5. Хищение в крупных и особо крупных размерах

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

Хищение имущества в крупных размерах как квалифицирующий признак в Украине предусмотрен во всех составах хищений государственной и коллективной собственности, в Беларуси и России – во всех формах хищений, независимо от принадлежности имущества тому или другому собственнику.

Под хищением в крупных размерах согласно примечанию к ст. 81 УК Украины понимается хищение, совершенное одним лицом или группой лиц, на сумму в сто или более раз превышающую минимальный размер заработной платы.

В соответствии со ст. 72 УК Республики Беларусь крупным размером или ущербом считается тот, который в сорок или более раз превышает установленную зарплату на момент совершения преступления.

В России, согласно примечанию к ст. 144 УК, хищение имущества независимо от способа хищения признается совершенным в крупных размерах, если оно совершено одним лицом или группой лиц на сумму, двухсоткратно превышающую минимальный размер оплаты труда.

Хищение имущества в особо крупных размерах независимо от способа хищения в Украине (ст. 861) и Беларуси (ст. 911) квалифицируется в качестве самостоятельного состава; в уголовной законодательстве России в настоящее время вообще отсутствует само понятие хищения в особо крупных размерах, однако имеется состав (ст. 1472), предусматривающий ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную или культурную ценность, независимо от способа хищения.

Под хищением в особо крупных размерах в Украине понимается причинившее ущерб в двести пятьдесят и более раз превышающий минимальный размер зарплаты, в Беларуси – в сто и более раз превышающий минимальный размер зарплаты.

Квалификация хищения по признаку крупного или особо крупного размера похищенного зависит от законодательной конструкции указанных видов хищения.

Хищение в крупных размерах в Украине и Беларуси характеризует какой-либо один способ хищения, а при неоднократности хищений может образовываться лишь при наличии тождественных действий, охватываемых единым умыслом и составляющих единое продолжаемое преступление. Понятие хищения в особо крупных размерах относится не к одной форме хищения, а к общему, родовому понятию хищения, поэтому хищение в особо крупных размерах может быть совершено не только в одной и той же форме, но и слагаться из отдельных хищений, совершаемых различными способами, Однако и в этом случае виновный должен сознавать, что неоднократно совершаемое им различными способами хищения причиняют в общей сложности ущерб в особо крупных размерах, т. е. размер похищенного устанавливается не механической суммой ушербов, причиненных самостоятельными повторными преступлениями, представляющими реальную совокупность, а на основании объективно существующего единства действий виновного как продолжаемой преступной деятельности.

Хищение в крупных размерах согласно российскому законодательству выглядит несколько иначе и представляет собой нечто среднее между понятиями крупного и особо крупного размера похищенного, принятых в украинском и белорусском законодательстве. В частности, в п. 8 постановления № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» указывается: «Судам следует иметь в виду, что как хищение в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений чужого, в том числе и государственного имущества, общая стоимость которого двухсоткратно превышает минимальный размер оплаты труда, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах». Итак, согласно российскому законодательству, для признания хищения в крупных размерах определяющим является то, чтобы оно было совершено одним и тем же способом, а продолжаемое это преступление или повторное – принципиального значения не имеет, главное – установить умысел виновного на хищение в общей сложности в крупных размерах.

В ст. 861 УК Украины (ст. 911 УК Республики Беларусь) перечислены охватываемые данным составом способы хищения. Если же ущерб в особо крупных размерах причинен, например, совершавшей хищения бандой, то деяние следует квалифицировать по совокупности как бандитизм и хищение в особо крупных размерах.

Представляется, что существенной недоработкой действующего украинского законодательства являются случаи квалификации деяний, выраженных в хищении оружия, радиоактивных материалов, а также оборудования, предназначенного для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, совершенных в особо крупных размерах, только по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против общественной безопасности, общественного порядка и народного здоровья, поскольку в данных составах нет такого квалифицирующего признака как хищение этих предметов в особо крупных размерах.

При указанных обстоятельствах лицо, совершившее хищение в особо крупных размерах тех предметов, которые представляют наибольшую опасность для общества, оказывается в привилегированном положении по сравнению с теми лицами, которые совершают хищения обычных предметов, что вряд ли справедливо. А поэтому было бы целесообразным на текущем этапе решить эту проблему постановлением Пленума Верховного Суда Украины, указав, что в тех случаях, когда хищение оружия, радиоактивных материалов, а также оборудования, предназначенного для изготовления наркотических средств или психотропных веществ совершено в особо крупных размерах, такого рода деяния также квалифицировать по совокупности со ст. 861 УК Украины.

Что касается хищения данных предметов в крупных размерах, то такого квалифицирующего признака в этих специальных нормах (ст. 223, 2283, 22917) также не содержится, что вряд ли оправдано, тем более, что в родственных им составах преступлений – хищение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 2292) и хищение прекурсоров (ст. 22919) – такой квалифицирующий признак имеется, кроме того, предусмотрено и хищение в особо крупных размерах. Однако критерии определения крупного или особо крупного размера похищенного здесь несколько иные и определяются Комитетом по контролю за наркотиками при Министерстве здравоохранения Украины, что также создает неудобства в правоприменительной практике.

Не вносят ясности рассматриваемые составы и в определение того, каким способом совершено хищение этих предметов. Так, ст. 2283 и ст. 22917 УК вообще не содержат никаких упоминаний о способе хищения, в ст. 223 УК в качестве квалифицирующего признака, наряду с другими, но характеризующими не форму, а вид хищения, содержится хищение путем разбойного нападения, в статьях 2292 и 22919 УК имеется указание на такие квалифицирующие признаки, как хищение с применением насилия, не опасного для жизни либо здоровья, или с угрозой применения такого насилия, или лицом, которому средства или вещества были вверены в связи с его служебным положением либо под охрану, а также хищение путем разбойного нападения, однако и здесь в качестве квалифицирующих признаков предусмотрены некоторые способы хищения наряду с другими квалифицирующими признаками, характеризующими не форму, а вид хищения, и посему при ознакомлении со статистическими показателями также невозможно будет определить, что именно характеризует квалификация преступлений по ч. 2 и 3 статей 2292 и 22919 – способ совершения хищения или размер похищенного, либо совершение преступления по предварительному сговору или специального субъекта.

Отсюда возникает вопрос: а нужно ли практике борьбы с преступностью это наметившееся в последнее время в законотворческой деятельности и искусственное размножение «карликовых» статей, предусматривающих ответственность за хищение различных специфических предметов? Мало того, что эти нормы не позволяют выделить формы и виды хищений, порождают различного рода нестыковки и алогизмы в уголовном законодательстве и соответственно в правоприменительной практике, но они не охватывают и всех разновидностей преступного завладения этими предметами. В частности, как быть, если завладение этими предметами осуществлено путем вымогательства? Вводить новые 228-е, 229-е и прочие статьи со значками? А если возникнет необходимость уголовно-правовой охраны других специальных предметов? Доводить значки указанных статей до трехзначных чисел?

Из самого определения хищения очевидно, что это родовое понятие, охватывающее различные формы и виды посягательств на отношения собственности и причиняющих ущерб собственнику или иному законному владельцу имущества, поэтому выделение каких-то других разновидностей хищений в иных главах, кроме главы о преступлениях против собственности, вызывает лишь дополнительные трудности и неудобства в правоприменительной практике и судебной статистике.

Думается, что в новом Уголовном Кодексе Украины следует отказаться от специальных статей о хищении, а в целях усиления борьбы с хищениями специальных предметов можно предусмотреть в частях вторых статей о преступлениях против собственности в качестве квалифицирующего признака хищение или вымогательство предметов, незаконное владение которыми наносит вред общественной безопасности, общественному порядку и народному здоровью, установив в приложении к УК либо в специальном постановлении Верховного Совета или Кабинета Министров Украины перечень этих предметов. А в целях наибольшей полноты статистических данных фиксирование интересующих предметов хищения можно производить, выделив их отдельными строками в статкарточках, заполняемых работниками правоохранительных органов при рассмотрении конкретных дел.

Хотелось бы заметить, что существование отдельной нормы, предусматривающей ответственность за хищение в особо крупных размерах, независимо от способа хищения, также создает определенные неудобства в правоприменительной практике и искажает статистические показатели о соотношении тех или иных форм хищения. Поэтому в дальнейшем, видимо, целесообразно либо вообще отказаться от понятия хищения в особо крупных размерах, либо предусмотреть его в качестве квалифицирующего признака в отдельных составах хищений наряду с хищением в крупных размерах.

Представляется также нецелесообразным устанавливать размер ущерба, размер штрафа и т. д., используя при этом различные основания кратности – минимальный размер зарплаты и необлагаемый налогом минимум доходов граждан. В целях достижения единообразия в Уголовном Кодексе, очевидно, следует остановиться на каком-то одном основании.