§ 2. Влияние на наказание факта ненаступления преступных последствий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Начав преступную деятельность, субъект может не завершить ее по самым различным обстоятельствам. В одних случаях эти обстоятельства не зависят от воли субъекта, в других—субъект сознательно добивается иенаступления преступного результата.

Отсутствие преступного результата по не зависящим от лица обстоятельствам в преступлениях с прямым умыслом не устраняет уголовной ответственности лица. Виновный отвечает за приготовление к преступлению или покушение на преступление.

В преступлениях, где законодатель альтернативно указывает в качестве последствий создание возможности причинения вреда и фактическое его причинение (ст. ст. 593, 109, ч. 3 ст. 133- и другие статьи Уголовного кодекса) наступление фактического ущерба по не зависящим от лица обстоятельствам не снимает ответственности за оконченное преступление в форме создания опас-

1                      См. дело Л. и др., «Социалистическая   законность» 1955   г. Я» 11, стр. 92; дело П. и др. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1965 г. № 5, стр. 26; дело Б и др. «Социалистическая законность» 1957 г. № 4, стр. 93.

2                  См дело Г., «Социалистическая   законность»   1952 г. № 2, стр. 79.

205

 

ности. Так, по делу Ю Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 4 сентября 1947 г. сделал вывод, что устранение по не зависящим от виновного обстоятельствам последствий, указанных в ст. 59ЗВ УК, которые могли повлечь действия или бездействия виновного, не снимают с последнего ответственности по указанной статьс-уголовного кодекса.1

В неосторожном преступлении ненаступление преступного ущерба всегда является основанием устранения уголовной ответственности. Так, если лицо нарушит обязательные постановления Министерства путей сообщения СССР об охране порядка и безопасности движения, и это нарушение не повлечет указанных в ст. 751 УК тяжелых последствий, лицо не подвергается уголовной ответственности. Субъект будет отвечать за административное или диащмминарное правонарушение. Причем даже и тогда, когда ущерб был и рад отвращен по независящим от лица обстоятельствам, поскольку в неосторожных преступлениях не может быть покушения, а создание опасности не предусмотрено в качестве последствий, лицо все равно не подлежит уголовной ответственности. Тот факт, что преступный результат был предотвращен в силу случайного стечения обстоятельств учитывается как отягчающий момент при назначении административных или дисциплинарных взысканий.

Так, по делу К- Верховный Суд СССР указал, что «отсутствие тяжелых последствий исключает уголовную ответственность по ст. 102 УК Грузинской ССР, ст. 75' УК РСФСР и соответствующим статьям уголовных кодексов других союзных республик»2.

Сознательное предотвращение преступного ущерба от начатой преступной деятельности лица" всегда устраняет уголовную ответственность (в умышленных преступлениях — это добровольный отказ).

В составах с альтернативными последствиями в форме создания опасности вреда и фактического его причинения добровольное устранение фактического вреда рассматривается как смягчающее ответственность обстоятельство. Так, Пленум Верховного Суда СССР в поста-

1                       См. «Судебная практика Верховного Суда СССР за 1947 г.» М, 1948, вып. IV (XXXVIII) стр. 12—13.

2                   «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1952 г  № 7, стр. 18—19.

206

 

новлевии от 28—29 января 1940 г признал чрезмерно суровым наказание Р. по ст. 593в УК- Р., работая начальником станции, юе проверил правильности постановки стрелок и дал распоряжение о приеме поезда. Пленум указал, что суд ошибочно не принял во внимание при определении наказания то смягчающее обстоятельство, что Р. вовремя вспомнил о стоящем на пути вагоне, побежал навстречу поезду, стал давать сигналы и предотвратил крушение. Пленум снизил Р. наказание с десяти до двух лет лишения свободы.

Ненаступление преступного результата в покушении и приготовлении по советскому уголовному праву не является обстоятельством, обязательно снижающим наказуемость лица. То, что покушения и приготовления «преследуются» как оконченное преступление надо понимать следующим образом. Во-первых, одинаковы основания ответственности за приготовление, покушение и оконченное преступление. Во-вторых, принципы и правила наказуемости приготовления, покушения и оконченного преступления также идентичны, то есть а) одни и те же (ст. 45 УК) принципы назначения наказания оконченного и неоконченного преступления, б) наказание за приготовление и покушение определяется в пределах санкции за оконченное преступление, в) вое смягчающие и отягчающие обстоятельства, указанные в ст. ст. 47 и 48 УК, распространяются на приготовление и покушение, г) правила назначения наказания ниже низшего предела (ст. 51 УК) и условно (ст. 53 УК) целиком распространяются на приготовление и покушение, д) все правила отбытия и отмены наказания также едины для неоконченных и оконченных преступлений.

Помимо общих смягчающих и отягчающих наказуемость обстоятельств, закон предлагает учитывать при индивидуализации наказания за приготовления и покушения три специфических именно для неоконченного преступления обстоятельства. Это подготовленность преступления, близость наступления его последств™й :: -рк чины ненаступления преступного результата.

Таким образом, советский законодатель решает вопрос о значении для наказания ненаступления преступного результата по ее зависящим от лица обстоятельствам диалектически. Закон не устанавливает принципа обязательного снижения наказания за приготовление и покушение

20?

 

сравнительно с оконченным преступлением, как это делает большинство буржуазных уголовных кодексов. Но вместе с тем он указывает как на одно из обстоятельств, которое должен учитывать суд при индивидуализации наказания за покушение и приготовление — близость наступления 'Последствий.

Такое решение вопроса о наказуемости приготовления и покушения позволяет судам в реальной полноте учесть все конкретные обстоятельства по делу и, в частности, тот факт, что преступный результат в неоконченно№-пре-стунлении не наступает по не зависящим от лица обстоятельствам. В особо опасных случаях покушения суды имеют возможность 'навначатымамсимальное в пределах санкции накаваиие. Так, Т. .пыталась умертаить своего новорожденного ребенка, 3'аживо похоронив его. Свой преступный замысел Т. не удалось довести до конца благодаря вмешательству С. Народный суд с полным основанием назначил Т. максимальное- наказание по ст. 19 -и ч. 1 ст. 136 УК—десять лет лишения свободы с поражением в избирательных правах на три года и с лишением родительских прав1.

Для правильной оценки факта ненаступления преступного ущерба важно выяснить, по каким причинам преступление оказалось прерванным. В одних случаях при тщательно подготовленной, детально продуманной преступной деятельности причины ненаступления результата носят чисто случайный характер, в других — они связаны с неопытностью субъекта, несерьезностью и незлост-ностью" в осуществлении преступного намерения. Понятно, что последние причины, в какой-то степени зависящие от самого субъекта, делают- факт ненаступления вредных последствий более значительным смягчающим обстоятельством нежели ненаступление ущерба по чисто внешним, случайным причинам.

Однако иногда приходится встречаться с таким положением, когда суды рассматривают ненаступление преступного результата как само собой разумеющееся, всегда смягчающее обстоятельство. Суды не учитывают подчас, как этого требует закон, причины ненаступления результата, что является неправильным. Ненаступление преступного результата в  покушении и приготовлении

См. «Социалистическая законность» 1955 г. № 1, стр. 94—95.

208

 

может рассматриваться как одно из смягчающих обстоятельств, но обязательно с учетом характера причин ненаступления ущерба.

Суды всегда рассматривают как смягчающее наказуемость обстоятельство сознательное недопущение лицом наступления дальнейших вредных последствий, которые неизбежно вызывают соответствующие преступления. Например, в результате угона чужой машины с целью покататься и оставления ее далеко от места прежней стоянки, посторонние лица могут машину поломать, разобрать и даже похитить. Если неправомерный пользователь машины не допустит этих вредных последствий, лежащих за составом самоуправства, то добровольное предотвращение этих ущербов суд зачтет виновному при избрании м'еры наказания как смягчающее обстоятельство.

Так, ученик 9 класса средней школы В. несколько,раз угонял чужие машины, катался на них и ставил' на прежнее место или недалеко от него. Рассматривая дело В. в порядке надзора, Верховный Суд РСФСР при-' знал среди прочих смягчающих обстоятельств (возраст, положительная характеристика, незаурядные технические знания), также и то, что «...'озорные действии В., выразившиеся в неоднократном угоне автомашин, никаких 'вредных последствий не имели, все машины, уведенные В., оказались в исправном состоянии, ни аварий, ни поломок, за исключением повреждения замка, не было»1.

Однако и в подобных случаях суды не всегда устанавливают причины иенасгушления дальнейших вредных последствий. Поэтому иногда без достаточных оснований отсутствие дальнейших вредных последствий рассматривается как смягчающее наказуемость обстоятельство.

Так, М. была осу(ждена по ч. 3 ст. 140 УК за то, что, не имея специального медицинского образования, у себя дома в антисанитарной обстановке за 100 руб. произвела аборт М-вой путем введения в область матки деревянной палочки.

Верховный Суд РСФСР снизил ей наказание, определив три года лишения свободы условно с испытательным сроком в два года: «Учитывая, что М. ранее не судима,

1 Архив Верховного Суда РСФСР 1956 г,   дело № 5-Д6-пр., стр. 770

14  Н. Ф. Кузнецова

209

 

неграмотная, все время занималсь общественно полезным трудом, муж ее инвалид Отечественной войны (потерял зрение) и нуждается в уходе за ним, а также принимая во внимание, что от произведенного ею аборта никаких тяжелых последствий для потерпевшей не наступило, Судебная коллегия считает, что изоляция ее в дальнейшем от общества не вызывается необходимостью...»1.

Вывод коллегии о нецелесообразности изоляции М при наличии указанных 'смягчающих обстоятельств является правильным. Но неосновательно среди прочих смягчающих обстоятельств названо отсутствие тяжелых последствий (имеется в виду дальнейшие последствия производства аборта — болезнь абортируемой, а может быть даже ее смерть). Подобные тяжкие последствия при столь невежественном способе аборта были вполне реальны и не наступили лишь по не зависящим от виновной обстоятельствам.