КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ОДОРОЛОГИЯ : В мире криминалистики - И.Ф. Крылов : Книги по праву, правоведение

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ОДОРОЛОГИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 
РЕКЛАМА
<

Криминалистическая одорология является новым разделом криминалистики, возникшим в последние десятилетия. Его формирование и до сих пор полностью не завершено. Как и все новое в науке, криминалистическая одорология формируется на основе выявленных закономерностей, проверяется экспериментами и практикой. Слово одорология образовано из двух слов: лат. odor – запах и греч. logos – учение. Следовательно, криминалистическая одорология означает учение о запахах, поставленное на службу криминалистике, используемое ею для целей розыскных, следственных и судебных.

Самое важное для криминалистики свойство запахов заключается в их индивидуальности. Мы легко распознаем запахи любимых духов и сотен других предметов и объектов. Происхождение запахов биологи объясняют свойством испаряющихся на воздухе веществ вызывать у человека и у других живых организмов особое раздражение нервных окончаний органов обоняния. Запах человека иногда образно называют его химической «подписью». Таким образом, понятие запаха, с одной стороны, обусловлено свойством различных веществ служить «выделителями» запаховых молекул, а с другой – связано со свойством человека, животных и насекомых воспринимать органами обоняния раздражения, вызываемые запаховыми молекулами.

В криминалистике запахи нередко рассматривают как специфические следы. При этом различаются следы, являющиеся источниками запаха, и следы – собственно запахи.

Источниками запаха могут быть как твердые, так и жидкие объекты, выделяющие молекулы вещества, которое при взаимодействии с обонятельными рецепторами живых организмов способно вызывать восприятие запаха.

Источниками запахов являются люди, животные, насекомые, растения и другие объекты (предметы и тела) органического и неорганического происхождения. Они могут быть причинно

245

 

связаны с событием преступления или нейтральны к нему, тем не менее могут содержать важную одорологическую информацию, используемую в криминалистических целях.

Украинский криминалист М. В. Салтевский делит источники запаха на две группы: следы – источники запаха человека и следы – источники собственного запаха объекта. К следам, являющимся источником запаха человека, М. В. Салтевский относит: а) отделившиеся от тела человека твердые и жидкие вещества: волосы, пот, кровь, сперма и т. д.; б) предметы, находящиеся в постоянном контакте с телом человека: одежда, обувь и др.; в) предметы временного контакта с телом человека: орудия преступления, бытовые и рабочие инструменты и пр. Следы – источники собственного запаха – это предметы и объекты органического и неорганического происхождения, обладающие собственным запахом: ароматические вещества, эфи-ры, горючие и смазочные вещества, наркотики, насекомые, животные, растения и т. п.1

Данная классификация не лишена практического значения, тем не менее нельзя не отметить ее условного характера, так как предметы и объекты, находящиеся в постоянном или временном контакте с телом человека, в результате этого контакта воспринимают запахи, присущие человеку, но наряду с этим обладают и собственным запахом. В свою очередь следы – источники собственного запаха в результате контакта с человеком могут также воспринять присущие ему запахи и, следовательно, будут обладать какое-то время одорологической информацией о человеке.

Восприятие запаха зависит от пороговой концентрации вещества-выделителя, которую определяют числом молекул в единице объема вещества (обычно в одном кубическом сантиметре). Чем выше пороговая концентрация, тем выше у человека возможности восприятия запаха, и наоборот, чем она ниже, тем ниже и возможность восприятия. Так, например, собака способна обнаружить запах масляной кислоты при наличии всего 9000 молекул в одном кубическом сантиметре воздуха, человек же чувствует запах ее лишь при концентрации в одном кубическом сантиметре воздуха 7000000000 молекул. Другими словами, пороговая концентрация для этого запаха у человека примерно в 800 000 раз ниже, чем у собаки. Если же собака специально натренирована на данный запах, она сможет распознать его при наличии всего 700 молекул в одном кубическом сантиметре воздуха2..

1 Салтаевский М. В. 1) Криминалистическая одорология. Киев, 1976. С. 22; 2) Использование запаховых следов для раскрытия и расследования преступлений. Киев, 1982.

2Мазатова Р., Охотская В., Пучкин Б. Обоняние и его моделирование. Новосибирск, 1965.

246

 

Существует множество теорий, объясняющих происхождение и природу запахов, но ни одна из них не является общепризнанной. В этой связи нельзя не вспомнить замечание великого русского физиолога И. П. Павлова о том, что проблема познания процесса обоняния одна из наиболее сложных в физиологии.

Самыми распространенными в настоящее время можно считать четыре теории, объясняющие природу запахов: а) пространственная (стереохимическая); б) волновая; в) вибрационная; г) адсорбционная.

Ученые, создавшие пространственную теорию, утверждают, что запах того или иного вещества зависит от формы его молекул и от особенностей строения обонятельного эпителия, в котором имеется семь различных типов рецепторов, отличающихся формой и размерами ультрамикроскопических лунок (гнезд), расположенных на мембране нервного волокна. Запах вещества, согласно этой теории, зависит не только от запаховых молекул, но и от того, насколько точно они «вписываются» в соответствующие лунки. Разные молекулы подходят к разным лункам, подобно ключам, подходящим к разным замкам. Если одна и та же молекула «вписывается» в несколько лунок, такое вещество обладает сложным запахом.

Согласно волновой теории, клетки обонятельных анализаторов человека и животных обладают способностью излучения в окружающую среду волн, длина которых находится в диапазоне инфракрасного излучения. Волны по-разному поглощаются веществами, что связано с неодинаковой степенью охлаждения обонятельного эпителия, ощущаемого как различие в запахах.

Вибрационная теория исходит из того, что потоки волн в инфракрасной области спектра излучают вибрирующие молекулы пахучих веществ, которые воспринимаются обонятельными рецепторами и преобразовываются в запахи.

Адсорбционная теория пытается объяснять запахи, исходя из адсорбции, т. е. процесса поглощения пахучих веществ, связанного с выделением тепла, возбуждающего обонятельные рецепторы.

Запаховые следы – газообразные образования, поэтому вещество, являющееся источником, должно обладать способностью из твердого или жидкого состояния переходить в газообразное. По физическим свойствам газообразные вещества обладают такими качествами, как летучесть, растворимость, смешиваемость, разбавляемость и т. д. Запахам также присущи эти качества, но в разной степени. Для криминалистики же большое значение имеют такие свойства запаховых следов, как непрерывность их образования, подвижность структуры, рассеи-ваемость и делимость.

Запаховые следы образуются в течение всего времени, пока существует их источник и имеются соответствующие внешние

247

 

условия для их образования. По своей структуре запаховые следы обладают подвижностью. Молекулы пахучего вещества не связаны между собой, но, находясь в постоянном движении, перемешиваются друг с другом и с молекулами окружающей среды.

Не имея устойчивой формы, запаховые следы обладают качеством рассеивания, т. е. способностью рассредоточения в пространстве под влиянием таких явлений, как ветер и др. При этом запаховый след изменяет свою концентрацию в единице объема. Вблизи источника запах всегда сильнее, чем в удалении от него. Кроме того, запаховые молекулы могут делиться, но отделившаяся часть сохраняет характер целого.

Все запаховые следы по источнику их образования можно разделить на три вида: 1) следы, источником запаха которых служит или сам человек (специалистами установлено, что тело человека за сутки выделяет в окружающую среду около 800 см3 пота, жира и других пахучих веществ)3 или носимая им одежда, обувь, трости и другие принадлежащие человеку предметы, обладающие запахом; 2) следы – источники запаха, не связанные с человеком. Это собственные запахи растений, насекомых, животных и т. п. Пока они не контактируют с человеком, они не несут никакой информации о нем; 3) следы – запахи. Имеются в виду сами молекулы пахучего вещества, отделившиеся от следообразующего объекта. Примером таких следов может служить запах эфира, который длительное время находился в помещении, но затем был удален из него. Обязательным условием для таких следов является наличие ограниченного объема (емкости), в который попадают молекулы запаха. В комнате с закрытыми окнами запахли могут сохраняться длительное время, а при открытых окнах быстро улетучиваются.

Как механизм образования следов, так и свойства, присущие запахам, обязательно учитываются при использовании их в криминалистических целях.

Разными людьми запахи воспринимаются не одинаково. Выше мы отметили, что пороговая концентрация запахов, воспринимаемых человеком, довольно низка, тем не менее практике известны случаи, в которых пороговая концентрация далеко превышала средний уровень. О нескольких таких случаях мы и расскажем.

В одном из американских городов был убит рабочий-механик Сэм Салон. Убийство было совершено в гараже. Полицейский, принимавший участие в осмотре места преступления, уловил странный для гаража легкий запах духов. Другие участники осмотра над ним посмеялись. Полицейский, однако, упорно стоял на своем, продолжал уверять, что он не только ясно

3 Райт Р. X. Наука о запахах. М„ 1966. С. 103. 248

 

чувствует запах, но может даже сказать, что он скорее принадлежит мужчине, чем женщине. Других улик, указывающих на личность преступника, при осмотре добыто не было, поэтому решили выяснить происхождение запаха. Предполагая, что преступник мог перед совершением преступления зайти в одну из парикмахерских, произвели их обследование в окрестностях места происшествия. В каждой из парикмахерских выясняли, кто заходил туда в вечер совершения убийства. Правда, в успех этого мероприятия мало верили. Но все-таки слабая надежда не покидала тех, кто вел поиск. Результат же его оказался благоприятным. В одной из парикмахерских мастер припомнил, что стриг в тот вечер клиента и побрызгал его духами, которые тот выбрал сам. Полицейский уверенно заявил, что именно их запах ощущался на месте происшествия. Хотя это и была ниточка, ведущая к установлению убийцы, но ниточка слишком тонкая. Описание внешности клиента, которое дал мастер парикмахерской, усилило возможности розыска преступника, но и этого еще было мало для полного успеха.

С убийством по времени его совершения связывалась кража автомашины, которая затем была обнаружена брошенной на дороге. Отсюда возникла версия о том, что и убийство, и кража могли быть совершены одним и тем же лицом. Если это было так, значит преступника следовало искать в ближайших к месту обнаружения машины местах, куда он мог уйти пешком. Располагая словесным портретом, полученным от парикмахера, и зная, на каком конкретном участке местности нужно вести поиск, полицейские власти приступили к обследованию близлежащих ферм и опросу проживающих на них жителей.

Труд не пропал даром. Довольно быстро преступника удалось выявить и задержать.

Второй случай установления личности преступника по запаху произошел в Москве. Однажды утром служащие почтового отделения в Новых Черемушках не смогли вовремя приступить к работе. Входная дверь оказалась закрытой, а ночной сторож – исчезнувшим. Пришлось вызвать слесаря и вскрыть дверь. Женщину-сторожа нашли внутри помещения в запертой на ключ комнате. Она объяснила, что ее туда втолкнули и заперли в 2 часа ночи неизвестно откуда появившиеся двое молодых людей. Кладовая оказалась открытой, в ней царил беспорядок и ощущался запах одеколона «Осень». Пустой флакон от него нашли в углу кладовой. Выяснилось, что преступники вскрыли почтовую бандероль, в которой находился одеколон.

Похитив крупную сумму денег, преступники скрылись. Установить их помогли две женщины, заметившие неподалеку от почтового отделения молодого человека, спящего на газоне. Изобличить же преступника помог запах одеколона «Осень». Когда на место, названное женщинами, прибыли сотрудники милиции, они действительно нашли спящего человека. Подни-

249

 

мая его, увидели выпавшие из кармана пачки денег и финский нож. Обратил на себя внимание и запах одеколона, исходивший от этого человека, он-то и указал на связь с преступлением, совершенным на почте. Преступником оказался Виктор В., проживавший в том же доме, в котором помещалось почтовое отделение, подвергшееся ограблению.

Однако В. утверждал, что к ограблению не имеет отношения, а оделоконом «Осень» надушился дома. Пришлось направиться к нему домой, но здесь ни «Осени», ни другого одеколона не оказалось. Зато под стопкой книг, лежавших в углу комнаты, нашли остальные деньги, похищенные в почтовом отделении. В. и его сообщник понесли заслуженное наказание.

И в том, и в другом случае немыми свидетелями оказались искусственные запахи. Но человек обладает и естественными запахами, их насчитывается не менее пятнадцати. Специфические запахи, как выше уже отмечено, присущи потожировым выделениям, крови, волосам и т. д. К естественным запахам добавляются запахи профессиональные: кожевника, табачника, парфюмера и др. Не менее многообразны и бытовые запахи: кухни, прокуренного помещения и проч. Человек, как правило, воспринимает лишь сильные концентрации запахов, но из этого правила бывают и исключения, например, в случае убийства Сэма Салона. Еще более интересный пример этого рода описан в литературе Н. В. Ермаковым: слепой и глухонемой от рождения мальчик безошибочно определял присутствие в комнате знакомых и незнакомых людей по запаху.4

Однако возникновение криминалистической одорологии связано не со свойствами человека, а со свойствами собаки, которая обладает качествами непревзойденного анализатора запахов. Характеризуя свойства собаки, Л. Жерарден пишет: «Человек узнает своих друзей по чертам лица, а собака узнает хозяев по комплексу запахов... Главное в ее мире – запахи».5

Немецкий криминалист Роберт Герсбах утверждает, что собака была первым полицейским в мире, первым ночным сторожем и первым сыщиком. Очевидно, это близко к истине. Действительно, с самых древних времен у всех народов собака была верным другом и помощником человека. Она преданно охраняет дом своего хозяина, пасет скот, вытаскивает из воды утопающих, спасает погибающих в снежных горах, подрывает танки в сражениях, вывозит раненых с поля боя, мчит нарты с седоками на дальнем севере и т. д. Все это собака делает благодаря своим природным свойствам, которые человеку удалось значительно усовершенствовать.

4Ермаков Н. В. Исторический путь физиологии ощущений. Саратов, 1959.

5 Жерарден Л. Бионика. М., 1971. С. 85.

250

 

Первым, кто в конце прошлого века указал на возможность использования собак для розыскных целей, был Ганс Гросс. В своем капитальном руководстве для следователей он отмечал, что с помощью собаки можно быстрее напасть на след .преступника.6 С конца XIX в. и ведет свою историю служебное •собаководство.

Впервые питомники полицейских собак возникли в Германии.7 В 1906 г. собаки появились на полицейской службе и в России. Начало этому было положено в прибалтийских губерниях, а в 1907 г. питомник полицейских собак был создан в Петербурге.

Осенью 1908 г. в столице возникло Российское общество для поощрения применения собак к полицейской и сторожевой службе, которое с 1909 г. начало издавать собственный журнал, посвященный собаководству. В том же году обществом был открыт образцовый питомник собак и школа дрессировщиков. Собаки для питомника были приобретены в Германии.

Опыты применения собак в розыскных целях оказались весьма успешными. В прибалтийских губерниях в 1908 г. прославилась собака Цили, а в 1909 г. в Москве широкую известность получила собака Треф. Ее подвиги в розыскных делах для тех лет были почти легендарными. Особенно впечатляющим было преследование Трефом трех преступников, совершивших в деревне Кузнецове Бронницкого уезда убийство 60-летнего крестьянина Гришакова. Треф шел по следам преступников 115 км и в конце концов настиг их. Преступники были арестованы.

В молодой Советской республике в конце 1921 г. при Отделе уголовного розыска Управления милиции был организован Центральный питомник служебных и розыскных собак. Аналогичные питомники стали создаваться и на местах. Управление уголовного розыска республики приказом от 12 августа 1922 г. расширило функции Центрального всероссийского питомника. На него была возложена работа по организации, руководству, наблюдению и контролю местных питомников служебных и розыскных собак на территории РСФСР. Эта мера оказалась действенной. Служебное собаководство укрепилось не только в центре, но и на периферии.

Работа служебно-розыскных собак в органах милиции имеет большую и интересную историю, из которой мы приведем лишь отдельные факты.

В 1920 и 1921 гг. в Петрограде действовала бандитская шайка, в которую входил налетчик и убийца Белов по кличке «Белка». Когда в декабре 1920 г. Белова попытались задер-

6   Гросс Г. Руководство для следователей. Смоленск, 1985. С. 55.

7   Отмечая это, нельзя забывать и того, что в фашистской Германии собаки широко использовались в антигуманных целях: с их помощью охранялись концентрационные лагеря, преследовались бежавшие из лагерей и т. д.

251

 

жать, он убил милиционера. Но в марте 1921 г. и для него пришел день расплаты. Работники уголовного розыска установили квартиру Белова, помещавшуюся в Лигове, в которой он находился вместе со своей сожительницей Степановой. Но захватить Белова и Степанову удалось лишь в смертельной борьбе, при которой они оба были ранены. Первым в квартиру ворвался замечательный питомец угрозыска – собака-ищейка

Рис. 18. Чучело служебно-розыскной собаки «Султан» (Музей истории милиции Ленинграда).

Завет. Стрелой он налетел на раненого бандита, вцепился мертвой хваткой в ногу и потащил к дверям. Это был не единственный подвиг Завета, с его помощью было задержано много других преступников.

В одной из книг мы уже упоминали о другом питомце Ленинградского уголовного розыска, легендарной служебно-розыскной собаке Султан.8 С его участием за период с 1937 по

Крылов И. Ф. Следы на месте преступления. Л., 1961.

252

 

1947 г. было вскрыто большое количество различных преступлений, задержано свыше двух тысяч лиц и обнаружено более чем на 2 млн. р. похищенного имущества. Особенно отличился Султан при розыске преступника, совершившего крупное хищение продовольственных товаров на одном из складов.

Дело происходило зимой, стояли большие морозы и поэтому трудно было рассчитывать на успешный поиск преступников и похищенных товаров с помощью служебной собаки. И все же попытка была предпринята. На место происшествия прибыл проводник вместе с Султаном. Невзирая на девятнадцатиградусный мороз Султан взял след и уверенно пошел па нему. Около двух километров пришлось пройти по льду Невы,, а затем почти километр по проспекту, расположенному на противоположном берегу реки. Подойдя к одному из домов на этом проспекте, Султан поднялся на пятый этаж и там в одной из комнат облаял С. и В. При обыске, произведенном, в комнате, удалось обнаружить значительную часть товаров, похищенных со склада. Преступники сознались в совершенном преступлении и назвали еще двух своих сообщников.

Судьба Султана не лишена интереса: когда он заболел: и не мог продолжать работу, решено было не усыплять его.. Признавая заслуги Султана, ему был сохранен обычный суточный рацион пищи, выдаваемый работающим собакам. Эту своеобразную «пенсию» Султан получал в течение двух лет.

Приведем еще один пример, относящийся уже к практике башкирской милиции. В одной из уфимских квартир была совершена кража ценных носильных вещей. Уже через 15 минут после ее обнаружения на место происшествия прибыл инспектор-кинолог со служебно-розыскной собакой Буяном. Следов преступника в квартире обнаружить не удалось. Возможно, они и были, но расстроенные хозяева квартиры успели сильно нарушить обстановку. Помогла инспектору одна из соседок потерпевших, рассказавшая, что незадолго перед кражей видела стоявшего около дома неизвестного человека, курившего папиросу.

Старшина Фатыхов решил осмотреть указанное место, на котором нашел брошенный свежий окурок. Буян с этого места уверенно взял след и, проведя старшину около двух километров по тротуару людной уфимской улицы, остановился около одного из домов. Затем уверенно повел Фатыхова в квартиру № 17, в которой проживал некий К. Как раз в этот момент он прятал похищенные вещи.

Теоретические основы криминалистической одорологии, подтвержденные сотнями экспериментов, писал проф. А. И. Вин-берг, позволили разработать методику отбора запахов и их сохранения, установить, какой может быть длительность их консервации, и выявить при этом необходимые минимальные объемы забора воздуха с молекулами запаха.

253

 

Расскажем о некоторых интересных экспериментах, которые проводились с целью проверки эффективности консервации запахов. В одном эксперименте пробу воздуха с молекулами запаха взяли в помещении, где происходило заседание, окончившееся около пяти часов вечера. На следующее утро помещение проветрили и только после этого около десяти часов утра отбирали пробы. Через три часа один из участников происходившего накануне заседания в числе пяти других лиц, на заседании не присутствовавших, был предъявлен специально натренированной собаке. Предварительно ей дали понюхать из стеклянного флакона воздух, взятый утром в помещении. Собака безошибочно «выбрала» («опознала») того, кто был участником заседания. Эксперимент повторили с другой специально натренированной собакой, результат оказался точно таким же.

В другом эксперименте у испытуемого лица взяли несколько капель венозной крови и поместили их на лист чистой бумаги. Лист упаковали в полиэтиленовый мешок, который туго перевязали шпагатом. Через несколько дней испытуемого в числе других пяти лиц предъявили собаке, предварительно дав ей понюхать лист бумаги, хранивший следы крови. Собака безошибочно указала то лицо, которому принадлежала кровь. Неоднократное повторение данного эксперимента приводило к тому же результату.

Остановимся еще на одном, может быть, самом важном эксперименте, проводившемся в казарме. С постели одного из 20 военнослужащих взяли пробу воздуха и поместили в стеклянный сосуд с притертой пробкой. Когда после забора пробы истекло два месяца, была организована «выборка» с помощью собаки. Для этой цели всех военнослужащих, помещавшихся в казарме, выстроили. Собаке предварительно дали понюхать воздух, взятый два месяца назад. Собака успешно выдержала экзамен. Она безошибочно «выбрала» военнослужащего, которому принадлежала постель.

Всего по специально составленной программе было проведено около двух тысяч различных экспериментов, позволивших сделать вывод о надежности консервации запахов и о реальной возможности практического использования данного метода.

В скором времени представился случай применения метода на практике. На 51-м километре Белорусской железной дороги под Москвой был обнаружен труп 6-летнего ребенка с большим количеством повреждений головы. Рядом с трупом были найдены два осколка кирпича и номер газеты «Вечерняя Москва», сохранивший следы конфигурации кирпича. Естественно, возникла версия, что кирпич послужил орудием убийства, а принесен был сюда завернутым в газету. Осколки кирпича и газету «Вечерняя Москва» надежно упаковали в полиэтиленовый

254

 

мешок и плотно его перевязали. На следующий день пробу воздуха перенесли в стеклянный сосуд с притертой пробкой.

Подозрение в совершении убийства пало на некоего П. При обыске у него изъяли носовой платок и трикотажную рубашку, что дало возможность произвести «опознание» изъятых предметов с помощью собаки. Предварительно ей дали понюхать пробу воздуха из стеклянного сосуда, а затем носовой платок и трикотажную рубашку, изъятые при обыске, находившиеся в числе других однородных предметов. Собака безошибочно «опознала» вещи П. Через неделю «опознание» повторили, но уже с другой собакой. Результаты оказались точно такими же. Спустя еще неделю собаке был предъявлен сам П. И на этот раз «опознание» было положительным.

Весь процесс предъявления вещей и самого подозреваемого фиксировался двояким способом: 1) составлялся протокол; 2) производилась киносъемка. В конце концов П. сознался в совершении убийства ребенка, который якобы препятствовал вступлению П. во второй брак.

Таким образом, при помощи других доказательств, в том числе благодаря признанию обвиняемого, было установлено, что собаки не ошибались, что они являются достоверными анализаторами запахов.

Фабула второго случая сводится к следующему. В Клинском районе Московской области было совершено убийство сторожа садовых участков Бурова. На месте убийства обнаружили топор с запахом керосина. Как выяснилось позднее, керосин был употреблен убийцей для того, чтобы затруднить применение служебной собаки. С топора дважды, а именно в момент его обнаружения и через сутки после его обветривания, были взяты пробы воздуха. Когда спустя 8 дней появился подозреваемый в убийстве некий Д., он был предъявлен для опознания собаке. Получив запаховую информацию, т. е. понюхав воздух, взятый на месте убийства, собака решительно, без колебаний «выбрала» Д. среди других лиц, не причастных к преступлению. Как и в первом случае, Д. сознался в совершении преступления и указал место, где были спрятаны украденные вещи.

История применения служебных собак в розыскных целях позволяет выделить четыре основных метода, которые могут быть названы традиционными: а) направление служебно-розыск-ной собаки по следам преступника с целью задержания его самого или обнаружения вещественных доказательств, относящихся к совершенному преступлению; б) использование собаки для обнаружения различных предметов или веществ по их специфическому запаху (например, поиск наркотиков, стреляных гильз и др.); в) поиск предметов, принадлежащих конкретному лицу, по запаховым следам, оставленным этим лицом на отыскиваемых предметах (например, поиск похищенных предметов по запаховым следам потерпевшего); г) поиск предметов и ве-

255

 

ществ, обладающих аналогичными запахами (например, определенных косметических веществ).

Результат поисковой деятельности, осуществляемой с помощью служебно-розыскной собаки, зависит от соблюдения определенных условий, нарушение которых может затруднить выполнение поставленной задачи или сделать ее вообще невыполнимой. А. Гельвиг писал: «Необходимыми предпосылками успешной работы собаки являются: собака должна быть хорошо выдрессирована, в особенности она должна быть хорошо приучена к разного рода хитростям, к которым прибегают современные мошенники в своей работе; к моменту работы собака не должна быть слишком усталой и, наконец.условия ее работы должны быть организованы так, чтобы собака могла выполнять поставленную ей задачу. Особенно важно еще и то, чтобы проводник был вполне сведущим человеком и не делал бы ошибок».9

8    числе неблагоприятных условий, влияющих на результат работы служебно-розыскной собаки, И. Н. Якимов называет жару (свыше +30°), холод (свыше –20°), густую пыль, идущий снег, каменистую сухую почву и т. д. Он пишет: «При наличии неблагоприятных условий погоды проводник не должен пускать собаку по следу, так как это в большинстве случаев бесполезно, равно как тогда, когда прошло более суток от обнаружения преступления до прибытия собаки и когда следы испорчены... Собаки-ищейки не везде и не всегда одинаково применимы. На улицах больших городов, где проходят тысячи человек за день, и в больших домах с многочисленным населением является большой редкостью сохранение следов преступника хотя бы в относительной целостности, а потому в этих условиях очень узко поле деятельности для собаки-ищейки».10

Практика показывает, что почти все сказанное автором правильно. Однако нельзя согласиться с его утверждением о бесполезности применения служебно-розыскных собак в затруднительных условиях. Сошлемся на упоминавшегося выше Султана, который успешно ра'ботал при таких условиях. Но этот пример далеко не единственный.

Результаты деятельности служебно-розыскных собак оцениваются по-разному. Немецкий криминалист Р. Гейндль пишет, что «полицейские собаки ни в коем случае не являются отменными следопытами».11 По поводу скептицизма, с которым Гейндль относится к успехам, достигнутым при помощи полицейских собак, редактор его книги проф. П. И. Люблинский замечает: «Однако опыт всех стран показывает противное».12

9    Гельвиг А. Современная криминалистика. М., 1925. С. 37.

10   Якимов Н И. Криминалистика. Уголовная тактика М, 1929 С. 150–151.

11   Гейндль Р. Уголовная техника. М., 1925. С. 57.

12   Там же.

•256

 

Отрицательно относился к результатам применения служеб-но-розыскных собак профессор Лозанского университета Р. А. Рейсе. Ссылаясь на случаи ошибок, допускавшихся ими,. Рейсе приходит к выводу, что «подобные случаи с очевидностью свидетельствуют о прямой опасности для общества выслеживания преступника при помощи неразумного животного». Аргументируя отрицательное отношение к собакам-ищейкам, Рейсе говорит: «...уголовный розыск требует прежде всего тонких интеллектуальных способностей, быстрой сообразительности, наблюдательности, т. е. таких качеств, которые было бы напрасною тщетою заменять инстинктом и обонянием собаки».13

Дореволюционный русский криминалист С. Н. Трегубов, хотя и не разделял отрицательных взглядов на роль служебно-розыскной собаки, но тем не менее результат ее деятельности считал лишь вспомогательным средством. «Обонянием собаки, – писал С. Н. Трегубов, – нельзя заменить доказательств, чутье ее не может быть признано уликою, но как путник в темную ночь или залепляющую глаза метель доверяется инстинкту лошади, так и полицейский агент при розыске преступника или похищенного может прибегнуть к чутью собаки, чтобы попытаться выйти на верную дорогу».14

Мы намеренно остановились на взглядах, высказанных по поводу значения работы служебно-розыскных собак в зарубежной и дореволюционной русской литературе. Они показывают, что истоки научной дискуссии, ведущейся по поводу криминалистической одорологии в наши дни, уходят в далекое прошлое. Начало дискуссии положила статья «Новое в криминалистике», опубликованная в 1965 г.15 Авторы ее сообщили, что ими разрешена важная для практики проблема изыскания способов изъятия и длительного сохранения присущего преступнику запаха, обнаруженного на месте происшествия, с помощью специального прибора отбора запахов (ПОЗ) –полиэтиленовой фляжки с герметически закрывающейся горловиной, краником и пульверизатором для нагнетания запаха.

Эксперименты и практика применения служебно-розыскных собак доказали, таким образом, возможность работы их не только по «горячим следам», но и по консервированному запаху. Тем самым был преодолен барьер времени, ограничивавший в прошлом эффективность работы собаки примерно суточным сроком с момента возникновения следов. Новое направление в криминалистике авторы назвали судебной одорологией.

.В одной из последующих статей А. И. Винберг разъяснял, что при создании одорологии задача заключалась в том, чтобы

13   Р е и с с Р. А. Научная техника расследования преступлений СПб , 1912. С. 92.

14   Трегубов С. Н. Основы уголовной техники. СПб., 1915. С. 142.

15   Безруков В., Винберг А., Майоров М., Тодоров Р. Новое в криминалистике//Социалистическая законность. 1965. № 10. С. 74–75.

257

 

выработать методику, которая позволила бы отбирать запахи у лица, подозреваемого в совершении преступления, решить вопрос о том, в каком объеме нужно отбирать воздух с молекулами запаха, как его сохранить, насколько длительно можно хранить воздух с молекулами запаха, можно ли достоверно при этом установить личность, молекулы запаха которой изъяты, можно ли запах транспортировать. Ответ на эти вопросы и дали эксперименты и следственная практика.

Криминалистическая одорология нашла среди ученых и практических работников не только сторонников, но и решительных противников. К числу последних принадлежат М. С. Строгович, В. И. Шиканов, Н. Н. Тарнаев и др. Одорология в современном ее виде, утверждал М. С. Строгович, «не содействует ни развитию науки, ни улучшению практики». Оценивая значение результатов, работы служебно-розыскных собак, М. С. Строгович пишет: «...собака иногда дает нити, ведущие к раскрытию преступления. Но поведение служебно-розыскной собаки, ее указание никакого процессуального значения не имеют и судебным доказательством по делу не являются».16

Противоположную позицию по поводу доказательственного значения результатов работы служебно-розыскной собаки занимают профессора А. И. Винберг, Р. С. Белкин и др. Так как собака, по мнению А. И. Винберга, способна безошибочно различать индивидуальные запахи, она может достоверно определить человека в целях опознания. Следовательно, утверждает он, не существует оснований отрицать доказательственное значение за таким опознанием. Нам представляется, что прав М. С. Строгович. Процессуального значения подобное опознание иметь не может. Оно указывает лишь на пути к отысканию доказательств.

Как это часто бывает в спорах, преувеличения свойственны обеим точкам зрения. Безусловным преувеличением является, в частности, заявление М. С. Строговича о том, что одорология не содействует ни развитию науки, ни улучшению практики. Кроме уже приведенных выше примеров, свидетельствующих о значении одорологии, приведем случаи эффективного ее применения в виде так называемой «выборки».

При совершении квартирной кражи преступник пользовался перчатками, с тем, чтобы предупредить возможность оставления на вещах пальцевых отпечатков. Убирая перчатки в карман, преступник второпях одну из них обронил, но этого не заметил. При осмотре места преступления оброненную перчатку обнаружили и поместили в герметически закрываемый сосуд. Таким образом, перчатка оказалась законсервированной вместе с запаховыми следами на ней. Факт обнаружения перчатки

16 Строгович М. С. О криминалистической одорологии//Вопросы борьбы с преступностью/Отв. ред. Ц. А. Пертцик. Иркутск, 1970. С. 123.

258

 

и консервации ее, естественно, был отражен в протоколе осмотра. Спустя несколько дней удалось установить подозреваемого, но при допросе он категорически отрицал свое участие в соверше-ни кражи и принадлежности ему перчатки. Было решено организовать выборку. Подготовили шесть бывших в употреблении у разных лиц перчаток. В присутствии подозреваемого в одном ряду с ними поместили принадлежавшую ему перчатку, причем ему было предложено указать место, которое она должна занять. Служебно-розыскной собаке, находившейся в другом помещении, дали понюхать перчатку, извлеченную из сосуда. После этого собака уверенно выбрала из группы перчаток ту, которая принадлежала подозреваемому. Выборка была повторена с изменением расположения перчаток, но результат ее был тот же. Видя это, подозреваемый признал, что перчатка действительно принадлежит ему, но он потерял ее в магазине. Ложность этой версии легко разоблачалась данными протокола осмотра места происшествия. В результате подозреваемый признал свое участие в краже, однако сделанное им признание было положено в основу обвинения лишь после подтверждения его совокупностью всех других доказательств, собранных по делу.

Интересный пример привела в 1973 г. газета «Правда». На Московском деревообрабатывающем комбинате в обеденный перерыв случился пожар. При осмотре очага пожара, т. е. места его возникновения, были обнаружены обгоревшие куски фанеры и спички. Находку упаковали в соответствии с правилами консервации в герметические емкости, ибо была построена версия о поджоге как причине пожара. Вследствие этого можно было предположить, что обнаруженные предметы побывали в руках преступника и несут информацию о присущих ему запахах. Через некоторое время органы милиции установили несколько лиц, на которых падало подозрение в совершении поджога. Все эти лица явились участниками выборки, произведенной служебно-розыскной собакой по кличке Грэй. Понюхав предварительно законсервированные предметы, Грэй уверенно выбрал из числа участвовавших в выборке лиц некоего К., который оказался пьяницей, ппогулыциком. За допускавшиеся нарушения трудовой дисциплины К. был исключен из очередного списка на получение квартиры. В дальнейшем К. в совершении поджога признался, объяснив, что совершил его с целью «попугать» администрацию предприятия.17

В дискуссии по поводу применения служебно-розыскных собак некоторые из ее участников высказывались против производства выборок, подобных только что описанной, т. е. с участием людей. Действительно, следует признать, что как бы хорошо ни была организована выборка, она неизбежно связана

17 Грей находит след//Правда. 1973. 30 мая.

259

 

с той или иной степенью унижения достоинства людей, а нередко чревата возможностью нарушения социалистической законности. Достаточно представить себе случай необоснованного подозрения.

Учитывая нравственную сторону рассматриваемой проблемы, М. В. Салтевский писал: «Всегда можно у подозреваемого либо обвиняемого в порядке ст. 199 УПК (автор имеет в виду УПК УССР.– И. К.) получить в качестве образца – источника запаха какой-либо предмет, вещь (носовой платок, носок, перчатку и т. д.) и провести выборку вещей».18

Криминалистическая одорология уж-е существует, и отрицать 19 этого нельзя. Конечно, она будет развиваться я совершенствоваться. Вряд ли можно сомневаться в том, что наряду с биологическим детектором запаховой информации, т. е. со служебно-розыскными собаками, в будущем появятся более надежные – технические детекторы, которые позволят объективно оценивать получаемую запаховую информацию посредством одорологической экспертизы. Однако нет оснований полагать, что до тех пор пока такие детекторы не созданы, не существует криминалистическая одорология. Нельзя поэтому согласиться с В. И. Шикановым, который пишет: «Ни в одной лаборатории в настоящее время еще не создано надежных приборов, с помощью которых мож!но было бы производить количественный и качественный анализ запаха. Но ясно и другое. Задача полного выяснения природы запаха и биофизических процессов, связанных с его восприятием, а также создание приборов, позволяющих производить объективный анализ запаха, вполне разрешима. Вот тогда-то и можно будет говорить о создании криминалистической (судебной) одорологии как раздела криминалистической техники».20

Но ведь известно, что ни один из разделов криминалистической техники не был создан сразу, в том виде, в каком существует сегодня. Все они прошли длительный путь развития. Аналогичный путь предстоит пройти и криминалистической одорологии.

Пока биологические детекторы запахов более надежны, нежели технические. Когда парфюмер с помощью обоняния дифференцирует эфирные вещества, из которых составляет букет конкретных духов, его «профессиональный нос», по выражению Р. X. Райта, творит чудеса, на которые технические приборы сегодня еще не способны.21

18  Салтевский М. В Криминалистическая одорология. Киев, 1976. С. 41.

19  Дискуссии по поводу доказательственного значения результатов одорологической выборки см.: Социалистическая законность. 1987. № 10. С. 63.

20  Шиканов В И., Тарнаев Н. Н Запаховые микроследы. Иркутск, 1974. С. 73.

21  Р а и т Р. X. Наука о запахах. С. 65.

260

 

Но нет сомнения в том, что технические детекторы будут развиваться и совершенствоваться. В зарубежной литературе уже сообщалось о создании малогабаритного индикатора, способного обнаружить запах человека на расстоянии 300 м, а также прибора «электронная собака», позволяющего «узнать» ряд веществ при исключительно малой концентрации их запаховых молекул. Работа в этом направлении идет и в нашей стране.