§ 1. Заявления и сообщения о налоговых преступлениях

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

Возбуждение уголовного дела о налоговом преступлении органом дознания, следователем с согласия прокурора, либо прокурором правомерно при наличии указанных в законе поводов и достаточных оснований.

Существуют различные источники информации, которые содержат сведения c признаками налоговых преступлений. Но только те из них имеют юридическое значение, которые получены из источников, перечисленных в ст. 140 УПК РФ, называемых законом поводами для возбуждения уголовного дела.

По вопросу об определении поводов к возбуждению уголовного дела среди ученых не сложилось единообразного подхода. Одни авторы под поводом понимают предусмотренный законом источник сведений о преступлении.*(57) Другие определяют поводы как источник информации о преступлении и вместе с тем юридический факт или фактическую и юридическую предпосылку уголовного процесса*(58), или как источник получения информации о преступлении, одновременно содержащий предпосылку к началу уголовно-процессуальной деятельности.*(59)

По мнению В.Н. Галузо, "такой разнобой объясняется тем, что и в законе, и в литературе понятие повода подменяется признаками, присущими основанию процессуального решения".*(60) В свою очередь, под поводами он понимает "не само заявление или сообщение, а факт получения (поступления, принятия, обнаружения) его компетентным органом"*(61), обосновывая свою позицию обращением к логическому толкованию термина "повод". По нашему мнению, наиболее юридически взвешенное определение повода как "явления объективной действительности, с которым закон связывает возникновение у дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора юридической обязанности разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела"*(62). Данная формулировка устраняет недостатки присущие другим обозначенным определениям поводов для возбуждения уголовных дел, в то же время обобщает положительные моменты их внутрисмыслового содержания.

Статья 140 УПК РФ к поводам для возбуждения уголовного дела относит: 1) заявление о преступлении; 2)явку с повинной; 3)сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Указанный перечень поводов исчерпывающий, но вместе с тем третий повод, сформулированный весьма широко, носит открытый характер и включает в себя, по мнению Короткова А.П., все возможные источники получения правоохранительными органами информации о совершенных и готовящихся преступлениях.*(63) С этим утверждением следует согласиться, но со следующими, на наш взгляд, уточнениями. По смыслу ст. 141 УПК РФ нельзя рассматривать в качестве повода к возбуждению уголовного дела, указанного в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК: 1) анонимное заявление; 2) заявление о преступлении, составленное с нарушениями иных требований ст. 141 УПК, а также явку с повинной, если она получена вопреки порядка, установленного ч. 3 ст. 141 УПК. К тому же "иное сообщение", согласно ст. 143 УПК, должно быть оформлено лицом, его получившим, в виде рапорта об обнаружении признаков преступления.

Последовательность рассмотрения и анализа вопросов и проблем данного исследования основывается на алгоритме практической работы в стадии возбуждения уголовного дела, то есть: 1) прием, регистрация и учет заявлений и сообщений о преступлениях; 2) их рассмотрение (проверка); 3) принятие решения по вопросу о возбуждении уголовного дела.*(64) Такая трехэтапная деятельность соответствует содержанию главы 19 УПК РФ.

В УПК РСФСР не было нормы о приеме и регистрации заявлений, сообщений о преступлениях, хотя именно на этом этапе нередко совершалось сокрытие от учета сообщений о совершенных преступлениях. Поэтому в то время верно Михайлов В.А., указывал, что как в теории уголовного процесса, так и на практике "регистрации заявлений и сообщений о преступлениях нередко не придается процессуального значения, в связи с чем, значение этого действия принижается"*(65).

В УПК РФ впервые появилась норма отражающая (пусть и косвенно) вопрос о регистрации заявлений и сообщений о преступлениях. Это будет способствовать более ответственному отношению к порядку приема и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях с позиции возможного их сокрытия от учета. Гаврилов Б.Я. справедливо утверждает, что "правосудие начинается не с совершения преступления, а с их регистрации. Нет их учета - нет преступления, нет правосудия".*(66) Приведенное высказывание в полной мере отражает всю остроту и актуальность вопроса.

Приступая к анализу приема, регистрации и учета заявлений, сообщений о налоговых преступлениях отметим, что Федеральная служба по экономическим и налоговым преступлениям является структурным подразделением Министерства внутренних дел. Поэтому прием и регистрации налоговых преступлений ведется в соответствии с Инструкцией о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной информации о правонарушениях.*(67) (Далее, если не оговорено иное, под Инструкцией следует понимать этот нормативный акт.)

Анализу Инструкции, отчасти по причине ее новизны, не уделено достаточного внимания в публикациях, поэтому в своей работе мы попытаемся восполнить этот пробел и проанализировать Инструкцию. При этом, положительные нововведения и выявленные недостатки Инструкции будут раскрыты в контексте анализа поводов к возбуждению уголовного дела.

Следует заметить, что необходимость в принятии новой инструкции, регулирующей порядок приема и регистрации сообщений о преступлениях в органах внутренних дел, возникла в связи с вступлением в действие УПК РФ. Поэтому основные положения этой Инструкции разработаны на основе УПК РФ.

В соответствии с п. 5 Инструкции поступающие сообщения о преступлениях и иная информация, вне зависимости от места и времени совершения правонарушений, а также полноты сообщаемых сведений и формы представления принимаются в любом органе внутренних дел. Обязательность приема заявлений и сообщений о преступлениях обусловлена принципом публичности уголовного процесса, положение о котором содержится в Конституции РФ.*(68)

Если сообщение о преступлении поступило в орган внутренних дел при личном обращении заявителя, то в соответствии с п. 18 Инструкции, одновременно с его регистрацией в Книгу учета сообщений о преступлениях (далее КУС) дежурный обязан выдать заявителю под роспись отрывной листок талона-уведомления с порядковым номером, который является документом строгой отчетности и предназначен для осуществления контроля за полнотой регистрации заявлений и сообщений о преступлениях. Такое положительное решение вопроса основано на нормах УПК, ведь обязательность выдачи указанного документа закреплена в п. 4 ст. 144 УПК РФ. Практическое применение этого положения позволяет повысить личную ответственность лица, производящего регистрацию сообщения о преступлении, и осуществлять двойной контроль (ведомственный и со стороны заявителя) за соблюдением требований Инструкции о порядке приема и регистрации сообщений о преступлениях. По нашему мнению, это положительный аспект Инструкции.

Пункт 9 Инструкции требует обязательную регистрацию поступивших сообщений о преступлениях. К сожалению, в работе органов внутренних дел имеют место случаи нарушений установленного нормами УПК РФ и положениями Инструкции порядка приема, рассмотрения и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, а также укрытие их от учета.

На основе проведенного исследования, считаем возможным выделить три группы самых распространенных нарушений в органах внутренних дел при приеме и регистрации сообщений о преступлениях, в том числе и налоговых:

- отказ в приеме заявления, сообщения о преступлении;

- нарушения процессуально установленных сроков рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях;

- переквалификация заявлений граждан в информационные письма (чаще жалобы).

Фактическое наличие в деятельности органов внутренних дел указанных нарушений подтверждает в своей работе Л.С. Мирза, говоря о том, что поступающие сообщения и заявления граждан могут остаться незарегистрированными, хотя должностные лица органов внутренних дел обязаны оперативно на них реагировать.*(69) Мы разделяем позицию Коротковой А.П. и Григорьева В.Н. отмечающих, что отказ в приеме заявления, сообщения о преступлении часто происходит из-за отсутствия реальной "судебной перспективы" материала, связанной с низким уровнем достоверности информации о преступлениях, содержащейся в заявлениях граждан.*(70) В полной мере это относится к сообщениям граждан о налоговых преступлениях, чему далее будет аргументированое подтверждение. В то же время это обстоятельство ни в коей мере не оправдывает нарушение норм УПК и Инструкции при приеме и регистрации сообщений о преступлениях.

Наличие случаев нарушений закона при приеме и регистрации сообщений о преступлениях в органах внутренних дел дополнительно подтверждает тот факт, что только в Генеральную прокуратуру ежегодно поступает около 20 тыс. жалоб и заявлений об отказе в возбуждении уголовных дел, о необъективности и неполноте проверок заявлений и сообщений о преступлениях.*(71) С позиции данного исследования нас в первую очередь интересует количество незарегистрированных или сокрытых от учета заявлений или сообщений о налоговых преступлениях, а также причины, способствующие этому негативному явлению.

Ввиду непродолжительного срока существования ФСЭНП МВД РФ, а также сложностей в правоохранительной деятельности, связанных с периодом становления новой структуры, в настоящее время объективно не возможно отразить реальную картину масштабов сокрытия от учета или не регистрации заявлений, сообщений о налоговых преступлениях в органах внутренних дел (значительно уменьшились показатели выявленных налоговых преступлений: в ФСНП РФ во втором полугодие 2002 года было выявлено более 16 тыс. налоговых преступлений, тогда как в ФСЭНП МВД РФ с 1 июля по декабрь 2003 года всего около 1,5 тыс.)

Статистические данные реорганизованной налоговой полиции, отражающие общие тенденции выявленных нарушений при регистрации заявлений, сообщений о налоговых преступлениях, способны дать общее представление о масштабах исследуемой проблемы.. Так в 1997 г. органы прокуратуры направили в ФСНП РФ 85 представлений по фактам нарушений, выявленных при учете преступлений, в 1998 г. - 106 (+24,7%), в 1999 г. - 154 (+45% по сравнению с 1998 г., и +81% к показателям 1997 г.), в 2000 г. - 164 (на 6,5% больше чем 1999 г. и на 93% больше уровня 1997 г.) А в 2002 г. уже 310 представлений, это на 89% превышает аналогичный показатель 2000 г.*(72) Таким образом, количество выявленных названных нарушений законодательства постоянно возрастало. Реальное же положение превышает приведенные цифры. Поскольку выборные прокурорские проверки не в состоянии выявить все случаи нарушений закона рассматриваемого вида, то и статистическая картина складывается лишь на основе результатов небольшой доли проверенных материалов. Одним из средств возвращения ситуации в правовое русло будет являться усиление оперативности прокурорского надзора и ведомственного контроля на данном этапе.

Регистрация сообщений о преступлениях должна производиться круглосуточно непосредственно при их поступлении в дежурную часть органа внутренних дел. Но на практике это требование, закрепленное в п. 9 Инструкции не всегда выполняется. На данное обстоятельство указывает также в своей работе Крайнев А.Е., отмечая, "что для улучшения статистики раскрываемости преступлений правоохранительные органы иногда отказываются регистрировать сообщения о преступлениях, раскрыть которые будет очень сложно".*(73) Но в ряде случаев указанные нарушения приема и регистрации сообщений о налоговых преступлениях объясняются не корыстными мотивами соответствующего работника органа внутренних дел, а особенностями сообщений о налоговых преступлениях, о которых далее пойдет речь.

В настоящее время в ФСЭНП РФ прослеживается тенденция к общему уменьшению количества регистрируемых в КУС материалов о нарушении законодательства о налогах и сборах. Максимальная цифра этого показателя была зафиксирована в реорганизованной налоговой полиции в 2000 году (в сравнении с 1997 г. - рост 250%), но уже в 2001 г. количество зарегистрированных материалов с признаками налоговых преступлений сократилась на 25,9%.*(74) С передачей полномочий по предупреждению, пресечению, выявлению и расследованию налоговых преступлений в МВД РФ эта тенденция не только сохранилась, но и многократно увеличилась. Так если во втором полугодии 2002 года в УФСНП РФ по Липецкой области было зарегистрировано 114 заявлений, сообщений содержащих признаки налоговых преступлений, то за аналогичный период 2003 года в УВД Липецкой области в КУС зарегистрировано 35 материалов с признаками преступлений рассматриваемой группы.*(75) Это обстоятельство объясняется рядом объективных причин: уменьшилось количество рапортов оперативных сотрудников об обнаружении признаков налоговых преступлений (именно этот повод был основным к возбуждению уголовных дел по налоговым преступлениям, что не замедлило сказаться на количестве регистрируемых материалов), так как кадровый некомплект Управления по налоговым преступлениям на конец 2003 года в среднем по России составлял 30% от штатной численности. Значительно меньше сообщений с признаками налоговых преступлений стало поступать из ИМНС, так как после принятия новых редакций ст. 198 и 199 УК РФ, еще не сложилась практика оценки наличия признаков предполагаемого преступления в выявленном ими налогом правонарушении.

В органах внутренних дел в КУС регистрируется только информация, являющаяся поводом к возбуждению уголовного дела, предусмотренным ст. 140 УПК РФ, в которой содержится сообщение о преступлении.

В соответствии с п. 11 Инструкции иная информация о событиях, требующих проверки для обнаружения признаков преступления, регистрируется в Журнале учета иной информации о правонарушениях (ЖУИ).

ЖУИ - ведомственное "изобретение", о котором нет упоминания в УПК. Сроки рассмотрения информации, зарегистрированной в нем, регламентируются ведомственными нормативными актами. Изучение журнала учета иной информации о правонарушениях, проведенное в УВД Липецкой, Орловской и Тамбовской областях показало, что в некоторых случаях ЖУИ подменяет КУС. Поступающая в органы внутренних дел информация с признаками состава налогового преступления регистрировалась в ЖУИ. Таким образом, вопреки требованию УПК затягивается принятие решения в порядке ст. 145 УПК РФ. Более того, по результатам проверки информации, зарегистрированной в ЖУИ, процессуальное решение не выносится, а оформляется итоговое заключение, либо справка, которые не являются предметом прокурорского надзора. Контроль за достоверностью изложенной в них проверочной информации возлагается на начальника органа внутренних дел, которому они адресованы.

По нашему мнению, нарушение Инструкции при регистрации сообщения о налоговом преступлении происходит вследствие того, что сотрудник, ответственный за ведение учетной дисциплины, при получении сообщения о налоговом преступлении не может дать предварительную правовую оценку изложенной информации. А для того, чтобы не сковывать проверочные мероприятия жесткими временными рамками, отведенными УПК, в целях "подстраховки", сообщению о налоговом преступлении придается статус "иной информации о правонарушении" и оно регистрируется в ЖУИ. Однако следует оговориться, что подобные случаи скорее исключение, чем правило: из 128 сообщений о налоговых преступлениях зарегистрированных в трех вышеуказанных областях в период с июля по декабрь 2003 года подобная "подмена" отмечена в 9 случаях, что составляет 7% от общего количества. Но с другой стороны, если оценить примерный показатель этого нарушения по всей стране, то получится весьма внушительная цифра.

Представляется, что для исключения из практики фактов, влекущих (пусть и по объективным причинам) нарушения при регистрации сообщений о налоговых преступлениях возможно введение самостоятельной регистрации сообщений о преступлениях в подразделениях ФСЭНП МВД РФ (с соблюдение территориального принципа деятельности, характерного для реорганизованной налоговой полиции). Тем более, что ФСЭНП самостоятельная федеральная служба, хотя и действующая в структуре МВД РФ.

Со стороны органов ФСЭНП МВД РФ, как отмечалось, решения, предусмотренные ст. 145 УПК РФ последуют только на те сообщения о преступлениях, которые обозначены в п. 3.1 Инструкции. Они, в соответствии со ст. 140 УПК РФ, являются поводами к возбуждению уголовного дела. Поэтому проведем рассмотрение и анализ таких поводов, ранжируя их по степени применения в практической деятельности.

Анализируя поводы к возбуждению уголовных дел, указанные в п. 1 ст. 140 УПК РФ, отметим, что самым распространенным поводом к возбуждению уголовных дел по налоговым преступлениям, как в реорганизованной налоговой полиции, так и в ФСЭНП МВД РФ в последние годы является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, оформленное в соответствии со ст. 143 УПК РФ. Они составляют более 80% от всех зарегистрированных заявлений и сообщений о налоговых преступлениях.*(76) То есть, это информация с признаками налогового преступления, полученная сотрудниками органов внутренних дел прежде всего в результате осуществления ими оперативно-розыскных мероприятий, так как в соответствии с ч. 2 ст. 11 ФЗ "Об ОРД", не противоречащей УПК РФ, результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела. Собранный таким образом материал регистрируется в Книгу учета сообщений о преступлениях в форме рапорта. На основе материалов полученных из оперативных подразделений ФСЭНП МВД РФ возбуждается более 92% уголовных дел по налоговым преступлениям.*(77) Этому действию предшествует порой длительный процесс выявления и документирования налогового преступления. Прав в этой связи Д. Магомедов, отметивший, что применительно к делам о налоговых преступлениях поводами и основаниями к их возбуждению являются акты предшествующих документальных проверок налогоплательщиков (не налоговых проверок ИМНС - прим. авторов), установивших уклонение от уплаты налогов.*(78)

О проблемах возникающих на этом направлении деятельности пойдет речь в следующем параграфе, где будет рассмотрена роль ОРД при проверке сообщений о налоговых преступлениях и в процессе деятельности ФСЭНП МВД РФ направленной на выявление и пресечение налоговых преступлений.

В практике Управления по налоговым преступлениям ФСЭНП МВД РФ сообщения инспекций министерства по налогам и сборам по результатам проведенных ими проверок в ходе которых были выявлены обстоятельства, позволяющие предполагать совершение нарушения налогового законодательства, содержащего признаки преступления в последние несколько лет занимают второе место. Они составляют около 16% общего числа зарегистрированных сообщений о налоговых преступлениях. Но количество уголовных дел по налоговым преступлениям, возбужденных по таким материалам не превышает 3-5% от всех уголовных дел.*(79) Хотя до 1999 года этот повод к возбуждению уголовного дела был основным, так как не была еще выработана практика выявления налоговых преступлений с помощью использования методов и средств оперативной работы.*(80)

Руководствуясь п. 3 ст. 32 Налогового кодекса РФ налоговые органы при выявлении обстоятельств, позволяющих предполагать совершение нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, обязаны в трехдневный срок со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Долгое время порядок передачи материалов, содержащих признаки налоговых преступлений, из ИМНС РФ в МВД РФ не был дополнительно урегулирован на уровне двух ведомств. Это обстоятельство порождало ряд практических проблем возникавших в органах внутренних дел при процессуальной оценке полученных из ИМНС материалов. Основной из которых являлась неполнота переданных ИМНС сообщений для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Из 120 изученных нами материалов, содержащих признаки налоговых преступлений, которые были переданы из ИМНС РФ по Липецкой, Тамбовской и Воронежской областях в соответствующие Управления внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, по 95 материалам в ходе доследственной проверки направлялись запросы в ИМНС с требованием дополнительно представить необходимые документы для обоснованного принятия процессуального решения. В ходе интервьюирования 67 сотрудников налоговых органов, проведенного в УМНС РФ по Липецкой, Воронежской и Тамбовской областей стало известно, что 92% из них (62 инспектора) не представляют какие документы, подтверждающие совершение налогового преступления, помимо акта налоговой проверки и решения по ней, необходимо направлять в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. И лишь пятеро сотрудников (8%) ответили, что при выявлении обстоятельств, позволяющих предполагать совершение нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, они формируют материал для направления в органы внутренних дел, руководствуясь при этом требованиями, которые предъявляли к таким материалам реорганизованная налоговая полиция.

В целях исключения вышеуказанных обстоятельств, не способствующих быстрой, полной и всесторонней процессуальной оценке материалов содержащих признаки налоговых преступлений, поступающих в органы внутренних дел из ИМНС для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, целесообразным стало принятие МВД РФ и ИМНС РФ совместной инструкции регулирующий порядок передачи таких материалов.*(81)

В связи с тем, что Инструкция регулирующая порядок приема сообщений о преступлениях была издана еще до передачи полномочий налоговой полиции в МВД РФ, в ней не указано к какой группе сообщений о преступлениях относить при регистрации материалы с признаками налоговых преступлений поступающие из ИМНС в соответствии с п. 3 ст. 32 НК РФ. Поэтому сообщения с признаками предполагаемого налогового преступления, поступающие из ИМНС, в соответствии с п. 3.1.1 Инструкции, рассматриваются как заявления о совершении налогового преступления и регистрируются в КУС, с обязательным принятием по ним решения в порядке ст. 145 УПК РФ. Такая практика всецело отвечает требованиям УПК о немедленной регистрации сообщений о совершенных преступлениях. Но заявления и сообщения о налоговых преступлениях обладают существенными особенностями в сравнении с сообщениями о преступлениях другой видовой направленности, которые проявляются не только в процессе их предварительной проверки, но и обуславливают особый подход при их регистрации. Инструкция не учитывает тот факт, что в ходе доследственной проверки сообщения о налоговом преступлении, поступившим из ИМНС, необходимо должным образом подобрать и проанализировать соответствующую документацию, дополнительно затребовать недостающие материалы, чтобы установить имеются ли в наличии достаточно оснований для возбуждения уголовного дела. Для сравнения обратимся к порядку регистрации таких сообщений, существовавшем в ФСНП РФ.

В реорганизованных органах налоговой полиции сообщения ИМНС о предполагаемом налоговом преступлении, направляемые в соответствии со ст. 32 НК РФ, регистрировались как входящая корреспонденция. Затем, по письменному указанию начальника территориального органа налоговой полиции сообщение проверялось на наличие признаков состава преступления. Только после такой проверки и в случае обнаружения признаков преступления эти сообщения регистрировались в КУС рапортом об обнаружении признаков преступления, с обязательным принятием по нему решения в порядке ст. 145 УПК РФ.

Такой порядок регистрации подобных сообщений, по нашему мнению, являлся наиболее оптимальным. Его появление было обусловлено в первую очередь рядом особенностей характерных для содержания сообщения о налоговом преступлении, и стало возможным только в 2002 году, то есть спустя 9 лет после образования налоговой полиции. До этого времени сообщения ИМНС с признаками предполагаемого налогового преступления регистрировались в налоговой полиции также, как в настоящее время в МВД - в качестве заявления о преступлении.

Приведем основной аргумент, который, по нашему мнению, послужил пересмотру порядка регистрации сообщений ИМНС содержащих признаки совершенных налоговых преступлений. Очень сложно, а порой объективно невозможно было в сроки отведенные УПК для принятия процессуального решения провести весь комплекс проверочных мероприятий по такому сообщению. Ведь даже сама формулировка п. 3 ст. 32 НК РФ подчеркивает, что налоговые органы только предполагают о том, что в выявленных правонарушениях содержатся признаки налогового преступления. Они и направляют материалы в МВД РФ именно для их проверки на наличие состава налогового преступления. Территориальные подразделения реорганизованной налоговой полиции отмечали, что во многих материалах проверок, поступающих из инспекций МНС, не раскрывается способ и механизм уклонения от уплаты налогов, не устанавливаются лица, совершившие преступление. Получить дополнительно необходимую информацию для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по таким сообщениям в сроки отведенные УПК было чрезвычайно затруднительно. После того, как сообщения ИМНС в реорганизованной налоговой полиции стали регистрироваться по правилам входящей корреспонденции, срок их рассмотрения увеличился до 1 месяца, что было достаточным для детального изучения материала, его доработки и последующей процессуальной оценки.

В целом согласимся с тем мнением, что введение подобной практики при регистрации сообщений ИМНС с признаками налоговых преступлений в работу МВД РФ - это своего рода отступление не только от Инструкции, но и от УПК. Но как показано выше, оно обусловлено спецификой такого рода сообщений о налоговых преступлениях. Со стороны органов прокуратуры, не однократно проверявших соблюдение законности при регистрации сообщений о преступлениях, этот факт не был отмечен, как нарушение закона при регистрации сообщений о преступлениях. Дополнительно отметим, что инструкция о порядке приема сообщений о преступлениях в органах налоговой полиции прошла регистрацию в Министерстве юстиции. Соответственно она была признана не противоречащей нормам действующего законодательства.

Все обозначенные проблемы с регистрацией сообщений ИМНС перешли "по наследству" в ФСЭНП МВД РФ от налоговой полиции.

Ссылаясь на УПК, возможно возразить: почему при проверке сообщений с признаками налоговых преступлений, поступающих из ИМНС, не использовать право, предоставленное ст. 144 УПК, согласно которой срок рассмотрения сообщений о преступлениях может быть продлен прокурором до 30 суток. В этом случае сообщения можно было сразу регистрировать в КУС, так как указанный срок вполне достаточен для принятия процессуального решения.

Отвечая на приведенное мнение, отметим, что целью проведения документальных проверок и ревизии по поступившим заявлениям, сообщениям о налоговых преступлениях в большинстве случаев является установление объективной стороны (сумма неуплаченных налогов, механизм уклонения) состава налогового преступления в действиях лиц, в отношении которых проводится доследственная проверка. В сообщениях ИМНС в обязательном порядке имеется акт выездной налоговой проверки, где указана сумма доначисленных налогов и описаны действия налогоплательщика, повлекшие неуплату налогов. Таким образом, проведение дополнительных документальных проверок или ревизий в этом случае уже не требуется, соответственно отсутствуют и законные основания к продлению сроков доследственной проверки более чем до 10 дней. Это означает, что по результатам рассмотрения сообщений ИМНС процессуальное решение необходимо вынести в срок не позднее трех суток со дня поступления указанного сообщения, максимум - 10 суток.

По нашему мнению, необходимо еще раз проанализировать положительную полицейскую практику в регистрации сообщений ИМНС содержащих признаки предполагаемых налоговых преступлений, и внести изменения в Инструкцию, согласно которым такие сообщения будут регистрироваться по правилам входящей корреспонденции. Далее, в случае обнаружения проверкой повода, для установления оснований данная информация будет проверяться в соответствии со ст. 144 УПК РФ. Это позволит проводить предварительную проверку сообщений ИМНС в расширенные, по сравнению с УПК, сроки, которые будут достаточны для истребования дополнительных документов и адекватной процессуальной оценке изложенных фактов.

Поводом для возбуждения уголовного дела в этом случае будет "сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников". Как правило, процессуальное решение выносится по всем материалам, поступающим из инспекций МНС, так как факт направления такой информации в органы внутренних дел уже предполагает наличие в действиях налогоплательщика одной из составляющих объективной стороны налогового преступления, - размер доначисленной по результатам проверки суммы налогов превышает минимальный критерий, установленный ст. 198 и 199 УК РФ, и криминализирующий налоговое правонарушение.

Другие виды сообщений о налоговых преступлениях прием, регистрация и разрешение которых в органах внутренних дел регулируется рассматриваемой Инструкцией (заявление о преступлении; явка с повинной - являются в соответствии со ст. 140 УПК РФ и поводами к возбуждению уголовного дела), в органах внутренних дел составляют незначительную часть от суммарного количества материалов, по которым принимается процессуальное решение. В совокупности они составляют около 4% от зарегистрированных сообщений о налоговых преступлениях. Причем это достаточно постоянный показатель, на протяжении ряда лет присутствовавший в реорганизованной налоговой полиции и сохранившийся в указанных пределах в ФСЭНП МВД РФ.*(82) Хотя это и не большое количество сообщений о налоговых преступлениях, все же необходимо рассмотреть эти поводы, названные в УПК первыми.

Заявления о совершенных налоговых преступлениях, поступающие в органы внутренних дел, исходят как от частных лиц (73% от общего количества заявлений о совершенных налоговых преступлениях), так и от должностных лиц, а также представителей предприятий, учреждений, организаций различных форм собственности (27%). По данным проведенного нами исследования в общей сложности они составляют 2-3% процента от количества информации регистрируемой в КУС, но требуют большой доследственной проработки для принятия по ним решения в порядке ст. 145 УПК РФ.

Прием заявлений о налоговых преступлениях в органах внутренних дел происходит в соответствии с нормами, предусмотренными ст. 141 УПК РФ. Гарантией от подачи сфабрикованных заявлений, цель которых - устранение фирм-конкурентов посредством проверки органами внутренних дел, является предусмотренная ч. 6 ст. 141 УК РФ норма об обязательности разъяснения заявителю ответственности за заведомо ложный донос.

Заявления и сообщения о преступлениях регистрируются в Книге учета сообщений о преступлениях. При регистрации сообщений о преступлении на заявлении (протоколе заявления), также как и на рапорте об обнаружении преступления, проставляется штамп органа внутренних дел о регистрации. Выполнение этой нормы также является определенной гарантией от укрытия преступлений от регистрации.

Мотивация, побудившая граждан к обращению в органы внутренних дел с заявлением о налоговом преступлении, различна: от чувства гражданского долга до личной обиды и зависти. Чаще обращаются граждане, которые знают о совершении таковых со слов других лиц (в 75% случаев). Даже если гражданин, обратившийся с заявлением о налоговом преступлении, узнал о его совершении от других лиц, прием и регистрация заявления о налоговом преступлении должна быть осуществлена в соответствии с требованиями УПК и Инструкции.

Ситуация, когда сам гражданин сообщает в органы внутренних дел о совершенном им налоговом преступлении, в УПК РФ конкретно обозначена в качестве повода к возбуждению уголовного дела. Уголовно-процессуальным законом заявление о явке с повинной определяется как - добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении (ч. 1 ст. 142 УПК РФ). Порядок оформления устного заявления о явке с повинной повторяет действия при приеме устного заявления о преступлении и определен ч. 3 ст. 141 УПК РФ.

Это самый редкий повод для возбуждения уголовного дела о налоговых преступлениях. По данным Д. Глебова явка с повинной имела место в 2,3% случаев от общего количества сообщений о налоговых преступлениях.*(83) В ходе нашего исследования отмечен еще более низкий процент этого вида сообщений о налоговом преступлении. За все время существования Управления федеральной службы налоговой полиции РФ по Липецкой области этот повод был задействован всего один раз, и во многом это было обусловлено желанием работника органа дознания, поставить явку с повинной дополнением недостаточности собранных в ходе доследственной проверки доказательств. Было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 198 УК РФ, и в ходе дознания, при самом активном участии и содействии подозреваемого были получены недостающие финансовые документы и вскрыты ранее не известные факты совершения хозяйственных операций.*(84) Здесь необходимо отметить, что в этом случае, по нашему мнению, допущено расширенное толкование норм закона, регламентирующих явку с повинной. Неправомерно было оформлять такие показания протоколом явки с повинной, так как следует разграничивать чистосердечное раскаяние и признание подозреваемого в ходе дознания от явки с повинной в ее законодательном толковании.

Конкретные факты совершенного преступления, изложенные в явке с повинной, могут служить поводом к возбуждению уголовного дела. Учитывая специфику возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям, следует обратить внимание, что без проведения целого комплекса мероприятий, встречных проверок, документальных исследований, даже при наличии у явившегося с повинной финансово-хозяйственных документов, следователи немедленно возбуждать уголовное дело не станут, так как это решение впоследствии может быть признано необоснованным.

Для налоговых преступлений заявление о явке с повинной лишь формальный повод для возбуждения уголовного дела, предусмотренный законом. Практически не возможно представить предпринимателя либо представителя коммерческой организации, годами скрывавшего денежные средства от налогов, использовавшего для этого сложные схемы, оплачивавшего дорогие услуги консультантов, и вдруг, в один момент раскаявшегося в совершенных деяниях, и с подборкой документов, отражающих преступную деятельность, направленную на уклонение от уплаты налогов, пришедшего в дежурную часть органа внутренних дел с заявлением о явке с повинной.

При рассмотрении вопроса о поводах к возбуждению уголовных дел по налоговым преступлениям нельзя игнорировать ни один из предусмотренных законом, в том числе те поводы, удельный вес которых составляет десятые доли процента. Потому, что возможны ситуации, когда эти поводы приобретают большое значение.

Сообщение о преступлении, распространенное в средствах массовой информации, если имеется соответствующее поручение прокурора, предусмотренное ч. 2 ст. 144 УПК РФ, согласно п. 10 Инструкции, подлежит регистрации в КУС. Регистрация таких сообщений происходит в форме рапорта об обнаружении признаков преступления, поводом для возбуждения уголовного дела будет "сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников". Формы отчетности реорганизованной ФСНП РФ, а также МВД РФ не позволяют выделить в процентном соотношении долю сообщений о налоговых преступлениях, распространенных в средствах массовой информации, которые были оформлены рапортом об обнаружении признаков преступления и послужили поводом к возбуждению уголовного дела. Полученные нами данные исследования, проведенного в 2002 году в Управлениях ФСНП РФ по Липецкой, Воронежской, Тамбовской, Курской и Орловской областей свидетельствуют, что эта цифра соответствует от 1% (в Липецкой области) до 2,1% (Тамбовская область). Применительно к Федеральной службе по экономическим и налоговым преступлениям МВД РФ проверка такого сообщения проводится в случае если в нем содержатся данные о преступлении, отнесенному к их компетенции. Формулировка ч. 2 ст. 144 УПК РФ содержит в себе определенные гарантии достоверности распространяемой авторами публикаций информации, дополнительно создавая препятствие для тех СМИ, которые в погоне за ежеминутной сенсацией публикуют, либо распространяют иным способом сообщения, которые заведомо не соответствуют действительности. Но в то же время именно особенность описываемого повода к возбуждению уголовного дела предопределила появление в УПК РФ нормы, предоставляющей средствам массовой информации возможность оставить конфиденциальным источник полученной ими информации, в случае если сведения были представлены лицом с условием не разглашения данных о нем.

В органы внутренних дел поступает не только информация, которая может быть поводом для возбуждения уголовного дела, но и анонимная информация о подготавливаемых, совершаемых и совершенных преступлениях, не являющаяся согласно УПК поводом для возбуждения уголовного дела. Она без регистрации в порядке, предусмотренном Инструкцией, передается в оперативные подразделения.

На практике бывают случаи, когда в орган внутренних дел поступает заявление о налоговом преступлении свидетельствующее о деянии, совершенном на территории обслуживания другого отдела ФСЭНП МВД РФ. Не принимать такие заявления и направлять заявителей "по подследственности" дежурный по органу внутренних дел не имеет права. Он обязан руководствоваться п. 15 Инструкции, принять такое заявление, зарегистрировать в установленном порядке (по указанию начальника органа внутренних дел), а после, в соответствии с УПК передать его по подследственности. Имеются случаи, когда эта процедура, установленная законом не соблюдаются, и у заявителя не принимают заявление, свидетельствующее о совершении налогового преступления. Привести хотя бы приблизительную цифру, отражающую распространенность таких фактов практически не возможно, потому что в ведомственной документации отсутствует какое-либо отражение подобных отказов (что, в общем, не удивительно). Из интервьюирования, проведенного нами среди 48 сотрудников дежурных частей различных органов внутренних дел, стало известно, что практически каждый из них встречался с подобной ситуацией, но, как правило, речь шла о преступлениях общеуголовной направленности. По нашему мнению, это связано не с упущениями в законодательстве, регламентирующем данный вид деятельности органов внутренних дел, а с субъективными факторами, сложившимися в каждом конкретно взятом подразделении, слабостью и не оперативностью ведомственного контроля в стадии приема и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях.

Подводя итог анализу деятельности органов внутренних дел при приеме и регистрации сообщений о налоговых преступлениях, следует отметить, что налоговые преступления сравнительно недавно появились в нашем УК. Практика их выявления еще только формируется. Реорганизация служб, занимающихся выявлением и расследованием налоговых преступлений, несмотря на ее достоинства, принесла временные трудности.

Предложенные варианты решения выявленных недостатков Инструкции при приеме и регистрации сообщений о налоговых преступлениях позволят снизить количество нарушений на этом этапе деятельности правоохранительных органов, направленной на борьбу с налоговой преступностью.