§ 5. Малозначительность ущерба как основание устранения уголовной ответственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Примечание к ст. 6 УК считает деяние не общественно опасным, то есть не преступным, если оно малозначительно и у него отсутствуют   вредные   последствия.

Законодатель, таким образом, прямо указывает, что критерием определения "минимума общественной опасности деяния, который образует преступление, являются объективные признаки деяния. Это вовсе не озна-" чает, что здесь разрывается диалектическое единство субъективных и объективных признаков   преступления.

1                       См. «Судебная практику Верховного   Суда СССР» 1949 г № 2, стр. 22, см аналогичное дело Я , «Судебная практика "Верховного Суда СССР» 1949 г. № 8, стр. 24.

2                     Приведенный случай изъятия предметов путем повреждения имущества нельзя смешивать с рассмотренными выше   случаями, когда повреждение имущества имело место на стадии   приготовления, образуя идеальную совокупность повреждения имущества и хищения   Такое   смешение, на наш взгляд,   допускает И  Г Са-

' пожников в рецензии на книгу Б С Утевского и 3. А. Вышинской Практика применения законодательства по борьбе с хищениями социалистического имущества. Правильно критикуя авторов зь непоследовательность (использование подложных документов они предлагают квалифицировать по совокупности ст 120 УК и Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г, а повреждение имущества, как способ хищения без совокупности ст 79 УК), он делает неправильный вывод, будто в обоих случаях должна бы+ь совокупность. В обоих случаях совокупности не должно быть, ибо использование документов и повреждение имущества в хищении было лишь способом изъятия   социалистической

^ собственности. Совершенно другой случай, о котором пишет И. Г. Сапожников, сравнивая его с подлогом' «повреждение имущества с последующим хищением», когда повреждение имущества имело место на стадии приготовления, а_не служило способом изья-тия социалистической собственности Способом изъятия имущества в данном случае была кража. («Советское государство и право» -'1955 г. № 6, стр. 122).

173

 

Обязательным условием применения примечания к ст. 6 УК является тождество содержания объективной и субъективной сторон преступления. Там, .где такое тождество отсутствует (фактическая ошибка, приготовление, покушение), суд, решая вопрос о примечании к ст. 6 УК, принимает во внимание не фактически наступивший ущерб, а тот, причинение которого входило в вину субъекта.

Несколько не совпадает содержание умысла лица и фактическое причинение ущерба в преступлениях с так называемым неконкретизированным умыслом. В этих случаях субъект гогочз нанести объекту посягательства любой, в том числе и значительный ущерб. Для применения же примечания к ст. 6 УК-необходимым условием является полное совпадение содержания вины и объективного причинения ущерба. Поэтому нельзя дела о преступлениях с неконкретизированным умыслом прекращать на основании примечания к ст. 6 УК-

Между тем на практике иногда разноречиво решаются дела такого рода. Так, субъект, который залез в карман какого-то гражданина с «целью кражи, полагает похитить более или менее значительное количество денег. Вытаскивает же он иногда письма, документы, газеты и прочие бесценные вещи. В этих случаях суды привлекают виновных к ответственности за покушение на кражу личной собственности. Если же субьект вытащит два, три рубля, суды подчас прекращают дела о краже по примечанию к ст. 6 УК.

Так, например, Ш., находясь в парке культуры и отдыха им. Горького в Москве, украл из сумки гр-ки П. два рубля: больше денег в сумке не'было. Верховный Суд РСФСР, рассматривая дело в кассационном порядке, прекратил его по примечанию к ст. 6 УК1.

Решение суда явно непоследовательно. Можно .не сомневаться, что если бы Ш. ничего из сумки не вытащил, он был бы осужден за покушение на кражу. А так как он украл два рубля, суд дело прекратил, хотя Ш. и рассчитывал вытащить значительно большую сумму. Учитывая специфику карманных краж, как преступлений с неконкретизированным умыслом, дела о них нельзя прекращать по примечанию к ст. 6 УК- Суд может на об-

Архив Верховного Суда РСФСР 1954 г, дело № 5-Д4-пр-160.

174

 

щих основаниях снизить виновным наказание ниже низшего предела, назначить наказание условно или прекратить дело, ио ие ню примечанию к сг. 6 УК-

Малозначительность действия и отсутствие вредных последствий — 'признаки, прежде всего неразрывно связанные между собой. Без малозначительности деяния не могут отсутствовать вредные последствия, а при наличии тяжких последствий нельзя говорить о малозначительности действий, причинивших эти последствия. Нельзя согласиться с авторами, которые пытаются разорвать лэба признака, указанные в примечании к ст. 6 УК- Так, И. И. Слуцкий считает, что ненаступленис вредных последствий само тю себе, а не в сочетании с малозначительностью действия, является обстоятельством, исключающим ответственность1. В качестве примеров он ссылается на преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 75, ст. 792, ст. 793, ч. 2 ст. 85, ч. 1 ст. 118 и другими статьями Уголовного кодекса РСФСР. В указанных статьях действительно говорится, что без наступления тяжких последствий лицо не подлежит уголовной ответственности. Но это отнюдь не доказывает, что действия, которые не повлекли подобных тяжких последствий, не были малозначительными. Напротив, именно факт ненаступления тяжких последствий является прямым свидетельством малозначительности действий (если, разумеется, в действиях лица нет покушения на причинение тяжких последствий).

Авторы учебника Советского уголовного права 1952 года рассматривают малозначительность действия и отсутствие вредных последствий как два» самостоятельных признака, которые могут существовать раздельно2. Примером такого деяния, в котором действия мемалозначителыны, а вредные последствия отсутствуют; они считают покушение на преступление. Вследствие того, что здесь нет одновременно двух признаков — малозначительности действия и отсутствия вредных последствий— они полагают, что к покушениям не применяется примечание к ст. 6 УК-

1                    См. И. И. Слуцкий, Обстоятельства,   исключающие   общественную опасность деяния по советскому Уголовному праву, Л., 1954 г., автореферат докторской диссертации, стр. 6—7.

2                   См «Советское   уголовное   право, часть   общая», 1952, стр. 156—157.

175

 

Подобные утверждения вызывают ряд возражений. В покушении вредные последствия отсутствуют по не зависящим от лица обстоятельствам. Поэтому покушением нельзя иллюстрировать то сочетание, когда действия немалозначительны, но вредные последствия отсутствуют. Содержание умысла и фактическое развитие объективной стороны преступления в покушении не совпадают. Как отмечалось, в подобных случаях суд, решая вопрос о применении примечания к ст. 6 УК, исходит из ущерба, который субъект намеревался причинить и причинил, если бы ему не помешали не зависящие от него обстоятельства. Если же этот ущерб, который должен наступить малозначителен, дело о покушении прекращается по примечанию к ст. 6 УК. Так должно быть прекращено, например, дело о покушении на кражу бутылки пива из магазина.

Т. В. Церетели и В. Г. Макашвили называют три признака, по которым определяется малозначительность деяния: а) созданная действиями лица степень возможности наступления преступного результата, б) общественная значимость объекта посягательства и в) объем вреда, который может "быть причинен объекту1.

Первый и третий критерии малозначительности действия являются совершенно правильными, второй — требует уточнения. Объект должен учитываться при определении опасности преступного последствия. Определяя, насколько велика опасность причинения вреда объекту и как значителен этот будущий вред, суд всегда учитывает характер объекта Это вполне естественно, ибо, как мы видели, ущерб есть общественно вредные изменения в объекте посягательства.                                                                                                                                                                                                v

Нельзя рассматривать объект преступления в качестве самостоятельного, а тем более единственного критерия малозначительности деяния. Это может привести к отказу от применения примечания к ст. 6 УК в отношении преступлений с особо ценными объектами (контрреволюционных, особо опасных против порядка управления, хищений социалистической собственности и ряда других). Именно к такому выводу приходит Н. Д. Дурманов, когда пишет, что в отношении значительной ча-

1 См Т В Церетели, В Г Макашвили, Состав преступления как основание уголовной ответственности, «Советское государство и право» 1954 г. № 5, стр. 76.

176                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 '

 

4

сти преступлений, как-то: всех государственных преступлений, взяточничества, ложного доноса, лжесвидетельства, преступлений против личности, большей части воинских преступлений и других, не может быть и речи о маловажности посягательства и, следовательно, не может ставиться вопрос о примечании к ст. 6 УК1-

.Нет сомнения в особой ценности таких объектов, как жизнь, здоровье советских граждан, социалистическая собственность. Однако и в хищении социалистической собственности, и в преступлениях против личности возможны малозначительные деяния, дела о которых прекращаются на основании примечания к ст. 6 УК- Хищение социалистического имущества на мизерную сумму, незначительное, третьестепенное пособничество в преступлениях против жизни и здоровья являются малозначительными и дела о них должны прекращаться по примечанию к ст. 6 УК- В воинских преступлениях сам законодатель почти в каждой статье оговаривает возможность дисциплинарной ответственности военнослужащего при отсутствии тяжких последствий. Дисциплинарная ответственность, как известно, наступает тогда, когда деяние в уголовноправовом отношении малозначительно.

Таким образом, малозначительность действия определяется степенью создания им опасности причинения вреда объекту. Эта опасность, в свою очередь, определяется объемом возможного вреда и близостью его наступления. Этот вывод полностью соответствует характеру преступного действия, как средства причинения преступного ущерба, как причины преступного последствия. Опасность действия определяется опасностью тех вредных последствий, которые оно несет с собой при завершении.

Отсутствие вредных последствий означает, что причиненный ущерб настолько малозначителен, что он теряет черты преступного, и все деяние, таким образом, превращается в дисциплинарный, административный, гражданский или просто аморальный проступок. Некоторые криминалисты уточняют понятие отсутствия вредных последствий, говоря, что под это понятие под-

1 См Н Д Дурманов, Понятие преступления, М—Л, 1948. стр. 266.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         ,

12. Н. Ф. Кузнецова                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    177

 

падают и случаи малозначительного ущерба1. Подобные уточнения вряд ли требуются Понятие отсутствие вредных последствий означает отсутствие последствий в уголовно правовом смысле.

Полное отсутствие вредных последствий обычно имеет место при приготовлении и покушении. Но и в них преступный результат отсутствует по независящим от субъекта обстоятельствам и потому, как было показано в предыдущем параграфе, его отсутствие не устраняет уголовной ответственности. Примечание к ст. 6 УК не имеет в виду подобного рода отсутствия вредных последствий. Нельзя поэтому согласиться с мнением Н. Д. Дурманова, что «...говоря об отсутствии вредных последствий, примечание к ст. 6 имеет в виду: 1) полное отсутствие вредных последствий (при приготовлении, часто при покушении, при заглажении виновным вреда, причиненного преступлением)...»2.

«Заглажение вреда» тоже не может рассматриваться как пример отсутствия вредных последствий, о котором говорит примечание к ст. 6 УК- В этих случаях ущерб объекту уже был нанесен и только впоследствии субъект его возместил. Возмещение ущерба не имеет отношения к признанию деяния малозначительным. Оно рассматривается при индивидуализации наказания в качестве смягчающего наказуемость обстоятельства.

Таким образом, мы пришли к выводу, что, во-первых, понятия малозначительности действия и отсутствия вредных последствий щераврьгвио свяааны между со бой и могут быть объединены в единое понятие малозначительного деяния, которым мы и будем з дальнейшем пользоваться. Во-вторых, малозначительность деяния это не что иное, как мизерная степень общественной вредности  последствий действий лиц.

Какие же вредные последствия принимаются во внимание при  определении   малозначительности   деяния?

■См Т В. Церетели и В. Г Макашвили, Состав преступления как основание уголовной ответственности, «Советское государство и право» 1954 г. № 5, стр. 75, А Сахаров, Должностное преступление и дисциплинарный проступок, «Советское государство и право» 1955 г № 2, стр 62

2Н Д Дурманов, Понятие преступления, М —Л, 1948, стр 269.

178

 

Только ли последствие — элемент состава, или все иные, лежащие за составом вредные последствия?

Решая вопрос о квалификации, 1уд должен  учитывать лишь элементы состава, следовательно, учитывать ущерб — элемент состав». Если суд приходит к выводу, что этот ущерб малозначителен и все деяиие, таким образом, лишь формально подпадает под признаки какой-либо статьи особенной части уголовного 'кодекса, он прекращает дело за малозначительностью деяния. Суду не потребуется в этом случае обращаться к последствиям, лежащим за составом преступления, ибо ос-ноюной ущерб — элемент состава — оказывается настолько бесспорно ничтожным, что все преступление в целом перестает существовать.

Все смягчающие и отягчающие обстоятельства по делу учитываются при индивидуализации наказания лишь после того, >как будет установлен состав преступления. Если же в силу малозначительности деяние яв- ляется не преступлением, а дисциплинарным или просто аморальным 'проступком, то никакие отягчающие обстоятельства по линии субъективной или объективной  стороны не могут образовать преступлейия. Так, отри- дательная служебная характеристика лица, совершив- шего дисциплинарный проступок, не может создать преступления. Точно также, как положительная характери- стика лица не может преступление превратить в мало- значительное деяние, в дисциплинарный проступок.

 Трудно согласиться с утверждением Н. Д. Дурмано- ва, что «...опасность лица в ряде случаев, например, при  ловторности деяния, может служить основанием для не- применения примечания к ст. 6, хотя бы совершенное  субъектом действие и было само по себе малозначитель- ным»1. Иначе говоря, два последовательно совершенных  действия, которые не содержат в силу малозначитель- ности состава преступления, образуют, по мнению  Н. Д. Дурманова, преступление.

 Аналогичное мнение высказывает В. И. Курляндский.  Он пишет, что. если военнослужащий совершил деяние,  не являющееся в силу примечания к ст. 6 УК преступле- нием, но если в данной части плохая дисциплина, если

V                                                                                                                                                      ' Н Д Дурманов,   Понятие   преступления,   М—Л, 1948,

.^    стр. 270.

Щ     12*                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         179

 

субъект прежде уже имел дисциплинарные взыскания и, наконец, если отмечаются другие отягчающие обстоятельства, лежащие за составом данного правонарушения, то в силу своеобразия военно-уголовного права такое лицо должно подвергаться уголовной ответственности1.

Приведенное утверждение В. И. Курляндского противоречит его же, совершенно правильному мнению, высказанному в той же работе, что смягчающие обстоятельства (ст. 48 УК) не могут быть использованы для разграничения дисциплинарного 'проступка и преступления- они годны только для индивидуализации наказания2. Логическим продолжением этой мысли должно быть признание, что и отягчающие обстоятельства (ст. 47 УК) так же не могут быть использованы для разграничения дисциплинарного проступка и преступления: природа отягчающих и смягчающих обстоятельств одинакова. Те отягчающие обстоятельства, (Которые привел в своем примере В. И. Курляндский, как раз и предусмотрены в ст. 47 УК-

В случаях бесспорного отсутствия состава преступления в силу малозначительности, деяние не признается преступлением, независимо от отягчающих обстоятельств, в том числе и дальнейших вредных последствий.

Так, если ткачиха вынесла с фабрики катушку ниток стоимостью в один-два рубля, а возчик выпьет бутылку перевозимого им пива, то следователю и суду нет надобности выяснять дальнейшие вредные последствия их действий, лежащие за составом преступления. Деяния эти бесспорно малозначительны и потому не влекут за собой уголовной ответственности. Там, где нет состава преступления, отпадает вопрос о смягчающих или отягчающих обстоятельствах.

Очень часто причиняемый ущерб по своим размерам таков, что стоит на грани малозначительности общественно опасного ущерба. Вот в этих случаях суд и прибегает к учету не 'только основного ущерба, но и ущербов, лежащих за составом преступления. В этих* случаях суд учитывает личность субъекта, время, место совершения преступления и все иные самые различные об-

1                      См   В. И  Курляндский, О составе воинского преступления, Труды Академии, вып. XIII, 1951, стр. 26

2                     См там же, стр 25

180

 

стоятельства. Так, Пленум Верховного Суда СССР по делу К- решил, что при разрешении вопроса, являются ли инкриминированные действия уголовным преступлением или дисциплинарным проступком, суд должен руководствоваться характерам совершенного действия, тяжестью наступивших последствий и личностью обвиняемого1.

3. был осужден по части 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1955 г. «Об уголовной ответственности за мелкое хищение государственного и общественного имущества» на три. месяца лишения свободы за то, что он совершил кражу с колхозного тока необмолоченной ржи в количестве 15 кг. После обмолота ржи осталось 6 кг зерна, которое и было у него отобрано.

Председатель Верховного Суда РСФСР принес протест да предмет прекращения дела в силу примечания к ст. 6 УК. Верховный Суд РСФСР протест отклонил по тем основаниям, что необмолоченная рожь из скирды колхоза раэ&ищалась систематически. По определению комиссии, всего на день задержания 3. было похищено 155 тонн ржи. По Верховный Суд РСФСР учитывая первую судимость 3., а так же то, что он инвалид, имеет на иждивении двух малолетних дегей и что похищенное зерно возвращено колхозу, назначило 3. наказание условно2.

В настоящем деле хищение 15 кг ржи по величине ущерба не является бесспорно малозначительным хищением при наличии Указа от 10 января 1955 г. «Об уголовной ответственности за мелкое хищение государственного и общественного имущества». Поэтому Верховный Суд РСФСР и обратился к оценке других отягчающих обстоятельств по делу, в частости, учел распространенность подобного рода краж колхозного имущества. Максимально конкретизировав таким путем степень общественной опасности совершенного хищения, Верховный суд правильно пришел к выводу об отсутствии признаков малозначительности деяния.

В другом деле колхозные рыбаки О., Н. и Ч., возвращаясь с лова рыбы, похитили 53 штуки рыбы частикЪ-

1                      См «Судебная практика Верховно о Суда СССР за 1946 г», М, 1947, вып X, стр 16

2                   Архив Верховного Суда РСФСР 1956 г., дело № 36 Д-6-42.

181

 

вой породы (воблы). Народный суд также осудил их по части 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1955 г. Вышестоящий суд оставил приговор в силе. Председатель Верховного Суда СССР представил протест, требуя отмены приговора народного суда и определения вышестоящего и прекращения дела на основании примечания к ст. 6 УК-

Верховный Суд РСФСР протест удовлетворил. Из материалов дела видно, что общий вес похищенной рыбы составляет 4,2 кг на сумму 4 руб. 62 коп.

О., Н. и Ч. в прошлом не судимы, и а иждивении имеют малолетних детей и по месту работы характеризуются с положительной стороны1.

В настоящем деле ущерб, причиненный хищением, безусловно был малозначительным — 4 руб. 60 коп. на троих лиц. Преступный ущерб потерял черты признака преступления, а отсюда и все преступление в целом перестало существовать и превратилось в деяние малозначительное. Поэтому, если бы у осужденных и не оказалось смягчающих обстоятельств (семейное положение, несудимость и положительная характеристика), все равно их действия не были бы преступными в силу примечания к ст. 6 УК-

Все сказанное о понятии малозначительности деяния полностью применимо и к разграничению преступления от Дисциплинарного, административного и гражданского правонарушения. Дисциплинарный и административный проступки содержат минимальную степень общественной опасности, которая не образует преступления, но достаточна для дисциплинарной и административной ответственности.

В уголовноправовой и административношравовой литературе дискуссируется вопрос о том, является ли общественная опасность признаком только 'преступления, а административные и дисциплинарные проступки обладают каким-то качественно иным шризнаком (например «общественной вредностью»2), или административным н

! Архив Верховного Суда РСФСР 1956 г, дело № 23-Д-6-12.

2 См М А Шнейдер Уголовное право, 1955; к такой же точке зрения, в конечном итоге, склоняется и Н Д. Дурманов в работе Понятие преступления, М—Л, 1948, стр 290.

182

 

дисциплинарным проступкам, присуща та же общественная опасность, что и преступлениям, но в минимальной степени1.

На ваш взгляд, эта дискуссия носит терминологический характер: следует ли минимальную степень общественной вредности в дисциплинарном и административном правонарушении называть общественной опасностью или дать ей иное наименование. Все советские правоведы согласны, что и в административном, и в гражданском, и в дисциплинарном проступках содержится какой-то элемент вредности социалистическому правопорядку, ибо все эти деяния являются видами правонарушений. Признают, что количественное различие в степени общественной опасности преступления и указанных правонарушений образует новое качество деяний — дисциплинарных или преступных. Все согласны, что грань между преступлением и административным, дисциплинарным и гражданским правонарушениями не является раз и навсегда данной, а продвигается в ту или иную сторону в зависимости от конкретных условий места и времени. Это главное. Остальное касается не содержания, а формы, терминологии.

В монографии Н Д. Дурманова Понятие преступления приведены интересные таблицы, показывающие, что именно избирает сам законодатель в качестве основного критерия разграничения преступления от иных видов правонарушения2. Таблицы таглящно показывают. такой же вывод делает и Н. Д. Дурманов, что основным и решающим признаком при разграничении административных и дисциплинарных проступков от преступлений являются тяжкие последствия (ст. ст. 593в, 751, 75\ 792, 79*, 85, 86, ч. 1 ст. 108, 112, ч. 3 ст. 133 и Другие статьи Уголовного кодекса РСФСР).

В некоторых составах законодатель в качестве от-граничительного признака указывает повторность (ст. ст. 60, 61 УК) или систематичность и занятие преступной деятельностью в виде промысла (ст. ст. 85, 99, 109 УК). Однако эти признаки не носят самостоятельного

1                      См А Н  Т р а й н и н, Общее   учение о составе   преступления, М , 1957, стрг 167.

2                    См. Н.   Д.   Дурманов,   Понятие   преступления,  М —Л, 1948, стр. 298, 308—309.

183

 

характера и в отрыве от тяжести причиненного ущерба не могут преобразовать дисциплинарное правонарушение в преступление. Сама повторность и систематичность совершения преступления опасны именно тем, что увеличивают соответствующим образом величину ущерба. Простая повторность административного или дисциплинарного проступка не может дать преступления.

Так, Н. за три самовольные отлучки, являющиеся дисциплинарным проступком, был осужден к шести месяцам дисциплинарного батальона как за уголовное преступление по ст. 10 п. «а» Положения о воинских преступлениях (в редакции Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1957 г.). Военная коллегия по протесту главного военного прокурора отменила приговор по делу Н., ибо «поскольку самовольная отлучка из части военнослужащего срочной службы в пределах суток не признается уголовнонаказуемым деянием, то и повторные самовольные отлучки, совершенные в пределах суток, также не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 10 п. «а» Положения о воинских преступлениях»1.

Правильно пишет А. Сахаров, что систематичность, указанная в сг. 109 УК, не имеет самостоятельного значения, если в результате ее ущерб оказался незначительным. Он приводит определение Верховного Суда СССР от 11 июля 1953 г. по делу М-о, где говорится: 'В приговоре суда правильно указано, что урожай чумизы был оприходован с опозданием, акты о гибели урожая составлялись не всегда своевременно, трактор, принадлежащий станции, был передан Бабинецкой школе ветфельдшеров без оформления актом. Коллегия считает, что эти упущения ввиду их малозначительности и отсутствия вредных последствий не образуют состава уголовнонаказуемого деяния»2.

В деле М-о, таким образом, имелись признаки систематичности злоупотребления властью, но так как повторные или систематичные дисциплинарные или административные проступки не могут образовать преступ-

1 «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1957 г. № 3, стр. 34.

2А Сахаров, Должностные преступления и дисциплинарный проступок, «Советское государство и право» 1955 г. № 2, стр. 66.

184

 

ления, дело было прекращено за малозначительностью деяния1.

Указание в воинских преступлениях на место и время совершения преступления, как на признаки, отграничивающие преступление от дисциплинарного проступка, также могут быть поняты лишь в связи с вредными последствиями. Неисполнение или ненадлежащее исполнение приказа командования в военное время может повести за собой такие серьезные и подчас неожиданные тяжкие последствия, которые в первый момент даже нельзя было предвидеть. В боевой обстановке самое, казалось бы, незначительное нарушение воинской дисциплины может привести к гибели людей и к другим самым различным тяжелым последствиям.

В административном законодательстве между административными нарушениями и преступлениями грань четко проводится по тяжести причиненных лицом вредных последствий. Так, в «Правилах пользования трамваем в г. Москве», утвержденных Мосгорисполкомом 13 января 1956 г. за"№3/6в§У «Ответственностьпассажиров», в ст. 17 говорится: «В случаях, когда нарушение повлекло тяжелые последствия, виновные^ отвечают в уголовном порядке». Аналогичное положение содержат и «Правила пользования троллейбусами в г. Москве» от 13 января 1956 г.

Судебная практика последовательно признает критерием разграничения преступления от дисциплинарного проступка и иных правонарушений не только тяжесть фактически причиненных вре'дных последствий, но и тя-

1 А. Сахаров предложил исключить систематичность из числа квалифицирующих признаков злоупотребления властью (ст. 109УК), оставив два признака — корыстные мотивы и существенный ущерб объекту или возможность его причинения. (Указанная статья Сахарова, «Советское государство и право» 1955 г. № 2, стр. 66).

Это предложение вполне обоснованно. Правда, следует оговорить, что и корыстные мотивы должностного преступления должны оцениваться не сами по себе, а в совокупности с тяжестью причиненного последствия. Если корыстные мотивы нарушения 'штатно-финансовой дисциплины простирались на причинение государству ущерба в 50—75 руб., но не на хищение этих средств, вряд ли такое корыстное злоупотребление властью следует рассматривать как должностное преступление.

185

 

1 жесть возможных последствии, не причиненных по не

зависящим от лица обстоятельствам1

Так, в одном из своих определений Верховный Суд СССР признал, что вопрос об ответственности лица, виновного в несоблюдении правил пожарной безопасности, может стоять независимо от наступления последствий нарушения этих правил В то же время совершенно очевидно, что суждение о характере ответственности — дисциплинарной или уголовной, которую должно нести это должностное лицо, и о степени его ответственности не могут быть одинаковыми в том и другом случае

По делу С. Верховный Суд СССР в определении от 9 мая 1956 г указал, что служебные проступки должностного лица, не причиилвшие вреда и лишенные корыстной цели, не должны квалифицироваться как должностное преступление и могут лишь повлечь дисциплинарную ответственность2

В советской уголовноправовой теории всегда господствовало мнение, что отсутствие вредных последствий есть один из самых существенных признаков, отличающих должностные упущения и проступки от должностных

преауплений3 Природа административных и граждан-

1                   См «Сборник постановлений Пленума и определений колле гий Верховного Суда Союза С'СР 1940 г», М, 1941, стр  173, «Су дебная практика Верховного Суда СССР» 1956 г № 1, стр 12

2                   См «Судебная практика   Верховною   Суда   СССР» 1956 г Х° 6, стр 20

3См А Трайнин, Е Меньшагин, 3 Вышинская Комментарии к УК РСФСР, М, 1941, стр 148, Уголовное право, общая часть, 1948, стр 324, Н Д Дурманов, Понятие преступления, М—Л, 1948, стр 297, 306 и др , Б С Никифоров, Об объекте преступления по советскому уголовному праву, «Советское государство и право» 1956 г № 6, стр 62, А А Пионт-к о в с к и й, Основные вопросы проекта уголовного кодекса СССР, «Социалистическая законность» 1954 г № 1, стр 37, В Ф Кириченко, Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву, М, 1956 г, стр 122—124, 130, Б А Кури н о в, Уголовная ответственность за нарушение правил движения нь автотранспорте, М, 1957, стр 17—18, А Б Сахаров, Ответственность за должностные злоупотребления по советскому уголовному праву, М, 1956, стр 162—163, Советское уголовное право, особенная часть, М, 1957, стр 224

186Г

 

ских правонарушений в их отношении к преступлению аналогична природе дисциплинарного проступка Поэтому приведенное положение полностью применимо к разграничению этих правонарушений от преступлений

Отсутствие   вредных   последствий   должно    пониматься как отсутствие преступных последствий, ибо и в дисциплинарных и иных правонарушениях, как указы валось, определенные вредные   последствия есть, эти правонарушения общественно опасны

М В Турецкий отрицает значение общественно вредных последствий как решающего критерия разграничения преступления и иных правонарушений Он предлагает учитывать «все в совокупности» и характеристику личности, и вину, и способ действия, и вредные последствия1

В действительности же под видом «совокупного учета» обходится практически важный вопрос, на что конкретно должен ориентироваться судья и следователь при разграничении преступления и иного правонарушения Сравнение субъективных и объективных признаков деяния ясно показывает их неравнозначность как по отношению друг к другу, так и по отношению к общественной опасности деяния.

Как бы ни была положительна характеристика личности, как бы ни были велики прошлые заслуги лица перед государством, если это лицо причинило государству своими действиями серьезный ущерб, деяние не может признаваться малозначительным и потому наказывается в дисциплинарном порядке Малозначительное деяние такое, которое не влечет вредных последствий (примечание к ст. 6 УК). И наоборот, как бы ни была отрицательна характеристика личности, если лицо причинило государству незначительный материальный ущерб, одна только такая характеристика не может превращать дисциплинарное правонарушение в преступление.

1 См М В Турецкий, Преступление и дисциплинарный про ступок, «Социалистическая законность» 1956 г № 10, стр  15—20

187

 

Каким бы «злостным» ни был умысел, если он распространяется на причинение незначительного ущерба, все деяние признается малозначительным

Аналогичное положение и с действием Степень опасности действия также определяется в первую очередь ущербом, который это действие причиняет или может причинить. Следовательно, именно последствие, тяжесть причиненного или возможного ущерба является критерием отграничения преступлений от иных правонарушений.