I.     СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ О ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Современный исследователь рассматриваемого вопроса опирается на ч. 2 ст 50 Конституции РФ, согласно которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, а также на ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР, гласящую, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 Кодекса

Важные разъяснения, подводящие итог предшествующим научным исследованиям, даны Пленумом Верховного Суда РФ. Так, в его постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» обращалось внимание судов на:

«Необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч 2 ст. 50 Конституции РФ), а также выполнения требований ч 3 ст. 69 УПК РСФСР, в силу которой доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения... Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами»1.

В постановлении от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» Пленум отмечал.

, «При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие

Бюллетень ВС РФ 1996 № 1 С 6             ,    ,  , ^ (W<?j ф,

 

170

Н М Кипнис

отвергнуты... Необходимо иметь в виду, что в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ и в силу ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона Решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, судам следует руководствоваться разъяснением, содержащимся в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». В случае признания доказательства полученным с нарушением закона суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона»1. Приведенные положения законодательства и разъяснения высшей судебной инстанции позволяют утверждать, что требование об использовании в доказывании по уголовным делам только сведений, полученных с соблюдением Конституции РФ и федеральных законов, распространяется на все уголовное судопроизводство и от дифференциации процессуальной формы (суд присяжных или так называемое традиционное судопроизводство) не зависит.

В то же время нельзя констатировать, что по всем делам строго соблюдаются требования закона об использовании в процессе доказывания только допустимых доказательств. Думается, что можно выделить ряд объективных и субъективных факторов, которые препятствуют своевременному принятию законных и обоснованных решений об исключении из числа доказательств обвинения сведений, полученных с нарушением закона.

К числу объективных факторов относятся:

•  пробелы в законодательной регламентации порядка решения вопроса о признании доказательств недопустимыми в судопрои-

- .    зводстве без участия присяжных заседателей;

•  пробелы в толковании закона Пленумом Верховного Суда РФ (в частности, до сих пор нет ясности в вопросе о том, можно ли без

■ ^    участия присяжных принимать решение о признании доказа-

1> *    тельства недопустимым в ходе судебного следствия путем выне-

11 u   сения судом определения (постановления), либо этот вопрос

'    должен решаться судом только при постановлении приговора,

что найдет отражение в его мотивировочной части);

1   Бюллетень ВС РФ 1996 № 7 С 3.

Г

,'Н <*>)<«

 

Спорные вопросы теории и практики допустимости доказательств

171

• оценка руководством качества работы следователей и прокуроров (и, в значительно меньшей степени, судей) на основе данных статистической отчетности вопреки требованиям ст. 20 УПК РСФСР' «качественным» считается только окончание производства по делу постановлением обвинительного приговора.

Некоторые следственные работники, стремясь не разгневать свое административное начальство, демонстрируя служебное рвение, зачастую направляют уголовное дело в суд, игнорируя ходатайства защиты, поданные как с целью устранения неполноты предварительного расследования, так и связанные с признанием доказательств недопустимыми и их исключением. Если суд все же выносит оправдательный приговор, то предпринимаются попытки «спасти» дело, опротестовав приговор в кассационном порядке.

В отношении К , обвинявшегося в незаконном приобретении, хранении и перевозке наркотического средства в крупных размерах, суд вынес оправдательный приговор за недоказанностью вины, поскольку все собранные по делу доказательства, положенные предварительным следствием в основу обвинения, признаны полученными с нарушением процессуального закона, т е недопустимыми В частности, суд указал в приговоре, что «протоколы допросов трех сотрудников милиции, имеющиеся в материалах уголовного дела, доказательственной силы не имеют, так как сделаны с одного клише» Эти протоколы были похожи друг на друга как близнецы-тройняшки будучи распечатаны с одного компьютерного файла, они различались только данными о допрашиваемом лице и временем допроса, а в остальном текст совпадал вплоть до запятых Одним из доводов протеста прокурора, в котором ставился вопрос об отмене оправдательного приговора, был такой «Суд поставил под сомнение комплекс собранных по делу доказательств вины К В частности, по мнению суда, допросы свидетелей — сотрудников милиции доказательственной силы не имеют, поскольку сделаны с «одного клише» Нарушения каких конкретно норм уголовно-процессуального закона суд имел в виду, делая вывод о допросах с «одного клише», в приговоре не оговорено»

Кассационная инстанция по данному делу заняла принципиальную позицию, соответствующую требованиям закона, не согласилась с доводами протеста и оставила приговор суда без изменения1

Рассматриваемый фактор отнесен нами к числу объективных, поскольку он отражает реально сложившуюся ситуацию, которая, будучи изначально порождением человеческого сознания, как бы вышла из-под контроля и подчинила это сознание: начиная выполнять определенную процессуальную функцию, лицо ощущает себя составной

1   См   архив Замоскворецкого межмуниципального районого суда ЦАО г Москвы Дело№ 1-495/98

 

172

Н.М Кипнис

частью карательной машины государства, часто утрачивает индивиду-1 альность и не противится сложившейся системе взаимоотношений с| руководством.

К субъективным факторам могут быть отнесены:

•  низкий профессиональный уровень, незнание закона и неуме-| ние его толковать;

•  непонимание ценности юридического (в том числе уголовного)! процесса как правового явления, нивелирование значения про-| цессуальной формы (ст. 1 УПК РСФСР);

•  отсутствие элементарных теоретических представлений о допус-1 тимости доказательств; ошибочное представление о приоритете| содержания (важности, силы) доказательства над его формой;

•  ригидность (стереотипы) мышления, рассуждение по схеме| «мы — не теоретики, мы — практики»;

•  специфические правовые установки («только постановление об-1 винительного приговора рассматривается как торжество право-1

,'.      судия»).

і*"'. 11.*-

./".,'». ,„ 1,

ft •'<

ми ї"-**;

ЯЛі.

!',\ff» -8,

1

 

j^,    |j    ІЗ*)"'

\,Ш

 

 

 

 f ■ V.

 

Спорные вопросы теории и праюики допустимости доказательств

173