II.    ПРЕДЕЛЫ ДОКАЗЫВАНИЯ : ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ - Коллектив авторов : Книги по праву, правоведение

II.    ПРЕДЕЛЫ ДОКАЗЫВАНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 
РЕКЛАМА
<

1. Расширение, разделение и сокращение предмета доказывания

В теории уголовного процесса под термином «предмет доказывания» понимается совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, минимальный обязательный перечень которых закреплен в ст 68 УПК РСФСР Вместе с тем общепризнанным является положение, что этот перечень может дополняться, изменяться в зависимости от фабулы конкретного уголовного дела Так, еще Л Е Владимиров писал, что «quid probandum есть вопрос отдельного уголовного случая»1 Эти положения необходимо учитывать, приступая к анализу проблем предмета доказывания в суде присяжных

Выше уже говорилось о том, что основным фактором, определяющим особенности предмета доказывания в суде присяжных, является такой сущностный признак этой формы судопроизводства, как разграничение компетенции между «судьями факта» и профессиональным судьей Основные положения, определяющие российскую доктрину разграничения компетенции между председательствующим и коллегией присяжных заседателей, закреплены в ст 435 УПК РСФСР, где определены полномочия последней (разрешение вопросов, предусмотренных п 1, 3 и 4 ч 1 ст 303 УПК РСФСР, а также вопроса о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения либо особого снисхождения) и председательствующего судьи

Для уточнения круга обстоятельств, исследование и установление которых относится к компетенции присяжных, важно также учитывать положения ст 449 УПК РСФСР, предоставляющей сторонам право ставить перед присяжными частные вопросы о таких обстоятельствах, «которые увеличивают степень виновности либо изменяют ее характер, влекут освобождение подсудимого от ответственности»

Помимо разграничения компетенции, на предмет доказывания в суде присяжных оказывают существенное воздействие некоторые принципы уголовного процесса, в частности, принцип состязательности

Анализ законодательства и судебной практики позволяет сделать вывод, что предмету доказывания в суде присяжных присущи следующие особенности                                                                 ,

Владимиров Л Е Указ соч С 144

 

214

ЕЮ Львова, С А Насонов

•  разделение всех обстоятельств на исследуемые на первом этапе судебного следствия и после вынесения вердикта;

•  исключение определенных обстоятельств из предмета доказывания;

•  расширение предмета доказывания за счет включения в него определенных обстоятельств, в зависимости от позиции сторон.

Проблемы, связанные с особенностями предмета доказывания в суде присяжных, можно сгруппировать в зависимости от того, с реализацией какой из указанных особенностей возникают затруднения в судебной практике:

1) проблемы разделения предмета доказывания;

2)  проблемы исследования обстоятельств, характеризующих личность подсудимого;

3)  проблемы предмета доказывания, обусловленные более широким действием принципа состязательности.

Разделение компетенции между председательствующим и присяжными заседателями (проблемы разделения предмета доказывания). Несмотря на то что компетенция присяжных заседателей и профессионального судьи достаточно четко разграничена в ст. 435 УПК РСФСР, это не исключает возникновения затруднений, связанных с разделением предмета доказывания на две группы обстоятельств, первая из которых исследуется с участием присяжных заседателей, а вторая — после вынесения вердикта. Эти затруднения возникают, главным образом, в отношении:

•  обстоятельств, связанных с заявленным гражданским иском;

•   так называемых предварительных (прелиминарных) фактов; *     • обстоятельств, характеризующих личность подсудимого1.

К первой группе обстоятельств, разделение которых на факты, подлежащие исследованию с участием присяжных и исследуемые после вынесения вердикта, вызывает сложность, относятся обстоятельства заявленного гражданского иска о возмещении ущерба, причиненного преступлением.

В разд. X УПК РСФСР, закрепившем производство в суде присяжных, права гражданского истца и ответчика на участие в судебном следствии оставлены без каких-либо изменений или ограничений, что позволяет говорить о возможности исследования обстоятельств гражданского

1 Вопрос о включении в предмет доказывания на первом или втором этапе судебного следствия обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, составляет наиболее острую проблему предмета доказывания в суде присяжных, вследствие чего мы рассматриваем ее отдельно (см с 218)

 

Доказывание в суде присяжных

2)5

иска в первой части судебного следствия с участием присяжных В то же время, согласно ст. 435, 449 УПК РСФСР, вопросы гражданского иска не входят в компетенцию присяжных заседателей, не разрешаются ими при вынесении вердикта, а подлежат разрешению председательствующим при постановлении приговора по делу. В ст. 458 УПК РСФСР, регламентирующей обсуждение последствий вердикта, подчеркивается, что именно в этой части судебного разбирательства стороны вправе выступить по вопросам разрешения гражданского иска.

Означают ли эти нормы, что обстоятельства гражданского иска должны исследоваться только во второй части судебного следствия? Насколько соотносятся они с доктриной «соединенного процесса» и широкими правами гражданского истца и ответчика в судебном следствии с участием присяжных?

По мнению Л.Б. Алексеевой, данная коллизия устраняется особенностью российского судебного следствия в суде присяжных, состоящей в том, что «обстоятельства гражданского иска подлежат исследованию на первом этапе судебного следствия (в присутствии присяжных) лишь в той мере, в какой они могут влиять на квалификацию преступления»1.

Не оспаривая данное утверждение, полагаем, что оно нуждается в уточнении. Анализ уголовного и уголовно-процессуального законодательства показывает, что обстоятельства, касающиеся характера и размера ущерба, причиненного преступлением и влияющие на квалификацию вменяемого подсудимому деяния, в любом случае будут исследоваться с участием присяжных, вне зависимости от того, являются ли они обстоятельствами гражданского иска или нет, поскольку это обязательные элементы объективной стороны состава преступления и без их исследования и установления не может быть решен вопрос о виновности. Следует подчеркнуть, что исследование таких обстоятельств не требует указания присяжным на связь этих фактов с заявленным гражданским иском и тем более оглашения искового заявления.

Вместе с тем действующее уголовно-процессуальное законодательство не исключает возможности исследования любых других обстоятельств гражданского иска на первом этапе судебного следствия с участием присяжных. Статья 446 УПК РСФСР, устанавливающая особенности первого этапа судебного следствия в суде присяжных, не содержит запрета на исследование с участием присяжных каких бы то ни было обстоятельств заявленного гражданского иска. Однако эта

1  Алексеева Л Б Указ соч С  130

 

216                                            Е.Ю.Львова, С.А Насонов

особенность судебного следствия не всегда проявляется при рассмотрении конкретных уголовных дел, поскольку в законе отсутствует четкое указание об исследовании на данном этапе только тех обстоятельств гражданского иска, которые влияют на решение присяжными вопроса о виновности подсудимого.

При разбирательстве дела Р. на первом этапе судебного следствия в присут-'      ствии присяжных оглашалось исковое заявление, исследовались некоторые доказательства гражданского иска. Впоследствии в таком же порядке оглашалось и исследовалось заявление об отказе от иска1.

На наш взгляд, не ограниченное четкими рамками исследование обстоятельств гражданского иска на первом этапе судебного следствия отнюдь не способствует уяснению присяжными существенных обстоятельств дела и приводит к загромождению предмета доказывания фактами, не имеющими отношения к компетенции присяжных, рассеивает их внимание, затягивает судебное разбирательство.

Пробельность законодательства в настоящее время компенсируется судебной практикой, которая, как правило, ограничивает исследование некоторых обстоятельств гражданского иска на первом этапе судебного следствия (расходы на похороны, на лечение, обстоятельства, определяющие размер возмещения морального вреда, и т.п.). При этом судьи отказывают сторонам в исследовании доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства, со ссылкой на их неотноси-мость к предмету первого этапа судебного следствия и обязательным указанием на возможность представления таких доказательств при обсуждении последствий вердикта. Представляется, что подобная практика должна быть признана верной, поскольку она соответствует сущности суда присяжных и положению о разделении компетенции судейских коллегий, закрепленному в ст. 435 УПК РСФСР.

Разделение компетенции между профессиональным судьей и присяжными заседателями предопределяет исключение из круга обстоятельств, исследуемых с участием последних, тех, которые влияют на оценку допустимости доказательств. Потребность исследования таких обстоятельств обусловлена тем, что в соответствии с ч. 5 ст. 446 УПК РСФСР стороны могут ходатайствовать об исследовании доказательств, исключенных ранее судьей из разбирательства, не излагая при этом их существа. Такое же ходатайство стороны могут заявить и о признании доказательства недопустимым.

См.: архив Московского областного суда. Дело

 

Доказывание в суде присяжных

217

При решении вопроса о допустимости доказательства, помимо выслушивания мнений сторон, подчас требуется исследование других доказательств для установления некоторых фактических обстоятельств. По аналогии с термином англо-американского доказательственного права «preliminary facts» их можно назвать прелиминарными (предварительными) фактами.

Проблема исключения прелиминарных фактов из круга обстоятельств, исследуемых с участием присяжных, является наиболее острой. Обусловлено это тем, что если в отношении мнения сторон о допустимости (или недопустимости) доказательств закон содержит четкие предписания — оно высказывается и выслушивается в отсутствие присяжных, — то в отношении указанных фактов, установление которых необходимо, такое четкое предписание в законе отсутствует. Вместе с тем очевидно, что подобные факты должны быть исключены из круга обстоятельств, исследуемых с участием присяжных, поскольку они не имеют отношения к вопросам, входящим в компетенцию «судей факта». В противном случае это может привести к тому, что присяжным станут известны доказательства, признанные недопустимыми.

Практику исследования большинства прелиминарных фактов в отсутствие присяжных можно считать традиционной. Очень часто судьи запрещают сторонам исследовать данные обстоятельства с участием присяжных, предлагая заявить ходатайство о признании доказательства недопустимым.

-ft                 При разбирательстве дела И. адвокат обвиняемого задала свидетелю во-

jj,         прос: «Перед вашим участием в обыске вам разъяснялись права понятого?» Судья отклонил вопрос, указав защитнику, что он «относится к обстоятельствам, связанным с допустимостью доказательств, которые в соответствии со •* '         ст. 435 и 446 УПК РСФСР должны исследоваться без участия присяжных»1. і.

Однако в отношении некоторых прелиминарных фактов вряд ли

это можно признать правильным. Речь идет о фактах применения к подозреваемым и обвиняемым угроз, насилия, побоев и иных незаконных методов следствия, если подсудимый ссылается на эти обстоятельства как на причину, заставившую его дать ложные (недостоверные) показания. В этом случае, на наш взгляд, такие факты могут и должны включаться в предмет доказывания на первом этапе судебного следствия и исследоваться с участием присяжных.

Архив Московского областного суда. Дело № 2-119-34/97.

 

218                                       ЕЮ Львова, С А Насонов

Исследование с участием присяжных обстоятельств, характеризующих личность подсудимого. Наиболее важная особенность предмета доказывания в рассматриваемой форме судопроизводства связана с исследованием с участием присяжных обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, и заключается, с одной стороны, в разделении этих обстоятельств на исследуемые на первом или втором этапе судебного следствия, с другой стороны, в возможности расширения предмета доказывания на первом этапе судебного следствия за счет включения определенных обстоятельств. В предмет доказывания на данном этапе судебного разбирательства при рассмотрении дел в общем порядке входят все обстоятельства, перечисленные в ст. 68 УПК РСФСР, в том числе и характеризующие личность подсудимого. Данная особенность, в отличие от рассмотренных выше, обусловлена в равной степени как действием состязательных начал, так и разделением компетенции между судейскими коллегиями. Кроме того, на нее оказывает влияние действие такого принципа уголовного процесса, как неприкосновенность частной жизни, закрепленного в ст. 23, 24 Конституции РФ.

Проблемная ситуация обусловлена, прежде всего, характером обстоятельств, их способностью оказывать сильное воздействие на присяжных, вызывать у них предубеждение в отношении подсудимого, а также определенным противоречием между подходами к решению данной проблемы в УПК РСФСР и в акте его толкования Пленумом Верховного Суда РФ.

Согласно ч. 6 ст. 446 УПК РСФСР с участием присяжных заседателей не исследуются обстоятельства, связанные с прежней судимостью подсудимого. Никаких иных запретов на исследование обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, на первом этапе судебного следствия закон не содержит, что делает такой подход сходным с подходом континентальной модели суда присяжных.

Другой подход отражен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 9, где говорится о том, что «по смыслу закона и с учетом компетенции присяжных заседателей с их участием не должны... исследоваться данные, характеризующие личность подсудимого (характеристики, справки о состоянии здоровья, медицинское заключение о нуждаемости подсудимого в принудительном лечении от алкоголизма или наркомании и т.п.)»1.

Бюллетень ВС РФ 1995 №3 С 41.

I

 

Доказывание в суде присяжных

219

Противоречивость подходов, споры в теории усугубляют остроту проблемы, разрешение которой возложено на судебную практику.

Чему же следует судебная практика: предписанию ст. 446 УПК РСФСР или расширительному толкованию закона, данному Верховным Судом РФ? Прежде чем ответить на этот вопрос, следует уточнить само понятие — «обстоятельства, характеризующие личность подсудимого».

Очевидно, что его содержание, так же как и круг соответствующих обстоятельств, опосредованы толкованием в уголовно-процессуальном законодательстве и науке термина «личность подсудимого». В научной литературе этот вопрос был предметом обстоятельных исследований Н.Т. Ведерникова, П.П. Цветкова, М.Г. Коршика, С.С. Степичева и др. Указанные авторы, определяя личность обвиняемого как «социальный тип человека и в то же время конкретный индивид»1, подчеркивали, что «личность — это система трех компонентов: биологического, психологического и социального»2. В связи с этим в системе имеющих значение для дела сведений о личности обвиняемого они выделяли данные как социально-психологического характера, так и естественно-биологического порядка.

Данные, характеризующие личность подсудимого с социально-правовой стороны

Данные, характеризующие естественно-биологическую сторону личности подсудимого

Установочные Уголовно-правовые

Свидетельствующие о его поведении и мировоззрении

Внешний облик Биологические атрибуты Состояние здоровья

Изучение дел, рассмотренных в Московском областном суде с участием присяжных заседателей, и анализ практики других судов показывают, что с участием присяжных, несмотря на «запрет» Пленума Верховного Суда РФ, исследуются практически все группы обстоятельств, характеризующих личность подсудимого.

Наиболее распространенной группой обстоятельств, характеризующих личность подсудимого с социально-правовой стороны и исследуемых с участием присяжных, являются «персонифицирующие (установочные)» данные.              ,  ,         .                            і        л

1   Ведерников Н Т Личность обвиняемого и подсудимого (понятие, цредмет и методика изучения) Томск, 1978 С 12

-   Там же С 25.                                   "                                                           "

 

220                                            Е Ю Львова, С А. Насонов

На основании п. 4 ст. 313 УПК РСФСР по каждому делу должны быть выяснены и указаны в вводной части приговора имя, отчество и фамилия подсудимого, год, месяц, день и место его рождения, место жительства, место работы, образование, семейное положение. Эти личностные обстоятельства исследуются председательствующим на подготовительном этапе судебного заседания, до отбора коллегии присяжных, однако значительная их часть обязательно доводится до «судей факта» в ходе судебного следствия, а в отдельных случаях является предметом особого исследования (ст. 271, ч. 1 ст. 438 УПК РСФСР).

Так, при разбирательстве любого дела присяжным становятся известны имя, отчество и фамилия подсудимого, без чего невозможно судебное следствие, решение вопроса о виновности подсудимого, поскольку эти данные индивидуализируют конкретного человека как обвиняемого в совершении преступления. При разбирательстве практически любого дела присяжным становятся известны возраст подсудимого, его национальность.

Следует подчеркнуть, что такие «нейтральные», на первый взгляд, данные могут .оказать определенное воздействие на присяжных (например, сведения о несовершеннолетнем или пожилом возрасте подсудимого могут повлиять на их решение о снисхождении). Тем не менее, как уже указывалось, они обязательно становятся известны присяжным, что говорит о невозможности установления запретов в части исследования подобных фактов.

Такое личностное обстоятельство, как место жительства подсудимого, исследуется с участием присяжных в следующих случаях.

Во-первых, эти сведения всегда доводятся до сведения присяжных, если место жительства подсудимого является местом совершения преступления. В этом случае данное обстоятельство входит в так называемый «главный факт», поскольку место совершения преступления, как элемент события, подлежит обязательному установлению по любому делу, что относится к компетенции присяжных заседателей. В такой ситуации присяжные не только узнают, где проживает подсудимый, но также имеют возможность «проникнуть» в его жилище, ознакомившись с подробным его описанием в протоколе осмотра места происшествия и прилагаемыми к нему фотографиями, что также может оказать определенное воздействие на «судей факта».

При разбирательстве дела К присяжные знакомились с фототаблицей — приложением к протоколу осмотра места происшествия — квартиры подсудимого. Судя по фотографиям, жилище К. было чрезвычайно запущено (в поме-

 

Доказывание в суде присяжных

221

щении грязь, беспорядок), что негативно характеризовало образ жизни подсудимого и, кроме того, свидетельствовало о злоупотреблении им спиртными напитками (на полу валялось множество пустых водочных бутылок)1.

Во-вторых, место жительства подсудимого становится известным присяжным, если его посещение подсудимым каким-либо образом связано с совершением преступления (приготовление к совершению преступления, сокрытие следов и т.п. ), а также если подсудимый использует это обстоятельство для подтверждения своей позиции (например, для алиби). В таких случаях это обстоятельство становится «промежуточным фактом» и подлежит исследованию с участием присяжных, поскольку относится к их компетенции, позволяет установить наличие либо отсутствие обстоятельств «главного факта».

При разбирательстве дела С. с участием присяжных исследовался факт проживания подсудимого в Магадане, так как последний объяснял причину совершения преступления отсутствием денег на дорогу домой2.

Анализ показывает, что место работы подсудимого обязательно устанавливалось с участием присяжных в делах о должностных преступлениях, где это обстоятельство входит в предмет доказывания, в «главный факт» и относится к компетенции присяжных. В других случаях место работы подсудимого становилось известно присяжным, если сам подсудимый стремился довести до них сведения об этом с явным расчетом на то, что это произведет на присяжных благоприятное впечатление.

При разбирательстве дела С , обвинявшегося в убийстве, сам подсудимый

>»»}« •   сообщил присяжным, что он четыре года работал в милиции3. По другому делу

<    (   подсудимый сообщил присяжным, что он «на Чукотке работал наладчиком тур-

іуі              бИН»4.

Несмотря на разъяснение, содержащееся в п. 16 упомянутого выше постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 ноября 1994 г. № 9, семейное положение подсудимого является наиболее часто исследуемым обстоятельством на первом этапе судебного следствия с участием присяжных. Проведенные исследования позволяют выявить следующие причины несоблюдения этого «предписания» Верховного Суда РФ на практике.

Во-первых, обстоятельства, характеризующие семейное положение подсудимого, исследуются с участием присяжных в тех случаях, когда

См . архив Московского областного суда. Дело № 2-70-34/96. См.: там же. Дело № 2-49-24/96. См.: там же Дело№ 2-256-96/95. См.: там же. Дело № 2-49-24/96.

 

222

Е.Ю. Львова, С.А. Насонов

они имеют отношение к делу, т.е. являются доказательственными (промежуточными) фактами, на основе которых можно сделать вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, входящих в «главный факт».

Показательным в этом плане является дело Степина, обвинявшегося в совершении убийства сожителя своей супруги из ревности.

В судебном следствии с участием присяжных был не только установлен факт состояния Степиных в супружеских отношениях, но и сами эти отношения стали предметом исследования для проверки показаний подсудимого о мотивах содеянного. Так, из показаний жены подсудимого стало известно, что в браке они уже 11 лет, имеют двух несовершеннолетних детей, у них сложные взаимоотношения, она неоднократно изменяла ему с сожителем.

По инициативе обвинения вызывались и допрашивались исключительно о семейных отношениях супругов Степиных их знакомые А. В вопросном листе перед присяжными был поставлен вопрос о том, совершил ли Степин вменяемое ему деяние «из ревности своей супруги к Смирнову»1.

Очевидно, что в данном случае буквальное исполнение председательствующим разъяснения Пленума Верховного Суда РФ было бы лишено всякого смысла и привело бы к неполноте судебного следствия.

Во-вторых, сами подсудимые и их близкие родственники, допрашиваемые в суде в качестве свидетелей, часто доводят до присяжных сведения об указанных обстоятельствах.

При разбирательстве дела И. и др. подсудимый Б. сообщил присяжным о • -1    том, что у него есть несовершеннолетние дочь и сын2.

Аналоїичные сведения сообщил подсудимый У., обвиняемый в получении взятки3.

При разбирательстве дела Р., обвиняемого в убийстве, в качестве свидетеля допрашивалась мать сожительницы подсудимого, чьи показания заключались в следующем: «Подсудимый — сожитель моей дочери. У них незарегистрированный брак.. У моей дочери от Р. двое детей, трех и четырех лет. Р. ухаживал за детьми, приносил им подарки»4.

Изучение дел, рассмотренных в Московском областном суде, показало, что в судебном следствии с участием присяжных исследовались наряду с установочными также обстоятельства, относящиеся к уголовно-правовым признакам личности подсудимого. По мнению П.П. Цветкова, к данной группе личностных обстоятельств следует относить «как собственно личностные признаки, присущие обвиняе-

1   См.: архив Московского областного суда. Дело № 2-27-9/96.

2   См.: там же. Дело №2-119-34/97.

3   См.: шал лее. Дело № 2-24-4/95.            '       * \"     "

4   См.: там же. Дело №2-242-89/95.              ''"*'

 

Доказывание в суде присяжных

223

мому как субъекту преступления, так и некоторые признаки уголовного деяния»1, т.е. вменяемость; достижение возраста привлечения к уголовной ответственности; должностное положение; наличие в прошлом судимости; смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личным качествам подсудимого.

Указанные обстоятельства включались в предмет первого этапа судебного следствия во всех изученных делах за некоторыми исключениями.

Выполняя предписание ч. 6 ст. 446 УПК РСФСР, судьи запрещают сторонам исследовать с участием присяжных обстоятельства, связанные с прежней судимостью подсудимого. Вместе с тем в отдельных случаях об этом все же становилось известно присяжным заседателям. Исследования показывают, что чаще всего сведения о предшествующей судимости подсудимого доводятся до присяжных потерпевшими либо свидетелями, которые узнают об этих фактах на предварительном следствии.

Однако, как отметил С. Теймен, кассационная палата «неоднократно квалифицировала намеренное оглашение потерпевшими сведений о судимостях обвиняемых как несущественную ошибку, если она была исправлена в напутственном слове председательствующего»2. В качестве примера автор указывает на дело Степаненко, рассмотренное Саратовским областным судом, по которому приговор был оставлен в силе, несмотря на то, что потерпевший огласил перед присяжными сведения о предыдущих судимостях подсудимого, «на том основании, что его показания были сразу же прерваны и судья разъяснил присяжным, что они не должны принимать во внимание эти сведения»3.

Аналогичный пример можно привести из практики Московского областного суда.

При разбирательстве дела Т., обвинявшегося в преступлении, предусмот-•'        ренном ч. 4 ст. 117 УК РСФСР, мать потерпевшей П., узнавшая на следствии о том, что подсудимый был ранее осужден за аналогичное преступление, трижды ,j       заявляла об этом присяжным в ходе судебного следствия. Свидетель Р. сообщил присяжным, что видел в паспорте подсудимого отметку о судимости. Поскольку некоторые из этих сведений не нашли отражения в протоколе судебного заседания, защитником были поданы на него замечания. Судья Д., частично удовле-

1   Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. Л., 1973. С. 40.

2    Теймен С. Трудности защиты в российских судах: осторожные советы американского адвоката // Зашита по уголовному делу: Пособие для адвокатов. М., 1998. С. 194.

3   Там же. С. 194.

 

224

Е.Ю Львова, С.А Насонов

4.V

творив замечания, так оценил в своем постановлении аргументы защиты о нарушении предписаний ч. 6 ст. 446 УПК РСФСР: «В материалах дела имелось заявление осужденного, в котором он признавал себя виновным в совершении еще девяти изнасилований малолетних... о чем и упомянул законный представитель, однако данные сведения не были предметом исследования и не представлялись присяжным в качестве какого-либо доказательства... Непосредственно по какой статье был осужден подсудимый, П. не заявила. Ее реплика, в которой она пыталась это сказать, была устранена председательствующим.. Каких-либо заявлений от защиты и осужденного о необходимости роспуска коллегии присяжных по этим основаниям не поступало. При этом сам подсудимый в своих показаниях... указывал, что он уже был осужден. , однако вопрос о его судимостях в суде с участием присяжных не обсуждался».

В кассационной жалобе осужденный также упоминал об этом нарушении, но определением Кассационной палаты Верховного Суда РФ приговор был оставлен без изменений'.

Как показывает анализ, с участием присяжных очень часто исследуются обстоятельства, характеризующие подсудимого с нравственно-психологической стороны, свидетельствующие о его характере, моральном облике, репутации и т.д. Сведения об этом чаще всего сообщались присяжным свидетелями и подсудимыми.

В ходе допроса на судебном следствии по делу С. потерпевшая сообщила, что подсудимый «приходил домой пьяный, орал, иногда дрался. Он бил маму и меня., нецензурно оскорблял»2.

Значительная часть подобных сведений становилась известной присяжным при оглашении заключений судебно-психиатрических экспертиз в отношении подсудимых.

При разбирательстве дела Б. присяжным из оглашенной части экспертного заключения стало известно, что обвиняемый «при расспросах об алкоголизации озлоблялся. Аффективно неустойчив. Наблюдается морально-этическое огрубление; груб, лжив»3.

Наряду с личностными обстоятельствами на первом этапе судебного следствия с участием присяжных исследуются и обстоятельства, характеризующие естественно-биологическую сторону личности подсудимого.

Прежде всего присяжные обращают внимание на внешний облик подсудимого. Поскольку он не всегда производит благоприятное впечатление на окружающих и может вызвать антипатию к подсудимому, председательствующие постоянно обращаются к присяжным с про-

1   См.

2   См.

1  См.

архив Московского областного суда. Дело № 2-85-24/96, там же. Дело №2-241-131/96. там же. Дело № 2-119-34/97.

 

Доказывание в суде присяжных

225

сьбой «не обращать внимания на внешний вид подсудимого». Однако в отдельных случаях, когда признаки внешнего облика подсудимого имеют доказательственное значение (например, признаки, по которым обвиняемый был опознан), это обстоятельство становится предметом исследования с участием присяжных.

Еще одной разновидностью личностных обстоятельств естественно-биологического характера, часто исследуемых с участием присяжных, являются биологические атрибуты подсудимого (групповые и индивидуальные признаки крови и т.д.). Данные об этих обстоятельствах, если они имеют отношение к делу, служат косвенными доказательствами и исследуются с участием присяжных на первом этапе судебного следствия.

Следует подчеркнуть, что разъяснение, содержащееся в п. 16 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда РФ, касающееся недопустимости исследования с участием присяжных заключений о нуждаемости подсудимого в принудительном лечении от алкоголизма, не соблюдается чаще всего.

При разбирательстве дела И. и Б. данное обстоятельство в полном объеме '1|!       было исследовано с участием присяжных по ходатайству прокурора, который ">         обосновывал его тем, что «подсудимые очень часто говорят об алкоголизме потерпевших»1.

Поскольку сведения о плохом состоянии здоровья подсудимого могут повлиять на присяжных при ответе на вопрос о снисхождении. Поэтому подсудимые, несмотря на неоднократные запреты председательствующего, стараются довести эти сведения до присяжных.

При разбирательстве дела Щ. подсудимый в своих показаниях сообщил присяжным, что недавно перенес операцию на сердце2.

Подсудимый С. сообщил присяжным, что до ареста попал в аварию, после чего у него удалили селезенку и часть печени3.

По делу Т. допрашивалась мать подсудимого, которая подробно рассказала обо всех заболеваниях сына, начиная с детского возраста4.

Обобщая изложенное, можно сделать вывод о том, что одна группа фактов, характеризующих личность подсудимого (установочные обстоятельства, некоторые естественно-биологические аспекты личности), всегда устанавливается с участием присяжных, вне зависимости

 См.  См.  См.  См.

архив Московского областного суда. Дело №2-119-34/97.

там же. Дело № 2-185-59/95.

там же. Дело № 2-256-96/95.

архив Московского областного суда. Дело № 2-83-17/96.

15-560

 

226

Е.Ю Львова, С А. Насонов

от каких-либо условий и законодательных запретов. Эти обстоятельства безусловно входят в предмет первого этапа судебного следствия. Другая же группа указанных фактов исследуется с участием «судей факта» только при наличии определенных условий.

Анализ российского уголовно-процессуального законодательства позволяет говорить о том, что условия, при наличии которых указанные обстоятельства включаются в предмет первого этапа судебного следствия, варьируются в зависимости от того, какая из сторон является инициатором их исследования: обвинение или защита.

Если инициатором исследования таких обстоятельств выступает подсудимый или его защитник (представляют доказательства, заявляют ходатайства об исследовании и т.д.), то единственным условием, определяющим возможность их исследования с участием присяжных, является отсутствие конкретного запрета в законе (как, например, в ч. 6 ст. 446 УПК РСФСР).

Обосновать это можно следующим.

Во-первых, у подсудимого, в соответствии с ч. 3 ст.46 УПК РСФСР, имеется право защищать свои права и законные интересы любыми средствами и способами, не противоречащими закону (у защитника имеется право использовать любые средства и способы защиты, не противоречащие закону). Поскольку закон не запрещает исследование на первом этапе судебного следствия обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, за исключением указанных в ч. 6 ст. 446 УПК РСФСР, то их исследование по инициативе указанных субъектов — реализация права подсудимого на защиту, которое не может быть ограничено.

Во-вторых, в соответствии с ч. 2 ст. 449 УПК РСФСР подсудимый и его защитник могут поставить перед присяжными вопросы о таких обстоятельствах, которые уменьшают степень виновности либо изменяют ее характер, влекут освобождение подсудимого от ответственности, а в ч. 1 ст. 450 УПК РСФСР подчеркивается, что председательствующий «не может отказать в постановке вопроса о наличии причины, по которой содеянное не вменяется в вину подсудимому или влечет для него менее строгое наказание». Очевидно, что такими обстоятельствами могут стать и относящиеся к личности подсудимого, тем более что среди перечисленных в ст. 61 УК РФ обстоятельств, смягчающих наказание, часть имеет исключительно личностный характер (несовершеннолетие виновного, беременность, наличие малолетних детей, совершение преступления в силу стечения тяжелых личных обстоятельств и т.п.). Следует подчеркнуть, что согласно ч. 2 ст. 61 УК РФ

 

Доказывание в суде присяжных

227

перечень смягчающих наказание обстоятельств является открытым, т.е. любое обстоятельство может быть учтено судом как смягчающее при назначении наказания, а следовательно, о нем защитой может быть поставлен частный вопрос присяжным.

В-третьих, исследование обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, относится к компетенции присяжных, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 435 УПК РСФСР присяжные в случае признания подсудимого виновным обязаны ответить на вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения либо особого снисхождения. Очевидно, что при ответе на него они должны учитывать указанные обстоятельства, если подсудимый либо его защитник решили посвятить в них присяжных.

Когда же инициатором исследования указанных обстоятельств выступает государственный обвинитель (или потерпевший), то они должны включаться в предмет первого этапа судебного следствия только при наличии следующих условий:

1)  если это не запрещено законом. Как указывалось выше, такой запрет содержится в ч. 6 ст. 446 УПК РСФСР и касается обстоятельств, связанных с прежней судимостью подсудимого. В связи с этим нельзя согласиться с Л.Б. Алексеевой, полагающей, что «если защитник заявит, что подсудимый впервые совершил преступление... прокурор вправе сообщить присяжным, что подсудимый имеет неснятую судимость или был признан особо опасным рецидивистом»1. На наш взгляд, опасность предубеждения в таком случае многократно перевешивает   опасность   заблуждения,    на   которую   указывает Л.Б. Алексеева и которая вполне может быть устранена соответствующим разъяснением судьи;

2)  если эти обстоятельства относятся к рассматриваемому делу. Представляется, что относиться к делу и характеризовать личность подсудимого могут следующие обстоятельства: входящие в число перечисленных в ч. 1 ст. 435 УПК РСФСР («главный факт»); являющиеся «промежуточными фактами», позволяющими установить главный факт; «увеличивающие степень виновности», о которых, в соответствии со ст. 449 УПК РСФСР, присяжным могут быть поставлены частные вопросы; исследуемые по инициативе государственного обвинителя или потерпевшего с целью опровержения сведений о них,

1  Алексеева Л.Б. Указ. срч. С. 128.

 

228

Е.Ю Львова, С А. Насонов

представленных защитником или подсудимым; исследуемые для проверки достоверности доказательств дела.

3) если исследование этих обстоятельств не связано с ограничением права подсудимого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Исследование большинства обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, является вторжением в его частную жизнь, сопровождающимся раскрытием его личных и семейных тайн. Поэтому наряду с указанными выше критериями к числу условий исследования должны быть отнесены гарантии от произвольного нарушения права граждан на эти социальные ценности. Решая вопрос о возможности исследования данных обстоятельств, судья должен использовать «метод взвешивания ценностей и построения приоритетов»1, принимая во внимание, что «задача раскрытия преступления далеко не всегда должна решаться ценой отказа от гарантий неприкосновенности личной жизни»2. Можно согласиться с мнением В. Воскресенского о недопустимости ситуации, «когда доказывание обвинения подменяется сбором компрометирующих сведений о частной жизни обвиняемого»3.

Реализация принципа состязательности в суде присяжных. Следующий круг вопросов предмета доказывания в суде присяжных связан с необходимостью исключения из предмета некоторых обстоятельств, исследование которых не соответствует состязательным началам как на первом, так и на втором этапе судебного следствия.

Один из таких вопросов обусловлен положением ч. 2 ст. 429 УПК РСФСР, согласно которому суд присяжных не может возбудить дело по новому обвинению или в отношении нового лица. Данная норма, освобождающая суд от несвойственных ему обвинительных полномочий, исключает из предмета доказывания фактические обстоятельства, указывающие на совершение подсудимым каких-либо иных преступлений помимо тех, что указаны в обвинительном заключении. Кроме того, данное правило обеспечивает исключение из предмета доказывания обстоятельств, указывающих на совершение какого-либо преступления лицом, не привлеченным к уголовной ответственности.

Проблемная ситуация, вызванная этой особенностью предмета доказывания в суде присяжных, связана с вопросом о том, исключает ли

1   Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М, 1989. С. 16.      , >

2    Там же. С. 16.

3   Воскресенский В. Проблемы доказывания обвинения // Российская кхйиция. 1995. № 4. С. 5.

 

Доказывание в суде присяжных

229

ч. 2 ст. 429 из предмета доказывания обстоятельства, указывающие на совершение преступления, вменяемого подсудимому, иными лицами.

Необходимость исследования таких обстоятельств с участием присяжных продиктована, на наш взгляд, вытекающим из принципа презумпции невиновности правилом, согласно которому виновность подсудимого должна быть доказана с исчерпывающей полнотой, без каких-либо сомнений. В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» указывается на обязательность проверки всех версий, возникающих в ходе судебного следствия, как на необходимое условие вынесения обвинительного приговора. Отказ подсудимому и его защитнику в исследовании обстоятельств, свидетельствующих о совершении преступления не подсудимым, а другим лицом, по нашему мнению, является существенным нарушением права на защиту.

Судебная практика демонстрирует случаи как позитивного, так и негативного (нарушающего права подсудимых) решения данной проблемы.

При рассмотрении дела Дячко и др. в Московском областном суде указанные обстоятельства не только были предметом исследования на первом этапе судебного следствия, но и послужили основанием направления дела на дополнительное расследование. В постановлении о направлении дела на дополнительное расследование, помимо иных оснований, указывалось: «Эксперт-баллист... врач-специалист... и эксперт-медик, не исключают возможность производства выстрелов в Губкина В.Л. с двух разных точек. Указанные обстоятельства являются новыми и подлежащими обязательному выяснению в связи с возможным причинением смерти Губкину В.Л. другими лицами. Так, из показаний Малюка и Чумакова следует, что в секторе стрельбы находилась еще одна машина...Таким образом, необходимо установить автомашину, находившуюся на месте происшествия, личность водителя и степень его причастности к событиям, связанным с убийством Губкина В.Л.»1.

2. Виды сокращения пределов доказывания.            :'  '" и<

«Лакуны доказывания»                                              ,'   '

В последнее время все более актуальное значение приобретает новая для теории и практики проблема сокращения пределов доказывания при неизменности предмета.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает два вида сокращения пределов доказывания.

Архив Московского областного суда. Дело № 2-119-36/95.

 

230

Е.Ю. Львова, С.А. Насонов

Первый вид связан с процедурой сокращенного судебного следствия. Согласно ч. 2 ст. 446 УПК РСФСР такое сокращение допускается в случае, если все подсудимые полностью признали себя виновными и эти признания не оспариваются какой-либо из сторон и не вызывают у судьи сомнений.

Связь процедуры сокращенного судебного следствия с состязательным построением судебного разбирательства в суде присяжных очевидна: согласно доктрине состязательного судопроизводства судебное разбирательство может иметь место только при наличии спора сторон и только по поводу этого спора. И.Я. Фойницкий писал по этому поводу:

«Предметом разбирательства на суде всегда бывает какой-либо спор, если данное обстоятельство бесспорно, доказывать его нечего»1.

Признание подсудимым своей вины, представляющее собой, по сути, отказ от спора с обвинением по вопросу о виновности, делает ненужным исследование большинства обстоятельств дела, что и предопределяет производство судебного следствия по сокращенному варианту. Однако, несмотря на очевидную обусловленность состязательными началами, процедура сокращенного судебного следствия вызвала неоднозначные оценки как теоретиков, так и практиков. Так, В.М. Савицкий, критикуя «пагубное пристрастие ...к получению признательных показаний», подчеркивает, что «любая попытка записать в кодексе самую возможность прекратить исследование обстоятельств дела по той причине, что подсудимый сказал: «да, я виновен»... сразу же поворачивает голову дознавателя, следователя, прокурора, судьи в сторону получения признания, заставляет ждать признания, объективно движет к его переоценке»2. По его мнению, процедура сокращенного судебного следствия не может применяться и при рассмотрении дел о нетяжких преступлениях, так как это нарушает единые правила доказывания. «Если подсудимому грозит смертная казнь, то нужно все исследовать в суде до конца, чтобы... не произошла ошибка. А если ему светит меньшее наказание, то можно ограничиться признанием вины...»3.

1    Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. С. 249. і уц   < *.,>,.)

2   Савицкий В.М. Традиционен в лучшем смысле слова // Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. М., 1997. С. 68.

3    Там же.                                                               "і:            . .,;.. ,-Ч». • >. л*-/,.'    і'  л.,л -,

 

Доказывание в суде присяжных

231

Л.Б. Алексеева поддерживает «ту умеренную позицию, которая предусматривает возможность сокращения следствия лишь при рассмотрении... дел о преступлениях небольшой тяжести»1.

Столь же неоднозначное отношение к процедуре сокращенного судебного следствия имеет место и на практике2, где этот институт пока не имеет широкого применения. По мнению Ю.А. Ляхова, «судьи относятся к нему (сокращенному судебному следствию. — Авт.) настороженно и предпочитают идти проверенным путем — не сокращать судебное следствие»3. С.А. Пашин, анализируя отношение судей к рассматриваемому институту, отмечает, что «новое правопо-ложение пока отторгается на подсознательном уровне»4.

Мы полагаем, что, несмотря на ряд негативных моментов, институт сокращенного судебного следствия — необходимое проявление состязательных начал в судебном разбирательстве. Ведь именно в состязательном процессе пределы доказывания определяются не столько судом, сколько сторонами, которые могут по взаимной договоренности сократить эти пределы, отказавшись от исследования тех или иных доказательств. Преобразование института сокращенного судебного следствия в контролируемую судом договоренность сторон о пределах судебного следствия, при отказе от жесткой ориентации на «признательные» показания подсудимого, на наш взгляд, позволит обеспечить подлинную реализацию принципа состязательности на этом этапе судебного разбирательства в суде присяжных.

Второй вид сокращения пределов доказывания при неизменности предмета представляет собой исключение недопустимых доказательств и тех фактических данных, которые могут вызвать у присяжных несправедливое предубеждение в отношении подсудимого.

Проблемы, обусловленные этим видом сокращения пределов доказывания в суде присяжных, возникают вследствие так называемых «лакун доказывания»5, которые образуются в результате исключения недопустимых доказательств. С.А. Пашин приводит следующие при-

1   Алексеева Л.Б. Некоторые вопросы реализации принципа состязательности в проекте нового УПК РСФСР // Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. С. 34.

2   Широкого применения этот процессуальный институт в настоящее время не имеет. В различных судах данная процедура не превышает 1—2% от количества дел, рассмотренных в общем порядке (без сокращения судебного следствия).

3   Ляхов Ю.А. Указ. соч. С. 208.

4   Пашин С.А. Суд присяжных: первый год работы. М., 1995. С. 29.

5   Подробнее о «лакунах доказывания» см.: Пашин С.А. Указ. соч. С. 382^-383.

 

232                                            Е Ю Львова С А Насонов

меры «лакун доказывания» и методы их восполнения профессиональным судьей

«В простейшем случае, когда из разбирательства пришлось исключить орудие убийства как вещественное доказательство, он (судья — Авт ) будет избегать слов «нож» или «топор», но все равно позволит огласить протокол осмотра трупа и заключение эксперта о характере ранений В более сложных случаях придется проявить гибкость Например, если судья запретил стороне обвинения упоминать об изъятии у подсудимого окровавленной одежды по мотивам незаконности этого акта, следует запретить и стороне защиты говорить о том, что на других предметах туалета крови потерпевшего не было, при этом нужно в обоснование такого запрета указать, что соответствующие сведения не имеют отношения к делу Наконец, в наиболее затруднительных ситуациях судье придется восполнить лакуну «призрачным элементом», т е сообщить присяжным заседателям, что материал по некоему поводу имелся, но закон запрещает его использовать как весьма ненадежный, а потому суду ничего не остается, кроме как примириться с этим фактом, считать, что спорное обстоятельство осталось невыясненным, истолковав возникшее неустранимое сомнение в пользу подсудимого»1

Разделяя в целом позицию С А Пашина по указанному вопросу, можно усомниться лишь в соответствии закону последней рекомендации автора Ведь в соответствии с ч 4 ст 435 УПК РСФСР стороны не вправе не только исследовать недопустимые доказательства в присутствии присяжных, но даже и упоминать об их существовании Это положение закона, справедливое по сути, в полной мере является обязательным и для профессионального судьи

По нашему мнению, председательствующий в случае возникновения «лакуны доказывания» не вправе сообщать присяжным информацию об обстоятельствах дела, оказавшихся недоступными для них по причине признания доказательств, устанавливающих эти факты, недопустимыми Максимум, что может сделать судья в подобной ситуации, это предложить стороне, настаивающей на установлении таких фактов, использовать иные, законные средства доказывания для достижения этой цели Если же сторона не в состоянии сделать этого, то председательствующий не должен оказывать

1   ПашинСА Указ соч С 385

 

Доказывание в суде присяжных

233

ей содействие, разъясняя присяжным, что в деле был какой-либо материал

Возникновение пробела в доказательствах в данном случае будет являться для стороны такой же процессуальной санкцией за допущенное нарушение при собирании доказательств, как и исключение самого недопустимого доказательства из пределов доказывания

> »    )

 4 ^)

 'Hit*J?It

ДНІ

,, і/*

 11

\ п

'    "     1       І.        і        Ft J „i-f   1            -

>*Л          < (11 >    M      f               i'      J                ' t          #  fJt г

t ' '           r   ',      4                                                (        !|,1   t

M      ,         <>4     ,        '     Г         *         I   !.     •(     і  «

iJ.              >   і   »   I           I »J                                 (Hi

H. 1   (   f t?    *              f1^  V             і          »!іі!     -     і

1"  t" * /f     il il Г         >1                      Kit»    Л «JtJ-x

и     ">

 

 

n

 

 

d. '   1)

 

 

»          *< г4

if  '

 

 

H

 

t

la

 

 

 

M

 

 

n

1!   '

It

f

il'

 

 

 

 

, -

4

t

ti '

 

 

 

 

(

Hit

 

 

 

 

 

 

 

J     f

 

 

 

*t

*1

 

 

 

 

,i

 

 

 

-і.

 

 

'I

'*(

 

 

 

 

 

 

 

 

1

 

 

f,

 

 

'          t

r

 

 

 

 

 

(     1 If

 

 

 

»

 

 

ні"! іЧ'

л

*(/■'

 

t

 

 

 

h

Й1

1 f Ї * (   t       31 *

 

234                                            Е Ю Львова, С А Насонов


<