§ 8. Неоклассицизм в уголовном праве

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

Радикальные идеи позитивистов об отказе от уголовного права и замене его наукой уголовно-антропологичес-кого или уголовно-социологического толка оказались неприемлемы для многих ученых.

Вот как характеризует научное кредо этих ученых Э. Ферри: "В Италии возникла также третья школа, собиравшаяся утвердиться на следующих трех "основных пунктах": I сохранение самостоятельности уголовного права при его научном обновлении; II причинность, а не фатальность преступления, а потому отрицание антропологического типа преступника; III социальная реформа как обязанность государства в его борьбе с преступлением."4 Данная концепция приобрела популярность не только в Италии, но почти во всех европейских странах.

Эти ученые вначале стихийно, а с 1889 г. и организованно стали формировать обособленное направление науки. Это направление не имело достаточно определенных

научных принципов. Их объединяли умеренный консерватизм, убежденность в необходимости сохранить уголовно-правовые механизмы воздействия на преступность и изрядная доля скептицизма по отношению к положениям уголовной антропологии (хотя некоторые ее выводы, как мы увидим ниже, они оценили положительно и включили их в свои теоретические построения). С позитивистами их роднило и признание недостаточности юридического и догматического изучения преступности (классический подход), признание необходимости изучения мира преступников. При этом они, как правило, не проводили систематических эмпирических исследований, отдавая явное предпочтение кабинетному стилю работы и логическому методу исследования (исключением является бельгийский ученый А. Принс, который, будучи главным инспектором тюрем, имел весьма обширный пенитенциарный опыт, и его исследования опирались на достаточно солидный фундамент криминологических наблюдений).

В 1889 г. представители этого направления объединились в Международный Союз уголовного права. Председателем Союза был избран Адольф Принс — член Бельгийской королевской академии. Ведущим ученым и наибольшим авторитетом в этом научном сообществе был немецкий профессор Франц фон Лист.

Преступность как вырождение социального организма (А. Принс)

Адольф Принс родился в 1845 г. в Брюсселе, где в двадцатилетнем возрасте получил степень доктора права. Более десяти лет работал адвокатом, сочетая адвокатскую практику с педагогической деятельностью. В 1878 г. его назначают профессором уголовного права в Брюссельском университете. В том же году он опубликовал "Очерк курса уголовного права". Через год Принс отправляется в Англию, где в течение года изучает практику борьбы с преступностью. В 1880 г. вышла в свет очередная книга Принса "Этюд о преступности по данным современной науки". В 1884 г. Принса назначают главным инспектором тюрем Бельгии. Результатом практического изучения преступников, отбывавших наказание, были книги "Преступность и репрессия" (1886 г.) и "Преступность и общество" (1890 г.). В этих работах Принс выступает как активный сторонник социальных реформ как основного пути воздействия на преступность. Он прочно усвоил социологический подход к анализу преступности, разработанный его соотечественником А. Кетле. В своей книге он особо подчеркивал, что преступ

ность есть явление не индивидуальное, она — явление социальное.'

Многие его идеи этого периода созвучны марксистской критике буржуазного общества, а некоторые строки из его "Преступности и репрессии" можно спутать со строками из книги Энгельса "Положение рабочего класса в Англии":

"Возьмите любую бедную, 'невозделанную дикую область, и все-таки в больших городах, Лондоне или Париже, Нью-Йорке или Сан-Франциско, вы всегда найдете среду низшую, чем в той области, среду более развращенную. Здесь-то в подвалах, куда никогда не проникает ни единый луч благосостояния физического или нравственного, именно здесь-то и ютятся обездоленные. Они видят мельком блеск роскоши, чтобы ее только ненавидеть; они не уважают ни собственности, ни жизни, ибо ни жизнь, ни собственность не имеют для них действительной ценности; они рождаются, чахнут, борются и умирают, не подозревая, что для некоторых людей существование есть счастье, собственность — право, добродетель — привычка, а спокойствие — постоянный удел. Таков естественный и неизбежный очаг преступности.

В квартале, поставленном в отвратительные гигиенические условия, построенном на болотистой почве, лишенном канализации, воды, годной для питья, прорезанном узкими и грязными улицами, покрытом скверными жилищами без воздуха и света, в квартале, где прозябает атрофированное население, всякие эпидемии неизбежны и распространяются с большой интенсивностью. Равным образом и преступление находит себе легкую, верную добычу среди несчастных столицы. Незаконные и покинутые дети, дети наказанных преступников и проституток, бродяги и т. п. — все они предназначены служить делу преступления. Что же удивительного в том, что не имея ни семьи, ни традиций, ни постоянного места жительства, ни оседлых занятий, ни связей с правящими классами, эти люди испытывают только одни физические потребности, не имеют иных побуждений, кроме !» крайне эгоистических, не знают никакой другой деятельности, '" кроме деятельности корыстной и преходящей ради непосредственного удовлетворения их материальных потребностей".2

В этом отрывке Принс предстает не только как критик недостатков социальной системы. Он достаточно конкретно показывает, что для снижения уровня преступности недостаточно развития лишь репрессивных мер: необходимо проявлять общественную заботу о людях обездоленных.

Чем больше в обществе тех, у кого нет постоянного места жительства, семьи, оседлых занятий, а соответственно и традиционных стереотипов правомерного поведения, тем выше уровень преступности. Принс намечает основные направления реформаторского воздействия на преступность — комплекс наиболее мягких и гуманных мер.

Позиция социального реформатора, критика недостатков общественной системы в значительной мере обусловила неудовлетворенность Принса классическими построениями уголовно-правовой науки. Научное кредо Принса и его единомышленников наиболее ярко выражено в следующих строках: "Мы за холодным текстом кодексов чувствуем социальную жизнь с ее радостями, с ее горестями. За абстрактным определением преступления скрывается для нас преступник — живой человек, который страдает, волнуется, заброшенный ребенок, судьба которого уже заранее предопределена, рецидивист, сделавший себе из преступности ремесло, дегенерат, эпилептик, алкоголик, на долю которых выпало одно проклятие и презрение".1

Принс анализировал связь с преступностью различных негативных социальных явлений, которые оказываются благоприятной почвой для развития этой болезни. Например, он установил, что из 250 рецидивистов, осужденных по пяти раз в Париже, почти все начали с бродяжничества. Во Франции 47% краж были совершены бродягами, из 982 случаев изнасилования 32% точно так же учинены ими.2 Аналогичным образом весьма криминогенным оказался массовый исход крестьян из деревень в города, где нищенское существование (Принс отметил, что бюджет рабочего большого города ниже бюджета тюремного сидельца-работника) устраняет страх перед тюрьмой и толкает обездоленных на преступления. В качестве аргумента он приводит интересный фрагмент из книги Адама Смита "О богатстве народов": "Пока человек, принадлежащий к низшему общественному слою, живет в деревне, за ним можно наблюдать, и сам он должен следить за собою. Ему необходимо охранять свою репутацию. С переселением же в большой город, он попадает в полную безвестность, перестает следить за собою и предается пороку и разврату".3

Огромное значение Принс придавал принципу системности в воздействии на преступность: "В этой области ни одно преобразование, в отдельности взятое, не может ока

зать значительного влияния... Известная реформа может иметь серьезное значение лишь в том случае, если она объемлет жизненные явления во всей их совокупности".1

Он разработал трехзвенную систему мер воздействия на преступность:

— социальные меры. предупреждения;

— судебные меры;

— пенитенциарные меры.2

К важнейшим элементам социальной реформы Принс относил:

— устройство профессиональных союзов, рабочих ассоциаций;

— учреждение бирж труда;

— помощь эмиграции;

— покровительство детям, заброшенным нравственно и материально бедным, случайным нищим;

— более долгосрочное заключение профессиональных бродяг;

— помощь старцам, рабочим, больным, изувеченным;

— развитие сети благотворительных мастерских;

— возложение на общины забот о бедных;

— принятие мер к удержанию крестьян в деревне.3 Принс очень большое значение придавал организации правосудия в государстве на высоком уровне. По его убеждению, "правосудие не есть ремесло; оно — трудная наука, и даже более: сложное искусство".4 Путями к повышению уровня правосудия являются:

— высокая подготовленность судей, их независимость и широкие пределы судейского усмотрения;

— разработка теории назначения наказаний, способствующих благоприятному воздействию на преступность (эту задачу во многом выполнил последователь Принса — Франц фон Лист).

"Не следует сожалеть о том, что судье предоставлена свобода, — писал он, — но следует сожалеть о том, что у него в распоряжении нет никакого компаса. Ни текст закона, ни судебная практика, ни доктрина не определяют, как ему следует поступать, и когда он, часто на авось, проявляет снисходительность или суровость, он ограничивается лишь тем, что отражает несовершенное состояние права".5

Весьма интересны идеи Принса об организации учреждений для исполнения наказаний. В пенитенциарных учреждениях, по его мнению, должны различать и по-разному относиться к исправимым и неисправимым преступникам. К исправимым должны применяться последовательно:

— одиночное заключение;

— прогрессивный режим с системой марок за хорошее поведение, с методической классификацией заключенных (своеобразная шкала исправления), труд на свежем воздухе;

— условное освобождение;

— реабилитация (восстановление в правах и свободах наравне со всеми гражданами).

Для неисправимых — устройство своеобразных приютов (подобно приютам для неизлечимых больных), где без лишних затрат под строгим надзором общество охраняло бы себя, охраняло бы в то же время и этих преступников от них самих.1

Уже в ранних работах Принса просматривается мысль о том, что преступность — явление более сложное и более глубинное, нежели те меры, которые общество может разрабатывать для воздействия на этот феномен. Он рассматривал человечество как гигантский организм, а преступность как одну из форм отклонений от нормальной деятельности этого организма: "Преступность проистекает из самих элементов человечества, она не трансцендентна, а имманентна; в ней можно видеть известное вырождение социального организма".2 Вечным генератором этого социального зла, по мнению ученого, является то, что "мир обладает огромными аппетитами, которых он не в состоянии удовлетворить".3 Эта мысль о необходимости ограничивать аппетиты людей и развивать практику умеренного аскетизма не получила дальнейшего развития в трудах Принса и практически не была воспринята современниками, хотя практика ограничения потребностей имеет весьма давнюю традицию, и все религии в той или иной мере включали ее в свои догматы. Не исключено, что именно на этом пути человечество могло бы достичь наибольших успехов в воздействии на преступность.

В последующих работах идея Принса об устойчивости преступности приобретает еще более четкие очертания. Принс стал рассматривать преступность как явление веч

ное, изначально присущее человеческому обществу, как одну из форм проявления мирового зла: "Нельзя совершенно устранить преступность, как невозможно избежать войн, болезней, пауперизма и других бедствий.

Среди тайн, которые нас окружают, существование зла на земле — одна из самых необъяснимых; все философские системы пытались проникнуть в нее, и все учения о божественной справедливости пытались примирить усовершенствование с существованием зла".1

Его все более мучает дилемма: "Нужно ли действовать на преступника мягкими или жесткими мерами".2 И если в ранних работах он выступает как сторонник мягких мер, основанных на социальном реформаторстве и гуманизации общественных отношений, то в книгах более позднего периода своей научной деятельности он предстает как человек, глубоко разочаровавшийся в возможности оказать сколь-нибудь значимое воздействие на преступность с помощью мягких и гуманных мер.

В 1910 г. в Брюсселе вышла одна из последних его книг "Защита общества и преобразования уголовного права".3 Вот несколько фрагментов из нее: "Увеличение тюрем, школ, рабочих жилищ, улучшение странноприимных домов, больниц, приютов, расширение мер благотворительности и попечения — все это принесло много добра, не понизив, однако, сколько-нибудь значительно преступности... Неудачи филантропических усилий и многочисленных попыток реклассации взрослых преступников доказывают нам необходимость взяться за самый корень зла. В основе материальной нищеты лежит нищета физиологическая, умственная и нравственная".4 "Виктор Гюго воскликнул 50 лет тому назад: "Населите школы и вы освободите тюрьмы". Факты не оправдали его предсказания".5 Однако и традиционный подход к применению репрессивных мер он считает неприемлемым: "Мы не можем ограничиваться математическим исчислением продолжительности тюремного заключения и исследованием деталей организации тюремной кельи... Нужно изменить сам режим и создавать новые типы учреждений... Криминалисты и пенологи должны со-

здать разнообразный и специальный режим, приспособленный к природе преступников".' В решении этой сложной научной и практической проблемы Принс опирается на идеи Гарофало о неопределенных сроках тюремного заключения, его концепцию опасного состояния (четвертая глава книги называется "Об опасном состоянии до совершения преступления или проступка") и на теорию Ферри о социальной защите общества от преступности. Он вполне воспринял и идеи Ломброзо о физиологическом типе преступника: "Разделение нашего убогого человечества на нормальных, не вполне нормальных и совершенно ненормальных представляется завоеванием современной физиологии, которая дала большую научную определенность взглядам Ломброзо".2

"Понятие социальной защиты совершенно отлично от понятия наказания и, будучи гораздо шире этого последнего, зарождается иногда независимо от состояния вменяемости и вины".3 "По общему правилу социальная опасность является результатом преступности. Тем не менее ее можно предвидеть до совершения преступления и независимо от него".4 "Уже в Бельгии мировой судья, видя перед собой бродягу или нищего, может по закону 27 ноября 1891 г. приговорить его к семилетнему заключению.

Факты праздности или прошения милостыни сами по себе неопасны; но опасна постоянная склонность к лени и тунеядству".5

22 мая 1902 г. в ст. 65 Норвежского уголовного кодекса была внесена поправка, в которой указывается, что, в случае признания осужденного особо опасным преступником, он может быть оставлен в тюрьме на неопределенное время. Аналогичное положение содержит "Акт о предупреждении преступлений", принятый английским парламентом 21 декабря 1908 г.6

Принс признает справедливыми выводы Гарофало о том, что неисправимых преступников необходимо казнить, однако, по его мнению, это противоречит чувству гуманизма: "Или смертная казнь для дефектных, или забота о них — средины нет. И так как современная цивилизация справедливо возмутилась бы против окончательного уничтожения

их, то ничего не остается, кроме системы предохранения общества".'

Идеи А. Принса, пользовавшегося огромным авторитетом в мировом сообществе ученых, изучавших преступность, оказали большое влияние на развитие криминологической науки и практики. Он конкретизировал многие криминологические идеи первых социологов, изучавших преступность. Его пенитенциарные разработки не утратили научной ценности и до сего времени.

Принсу удалось идеально совмещать государственную и научную деятельность: он был одновременно мудрым и просвещенным политиком, опиравшимся в своей реформаторской деятельности на новейшие достижения науки, и крупным ученым, которому удалось реализовать на практике и проверить действенность многих своих научных теорий. Изменение его научных воззрений свидетельствовало не только о том, что ценность истины была для него выше престижа ученого, никогда не изменявшего своих взглядов. Вся его научная и практическая деятельность была грандиозным экспериментом: первые работы — гипотезы, реформаторская деятельность — проверка гипотез, заключительные научные работы — подведение итогов.

Принсу удалось прикоснуться к великой загадке криминального феномена. В отличие от Ломброзо, наивно поверившего, что, написав небольшую брошюру о преступном человеке, ему удалось решить проблему преступности, Принс пришел к выводу, что избавиться от этого общественно опасного явления человечеству вряд ли удастся. И лишь на пути разработки мер защиты от преступности общество может ожидать определенный успех.

Уголовная политика (Франц фон Лист)

Франц фон Лист (1851—1919) родился в Вене в семье высокопоставленного чиновника, ведавшего вопросами преступности (генерал-прокурора Австрии). Это в значительной мере определило его жизненный путь, выбор специальности и сферы научных интересов. Лист был одним из наиболее эрудированных юристов своего времени. Он прекрасно владел всеми европейскими языками, много путешествовал, бывал в России. Исследования по сравнительному правоведению — интереснейший аспект его творчества. С 1894 г. по 1895 г. Лист был ректором университета в Галле, в 1895 г. он занял должность профессора Берлинско-

го университета. Научные интересы Листа были весьма разносторонними. Помимо уголовного права он увлекался, например, международным правом, и его книга "Международное право в систематическом изложении" выдержала много изданий.

Главным научным поприщем Листа являлась единая наука уголовного права, основой которой была разработанная им теоретическая концепция и оригинальная парадигма (система фундаментальных научных понятий). Для пропаганды идей этого научного направления Лист создал одноименное периодическое издание "Zeitschr fur die gesamte

Strafrechtswissenschaft".

Суть концепции Листа заключается в значительном расширении классических рамок уголовного права. Помимо правовой догматики единая наука уголовного права интегрирует криминологию и уголовную политику. Изучение преступности и преступника — задача криминологии. Разработка уголовно-правовых мер борьбы с преступностью— цель уголовной политики.

В свою очередь криминологию он также делит на ряд отраслей: "Можно было бы попытаться различать в самой криминологии как учении о преступлении — криминальную биологию (или антропологию) и криминальную социологию. Первая занималась бы преступлением как явлением в жизни отдельного человека, исследовала бы наклонность к преступлению в индивидуальном проявлении и его индивидуальные условия. В качестве отделов криминальной биологии или криминальной антропологии явились бы при этом криминальная соматология (анатомия или физиология) и криминальная психология. Задачей криминальной социологии было бы, напротив, изучение преступления как явления общественной жизни, исследование его в социальном проявлении и определение его социальных причин".'

Под уголовной политикой Лист понимал положения, сообразуясь с которыми государство должно вести борьбу с преступностью при посредстве наказания и родственных последнему установлений.2 "В то время как задачей социальной политики является устранение или, по крайней мере, ограничение общественных факторов преступления, уголовная политика занимается отдельным преступником. Она требует в общем, чтобы вид и мера наказания как средства к цели определялись сообразно особенностям

преступника, которого это наказание должно удержать от будущего совершения дальнейших преступлений путем причинения ему зла".'

Теория целей уголовного наказания относится к числу наиболее фундаментальных научных разработок Листа. Главная цель наказания — предупреждение преступлений с помощью репрессий.2 Для достижения этой цели необходимо:

— во-первых, на научном уровне проанализировать личность преступника, классифицировать преступников на наиболее типичные группы, теоретически обосновать наиболее целесообразные меры воздействия на каждый криминальный тип;

— во-вторых, разработать оптимальную систему карательных мер и соответствующий механизм постоянного анализа их эффективности и коррекции;

— в-третьих, соответствующим образом готовить судей и работников тюремных учреждений с тем, чтобы первые могли назначать адекватные наказания, а вторые — создать оптимальный режим их исполнения.

Всех преступников Лист подразделял на две большие группы:

— случайных;

— постоянных.

Постоянные в свою очередь делились на несколько подгрупп:

— способные к исправлению;

— неисправимые;

— прирожденные.3

В целях оптимизации воздействия на каждый тип преступника Лист формулирует концепцию общего и специального предупреждения, элементами которой были устрашение, исправление и обезвреживание преступника.Щри-менительно к случайным преступникам главной целью наказания должно быть устрашение, к постоянным — обезвреживание. Он не исключает возможности исправления некоторых постоянных преступников, особенно малолетних.5

В соответствии с этим все наказания Лист делит на три категории: наказания устрашающие (т. е. выговор, штраф, тюрьма) для преступников случайных, наказания исправительные (рабочие дома) для преступников исправимых, на-

казания "обезопашивающие" (смертная казнь, каторжная тюрьма) для неисправимых.'

Лист весьма отрицательно оценивает существовавшую в то время (да в значительной мере не изжитую и до сего времени) практику назначения случайным преступникам кратковременных наказаний. По его мнению, минимум лишения свободы не должен быть ниже одного года.2 "Кратковременное лишение свободы, — отмечал он, — не исправляет, не устрашает и не обезвреживает, часто, напротив, толкает новичка на путь преступления. Отсюда вытекает требование, чтобы законодатель заменил по возможности кратковременное лишение свободы другими подходящими мерами (принудительная работа без заточения, выговор, домашний арест, телесное наказание) или по крайней мере путем усиления его придал ему прежнюю устрашающую силу".3 Одним из оптимальных заменителей кратковременного заключения он считал условное осуждение, а также расширение применения штрафа и поручительство.4

Главным орудием исправления Лист считал воспитательные меры. При этом, отдавая дань модной в то время теории социальной защиты (т. е. принятию мер к потенциальному преступнику до совершения им опасных правонарушений), Лист разработал концепцию принудительного воспитания молодых преступников (в возрасте до 21 года). Форма этого принудительного воспитания могла быть различной: от передачи в добропорядочную семью (что целесообразно применительно к девочкам) до помещения в специальное учреждение с суровым режимом.5 При этом Лист объективно оценивал возможности исправительной работы — он не только признавал, что далеко не всех лиц можно исправить, но и настаивал на том, что попытка исправлять всех преступников во что бы то ни стало может принести обществу только вред: "Утрирование идеи исправления является для жизненной силы государства столь же роковым, как и чрезмерная суровость по отношению к случайному преступнику или жестокость по отношению к неисправимому. Идея цели ограничивает и охраняет самое себя. Было бы крайне нецелесообразно ставить средство

выше цели".1 В начале 60-х лидер Советского Союза Н Хрущев попытался опровергнуть этот постулат Листа Однако фиаско хрущевских реформ подтвердило правоту немецкого профессора.

Под обезвреживанием преступников Лист понимал их надежную изоляцию, которая не позволит им совершать новых преступлений и одновременно даст возможность обществу, используя их труд, получить определенную выгоду. В одной из своих книг Лист дает достаточно конкретные рекомендации по обезвреживанию неисправимых преступников: "Обезвреживание этих неисправимых я представляю себе в следующем виде. Закон должен гласить: за третье осуждение в одном из следующих преступлений следует заключение на неопределенное время. Наказание должно быть отбываемо вместе с другими в особых учреждениях (смирительных и рабочих домах). Оно заключается в "уголовном рабстве" при строжайшем принуждении к труду и возможнейшем извлечении пользы из рабочей силы; в качестве дисциплинарного наказания вряд ли можно было бы обойтись без розги; резким и безусловным признаком наказания должна была бы быть обязательная и продолжительная потеря гражданских прав. Одиночное заключение с темным карцером и строжайшим постом может быть применимо лишь как дисциплинарное наказание".2 Смертная казнь при таком подходе, по мнению Листа, оказывается излишней.3

Позднее Лист согласился с Гарофало, что порочную склонность к преступлению и неисправимость можно констатировать на основе анализа первого преступления: "Нет необходимости во многократном рецидиве, чтобы определить укоренившуюся склонность к преступлениям; она может обнаружиться с несомненностью уже в первом поведшем к осуждению преступлении".4

Лист был одним из первых ученых, которые заявили о необходимости постоянного анализа эффективности уголовного законодательства на основе данных статистики. На вопросы: "Как наказание содействует охране правовых благ? Каково непосредственное влияние наказания?"— по мнению Листа, ответ может дать уголовная статистика.5

Очень большое значение Лист придавал соответствующей подготовке специалистов, занятых в сфере борьбы с

преступностью. Они должны обладать специальными познания и в области криминальной антропологии, четко представлять цели наказания и конкретные средства их достижения. "Сознательная борьба с преступлением предполагает специальную подготовку у всех лиц, принимающих участие в отправлении правосудия, в особенности в том отношении, чтобы эти лица приобретали полное знакомство с жизнью и деятельностью преступников".' Особо Лист подчеркивал необходимость рассматривать судебную систему и систему исполнения наказаний как единый механизм: "Прочная органическая связь уголовного правосудия с выполнением наказания является непременным условием успеха".2 Судебный приговор не должен устанавливать точного наказания, а это последнее целесообразно определять в пределах известного минимума и максимума на основании точного ознакомления с характером преступника. Решение о длительности тюремного заключения и дате освобождения преступника должно принимать особое учреждение, которое будет заведовать исполнением приговоров.3

Основой листовской концепции воздействия на преступность является уголовно-правовая борьба с этим социальным злом. При этом он достаточно объективно оценивал возможности уголовно-правовых мер вообще и репрессии в частности. Разрабатывая репрессивные подходы к воздействию на преступность, Лист не только положительно относился к социальному реформаторству, но и предупреждал против преувеличения роли уголовно-правовых мер: "Наше современное законодательство слишком злоупотребляет наказанием как средством борьбы".4 Позднее Лист сделал еще более радикальные выводы — он пришел к заключению, что "современное уголовное право бессильно против преступности".5 Исходя из того, что "каждое отдельное преступление возникает вследствие взаимодействия двух групп условий: с одной стороны, индивидуальных особенностей преступника, с другой — внешних физических и общественных, в особенности же экономических отношений"6, он предлагал активно использовать в качестве мер воздействия на преступность и генетические, и социальные меры. "Уменьшая число лиц, об

ремененных плохою наследственностью оно (государство) будет укрощать, делать ручным зверя, гнездящегося в человеке".' Он был горячим сторонником принятия социальных мер предупреждения преступлений. В то же время он с горечью признает, что общество еще не способно обойтись в борьбе с преступностью без уголовной репрессии. Если бы можно было снизить преступность мягкими мерами социальных реформ и воспитания, это было бы идеально, не было бы необходимости в репрессиях. Но этот золотой век еще не наступил.2

Анализируя идеи Ф. Листа, нельзя не признать, что, будучи формальным противником позитивного направления криминологии, критикуя представителей итальянской криминологической школы (Ломброзо, Ферри, Гарофало), многие их идеи он взял на вооружение и органично включил в свои научные конструкции. К таковым относятся концепции прирожденного преступника, опасного состояния, социальной защиты, неопределенных приговоров и др. На Брюссельском конгрессе уголовной антропологии Лист отмечал, что патологическое состояние, создающее преступность, заключается в физической, моральной и эстетической неврастении, прирожденной или приобретенной; она создает профессионального преступника. Кроме профессиональных преступников, Лист выделял преступников по болезни или вследствие интоксикации, а также преступников-дегенератов.3 Здесь очень четко просматриваются идеи Ломброзо о нравственном помешательстве преступников и криминогенной роли дегенерации. Даже крылатая фраза Листа: "Преступление — вечно, как смерть или болезнь", — почти дословно повторяет аналогичное высказывание Ломброзо из книги "Преступный человек", где тот сравнивал преступление со смертью или рождением. Э. Ферри достаточно остро критиковал Листа и ученых того же научного направления: "У наших эклектиков все сводится к нескольким словам о преступнике и об естественных факторах преступности во вступительной главе, в скучном и лишь для вида существующем отделе "вспомогательных наук" уголовного права, а затем они переходят на привычный старый путь юридических силлогизмов, не думая даже искать в этих вспомогательных

науках фактов, которые должны бы были служить основанием для общих индукций. Так, например, поступают из новейших писателей Лист и Гарро в своих курсах уголовного права".' Однако нельзя не признать оригинальности многих научных концепций Листа и несомненной научной ценности его идеи о необходимости сотрудничества криминологии и уголовного права, о недопустимости их противопоставления. Лист отстоял необходимость сохранения уголовно-правовой доктрины и показал, в каком направлении должна развиваться наука уголовного права. Исторический опыт убедительно подтвердил правоту немецкого ученого.

Философия наказания (Г.Тард)

Габриэль Тард (1843—1904) родился в небольшом французском городке Сарле, где после получения юридического образования в течение 18 лет работал следователем. Пытливый ум ставил перед ним много проблем, главной из которых была загадка преступности. Тард пытался понять, что привело к преступлению тех лиц, в отношении которых он проводил расследования. В этот период весьма популярны были социологические теории О. Конта и А. Кетле. Да и министр юстиции А. Герри был автором трудов по статистическому анализу преступности. Социологические теории увлекли Тарда, и именно на основе статистического анализа он первоначально пытался проникнуть в тайны криминального мира. Научный интерес провинциального следователя обусловил направление его служебной карьеры — в 1893 г. он занимает довольно значительный пост ответственного директора статистического бюро министерства юстиции Франции. Практическую деятельность Тард сочетал с научными исследованиями и преподавательской практикой. В 1900 г. его избирают профессором в одном из наиболее престижных учебных заведний Франции — Коллеж де Франс.

В 1886 г. Тард представил на суд читателей свою первую книгу — "Сравнительную преступность".2 Автор проанализировал статистические данные о преступности во Франции за полувековой период. Этот анализ позволил

ему установить ряд закономерностей изменения преступности во времени и пространстве. В своей первой книге Тард отдал дань популярной в то время концепции Ломб-розо. Отрицая отдельные детали этой теории, он согласен с принципиальными выводами о существовании преступного типа и наличии его специфических антропологических признаков: "Достоверно то, что у злодеев лоб покатый и в складках, бровные своды выдаются вперед, глазные впадины очень велики, как у хищных птиц, выдающиеся челюсти очень сильны, а уши расставлены в виде ручек; очень ясный и частый недостаток черепной и лицевой симметрии".' Там же он цитирует антропологические идеи Гегеля: "Я вспоминаю немного странное, но не лишенное основания значение носа, которое старик Гегель, объясняя в своей "Эстетике" красоту греческого профиля, придает его форме. Нос кажется ему переходным органом между лбом, где сосредоточивается духовное выражение человеческого лица, и челюстью, где выражается зверство. Положение носа имеет огромное значение в преобладании того или иного чувства. Гегель говорит, что нос, смотря по форме, влияет на преобладание зверского чувства или ума. Последнее бывает в том случае, если к прямому, гладкому и чистому лбу в виде едва отклоненной прямой линии примыкает правильный нос, являющийся как бы его продолжением. Курносый и даже орлиный нос, отделенный от плоского и покрытого складками лба ломаной линией и сливающийся со ртом или челюстью, особенно если они грубо выдаются, указывает на преобладание зверя".2 Как видим, анализ личности преступника Тард проводит вполне в ломброзианском стиле. Его критика Гарофало за то, что тот считает допустимым на основе анализа первого преступления поставить диагноз о неисправимости преступника, практически неар-гументированна.3 При этом сам он на следующей странице, цитируя строки из книги французского криминалиста Луа-зелера "Преступления и наказания", обосновывает достаточно сомнительное положение: "При старом режиме, — говорит Луазелер, — толкователи уголовных законов Жусс и Вуглан в числе важных причин для подозрения считали дурное лицо обвиняемого". Действительно, даже в наши дни в затруднительных случаях, конечно, немного нужно для того, чтобы судью, колеблющегося между двумя лич-

ностями, побудить к преследованию одной из них. Заслуга антропологии в том, что она разрешила причины того впечатления, которое все люди получают при виде известных лиц, и научила распознавать их".1 Аналогичным образом он высказывался и в одной из своих работ. Описывая свой личный опыт следователя, Тард отмечал, что однажды ему удалось найти убийцу по антропологическим признакам:

физиономии гиены и мрачному суровому взгляду.2

Нам сегодня такие приемы установления истины по уголовному делу могут показаться странными, но подобная практика была достаточно распространенной в начале XX в.

В книге "Сравнительная преступность" приведены весьма интересные факты криминальной экстрасенсорики: Тард описывает преступления, совершенные под влиянием гипнотического воздействия, и пытается разработать подходы к решению вопроса об ответственности таких лиц.

В 1890 г. в Париже в серии "Библиотека криминологии" вышла в свет очередная книга Тарда — "Философия наказания". Эта объемная монография является основным криминологическим трудом французского ученого. В данной книге автор предпринял попытку разработать фило-софско-психологические основы привлечения к ответственности. В ней ученый основательно проанализировал фундаментальные концепции позитивистской школы, теорию способностей и теорию врожденных недостатков. Отдельные главы он посвятил углубленному исследованию таких важнейших элементов криминальной и пенитенциарной систем, как преступник, преступление, правосудие, наказание. В этой же книге Тард развил идеи о профессиональном типе преступника.3

Идею о профессиональном типе преступника Тард высказывал и раньше. "Всякая крупная социальная или антисоциальная профессия притягивает к себе всех тех, кто обладает к ней известным предрасположением, если только выбор занятия свободен; если существует разделение на касты, то наблюдается накопление известных свойств путем наследственной передачи; так благородные рождаются храбрыми, евреи — банкирами и пр."4

В понятии преступления Тард особо подчеркивал два психо-социологических критерия — беспокойство и негодование. Все преступления можно по этому критерию классифицировать на три группы:

— вызывающие больше беспокойства, чем негодования;

— вызывающие больше негодования, чем беспокойства;

— вызывающие столько же беспокойства, сколько негодования.'

Тард отмечал, что физические факторы не должны составлять отдельной группы, так как они действуют на преступность, превращаясь либо в антропологические, либо в социальные факторы. Климат или время года сами по себе не могут увеличить или уменьшить размеры преступности. Их действие ограничивается вступлением в число очень сложных причин, изменяющих органические или социальные условия, содействие которых необходимо для возникновения деликта.2

По мнению Тарда, антропологические и физические факторы оказывают лишь импульсивное влияние и толкают к неопределенным формам деятельности, между тем как социальные факторы направляют эту деятельность.3

Тард сравнивал преступность с тенью, отбрасываемой обществом. Русский криминолог В. В. Пржевальский, развивая эту мысль Тарда, отмечал, что позади преступников, нами преследуемых, на скамье подсудимых сидит само общество.4

Критикуя тардовскую теорию преступления, Э. Фер-ри упрекал его в эклектизме. В частности, он отмечал: "Вот изложение его теории в сжатом виде: нравственная ответственность не связана необходимо с существованием свободной воли (отвергаемой Тардом), но тем не менее она остается необходимым условием и мерилом ответственности уголовной; она лишь основывается на других критериях и других элементах. Таковыми служат: тождество личности преступника с самим собой до и после совершения преступления и его социальное сходство с теми, среди которых он живет и действует и которые должны будут нака-

зать его. Если недостает одного из этих сходств, то преступник не считается нравственно ответственным за совершение им преступления, хотя общество может предпринять по отношению к нему меры предосторожности административного, но отнюдь не уголовного характера- Эта теория представляется действительно эклектической, так как в одно и то же время она и отрицает свободу воли, и сохраняет прежнюю идею нравственной ответственности; следовательно, с одной стороны, она вместе с классическими теориями основывает право наказания на личных условиях преступника (личное тождество), с другой стороны, наряду с позитивными теориями, она основывает это право на соображениях социального характера (социальное сходство)".'

После выхода указанных криминологических трудов научные интересы Тарда несколько переориентировались. Он практически отходит от криминологии и занимается разработкой логико-психологического направления в социологии. Тард достаточно основательно разработал концепцию общественного сознания (социального ума в его терминологии). Эти исследования Тарда, несмотря на их отдаленность от практики — он не вырабатывал никаких конкретных рекомендаций по борьбе с социальным злом, — оказали существенное влияние на развитие учения о преступности. В значительной мере они способствовали развитию психологического и социологического направлений в криминологии.

В области социологии Тард развивал теорию подражания. Абсолютизируя феномен подражания, он отмечал: что бы ни делал человек — это продукты подражания (добровольного или обязательного, сознательного или бессознательного, разумного или бессмысленного, симпатизирующего или ненавидящего, удивляющегося или завидующего).2

"Социальный организм по существу своему подражательный, и подражание играет в обществах роль, аналогичную с наследственностью в физиологических организмах".3

К числу наиболее удачных криминологических приложений теории подражания можно отнести психологические исследования межличностного взаимодействия в групповой преступности: от простых форм соучастия до мафии и преступлений толпы.4

От криминологического анализа Тард восходит к конструированию собственной концепции истории. Значительно упрощая реальность, он укладывает все исторические процессы в достаточно простую схему: подражание — обобщение подражаний — изобретение — подражание...' При всей проблематичности использования данной схемы в глобальной социологии она неплохо работает при объяснении механизма развития профессиональной и привычной преступности.

Тард достаточно основательно разрабатывает теорию социального влияния. Развивая идеи влияния среды на преступность, он пришел к выводу о необходимости более углубленного анализа этого процесса: "Новые социологи, находясь в затруднении, прибегают к своего рода фетишу... Таким все объясняющим талисманом является среда! Раз это слово употреблено, все сказано. Среда служит формулой, на все пригодной, и ее кажущаяся глубина помогает скрыть пустоту мысли".2 Анализируя механизм влияния среды, Тард пришел к выводу, что элементарный социальный факт заключен не в пределах одного мозга, а в соприкосновении нескольких умов. Характерной моделью социального по Тарду является взаимодействие двух индивидуумов, из которых один подражает другому.

Всякое влияние общественной среды на индивида разлагается на множество психических взаимодействий между двумя индивидами. В уме одного и того же лица множество психических влияний называют общественным давлением. И термин "социальное принуждение" не совсем точен, поскольку человек воспринимает влияние иных лиц через призму собственных интересов и поэтому всегда делает то, что соответствует его вкусам. В одной и той же общественной среде накопление социальных влияний бывает весьма различным: у одних преобладает нравственное заимствование от честных людей, у других — подражание людям порочным или преступным.3 Поэтому прежде чем пытаться сделать человека "хорошим", необходимо добиться, чтобы он захотел стать хорошим, чтобы это отвечало его интересам.

Тард исследовал логические и внелогические способы влияния,, при этом установил, что особую роль в качестве каналов влияния играют такие социальные процессы и яв-

ления, как мода, религия, искусство, традиции, обычаи, нравственность, право, наука, промышленность. Социальную жизнь он рассматривает как меняющееся распределение верований и желаний, распространяемых по указанным каналам.1

Развивая статистические идеи Кегле, Тард значительно подкорректировал его выводы. Он установил, что преступность не так уж постоянна, как предполагал бельгийский ученый. Она постоянно растет. Цивилизация уничтожает одни виды преступности, ею же созданные, и создает на их место новые. Тард убедительно доказал, что даже в изменчивом явлении тоже можно выявлять закономерности.2 Эти выводы имели большое значение для развития теории прогнозирования преступности.

Ряд теоретических положений и выводов Тарда отличаются большой оригинальностью. Он достаточно основательно исследовал связь между преступностью и неизменной спутницей цивилизации — ложью. Этой проблеме в книге "Сравнительная преступность" он посвятил отдельную главу. В монографии "Социальная логика" одна из глав называется "Сердце", здесь автор убедительно проводит мысль о том, что истинная социальная цель: увеличение суммы любви и уменьшение суммы чувства ненависти — постепенный рост социального сердца.3

Труды Тарда дали мощный импульс последующим исследованиям. Особенно благодатной почвой для развития его идей оказалась американская социологическая школа криминологии.