­делены в ст 29 УК РФ. На основании ч. 1 этой статьи «пре­ступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, пре­дусмотренного настоящим Кодексом», ее ч. 2 «неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление», а ч. 3 данной статьи «уголовная ответственность за неоконченное преступление^наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответствен­ность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 насто­ящего Кодекса».

В диспозициях статей Особенной части УК РФ признаки состава преступления (здесь и далее имеются в виду и при­знаки, описанные в других — не уголовных — законах и (или) иных нормативных правовых актах, ссылки на которые со­держатся в бланкетных диспозициях статей Особенной ча­сти УК РФ) сформулированы как признаки оконченного пре­ступления. Соответствие всех признаков фактически совер­шенного деяния признакам состава преступления, предусмот­ренного статьей Особенной части УК РФ, свидетельствует о наличии оконченного преступления. При оконченном пре­ступлении завершается причинение вреда объекту преступле­ния, то есть осуществляется нарушение общественных отно­шений, охраняемых уголовным законом от данного вида пре­ступлений; полностью выполняется объективная сторона со­става преступления, признаки которой описаны в диспозиции статьи Особенной части УК РФ; в полной мере реализуется умысел на совершение соответствующего преступления.

173 I

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

На основании фундаментальных положений теории оте­чественного уголовного права «при оконченном преступле­нии уже причинен существенный вред объекту, охраняемо­му советским народом, то есть причинен вред государствен­ным или общественным интересам или гражданам или этот объект поставлен в опасность причинения ему вреда (ко­гда закон считает преступление оконченным уже в этом слу­чае). Эту качественную особенность оконченного преступ­ления закон выражает в том, что преступлением в узком смысле слова он признает оконченное преступление, в от­личие от приготовления к совершению преступления % покушения на преступление... Основное различие между оконченным и неоконченным преступлением состоит в том, что в оконченном преступлении объективная и субъективная стороны преступного деяния по своему содержанию совпада­ют, а в неоконченном преступлении умысел только частью на­ходит свое выражение во внешних действиях виновного и их последствиях»111.

Суть неоконченного преступления заключается в том, что при его совершении не завершено причинение вреда объекту преступления, то есть не нарушены общественные отношения, охраняемые уголовным законом от данного вида преступле­ний, и не выполнена полностью или частично объективная сторона состава преступления, признаки которой обрисованы в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, устанавливаю­щей ответственность за соответствующее оконченное преступ­ление. В теории отечественного уголовного права общепри­знанным является положение, согласно которому «основная особенность предварительной деятельности по подготовке и совершению преступления состоит, таким образом, в непол­ноте объективной стороны преступления в том, что еще не причинен вред объекту или последний не был поставлен в опасность причинения ему вреда»

112

111 Дурманов Н. Д. Стадии совершения преступления по советскому уго­ловному праву. — М.: Госюриздат, 1955. С. 16.

I 174

 

§ 1. Понятие неоконченного преступления и его значение I

Неоконченное преступление с субъективной стороны ха­рактеризуется виной в виде только прямого умысла. Оно не может быть совершено ни по неосторожности, ни с косвен­ным умыслом. Как справедливо констатировано в юридиче­ской литературе, «при совершении неосторожного преступле­ния нет необходимости называть деяние оконченным пре­ступлением, например оконченным неосторожным убийством, так как эти деяния не знают предварительной преступной дея­тельности; неосторожное преступление не может быть неокон­ченным преступлением. Многие из умышленных преступле­ний знают только стадию оконченного преступления, напри­мер преступления, совершаемые с косвенным умыслом»113; невозможность приготовления к преступлению и покушения на преступление с косвенным умыслом обусловливается тем, что лицо, не желая результата, не может готовиться к его со­вершению или покушаться на его совершение114.

Для неоконченного преступления недостаточно наличия только умысла на совершение преступления; необходимо, что­бы умысел был воплощен в деянии — действии или бездей­ствии, — направленном на совершение преступления. В зави­симости от степени такого воплощения выделяются две ста­дии неоконченного преступления: 1) приготовление к преступ­лению и 2) покушение на преступление. На первой стадии не выполняются вообще действие или бездействие и, естествен­но, не наступает результат, которым является в преступлени­ях с материальными составами последствие, описанные в дис­позиции статьи Особенной части УК РФ об ответственности за соответствующий вид преступления. На второй стадии не наступает результат, представляющий собой в преступлениях с материальными составами последствие, и (или) не вьгаол-

112          Дурманов Н. Д. Стадии совершения преступления по советскому уго­

ловному праву. — М.: Госюриздат, 1955. С. 17.

113          Дурманов Н. Д. Стадии совершения преступления по советскому уго­

ловному праву.— М.: Госюриздат, 1955. С. 17.

114          См.: Трайнин А. Н. Состав преступления по советскому уголовному

праву.— М.: Госюриздат, 1951. С. 320.

175 I

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

няются полностью действие или бездействие, обрисованные в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, устанавливаю­щей ответственность за данный вид преступления.

Необходимость применения при квалификации неокончен­ного преступления ст. 30 УК РФ обусловлена тем, что в этой статье предусмотрены признаки состава неоконченного пре­ступления—приготовления к преступлению и покушения на преступление, — отсутствующие в статьях Особенной части УК РФ. Наличие в ст. 30 УК РФ признаков состава неокон­ченного преступления восполняет отсутствие этих признаков в статьях Особенной части данного УК.

Значение неоконченного преступления и норм, содержа­щихся в ст. 30 УК РФ, устанавливающей уголовную ответ­ственность за такое преступление, заключается в том, что, во-первых, неоконченное преступление представляет обществен­ную опасность и, во-вторых, указанная статья предусматри­вает признаки состава неоконченного преступления, распро­страняемые на составы преступлений, признаки которых опи­саны в статьях Особенной части УК РФ, избавляя законо­дателя от многократных повторений в последних признаков состава неоконченного преступления.

§ 2. Приготовление к преступлению

Приготовление к преступлению определено в ч. 1 ст. 30 УК РФ, согласно которой «приготовлением к преступлению при­знаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание со­участников преступления, сговор на совершение преступле­ния либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам». В соответствии с ч. 2 этой статьи «уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяж­кому преступлениям».

Проблемы ответственности за приготовление к преступле­нию были предметом отдельных специальных исследований

 

§ 2. Приготовление к преступлению I

применительно к ранее действовавшему отечественному уго­ловному законодательству115. Положения, обобщения и выво­ды, содержащиеся в соответствующих научных трудах, в це­лом приемлемы и для решения вопросов об ответственности за приготовление к преступлению по действующему УК РФ.

Для обеспечения точной квалификации неоконченных преступлений имеет значение определение, во-первых, при­готовления к преступлению в целом, во-вторых, момента его окончания в отличие от обнаружения умысла, то есть отличия приготовления к преступлению от так называемого «голого» улшсла, в-третьих, его отличия от пс/Кушения на преступле­ние и от оконченного преступления, в-четвертых, каждого из действий, образующих приготовление к преступлению, в-пя­тых, моментов окончания их и, в-шестых, их отличия от по­кушения на преступление и от оконченного преступления.

В теории Отечественного уголовного права приготовление к преступлению определяется как «такое уголовно наказуемое деяние, при котором начатая умышленная преступная дея­тельность, достигнув стадии создания условий для соверше­ния преступления, прерывается затем до начала исполнения самого преступления по не зависящим от лица обстоятель­ствам»116.

На основе ч. 1 и 2 ст. 30 УК РФ и цитированного опре­деления необходимо признать, что приготовление к преступ­лению— это умышленное создание условий для совершения конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления, не до­веденное до покушения на преступление и (или) оконченного преступления по обстоятельствам, не зависящим от виновно­го.

115          См., например: Кузнецова Н. Ф. Ответственность за приготовление

к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовно­

му праву. — М.: Издательство Московского университета, 1958; Тишке-

вич И. С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву

(понятие и наказуемость). — М.: Госюриздат, 1958.

116          Кузнецова Н. Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и

покушение на преступление по советскому уголовному праву. — М.: Из­

дательство Московского университета, 1958. С. 47.

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

Момент окончания приготовления к преступлению, пред­ставляющий собой начальную границу приготовления, обу­словлен, с одной стороны, частичной реализацией умысла, состоящей в создании условий для совершения конкретно­го тяжкого или особо тяжкого преступления, и, с другой — присущностью созданию таких условий степени общественной опасности, исключающей малозначительность деяния. Реали­зация умысла — это его воплощение в деянии — действии или бездействии, облечение его в форму действия или бездей­ствия. Частичной данная реализация является потому, что умысел реализуется не полностью, то есть не в оконченном преступлении, а лишь в определенной начальной части, выра­жающейся в создании условий для совершения этого преступ­ления. Причем необходимо, чтобы создание условий для со­вершения преступления само по себе характеризовалось обще­ственной опасностью. Степень общественной опасности опре­деляется в результате анализа и оценки как конкретных дей­ствий, в которых согласно закону проявляется или может проявляться создание условий для совершения преступления, так и фактических обстоятельств содеянного. Под созданием условий для совершения преступления следует понимать за­вершение такого создания как результат, а не как начатый, но не завершенный процесс.

В юридической литературе справедливо отмечается, что «при приготовлении совершенные лицом действия пред­шествуют исполнению преступления и не входят в число обязательных элементов объективной стороны преступ­ления»117. Основываясь на данном положении, приготови­тельными к преступлению следует признать действия или без­действие, которые, с одной стороны, не описаны в диспозиции статьи Особенной части УК РФ в качестве признаков соста­ва соответствующего оконченного преступления и, с другой — предшествуют как оконченному преступлению, так и покуше-

117 Кузнецова Н. Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. — М.: Из­дательство Московского университета, 1958. С. 50.

 

2. Приготовление к преступлению I

нию на преступление, то есть имеют своей конечной границей начало оконченного преступления, когда отсутствует покуше­ние на преступление, либо при наличии последнего — начало покушения на преступление.

Приведенные общие положения о приготовлении к пре­ступлению в целом представляют собой основу для опреде­ления конкретных действий или бездействия, составляющих приготовление, моментов окончания каждого из них и их от­личия от покушения на преступление и от оконченного пре­ступления.

Приискание средств или орудий совершения преступления как завершенный процесс, то есть как результат, это их при­обретение любым способом, в частности, путем покупки, по­лучения во временное пользование, хищения и т.д.118. Мо­ментом окончания приискания является момент приобрете­ния средств или орудий совершения преступления, то есть момент, с которого лицо обладает реальной возможностью пользоваться и распоряжаться этими предметами. Прииска­ние отличается от покушения на преступление и от окончен­ного преступления тем, что приобретенные средства и орудия не используются на последующих названных стадиях совер­шения преступления.

Изготовление средств или орудий совершения преступле­ния— это создание таких предметов промышленным или ку­старным способом. Момент окончания изготовления совпада­ет с моментом завершения создания названных средств или орудий. Отличие названного изготовления от покушения на преступление и от оконченного преступления аналогично от­личию от этих стадий приискания указанных средств или ору­дий.

Приспособление средств или орудий совершения преступ­ления представляет собой внесение лицом изменений, на наш взгляд, существенных, в имеющиеся у него предметы, «то есть

118 См. также: Тишкевич И. С. Приготовление и покушение по советско­му уголовному праву (понятие и наказуемость). — М.: Госюриздат, 1958. С. 38.

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

приведение их в такое состояние, которое сделало возможным или облегчило бы их использование в процессе выполнения преступления» 119. Оконченным приспособление является с момента приведения средств или орудий в указанное состоя­ние. Отличие приспособления от покущения на преступление и от оконченного преступления идентично отличию от назван­ных стадий приискания и изготовления средств или орудий совершения преступления.

Под приисканием соучастников преступления необходимо понимать предложение лица другим лицом, хотя бы одно­му, совместно совершить преступление в качестве соисполни­теля, исполнителя или пособника, приведшее к согласию на это предложение. Приискатель соучастников выполняет роль организатора преступления или подстрекателя к преступле­нию. Моментом окончания приискания соучастников следует признавать момент дачи согласия хотя бы одним соучастни­ком на совершение преступления. Приискание соучастников отличается от покушения на преступление и от оконченного преступления тем, что лица, давшие согласие на совершение преступления, не выполняют ни полностью, ни частично дей­ствий или бездействия, описанных в диспозиции соответству­ющей статьи Особенной части УК, в частности, вследствие их добровольного отказа от преступления. По существу прииска­ние соучастников преступления — это неудавшиеся организа­ция преступления или подстрекательство к преступлению.

Сговор на совершение преступления — это взаимное, обо­юдное соглашение двух или более лиц, при котором каждое из них изъявляет желание совместно совершить преступление. В данном случае заранее не выделяются организатор преступле­ния или подстрекатель к преступлению и роли соучастников распределяются в процессе сговора. Оконченным сговор на со­вершение преступления является с момента дачи обоюдного согласия и изъявления взаимного желания совместно совер­шить преступление. Отличие сговора на совершение преступ-

119 Тишкевич И. С. Приготовление и покушение по советскому уголовно­му праву (понятие и наказуемость). — М.: Госюриздат, 1958. С. 38.

 

3. Покушение на преступление |

ления от покушения на преступление и от оконченного пре­ступления состоит в том, что участники сговора не совершают ни полностью, ни частично действий или бездействия, опи­санных в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, уста­навливающей ответственность за преступление, о совместном совершении которого состоялся сговор.

Иное создание условий для совершения преступления представляет собой оценочный признак, который может выра­жаться, например, в устранении препятствий, могущих поме­шать совершению преступления. Иное создание условий сле­дует признавать оконченным с момента завершения такого со­здания. Иное создание условий для совершения преступления отличается от покушения на преступления и от оконченно­го преступления тем, что указанное создание не является ни полностью, ни частично действиями или бездействием, опи­санными в диспозиции статьи Особенной части УК РФ об от­ветственности за преступление, условия для совершения ко­торого созданы.

Приготовление к преступлению налицо только тогда, ко­гда развитие преступной деятельности завершилось именно на данной стадии, притом по обстоятельствам, не зависящим от виновного. Если приготовление к преступлению переросло в покушение на преступление или оконченное преступление, то оно поглощается последними и содеянное квалифицируется соответственно как покушение на преступление либо окончен­ное преступление.

§ 3. Покушение на преступление

На основании ч. 3 ст. 30 УК РФ «покушением на преступ­ление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

Правильная квалификация оконченного и неоконченного преступлений зависит от определения, во-первых, покушения на преступление, во-вторых, возможности покушения в пре-

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

отуплениях с составами различной конструкции и, в-третьих, границ покушения на преступления, то есть его начального и конечного моментов.

В теоретических трудах, специально посвященных ответ­ственности за покушение на преступление применительно к ранее действовавшему уголовному законодательству, в соот­ветствии с которым понятие покушения по существу совпада­ло с предусмотренным в действующем УК РФ, это понятие определяется либо идентично содержавшемуся в уголовном законе120, либо как «умышленное исполнение преступления, незавершенное задуманным субъектом преступным результа­том по не зависящим от него обстоятельствам»121, либо «как умышленное общественно опасное деяние, непосредственно направленное на выполнение состава оконченного преступле­ния, но не достигшее этой цели по причинам, не зависящим от воли действующего лица»122. Представляется, что огра­ничение покушения на преступление только незавершенным преступным результатом неосновательно сужает рассматри­ваемое понятие, ибо покушение на преступление может про­явиться и в незавершении деяния, описанного в диспозиции статьи Особенной части УК РФ.

С учетом, в частности, цитированных определений по­кушение на преступление — это непосредственно с прямым умыслом направленное на совершение преступления действие или бездействие, содержащие часть признаков объективной

120          См., например: Иванов В. Д. Ответственность за покушение на со­

вершение преступления по советскому уголовному праву // Автореф.

дисс. ...  канд. юрид. наук. — М.: Высшая школа МООП СССР, 1968.

С. 10 и др.; Иванов В. Д. Ответственность за покушение на преступ­

ление (На основании практики судебных и следственных органов Ка­

захской ССР). Учебное пособие. — Караганда: Карагандинская высшая

школа МВД СССР, 1974. С. 32 и др.

121          Кузнецова Н. Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и

покушение на преступление по советскому уголовному праву. — М.: Из­

дательство Московского университета, 1958. С. 89.

122          Тишкевич И. С. Приготовление и покушение по советскому уголовно­

му праву (понятие и наказуемость). — М.: Госюриздат, 1958. С. 93.

 

§ 3. Покушение на преступление I

стороны оконченного состава преступления, описанных в дис­позиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то есть не повлекшие наступление преступного результата, пред­ставляющего собой в преступлениях с материальными соста­вами последствие, либо составляющие лишь начальную часть деяния, предусмотренных данной статьей, если преступление не доведено до конца по обстоятельствам, не зависящим от виновного.

Предлагаемое определение обусловлено возможностью по­кушения на преступления с составами*Йюбой конструкции, то есть как с материальными, так и с формальными и даже усе­ченными составами. Такая возможность подтверждается те­оретическими положениями, судебной практикой и анализом норм действующего УК РФ.

В науке отечественного уголовного права обосновано, что покушения «вполне возможны не только в отношении матери­альных, но и в отношении формальных составов. Если в ма­териальных составах субъект совершает деяние, предусмот­ренное законом, но результат, предусмотренный законом, не наступает, то при формальных деяниях имеет место попытка совершить предусмотренное законом деяние, но это не удает­ся»123.

Применительно к получению и даче взятки и коммерче­скому подкупу, являющимся преступлениями с формальными

123 Шаргородский М.Д. Вопросы общей части уголовного права.— Л., 1955. С. 117. См. также, например: Трайнин А. Н. Учение о составе пре­ступления.— М., 1946. С. 151-152; Меныпагин В. Д. Преступления про­тив обороны СССР. — М., 1946. С. 26; Салимов И. Д. Борьба с преступ­лениями в области лесного хозяйства // Авторф. дисс. ... канд. юрид. наук. — М., 1954. С. 10; Труфанов В. В. Ответственность по советскому уголовному праву за выпуск промышленными предприятиями недобро­качественной продукции // Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук.— Л., 1954. С. 9; Худяков Е. А. Уголовная ответственность за вовлечение несо­вершеннолетних в преступную деятельность // Авторф. дисс. ... канд. юрид. наук. — М., 1967. С. 12-13; Иванов В. Д. Ответственность за поку­шение на преступление (На основании практики судебных и следствен­ных органов Казахской ССР). Учебное пособие. — Караганда: Караган­динская высшая школа МВД СССР, 1974. С. 68-72.

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

составами, в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № б «О судебной практике по де­лам о взяточничестве и коммерческом подкупе» прямо ука­зано, что «в случаях, когда должностное лицо или лицо, осу­ществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, взяткодатель или лицо, передающее предмет взятки или подкупа, несет ответственность за поку­шение на преступление, предусмотренное ст. 291 УК РФ или соответствующей частью ст. 204 УК РФ.

Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся пе­редать или получить предмет взятки или подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения при ком-

194

мерческом подкупе»     .

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о пре­ступлениях, связанных с наркотическими средствами, психо­тропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» разъясняется, что «действия лица, сбывающего под видом наркотических, психотропных, сильнодействующих или ядо­витых какие-либо иные средства или вещества с целью за­владения деньгами или имуществом граждан, следует квали­фицировать как мошенничество. Покупатели в этих случа­ях при наличии предусмотренных законом оснований могут нести ответственность за покушение на незаконное приобре­тение наркотических средств, психотропных, сильнодейству­ющих или ядовитых веществ»125, которое — незаконное при­обретение наркотических средств, психотропных, сильнодей­ствующих или ядовитых веществ — представляет собой пре­ступления с формальными составами. Из разъяснения, содер­жащегося в п. 7 этого постановления, согласно которому «как

124          Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2000, № 4. С. 6-7.

125          Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1998, № 7. С. Ь.

 

§ 3. Покушение на преступление I

неоднократные (п. «б» ч. 3 ст. 228 УК РФ) следует квалифи­

цировать действия лица, совершившего два и более раза лю­

бое из деяний, предусмотренных ч. 2 ст. 228 УК РФ, независи­

мо от того, было ли оно за это осуждено и являлось ли ранее

совершенное деяние оконченным преступлением или покуше­

нием на преступление... »126, вытекает возможность покуше­

ния на любое из деяний, предусмотренных ч. 2 ст. 228 УК РФ,

являющихся альтернативно преступлением с формальным со­

ставом.  %

Возможность покушения на преступления с формальными составами обусловлена и включением во многие из них, на­пример, предусмотренные ст. 206, 211, 213 УК РФ, таких ква­лифицирующих или особо квалифицирующих признаков, как совершение деяния группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой. Наличие этих признаков пред­полагает предварительную преступную деятельность в виде приготовления к преступлению и, как следствие, в виде более поздней ее стадии — покушения на преступление.

Представляется, что нельзя исключить и возможности по­кушения на преступления с усеченными составами. К при­меру, покушением на создание преступного сообщества (пре­ступной организации), ответственность за которое установле­на ст. 210 УК РФ и которое представляет собой преступле­ние с усеченным составом, является предложение организа­тора, руководителя или иного представителя одной органи­зованной группы, адресованное к представителю, в частно­сти организатору или руководителю, другой организованной группы, создать объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях раз­работки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, когда адресат не дал на это своего со­гласия.

Определение границ — начального и конечного момен­тов—покушения на преступление связано с раскрытием со-

126 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1998, № 7. С. 5.

185 I

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

держания его видов. Общепринятым в теории отечественного уголовного прав является деление покушения на два вида: 1) оконченное и 2) неоконченное127. Кроме того, выделяется такая его разновидность, как негодное покушение128.

Начальным моментом любого покушения является нача­ло действия или бездействия, непосредственно направленных на совершение преступления, то есть начальный момент дей­ствия или бездействия, описанных в диспозиции соответству­ющей статьи Особенной части УК РФ.

Оконченное — это такое покушение, при котором лицо со­вершило все действия или бездействие, описанные в диспози­ции статьи Особенной части УК РФ, необходимые как объек­тивно, так и субъективно (то есть по его осознанию, предви­дению и желанию) для наступления преступного результата, предусмотренного в диспозиции данной статьи, но указанный результат не наступил по не зависящим от этого лица обстоя­тельствам, например, произведенный лицом выстрел, направ­ленный на убийство, из пистолета, заряженного единственным патроном, мимо цели. Конечным моментом рассматриваемо­го покушения является совершение всех обрисованных дей­ствий или бездействия, не повлекшее причинение результата, обрисованного в диспозиции соответствующей статьи УК РФ. Оконченное покушение отличается от оконченного преступле­ния лишь не наступлением преступного результата, представ­ляющего собой, как отмечалось, в преступлениях с матери­альными составами последствие.

Неоконченное — это покушение, при котором лицо совер­шило охватывавшиеся его умыслом действие или бездействие,

 

127          См., например: Иванов В. Д. Ответственность

ступление (На основании практики судебных и

Казахской ССР). Учебное пособие.—Караганда:

шая школа МВД СССР, 1974. С. 76-87.

128          См., например: Иванов В. Д. Ответственность

ступление (На основании практики судебных и

Казахской ССР). Учебное пособие. — Караганда:

шая школа МВД СССР, 1974. С. 87-92.

 

за покушение на пре-следственных органов Карагандинская выс-

за покушение на пре-следственных органов Карагандинская вые-

 

§ 3. Покушение на преступление I

непосредственно направленные на совершение преступления, описанные в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, лишь частично, а не полностью по обстоятельствам, не зави­сящим от этого лица, что имеет место, к примеру, при задер­жании вора в чужой квартире в момент упаковки им в чемо­дан похищаемых вещей. Конечным моментом неоконченного покушения является момент окончания незавершенных дей­ствия или бездействия, которые виновный успел илй|крторые ему удалось совершить. Отличие неоконченного покушения от оконченного преступления состоит в незавершении при та­ком покушении действия или бездействия, представляющих собой деяние в оконченном преступлении.

Негодное покушение — это неудавшееся посягательство, связанное с ошибкой лица в предмете преступления, потер­певшем от преступления либо в средствах совершения пре­ступления. Негодное покушение, выразившееся в ошибке в предмете преступления и в потерпевшем от преступления, в юридической литературе обычно называется негодным поку­шением, связанным с ошибкой в объекте либо покушением на негодный объект129, что неточно130. Негодным покушени­ем, связанным с ошибкой в предмете преступления, является, например, ситуация, обрисованная в цитированном ранее п, 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связан­ных с наркотическими средствами, психотропными, сильно­действующими и ядовитыми веществами», при которой по­купатель вследствие обмана со стороны продавца приобрета­ет вместо наркотических средств, психотропных, сильнодей­ствующих или ядовитых веществ какие-либо иные средства

129          См., например: Иванов В. Д. Ответственность за покушение на пре­

ступление (На основании практики судебных и следственных органов

Казахской ССР). Учебное пособие. — Караганда: Карагандинская выс­

шая школа МВД СССР, 1974. С. 87-92.

130          См. подробнее: Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов /

Отв. ред. И. Я. Козаченко и 3. А. Незнамова. — 2-е изд., стер. — М.: Из­

дательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000.

С. 223-224.

 

I Глава 7. Неоконченное преступление

или вещества; с ошибкой в потерпевшем от преступления — нанесение «смертельного»» ранения в сердце трупа, приня­того виновным за живого человека; с ошибкой в средствах — использование виновным по ошибке для отравления друго­го человека безвредного порошка вместо яда. При негодном покушении лицо выполняет полностью все без исключения действия или бездействие, составляющие объективную сторо­ну состава оконченного преступления. Конечным моментом негодного покушения является завершение всех действий или бездействия, характеризующих объективную сторону состава оконченного преступления. Отличие от последнего состоит в ненаступлении преступного результата и кроется в субъектив­ной стороне, а именно в том, что умысел, направленный на совершение преступления, не реализуется вследствие ошибки виновного в предмете преступления, потерпевшем от преступ­ления или в средствах совершения преступления. Обществен­ная опасность негодного покушения заключается в соверше­нии лицом всех действий или бездействия, образующих объек­тивную сторону оконченного состава преступления, и направ­ленности умысла этого лица на совершение преступления, не реализованного по указанным, не зависящим от виновного об­стоятельствам .

Содеянное квалифицируется как покушение на преступле­ние лишь в случаях, когда развитие преступной деятельности завершилось на этой стадии. Когда покушение на преступле­ние переросло в оконченное преступление, то оно поглоща­ется последним и ответственность наступает за оконченное преступление.