§ 4. ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЕЙ И ЭКСПЕРТОВ В СУДЕ ПРИСЯЖНЫХ : Защита по уголовному делу - Коллектив авторов : Книги по праву, правоведение

§ 4. ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЕЙ И ЭКСПЕРТОВ В СУДЕ ПРИСЯЖНЫХ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 
РЕКЛАМА
<

Как бы не были убедительны показания подсудимых, почти всегда перед допросом первого свидетеля затихает шум в зале и обостряется внимание присяжных заседателей.

Подтвердит он или опровергнет сказанное подсудимыми?

Выбор свидетеля. Обычно чередой вначале идут свидетели обвинения, которых дотошный следователь включил по своему выбору в обвинительное заключение. Адвокату, работающему по делу, перед процессом неплохо еще раз прочитать показания всех свидетелей, а не только тех, которых хотел бы видеть в судебном заседании автор обвинительного заключения.

Не надо долго искать свидетеля защиты, его можно найти, перелистав страницы уголовного дела. По большим, объемным делам адвокаты находят от одного до 10 свидетелей, допрошенных, но не включенных в список как неперспективных. Заявить ходатайство о вызове указанных свидетелей не представляет большого труда. Основание для вызова безупречное — они были допрошены на предварительном следствии.

Новые свидетели, их фамилии и адреса появляются после беседы с подзащитным, его родными и близкими, друзьями. Иногда ссылки на таких свидетелей можно найти в показаниях как подсудимых, потерпевших, так и свидетелей.

Адвокату остается совсем немного: отобрать среди всех, которые могут помочь защите, тех, которые действительно помогут. Лучше меньше да лучше — это правило должно выполняться беспрекословно. Итак, кто будет свидетелем защиты? Что он скажет присяжным? Как помочь ему сказать только то, что необходимо?

Как помочь свидетелю?

Золотое правило российских адвокатов: самый лучший вопрос — не заданный — действует и в суде присяжных. Достаточно одного вопроса, только по существу вашей позиции. Но он должен быть таким, чтобы ответа, неожиданного для адвоката, не последовало.

Однажды в судебный процесс по ходатайству защиты была приглашена женщина очень преклонного возраста, бывшая учительница, как потом выяснилось, большая любительница детективных романов. На простой вопрос адвоката (кстати, единст-

 

Глава VII. Допрос свидетелей и потерпевших         107

венный): «В каком месте находился потерпевший?» на присяж-итых обрушился целый поток информации. И помимо сведений о месте нахождения потерпевшего ею была дана крайне отрицательная характеристика действий подсудимого. Старушка рассказывала это с таким убеждением и раскрашивала такими сочными красками, что прокурор от удовольствия даже потирал руки. Попытки остановить поток красноречия успеха не имели. Если бы адвокат предвидел, думаю, никогда не стал бы вызывать подобного свидетеля.

Все приемы, к которым прибегает адвокат, перечислить невозможно. Часто он просит ответить кратко, а вопрос разбивает на тва или три более мелких.

«Анна Ивановна! Я вас прошу ответить очень кратко на три вопроса:

Вы видели потерпевшего Иванова вечером 10 августа 1997 г.? Да

или нет? Ответ — да.

Потерпевший находился справа или слева от Вас? Ответ — слева.

3.             Была радом с ним автомашина? Да или нет? Ответ — да»

Очень холодно поблагодарить свидетеля.

К такому мнению (о разбивке вопроса на три) склонились восемь адвокатов — участников группового процесса в перерыве судебного заседания. Я же считала, что такого свидетеля лучше вообще не вызывать, так как есть опасность, что после допроса твоката представитель обвинения сможет получить у свидетеля

информацию, которая была скрыта за короткими ответами.

Идеальный вариант, когда свидетель знает, о чем его будет спрашивать защитник. Но все еще очень осторожный, российский адвокат избегает какого-либо контакта со свидетелями до процесса.

Поэтому как только тот входит в зал, по походке, наклону готовы, взгляду, одежде, манере держаться, голосу, жестикуляции твокат должен мгновенно составить психологический портрет свидетеля и выбрать единственно правильную тактику его до-троса. В суде присяжных не бывает мелочей. Здесь важно и то, каким голосом, каким тоном ведется допрос, какая степень учас-и уважения вложена в вопросы.

Адвокат на вопрос к свидетелю — работнику милиции: «Сержант! Скажи-ка, так с какой скоростью ехал подсудимый?» полу-|тил ответ, вместе со взглядом исподлобья: «Думаю, быстрее

 

108         Раздел Ш. Участие адвоката в суде_

ехать невозможно». Смех присяжных был лучшим лекарством от нев ежлив ости адв оката.

Наводящие вопросы не запрещены процедурой суда присяжных. Однако их следует все-таки избегать. И даже не потому, что они могут быть сняты по протесту прокурора или самим председательствующим, а потому, что ответ на них будет обесценен. Подсказка присяжными очень дегко улавливается, и несколько подсказанных вопросов постепенно начнут вызывать у них глухое раздражение нечестностью приемов ведения допроса адвокатом.

Хотя и есть опасность «липшего вопроса», но пояснение непонятного для присяжных необходимо. Если адвокат видит, что присяжные никак не прореагировали на очень важную деталь в показаниях свидетеля, нужно обязательно попросить повторить, акцентируя внимание на необходимом аспекте, может быть, расширить, оттенить нужное для адвоката пояснение. И наоборот. При допросе свидетеля обвинения не стоит заострять внимание на невыгодных для защиты моментах.

Но нельзя упускать совсем слабые места. Если есть возможность, нужно постараться их в какой-либо степени нейтрализовать. Замалчивать, показывать свою слабость — это не лучший прием.

Допрос эксперта. Для допроса эксперта перед присяжными, эффективного, приносящего пользу защите, необходима более тщательная подготовка, чем в обычном процессе. Специальная литература, методические указания для проведения всевозможных экспертиз, научные труды «светил» в той или иной области позволят адвокату если не нейтрализовать полностью такое весомое доказательство, как заключение эксперта, то, по крайней мере, хотя бы подорвать доверие или дать повод присяжным усомниться в достоверности или незыблемости утверждения специалиста.

Неплохо срабатывают при допросе ссылки на заключения по аналогичным делам начальника допрашиваемого эксперта, например, начальника бюро экспертиз. В этом случае сталкиваются должностные и профессиональные интересы и, как правило, уверенность эксперта в собственной правоте постепенно угасает.

Опыт показывает, что без подготовки, без знаний в исследуемой области эксперта лучше не допрашивать. Очень уж наивными выглядят вопросы дилетанта. Знающий, уверенный в своей правоте эксперт не упустит возможности перед присяжными подчеркнуть невежество адвоката в той области, где сам плавает как рыба в воде.

 


<