§ 4. Психоаналитические концепции причин преступности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

Зарубежные психоаналитики шутят; наука знает три великих открытия, последовательно принижавших уровень притязаний человека. Первое принадлежит Николаю Копернику, который развеял миф о том, что планета людей является центром мироздания. Второе — Чарльзу Дарвину (согласно его теории люди вовсе не божественное творение, напротив, они ведут свою родословную от такого малосимпатичного существа, как обезьяна). Зигмунд Фрейд пошел еще дальше и доказал, что человек "не является хозяином у себя дома", т. е. не сознание руководит его поступками:

движущей силой поведения оказываются неосознаваемые импульсы, идущие из глубин подсознания. Человек обычно даже не подозревает об их воздействии на его поступки.

В каждой шутке есть доля истины. Это касается и 3. Фрейда. Зигмунд Фрейд — один из самых популярных -зарубежных ученых. Он родился 6 мая 1856 г. во Фрейбур-ге (на территории современной Чехии). Лучшие годы своей жизни он провел в столице Австро-Венгрии: в Вене 3. Фрейд закончил медицинский факультет университета, в Вене он стал практикующим врачом-психиатром и здесь же сделал свои главные научные открытия. В 1933 г. после оккупации Австрии германскими национал-социалистами он был арестован. По ходатайству международной общественности (ходатайство сочеталось со значительной суммой денег, выплаченной рейху в качестве выкупа) его освободили и дали разрешение на выезд в Англию, где в связи с мучительной болезнью 21 сентября 1939 г. (через несколько недель после начала второй мировой войны) он добровольно ушел из жизни.

Учение 3. Фрейда нередко сводят к концепции сексуальности, хотя эта компонента была далеко не единственным элементом его психоаналитической теории. Не совсем корректно приписывать ему и ряд открытий, сделанных его предшественниками. Фрейдистские теоретические построения возникли не на голом месте. Идея психоанализа (т. е. лечения путем выявления скрытых в подсознании психических травм, содействия пациенту в осознании их и избавления таким способом от болезненных переживаний) принадлежит старшему товарищу 3. Фрейда Иосифу Брейеру.

Приоритет разработки теории неосознаваемых психических процессов принадлежит французскому врачу Пьеру Жане, руководителю психологической лаборатории при одной из клиник. Мысль о том, что поступками человека

руководят неосознаваемые мотивы, возникла у 3. Фрейда в 188& г. при посещении школы гипноза во французском городе Нанси, где виртуоз гипнотической техники Бернгейм демонстрировал оригинальный опыт. Пациенту в гипнотическом состоянии внушалось, что после пробуждения он должен будет открыть зонтик. Тот, действительно, после пробуждения открывал зонтик, но объяснял свой поступок не приказом гипнотизера, а желанием проверить исправность зонта. (Следует отметить, что аналогичный феномен Г. Тард при анализе оснований уголовной ответственности описал еще в 1886 г.') Из этого опыта 3. Фрейд сделал обобщающий вывод: человек далеко не всегда адекватно осознает, почему он совершает то или иное действие. Нередко он добросовестно заблуждается в истинных причинах своих поступков: им движут неосознаваемые силы, а о» пытается объяснить их с позиций здравого смысла на уровне сознания (механизм рационализации).

Идеей о незаурядной роли сексуальности в поведении людей поделился с молодым 3. Фрейдом известный парижский врач (прозванный Наполеоном неврозов) Жан Мартен Шарко. Ж. Шарко руководил клиникой, где им была создана уникальная научная школа (одним из его учеников был П. Жане). 3- Фрейд проходил у него стажировку в 1886—1887 гг. и многое почерпнул из идей и. практических методик парижского мэтра. Немалое влияние на фрейдистскую теорию оказали и работы психиатра А. Моля о детской сексуальности.

Авторство концепции инстинкта смерти, изначально присущих человеческой психике деструктивных движущих сил принадлежит нашей соотечественнице Сабине Николаевне Шпильрайн, опубликовавшей в 1911 г. статью "Разрушение как причина становления" (да и Федор Михайлович Достоевский еще в I860 г. отмечал, что "законы саморазрушения и самосохранения одинаково сильны в человечестве").2

Обычно сущность теории 3. Фрейда раскрывают при помощи трех понятий: Оно, Я и сверх-Я (по латинской терминологии: Ид, Эго и супер-Эго). Оно — совокупность природных побуждений, передающихся человеку генетически. Этот термин впервые использовал Фридрих Ницше для обозначения независимых от человека, идущих изнутри побуждений (безличного, природно-необходимого в нашем существе). Оно состоит из двух основополагающих инстанк-

тов: самосохранения, разновидностью которого является сексуальность, и разрушения. Инстинкт разрушения может быть направлен как внутрь (примером этого по Фрейду является совесть или самоубийство), так и вовне (агрессия). В основе функционирования Оно — принцип удовольствия. Оно иррационально и аморально.

На поверхности непознанного и бессознательного Оно покоится Я, возникшее на основе системы восприятий внешнего мира. Я есть измененная под прямым влиянием внешнего мира часть Оно. Я старается заменить принцип удовольствия, который безраздельно властвует в Оно, принципом реальности. Я олицетворяет то, что можно назвать разумом и рассудительностью, в противоположность Оно, содержащему страсти. В нормальных условиях Я предоставлена власть над Оно. Для раскрытия характера взаимоотношений этих психических феноменов Фрейд применяет аналогию: по отношению к Оно Я подобно всаднику, который должен обуздать превосходящую силу лошади. При этом Фрейд, используя ту же аналогию, отмечает, что в отдельных случаях главенство Я над Оно — лишь иллюзия:

"Как всаднику, если он не хочет расстаться с лошадью, часто остается только вести ее туда, куда ей хочется, так и Я превращает обыкновенную волю Оно в действие, как будто бы это было его собственной волей".' В Я Фрейд выделяет часть, которую он называет Я-идеалом, или сверх-Я. Схематично сущность взаимоотношений Я и сверх-Я Фрейд выражает двумя императивами: "Ты должен быть таким" и "Таким ты не смеешь быть".2 Сверх-Я аккумулирует традиции и идеалы прошлого.3 Заповеди и заветы родителей, учителей и авторитетов сохраняют свою силу в Я-идеале и осуществляют в качестве совести моральную цензуру. Несогласие между требованиями совести и действиями Я ощущается как чувство вины.4 Таким образом, именно в сверх-Я аккумулируются контролирующие воздействия общества и влияние культуры.

Применение идей Фрейда в криминологии

Эта схема значительно углубила понимание многих мотивационных процессов, в том числе и в криминальной сфере. На ее основе американский ученый У. Уайт провел

оригинальный анализ феномена преступного поведения. По мнению У. Уайта, человек рождается преступником, а его последующая жизнь — процесс подавления разрушительных инстинктов, заложенных в Оно. Преступления совершаются, когда Оно выходит из-под контроля сверх-Я. Особенностью личности .преступника является неспособность его психики сформировать полноценную контролирующую инстанцию сверх-Я.1 По мнению Уайта, большинство мотивов преступного поведения во многом совпадают с желаниями и устремлениями типичного обывателя.2 Аналогичные трактовки фрейдовской концепции делались и другими криминологами. Немецкий ученый А. Мерген пытался на основе фрейдизма возродить теорию психопатизации преступника. Он отмечал, что тенденция к преступлению заложена в каждом человеке изначально. Психопат поддается ей потому, что сила этой тенденции получает патологическое преобладание над всем остальным.3 Профессор Колумбийского университета США Д. Абрахамсен, используя фрейдовскую концепцию Оно и сверх-Я, вывел формулу преступления:

ПРЕСТУПЛЕНИЕ=(преступные устремления, заложенные в ОНО, + криминогенная ситуация) : контролирующие способности сверх-Я.4

Исходя из фрейдистского понимания соотношения сознательного и бессознательного в человеческой психике, английский криминолог Э. Гловер дал оригинальную трактовку сущности преступности. По его мнению, это явление есть своеобразная цена приручения дикого от природы зверя. Преступность, по мнению Э. Гловера, представляет собой один из результатов конфликта между примитивными инстинктами, которыми наделен каждый человек, и альтруистическим кодексом, устанавливаемым обществом.5

Фрейдовская концепция воздействия на преступность

Сам Фрейд попыток анализа феномена преступного поведения практически не предпринимал. Исключением можно считать его письмо А. Эйнштейну. 30 июля 1932 г. к 3. Фрейду обратился А. Эйнштейн, который как представитель Лиги Наций накануне Второй мировой войны запросил известного ученого, не может ли тот дать каких-либо

рекомендаций по устранению агрессивности людей, по организации управления психическим развитием человека таким образом, чтобы его как можно лучше научить противостоять психозу ненависти и разрушения.

Ответное письмо представляет значительный интерес, как научный, так и практический. Прежде всего творец психоанализа весьма скептически оценил возможности применения этого метода за пределами медицины. Однако он попытался поставить на службу решению непростой проблемы гуманизации человечества некоторые положения своей теории. Ученый популярно изложил суть инстинкта смерти, о котором впервые упомянул в 1920 г. в работе "По ту сторону принципа удовольствия", и на основе этого инстинкта раскрыл истоки человеческой агрессивности. В частности он писал: "Вы выражаете удивление по поводу того, что так легко заставить людей с энтузиазмом относиться к войне, и присовокупляете сюда подозрение, что в них действует нечто — может быть, инстинкт ненависти и разрушения, который идет навстречу усилиям разжигателей войны. И здесь вновь я могу выразить только полное согласие. Мы верим в существование инстинкта такого рода и фактически в течение последних нескольких лет были заняты изучением его проявлений... В соответствии с нашей гипотезой человеческие инстинкты бывают двух видов: те, что стремятся сохранять и объединять, — которые мы называем "эротическими"... и те, которые направлены к тому, чтобы разрушать и убивать, и которые мы объединяем в качестве агрессивного или разрушительного инстинкта. Как Вы понимаете, это фактически не более чем теоретическое выяснение всемирно известного противопоставления Любви и Ненависти.-'"

По мысли 3. Фрейда, инстинкт смерти "функционирует в каждом живом существе и старается привести его к гибели, сводя жизнь до первоначального состояния неодушевленной материи... Инстинкт смерти тогда превращается в инстинкт разрушения, когда с помощью специальных органов он направляется вовне, на объекты. Живое существо сохраняет свою собственную жизнь, так сказать, разрушая чужую... Если эти силы обращены на разрушение во внешнем мире, живое существо получает облегчение, а последствия будут благотворными. Это послужило бы биологическим оправданием всем безобразным и опасным стремлениям, против которых мы боремся. Нужно отметить, что

в 4. Психоаналитические концепции причин преступности   135

они находятся ближе к природе, чем наше неприятие их, которому еще нужно найти объяснение...

Для нашей непосредственной цели из того, что было сказано, вытекает уже многое: пытаться избавиться от агрессивных склонностей людей бесполезно. Нам говорят, что в некоторых счастливых районах земли, где природа в изобилии дает все, что требуется человеку, существуют расы, чья жизнь проходит в спокойствии, и где не ведают ни принуждения, ни агрессивности. Я едва ли могу поверить в это...'"

И в заключение ученый дает достаточно сдержанную рекомендацию: "Не возникает вопроса о полном избавлении от человеческих агрессивных импульсов: достаточно попытаться изменить их направление до той степени, что им не придется искать своего выражения в войне... Все, что питает рост культуры, работает против войны".2

Рассуждения 3. Фрейда о возможностях ограничения агрессивности мы находим в его работе "Неудовлетворенность культурой", в которой он критикует наиболее распространенное представление о связи агрессивности с материальной неудовлетворенностью. Материальные различия — не более чем повод для проявления глубинного человеческого влечения. Ученый уверен, что при полном удовлетворении материальных запросов людей их агрессивность не исчезнет, она останется практически на том же уровне, а поводом для ее проявления будут другие факты социальной жизни, например, сексуальные конфликты. Он уверен, что, даже если бы обществу удалось найти какой-либо способ удовлетворить все сексуальные запросы всех людей, агрессивность найдет другой повод для своего проявления. При этом на основе исторического анализа он делает интересный вывод: "Не следует преуменьшать преимущество небольшого культурного круга, дающего выход инстинкту, в предоставлении враждебного отношения к внестоящим. Всегда можно связать любовью большое количество людей, если только останутся и такие, на которых можно будет направлять агрессию".3 Вражда соседей позволяет сохранять сплоченность внутри каждого из враждующих лагерей. Таким образом, по мнению знаменитого психоаналитика, вывод агрессивности за пределы сообщества — один из способов избавиться от проявлений агрессивности между членами этого сообщества.

Вообще, 3. Фрейд не видел иного способа воздействия на агрессивную природу людей помимо принуждения в их воспитании, запрета на мышление, применения насилия вплоть до кровопролития, создания у людей определенных иллюзий. Однако указанные меры он оценивал как неприемлемые с точки зрения их гуманности, и именно это удерживало его от прикосновенности к экспериментам в данной области.*

По поводу марксистской концепции изменения социальной системы в целях воздействия на преступность он писал следующее: "Коренное изменение социального строя имеет мало шансов на успех до тех пор, пока новые открытия не увеличат нашу власть над силами природы и тем самым не облегчат удовлетворение наших потребностей. Лишь тогда станет возможным то, что новый общественный строй не только покончит с материальной нуждой масс, но и услышит культурные притязания отдельного человека. С трудностями, которые доставляет необузданность человеческой природы любому виду социального общежития, мы, наверное, должны будем и тогда еще очень долго бороться".2 Как видим, 3. Фрейд является пессимистом во всем, что касается создания бесконфликтного общества. Тем не менее его вклад в область познания межличностных взаимоотношений несомненно значителен.

Значение фрейдизма для криминологии

Ряд выявленных 3. Фрейдом психических механизмов позволил глубже понять мотивационную картину преступного поведения. Например, механизм перенесения (подробно этот феномен описан в двадцать шестой лекции по психоанализу)3 позволяет понять истоки многих безмотивных преступлений, в том числе и таких, когда мстят не тому лицу, которое причинило вред, а другому, как правило, более слабому (в условиях вооруженных сил этот механизм проявляется в феномене дедовщины). Методика углубленного анализа скрытых в подсознании психических травм, оказывающихся причинами неврозов и навязчивых состояний (в том числе сексуальной агрессивности), которые продуцируют преступное поведение, позволила разработать клинические методы коррекции личности преступника. Вскрытые ученым механизмы сопротивления и вытеснения (подробно они описаны в девятнадцатой лекции по психоанализу)4 позволяют понять процесс субъек

тивного искажения восприятия реальности как основу психологической самозащиты.

Различные положения психоаналитической теории использовались криминологами для конструирования новых теорий преступности и разработки новых подходов к воздействию на этот феномен. Например, американский криминолог У. Реклесс на основе фрейдистских схем сформулировал концепцию внутреннего регулирования поведения. По мысли У. Реклесса, для того, чтобы человек мог управлять своим поведением и удерживаться от преступных импульсов, необходимо в процессе воспитания сформировать у него самосознание, сильное эго, хорошо развитое супер-эго, сопротивляемость различным отвлекающим факторам, способность переносить фрустрацию, развивать чувство ответственности, целенаправленность, способность находить удовлетворение в заменителях криминальных побуждений, способность к рациональному поведению.'

На базе фрейдовского механизма вытеснения Г. Сайк-сом и Д. Митзой в США была создана концепция нейтрализации, сутью которой является углубленный анализ механизмов психологической защиты, составляющих основу криминальной мотивации. К числу способов нейтрализации сдерживающего воздействия субъективных и объективных факторов преступности они относят:

— отрицание ответственности, когда человек считает себя жертвой обстоятельств;

— отрицание вреда, когда преступник уверяет себя и других лиц, что от его действий никому нет вреда;

— осуждение осуждающих как скрытых или потенциальных преступников;

— ссылка на высшие соображения: нарушение требований общества оправдывается обязанностями по отношению к малым группам.2

Их соотечественник Д. Колеман провел аналогичный анализ и описал следующие механизмы психологической защиты, которые могут обусловить преступное поведение:

— "отрицание реальности" в форме отказа объективно воспринимать окружающую обстановку, поскольку это в форме страха или сочувствия может воспрепятствовать преступлению;

— "репрессия" — недопущение проникновения в сознание неприятных и невыгодных мыслей;

— "подавление" — отказ отдавать себе отчет в уже проникших в сознание неприятных и опасных мыслях;

— "рационализация" как попытка доказать, что его поведение оправдано какими-то уважительными причинами;

— "проекция" собственных отрицательных характеристик на других, а соответственно нейтрализация отрицательной самооценки;

— "компенсация" — прикрытие собственных слабостей в одних условиях попыткой самоутвердиться в других условиях (если человек боится кого-то, то это генерирует у него потребность заставить кого-то бояться и его: "бей своих, чтобы чужие боялись");

— "перемещение" чувства мести с опасного объекта, причинившего вред, на неопасный объект, не причинявший вреда;

— "разрядка" — снижение тревожности, вызванной запретными желаниями, путем бурного проявления чувств и внешней активности.'

Учет этих механизмов в ходе воспитательной работы позволил повысить эффективность соответствующих мер профилактики преступлений.

Успехи психоанализа побудили криминалистов опробовать аналогичные методики в практике исправительного воздействия на заключенных преступников. Психоанализ в пенитенциарной практике сохранил основные черты, разработанные его основоположниками:

— формирование доверительных отношений между психоаналитиком и пациентом;

— проникновение в подсознание с помощью исследования поступков, фраз, сновидений (в отдельных случаях использовался гипноз, однако 3. Фрейд отрицательно относился к его применению) и выявление психических травм, продуцирующих отклонения в поведении;

— перевод этих травм из подсознания в сферу сознания, что должно повлечь освобождение от их бремени ("катарсис"),

Цель психоаналитиков — постараться помочь преступнику понять, в чем заключается его внутренняя ущербность, с тем чтобы он смог гармонизировать свою личность. С этой целью используют медитации, интроспекции, самоанализ. Преступникам прививается выдержка — их обучают методикам, с помощью которых им легче терпеть крайне неприятные ощущения, вызываемые тупиковыми состояниями.

Одной из возможных реакций на стресс может быть агрессивность, уход в себя или компромисс, направленный на изменение отношений с окружающими. Психоаналитики обучают заключенных в случае стресса использовать два последних варианта, чтобы избежать всплеска агрессивности. Преступников учат использовать психологические механизмы:

— предупреждения опасных стремлений путем усиления противостоящих им установок;

— нейтрализации аморальных желаний и поступков с помощью тяжелого физического труда (и иных форм саморепрессий);

— повышения чувства собственной значимости путем идентификации себя с выдающимися личностями (чтобы нейтрализовать комплекс неполноценности, нередко компенсирующийся в форме преступлений).

Психоаналитики учат находить заменители желаниям, удовлетворение которых практически невозможно законными способами. Им прививается стремление завоевать симпатии других людей, а также инициируется восприятие в систему своего Я внешних запретов, чтобы они перестали вызывать страх и порождать тревожность.

Психоаналитические сеансы нередко проводятся в группе. Соотечественник отцов психоанализа Д. Морено в 1921 г. предложил оригинальный метод психодрамы, суть которого состоит в следующем. Заключенным, участвующим в сеансе психоанализа, предлагалось, как в спектакле, разыгрывать определенные близкие им жизненные драмы, что позволяло устранять травмы в подсознании.

На психоаналитической основе была сконструирована практика корректирующего воздействия на подростков в ряде американских центров по перевоспитанию, куда направляют подростков, совершивших различные правонарушения. Вот как описывает эту методику С. Чавкин. Мальчики и девочки (обычно величина группы — 500—600 подростков) с 10 утра до 10 вечера участвуют в сеансах коррекции. Сеансом через микрофон руководит представитель администрации. Задача состоит в том, чтобы в ходе дискуссии вызвать групповую реакцию на отрицательные поступки сверстников и разрушить таким образом их психологическую защиту. В ходе таких дискуссий подростки подвергаются насмешкам и унижению до тех пор, пока не на-'teyr раскрывать свои души. От каждого требуется сознаться в тайных желаниях, какими бы сумасбродными они ни были, а затем громко сообщить о них в микрофон.' По оценке

специалистов, главный недостаток этого метода не в его низкой эффективности, а в том, что воздействие носит негуманный характер.

Попытки внедрения психоаналитических методик в практику пенитенциарных учреждений (тюрем, реформаториев) дали мощный импульс развитию клинической криминологии.