СУДЕБНАЯ ФОТОГРАФИЯ – ВТОРОЕ ЗРЕНИЕ КРИМИНАЛИСТОВ : В мире криминалистики - И.Ф. Крылов : Книги по праву, правоведение

СУДЕБНАЯ ФОТОГРАФИЯ – ВТОРОЕ ЗРЕНИЕ КРИМИНАЛИСТОВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 
РЕКЛАМА
<

Фотография имеет почти полуторав-ековую историю. Родоначальниками ее являются три изобретателя: Жозеф Нисефоро Ньепс, Луи Жак Дагер (Франция) и Фокс Талбот (Англия). Первое известие о том, что удалось закрепить световое изображение, полученное на серебряной пластинке, покрытой йоди-

Рис. 3. Первый фотоснимок, сделанный в России в 1839 г. С. Ю. Фрицше.

стым серебром, появилось в парижской «Gazette de France» б января 1839 г. На следующий день с докладом об этом научном событии выступил на заседании Парижской Академии наук непременный ее секретарь Доминик Франсуа Араго. Дагер назвал изобретение дагерротипией. Почти одновременно английский изобретатель Талбот опубликовал свой способ закрепления изображения с помощью хлористого серебра, названный им калотипией.

46

 

Оба эти изобретения вызвали всеобщий интерес в мире. Внимательно следили за ними и ученые в России. Петербургская Академия наук поручила академику И. X. Гамелю собрать за границей точные сведения о каждом из них. Выполняя поручение, Гамель выслал образцы фотоизображений, снятых по способу Талбота и аппарат для их изготовления. С помощью этого аппарата академик Ю. С. Фрицше в мае 1839 г. получил первые в России фотографические снимки (см. рис. 3). В августе 1839 г. Академия наук получила от И. X. Гамеля обширную записку с подробным изложением способа дагерротипии.

Прошло несколько лет, и новое изобретение начали изредка применять в полицейских целях. Первые известные нам

 

 

 

Рис. 4. Первые фотографии преступников, сделанные в Бельгии в 1843–

1844 гг.

снимки преступников были изготовлены в 1843–1844 гг. в бельгийской тюрьме Форест. Несколько десятилетий назад они были обнаружены в архиве брюссельской уголовной полиции (см. рис. 4).

Достоверные сведения об использовании фотографии русской полицией относятся к 60-м годам прошлого столетия. С помощью фотографического снимка удалось опознать и задержать в те годы крупного преступника Сипку.; В Волоколамском уезде Московской губернии были задержаны два лица, подозревавшиеся в побеге из Ярославской тюрьмы. По

1 Фрибес А. Полезное применение фотографии//Промышленность. 1863 Т. 10. Кн. 7–8. С. 10.

47

 

снимкам, высланным в Ярославль, смотритель тюрьмы опознал бежавших арестантов.2 В г. Бобринце в 1864 г. на средства, собранные по подписке, открылось полицейское фотографическое ателье, целью которого, по словам газеты «Одесский вестник», было «приложение фотографии ко всем важным случаям судебно-полицейских дел».3 В 1867 г. специальное фотографиче-

Рис. 5. Опознавательная карта, выполненная А. Бертильоном в Париже (на снимке проф. Харьковского университета А. Д. Киселев).

ское ателье открылось при Московской полицейской типографии. Но все эти случаи не создавали ни системы, ни научной базы для возникновения судебной фотографии. Это была лишь предыстория судебной фотографии, история же ее ведет нача-

2   Тамбовские губернские ведомости. 1864. № 36.

3   Одесский вестник. 1864. 17 нояб.

48

ло с того момента, когда приступили к разработке средств и методов, специально предназначенных для криминалистических целей.

Первую попытку создания правил опознавательной фотографической съемки предпринял О. Г. Рейландер, опубликовавший в Британском «Фотографическом альманахе» за 1870–1872 гг. краткие советы по фотографированию преступников. В России впервые о таких правилах писал С. А. Юрковский, образно назвавший портрет арестанта «полицейским протоколом с явно усовершенствованными паспортными приметами».4

Крупный вклад в развитие судебной фотографии внес французский криминалист А. Бертильон. Он сконструировал несколько крупноформатных аппаратов, предназначавшихся для производства съемок на местах происшествий и специальную установку для опознавательной съемки преступников. При фотографировании места происшествия Бертильон рекомендовал пользоваться разработанным им способом измерительной съемки, позволяющим определять размеры фотографируемых предметов и расстояния между ними.

Среди юристов интерес к фотографии значительно возрос в последнее десятилетие XIX в. В это время уже стало очевидно, что рамки применения фотографии требуют существенного расширения. П. В. Макалинский отмечал в 1890 г.: «Фотография применяется у нас в следственной практике главным образом для снятия портретов с обвиняемых с целью удостоверения их личности, но нет сомнения, что она могла бы оказывать большие услуги вообще при осмотрах».5

Усилился интерес к фотографии и у правительственных органов. Но это объяснялось отнюдь не желанием активней использовать фотографию в борьбе с уголовными преступлениями. Полицейские и судебные деятели предназначали ее для борьбы с «политическими преступлениями».

Целую программу применения фотографии для этих целей составил товарищ прокурора Курского окружного суда В. Гир-ченко. В специальной записке прокурору Харьковской судебной палаты Гирченко писал: «Возникшее в последнее время на юге Европейской России социал-демократическое рабочее движение, сопровождавшееся учинением массовых беспорядков и вызвавшее необходимость прибегнуть для прекращения бесчинств толпы к действию оружия, снова выдвигает на первый план острый вопрос о недостатке существующих мер у административных и следственных властей к обнаружению и задержанию лиц, в учинении означенных беспорядков виновных... По-

4    Юрковский С. Фотографирование арестантов//Фотограф. 1884. № 3.

5    Макалинский П. В. Практическое руководство для судебных следователей: В 2 ч. Ч. II. СПб., 1890. С. 261.

49

добные нежелательные явления могли бы быть, по моему мнению, если не совершенно уничтожены, то значительно ослаблены в своем действии, если бы было принято предложение мое, изъясняемое ниже, о применении фотографии в целях обнаружения виновных в учинении политических демонстраций и беспорядков скопом.

...Применение фотографии даст возможность, снабдив аппаратами филеров и чинов полиции, добыть наилучшие доказательства как для розысков и следствия, так и для суда виновности подлежащих лиц в учинении преступных действий скопом, равно как и в отдельных преступных деяниях, напр, разбрасывание в толпе прокламаций, произнесение речей, несение флагов и т. п.».6

За применением фотографии по делам так называемых политических преступников особенно тщательно следили. В циркулярном секретном распоряжении губернаторам, градоначальникам и Варшавскому обер-полицмейстеру от 6 ноября 1909 г. указывалось: «Департамент полиции, по приказанию господина товарища министра внутренних дел Курлова просит распоряжения Вашего превосходительства о безотлагательном впредь фотографировании всех лиц, задержанных по делам политического характера, которые отказываются назвать себя или присвоили себе не принадлежащие им фамилии».7

Интересные воспоминания своего отца (зубного врача) приводит М. В. Ямщикова (псевдоним А. Алтаев): «...В охранном отделении имеются студенческие мундиры, фраки, военные шинели, зипуны и лохмотья бродяг и нищих. Так вот у меня, в числе моих пациентов, есть такой «студент на время». Не знаю, как он был сегодня одет на Волковом кладбище, но, по заданию охранки, явился на похороны с фотографическим аппаратом и ,снял в процессии тебя... Но я поправил дело, купил ваши вдохновенные физиономии ровно за сто рублей, – как раз цена заказа на полные искусственные челюсти!.. Знаменитые фотографы – Левицкий и Шапиро, Деньер и Бергамаско, берут от двенадцати до двадцати рублей за полдюжины, а я заплатил сто за один скверненький снимок... Я тебя спас от ареста. А многие теперь поплатятся за прогулку на Волково кладбище».8

В этих же целях используется фотография в современных капиталистических государствах. Правда, то, что в прошлом делали тайно, в наши дни уже не скрывается. Г. Фаст в «Американском дневнике» рассказал о том, как американская полиция ведет наблюдение за участниками демонстраций: «В этом

6   Гирченко В. П. Дактилоскопия и уголовный розыск. Курск, 1914. С. 15–18.

7   ЦГИА (Центральный государственный исторический архив) СССР. Ф. 1405. Оп. 531. Д. 189. Л. 121.

8   Алтаев А. Памятные встречи. М., 1957. С. 348.

50

году здесь, в Нью-Йорке, мы проводили ежегодную первомайскую демонстрацию. В одном из домов, окна которого выходят на Юнион-Сквер, полиция совершенно открыто установила большой фотоаппарат с телеобъективом, чтобы по ходу демонстрации фотографировать всех демонстрантов, присутствовавших на площади. Результатом этого маневра явилось то, что тысячи людей, обычно принимавших участие в первомайской демонстрации, на этот раз старались держаться подальше».9

В советской криминалистике судебная фотография служит целям запечатления и исследования доказательств. Являясь частью криминалистической техники, она подразделяется на судебно-оперативную и судебно-экспертную. Первая применяется в процессе оперативно-розыскной и следственной деятельности для фиксации обстановки мест происшествий, отдельных моментов следственных экспериментов, опознаний и других следственных действий, при фотографировании трупов, различных следов, оставляемых преступлением и преступником, при опознавательной съемке лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, и т. д. Основная задача судебно-оперативной фотографии – в запечатлении объектов, имеющих или могущих иметь значение для правильного разрешения расследуемого дела. С ее помощью в дела включаются наглядные материалы, позволяющие судить о материальных объектах не на основе словесного их описания (не всегда полного и ясного), а на основе точного фотографического запечат-ления. Задача судебно-экспертной фотографии иная. На основе специально разработанных методов с ее помощью исследуются объекты, имеющие или могущие иметь доказательственное значение по делу. Так, например, методами судебно-экспертной фотографии восстанавливаются и прочитываются замытые или вытравленные тексты в документах, выявляются записи, исполненные посредством тайнописи, и т. д.

Разграничение между судебно-оперативной и судебно-экспертной фотографиями иногда пытаются провести на основе различия технических средств, применяемых при съемке, или субъектов, ее осуществляющих. Но такое разграничение не четко: и следователь, и эксперт могут применять, и часто применяют, одинаковые технические средства, и тот, и другой могут решать исследовательские задачи, но тем не менее процессуальное значение их деятельности будет различным. Исследования, проводимые оперативным работником, следователем или даже прокурором-криминалистом, не завершаются получением судебных доказательств, а используются для построения версий, правильного планирования расследования и т. д. Исследования же, проводимые экспертами, заканчиваются составлением заключе-

9 Фаст Г. Американский дневник//Литературная газета. 1953. 8 авг. С. 4.

51

ний, в которых излагаются фактические данные, установленные в процессе исследования. Доказательственное значение они,, разумеется, получают лишь при условии соблюдения при назначении экспертизы и при ее производстве правил, установленных процессуальным законом.

Бывает и так, что фотография, изготовленная в целях наглядности, получает доказательственное значение. Расскажем о таком случае, происшедшем более 20 лет назад, но не потерявшем интереса до настоящего времени. Ночью в одном из кинотеатров была ограблена касса. Ночному сторожу и сотруднице, случайно оставшейся ночевать в помещении кинотеатра, одетые в маски грабители нанесли сильные удары молотком, в результате чего потерпевшие потеряли сознание. Воспользовавшись этим, грабители открыли сейф, из которого похитили крупную сумму денег. Совершив ограбление, преступники беспрепятственно скрылись, но очнувшейся сотруднице удалось выбраться на улицу, и прохожие известили милицию об ограблении. Работники милиции, прибывшие на место преступления, сначала сфотографировали место происшествия и только затем приступили к детальному его осмотру. Результаты осмотра были оформлены протоколом. Изучение фотоснимка и протокола выявило явное несоответствие между ними. На снимке кабинета директора кинотеатра ясно был запечатлен лежавший на полу молоток, а в протоколе о нем не говорилось. Противоречие разъяснилось после того, как были установлены преступники, один из которых, С., работал в кинотеатре техническим руководителем. Участвуя в осмотре места происшествия в качестве понятого, С. увидел молоток, служивший орудием преступления и в спешке оставленный на полу в кабинете директора. Незаметно от лиц, производивших осмотр, С. спрятал молоток под одеждой, но при обыске у него на квартире молоток был обнаружен.

В этом деле с помощью фотографии было установлено то, что без нее осталось бы тайной. Судебно-оперативная фотография сыграла роль второго зрения криминалистов. Но это был лишь случай. Постоянно эту роль в следственной и судебной практике играет.не судебно-оперативная, а судебно-исследова-тельская фотография. Общепризнанным творцом ее явился Е. Ф. Буринский, доказавший, что с помощью фотографии можно видеть невидимое. О нескольких случаях, составляющих предысторию судебно-исследовательской фотографии, мы и расскажем.

В 1849 г. французский археолог и коллекционер древних рукописей Гро, фотографируя греческий манускрипт, обнаружил на снимке целые строки, не заметные в оригинале. При вторичном фотографировании получить их уже не удалось. В 1854 г. подобная история произошла с судебным документом.

52

Во французском городе Монпелье слушалось громкое дело, связанное с подделками денежных документов. Суду потребовалось изготовить фотографическую копию документа, служившего доказательством подлога. Когда снимок был готов, к большому изумлению фотографа, на нем был запечатлен не только видимый текст, но и буквы текста, удаленного с документа с помощью травления. Невооруженным глазом ни удаленных букв, ни следов произведенного травления заметить было нельзя.

Еще более любопытный случай произошел в 60-х годах прошлого века в Германии. К одному берлинскому фотографу пришла молодая женщина и заказала свой фотографический портрет. Засняв женщину и тут же проявив пластинку, фотограф огорчился: на негативе лицо сфотографированной оказалось покрытым множеством прозрачных точек. Фотограф счел пластинку недоброкачественной и повторил съемку. Новый негатив уже не содержал точек. Портрет был изготовлен, но заказчица за ним не приходила. Обеспокоенный фотограф послал его по оставленному женщиной адресу, но вручить ей портрет так и не удалось. Посыльному сообщили, что через несколько дней после посещения фотографической мастерской заказчица заболела оспой и умерла. Только теперь стало ясно, что на пластинке запечатлелась еще не заметная для глаза оспенная сыпь.

Открытый Е. Ф. Буринским цветоделительный метод, состоящий в особом способе суммирования негативных и позитивных изображений, позволяющем выявлять совершенно невидимые глазу различия, разрешил тем самым проблему, которая до того казалась неразрешимой. Докладывая на I съезде русских деятелей фотографического дела о своих открытиях, Е. Ф. Буринский с гордостью за науку заявлял, что нет уже более «средств свести с бумаги без порчи ее поверхности следы письма таким образом, чтобы фотография бессильна была их обнаружить».

Главное применение судебно-экспертная фотография находит при исследовании документов. В письме, адресованном известному юристу А. Ф. Кони, Е. Ф. Буринский следующим образом характеризовал ее задачи: «Фотография дает диагноз подделки, т. е. имеет возможность сказать суду наверное, есть ли в данном случае какой-нибудь химический, светопечатный и другой подлог или же, кроме ручного копирования ничего подозревать нельзя... Вот в чем суть фотографической экспертизы и ее важное значение для правосудия. Восстановление вытравленных и выскобленных мест, определение времени написания рукописи и т. п.–-это все, так сказать, частные услуги фотографии; главная услуга – распознавание природы подделки, диагноз, сохраняющий за судом право принимать к своему рассмотрению споры о подлогах, без риска стать

53

в смешное и опасное по своим последствиям положение, непристойное суду».10

В -судебно-исследовательской фотографии широкое применение получили невидимые лучи: фотографирование в отраженных инфракрасных, ультрафиолетовых и других невидимых лучах спектра занимает ныне очень большое место в методах судебно-исследовательской фотографии.

Существование невидимых инфракрасных лучей за границей красного цвета видимого спектра открыл с помощью термометров в 1800 г. английский астроном В. Гершель. В следующем году немецкий ученый И. Риттер и английский ученый У. Волластон открыли ультрафиолетовые лучи. В конце 1895 г. выдающийся немецкий физик В. Рентген открыл еще одни невидимые лучи, названные в его честь рентгеновыми. С открытием в конце XIX в. П. и М. Кюри радиоактивности стало известно и еще одно элекромагнитное излучение: гамма-лучи.

Однако прошло много времени, прежде чем невидимые лучи стали применяться в криминалистических целях. Такая возможность представилась лишь после того, как ученые разных стран изучили свойства и особенности этих лучей. Одним из первых обратил внимание на криминалистическое их значение выдающийся американский физик Р. Вуд. В первом десятилетии XX в. он разработал метод фотографирования документов в отраженных ультрафиолетовых лучах. Оказалось, что эти лучи обладают свойствами, очень ценными для криминалистических исследований. Подчиняясь общим законам поглощения, отражения и преломления лучистой энергии, они поглощаются и отражаются многими веществами, однако иначе, чем видимые лучи. Эта особенность ультрафиолетовых лучей позволяет выявлять такие свойства и детали исследуемых предметов, которые в видимых лучах наблюдать не удается. Академик С. И. Вавилов высоко оценил заслуги Р. Вуда в области исследования невидимых лучей. Он писал: «В современной технике имя Вуда навсегда связано с фотографированием в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах, с сигнализацией этими лучами, применением их для аналитических и детективных целей».11

В качестве источника ультрафиолетовых лучей эксперты применяют либо ртутно-кварцевые лампы, либо специальные приборы ультрафиолетового света. Ныне фотографирование в ультрафиолетовых лучах – обычный рабочий метод исследования. Остановимся на одном из случаев таких исследований. Группа преступников занималась фабрикацией и сбытом

10   ЦГАОР (Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления) СССР. Ф. 564. Оп. 1. Д. 1309.

11   Си б рук В. Роберт Вуд, современный чародей физической лаборатории. М., 1960. G. 6.

S4

подложных железнодорожных билетов. У знакомых железнодорожников преступники добывали использованные билеты, вытравливали на них письменный текст и искусно вписывали на его месте новую станцию назначения. Так как срок годности билетов еще не истек, даже некоторые работники железнодорожной администрации признавали билеты действительными. Но в конце концов махинации преступников были разоблачены, и помогли это сделать ультрафиолетовые лучи. Первый же подозрительный билет, сфотографированный в ультрафиолетовых лучах, раскрыл хитроумную выдумку преступников, текст новой записи при этом пропал, а удаленная запись полностью проявилась.

Особенно успешно при криминалистических исследованиях используется ультрафиолетовая и инфракрасная люминесценция, заставляющая «немых свидетелей» рассказывать о хранящихся ими тайнах.

Люминесценция известна людям с незапамятных времен, но отношение к ней сильно изменилось. «Чудо-свет», исходящий от светлячков или гнилушек дерева, вызывал когда-то удивление, а свечение северного сияния вызывало даже страх. Сейчас же «чудо-свет» никого не удивляет и не пугает. При криминалистических исследованиях используется обычно фотолюминесценция, присущая очень многим веществам, хотя степень не у всех из них одинакова. Она зависит от природы самого вещества, силы источника возбуждения, внешних условий, при которых происходит процесс фотолюминесценции, и др. Фотолюминесценция делится на флуоресценцию и фосфоресценцию.

Флуоресценцией принято называть свечение, возникающее в результате воздействия источника лучистой энергии и мгновенно потухающее после прекращения такого воздействия. Так, например, если аурамин, представляющий собой золотисто-желтый порошок, облучить ультрафиолетовыми лучами, он начнет флуоресцировать (светиться) зеленым светом, а темно-зеленые кристаллы фуксина при облучении их ультрафиолетовыми лучами начинают, наоборот, флуоресцировать оранжевым светом. Однако как только прекратится воздействие на вещество лучистой энергии, сразу же заканчивается и флуоресцирование.

Явления флуоресценции доступны визуальному наблюдению, что создает условия для самого широкого ее использования. При криминалистических исследованиях с помощью флуоресценции возможно различать объекты, по внешнему виду неразличимые, например, чернила или краски одинакового цвета. При исследовании подложных документов флуоресценция помогает выявлять смытые и вытравленные тексты и тому подобные следы подлогов.

Фосфоресценция в отличие от флуоресценции не прекращается с окончанием действия возбуждающего источника. Посте-

55

пенно затухая, свечение может продолжаться долго. Так, например, абажур, изготовленный из пластической массы с введенным в нее сернистым цинком, активированным медью, после выключения электрической лампочки способен светиться слабым светом в течение нескольких часов, превращаясь в удобный ночник.

В дореволюционной России люминесценция впервые была применена в криминалистических целях в 1914 г. в Киевском кабинете научно-судебной экспертизы. В. И. Фаворский на съезде управляющих кабинетами научно-судебной экспертизы, происходившем в Петрограде в 1915 г., говорил по этому поводу: «...Как известно, очень многие тела люминесцируют, будучи подвергнуты действию ультрафиолетовых лучей... Свечение это -бывает иногда настолько сильно, что в необходимых условиях может быть не только сфотографировано, но даже ясно заметно невооруженному глазу, так как сведенную подпись удается просто читать, поместив документ в полной темноте в поток ультрафиолетовых лучей. Указанным свойством свечения вытравленного текста Киевский кабинет пользовался как способом прочтения невидимых надписей. В одном из случаев текст был так тщательно сведен с бумаги, что даже после обнаружения и прочтения его, после того как его удалось восстановить на снимке, на самом документе все-таки глаз не различал никаких следов букв».12 Далее В. И. Фаворский подчеркнул, что фотографирование люминесценции не имеет ничего общего с методом фотографирования в отраженных ультрафиолетовых лучах, хотя и служит той же цели.

Дальнейшее развитие эти исследования получили лишь после Великой Октябрьской социалистической революции. В середине 20-х годов ленинградские ученые Р. Я. Гасуль и А. А. Сальков провели опыты с документами, текстильными изделиями, химическими веществами и другими объектами. •Опыты оказались настолько удачными, что ультрафиолетовые лучи довольно быстро вошли в повседневную практику советских экспертных учреждений.

Наряду с ультрафиолетовыми лучами в криминалистике широко применяются инфракрасные лучи, способные проникать через такие тела, которые для лучей видимой части спектра являются недоступными. Так, например, они свободно проникают через бумагу, ткани и тонкие слои дерева и других материалов. Инфракрасные лучи по-разному поглощаются и отражаются различными предметами, значительно менее других лучей они подвержены рассеиванию атмосферой и т. д.

Источниками инфракрасных лучей могут быть любые нагретые тела. Для судебно-экспертных целей чаще всего используются обычные электрические лампы и специальные твердые или

12 ЦГИА. Ф. 1405. Оп. 532. Д. 137. Л. 414. 56

жидкие светофильтры, обладающие свойством пропускать эти лучи и задерживать все остальные. Приемниками лучей в большинстве случаев служат фотографические пластинки, сенсибилизированные (имеющие увеличенную светочувствительность) к инфракрасным лучам.

Фотографирование в отраженных инфракрасных лучах начало применяться советскими экспертными учреждениями еще в 30-х годах. Уже тогда этот метод позволял успешно читать залитые чернилами тексты, выявлять подчистки и другие подлоги в документах. Например, в существовавшую в те годы криминалистическую лабораторию Академии наук было прислано несколько облигаций государственного займа, на которые, якобы, пали крупные выигрыши. Хотя при осмотре облигаций невооруженным глазом на них не были заметны признаки подлога, тем не менее у опытных работников Госбанка они вызывали подозрение. В лаборатории Академии наук первоначально попробовали сфотографировать облигации с применением специальных приемов, но это не открыло признаков подлога. Тогда решили исследовать их в инфракрасных лучах. Подлог был обнаружен: некоторые цифры номеров серий оказались искусно подрисованными.

В последние десятилетия исследования в инфракрасных лучах получили особенно широкое распространение. Сейчас нет такого экспертного учреждения, в котором бы они не производились. Разнообразием отличаются и те объекты, которые подвергаются исследованию. Приведем лишь два примера. В криминалистическую лабораторию поступил документ, в котором цифры были исправлены, а затем умышленно залиты чернилами. Преступнику казалось, что густое чернильное пятно надежно скрывает следы исправлений. Но инфракрасные лучи быстро раскрыли тайну. На фотоснимке, сделанном в этих лучах, ясно обозначились цифры, находившиеся под чернильным пятном. Преступление, таким образом, было раскрыто. По другому уголовному делу «проходил» документ с записями денежного характера. Одна из записей в этом документе вызывала сомнение. Предполагалось, что единица, стоявшая впереди одной из цифр, была уничтожена, а вместо нее поставлена «галочка», которой при подсчете суммы иногда отмечают проверенные цифры или отдельные строчки. Эксперты сфотографировали документ обычным способом, но обычная фотография результатов не дала. Тогда применили фотографирование в инфракрасных лучах, которое раскрыло подлог. Оказалось, что «галочка» была поставлена с целью маскировки, она скрывала существовавшую ранее единицу. Так как вещество, с помощью которого единицу превратили в «галочку», было прозрачным для инфракрасных лучей, «галочка» при фотографировании пропала. Теперь на снимке были видны только цифры, выполненные красящим веществом, непрозрачным для инфракрасных лучей.

57

С помощью инфракрасной люминесценции можно увидеть то, что не позволяет увидеть ультрафиолетовая люминесценция. Так, например, красители, применяемые для изготовления синих и фиолетовых чернил, обладают максимальным поглощением в видимой части спектра, а под ультрафиолетовыми лучами их люминесценция остается незаметной. Зато они хорошо люминесцируют под воздействием инфракрасных лучей.

Инфракрасная люминесценция помогла раскрыть преступление, совершенное в городе Л. В парке этого города случайный прохожий обнаружил вещевой мешок, спрятанный кем-то в кустах. Содержимое мешка поразило своей неожиданностью: в нем оказался труп новорожденного младенца. Было очевидно, что таким образом пытались скрыть следы преступления. Но кто это сделал и как найти преступника? Никто не видел его, свидетелем был лишь вещевой мешок. Преступник рассчитывал на молчание этого «немого свидетеля», однако его расчеты не оправдались. При тщательном осмотре мешка было замечено, что на верхнем его клапане в прошлом была надпись, которую старательно смыли, даже с помощью лупы прочесть ее не удалось. Исследование в научно-исследовательской криминалистической лаборатории показало, что надпись была сделана фиолетовыми чернилами. С помощью инфракрасной люминесценции удалось прочитать часть ее: «Зеленкова... 10». Эта тонкая ниточка и привела сотрудников уголовного розыска к раскрытию тяжкого преступления.

Особенно эффективную роль люминесценция играет в исследовании документов. Так, например, в руки следователя попал документ, выполненный черными чернилами с припиской, сделанной черной тушью. При обычном осмотре эту приписку можно и не заметить. При исследовании же документа методом люминесценции приписка обнаружится, так как чернила будут слабо светиться, а тушь – нет.

В изучении природы и свойств люминесценции большую роль сыграли советские ученые, в особенности академик С. И. Вавилов, которого с полным правом можно назвать основоположником люминесцентного анализа в СССР.

Современный научно-технический прогресс значительно расширил методы фотографии. Достигнуты возможности фотографирования без фотоаппарата. Для этой цели используются рентгеновые лучи, гамма- и бета-лучи радиоактивных изотопов. Хотя фотографирование с их помощью еще не получило всеобщего распространения в криминалистике, о значении его, хотя бы кратко, нельзя не рассказать.

Рентгеновые лучи применяются в криминалистике значительно реже, чем в медицине, но с появлением портативных рентгеновских аппаратов возможности их использования в криминалистике расширились. Большая проникающая способность этих лучей позволяет вести исследования внутреннего устрой-

58

ства оружия, боеприпасов, замков и других объектов. С их помощью можно легко обнаружить частицы металла в теле человека, в деревянных предметах и т. д. Наряду с методом просвечивания рентгеновыми лучами в настоящее время применяются и другие, более сложные методы, в частности рентгеновский люминесцентный анализ.

Гамма-лучи обладают чрезвычайно большой проникающей способностью. В качестве примера можно привести гамма-лучи, даваемые радиоактивным кобальтом. Они способны проникать через стальные плиты толщиной в несколько десятков сантиметров. Применение гамма-лучей осуществляется главным образом с целью выявления внутреннего устройства просвечиваемых объектов. Подобные исследования принято называть гам-маграфией. В качестве фотографических материалов для гам-маграфии чаще всего применяется рентгеновская пленка.

Бета-лучи также обладают большой проникающей способностью, сила которой зависит от энергии бета-частиц. В криминалистике бета-лучи (бетарадиография) нашли применение при исследованиях, производимых с целью обнаружения подчищенных и выскобленных мест в документах, при изготовлении снимков структуры бумаги, текстильных тканей, а также водяных знаков на документах, выявлении мелких частиц стекла, находящихся в тканях одежды и т. д.

Подобные исследования производятся лишь в лабораторных условиях с применением мер, надежно предохраняющих организм человека от вредного воздействия радиоактивного излучения.

 

 

 


<