В. И. Шелудченко,

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 

полковник милиции

Проблемные   вопросы технико-криминалистического обеспечения расследования   убийств.

Различные ухищрения при совершении убийств, использование разнообразных орудий и средств преступления, место время  совершения преступления обусловливают использование ряда частных методик раскрытия этого вида преступлений. Использование научно-технических средств в расследовании убийств порождает ряд проблемных вопросов ТКО.

Первый из них, нуждающаяся в совершенствовании — это организационная  основа технико-криминалистического  обеспечения расследования убийств. Уровень этого обеспечения в настоящее время с трудом можно назвать удовлетворительным. Это обусловлено недостаточным развитием технической базы обеспечивающих расследование  организаций,  что  в  свою  очередь, то с нахождением следственного аппарата в различных ведомствах и недостаточным финансированием работ по технико-криминалистическому обеспечению расследования убийств.

Технико-криминалистические силы и средства, обеспечивающие расследование убийств, должны  концентрироваться в одном ведомстве. Результаты их деятельности должны оцениваются следственными органами. Это основное направление решения первой организационной проблемы.

Второй вопрос - это вопрос сотрудничества, прежде всего его уровень в форме взаимодействия следователя и специалиста-криминалиста в расследовании убийств.

Организация предполагает наличие четкого правового положения следователя и специалиста. Это в общем отражено в принятом уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (ст. 58) УПК РФ.

Но есть и вторая часть совместной деятельности, влияющая на сущность взаимодействия. Это организационные формы деятельности  специалистов   и  характер  функциональной  связи следователя с организацией, в которой работает специалист.

Следователь заинтересован в существовании органа, в ко­тором работают специалисты-криминалисты, в процессуальном характере взаимодействия с ними и административном подчинении этого органа  органу расследования.  Эта организационная проблема ТКО убийств связана с первой.

Третьим      вопросом  является   использование   новейших достижений науки и техники в технико-криминалистической деятельности.   Существующие   подходы   к   решению   этой   задачи должны сохраняться. Но нужны и новые, их суть состоит в том, орган технико-криминалистического обеспечения расследования должен следить за новейшими достижениями и определять возможности и направления их использования в расследовании. Кроме того, давно надо определить, что конкретно нужно в рас­следовании, какие вопросы могут разрешаться научно-техническими средствами. На основе такой постоянной работы необходимо формирование заданий научно-техническим органи­зациям по ведению соответствующих разработок.

Четвертый — это организационное и правовое положение экспресс-анализов.

Для следователя необходимо получить ответы на ряд во­просов по исследованию следов и других объектов на месте про­исшествия (другого следственного действия) сразу, т. е. мера несколько минут, часов. Объективной необходимостью является потребность в срочных исследованиях, когда выводы необходимо сделать прямо на месте. Между тем процессуальный закон так и не регулирует эти исследования. Здесь ведь специалист по существу превращается в эксперта и осуществляет срочное экспертное исследование. Необходимо заметить, что этот проблемный во­прос подлежит разрешению.           

Другие проблемы вытекают из различных частных вопросов, разрешаемых специалистом.

Практика раскрытия убийств потребовала активизации получения розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления на месте происшествия. В целях установления преступника сотрудниками экспертно-криминалистических подразделений применяются специальные познания для определения относимости обнаруженных следов в убийству, получения данных о механизме их образования, уста­новления признаков следообразующего объекта и сбора сведения о возможных приметах и привычках, характеризующих преступ­ника. Полученные в результате анализа следов преступления све­дения специалист отражает в розыскной таблице либо справке.

Так, проблемным остается вопрос сохранности одежды, обуви и других предметов изъятых с трупа. Большая часть помещений для хранения вещественных доказательств в районных отделах милиции и прокуратуре не приспособлена для хранения и просушивания вещей с трупа. Зачастую в пакетах из полимер - нога материала, с признаками гниения и налетом плесени веще­ственные доказательства доставляются на экспертные исследова­ли.

Следующей проблемой ТКО является исследование иных ЖДП следов в целях установления как механизма убийства, так и личности убийцы.

Для этого необходимо изымать и направлять на исследо­вание предметы одежды подозреваемых для поиска на них не только следов крови, но и волос потерпевшего. Убийства, как правило, сопровождаются активным физическим контактом уча­стников, поэтому при контакте могут переноситься волосы, тек­стильные волокна-наложения, меховые волокна из одежды жерт­вы.

Накопленный экспертный материал свидетельствует о це­лесообразности проведения исследования подногтевого содер­жимого у жертвы. При этом ставится задача не только поиска крови, не принадлежащей лицу, от которого взят материал, но и обнаружение сперматозоидов, эпителия и т. д. При обна­ружении эпителиальных клеток решается вопрос об их происхо­ждении (от лица мужского или женского пола). Установление наличия перечисленных объектов значительно повышает качест­во экспертиз и тем самым оказывает неоценимую помощь след­ствию.

Вместе с тем необходимо нацеливать следователей на проведение в полном объеме исследований клеток в следах-наложениях на орудиях убийства и иных вещественных доказа­тельствах. Комплексное применение биологических и цитологи­ческих методов исследования позволяет сделать информативное экспертное заключение в тех случаях, когда традиционные био­логические методы не дают такой возможности.

Следы рук, непригодные для установления личности по деталям строения папиллярного узора, могут стать объектом био­логической экспертизы. Данным видом исследования можно решить вопрос о групповой принадлежности потожирового ве­щества в следах рук, а впоследствии, при установлении подозреваемых - о совпадении с группой крови кого-либо из этих лиц. При оформлении постановления о назначении экспертизы следователи крайне редко перед экспертом ставят вопрос о меха­низме образования следов крови на предметах одежды и друга вещественных доказательствах. Установление подобных фактов в сочетании с другими характеристиками может свидетельствовать о действиях участников, положении потерпевшего, характерах ударов, орудии убийства и т. д.

Проблема без вести пропавших и установление личности неопознанных трупов занимает в последнее время все большее место. В стране пропадает большое количество людей. Много пропавших в результате несчастных случаев, однако, немало тех, кто стал жертвами тщательно спланированных пре­ступлений. Установление личности потерпевшего по его остан­кам является одной из проблем ТКО расследования убийств.

В процессе расследования сотрудники правоохранитель­ных органов часто сталкиваются с гнилостными изменениями крайней степени, а также со скелетированными неопознанными трупами, когда встает, казалось бы, неразрешимая проблема -кем является умерший человек. Для получения данных о поле в возрасте, расовом типе, состоянии зубного аппарата, заболеваниях, признаках внешности неопознанного трупа в случае гнилостных и др. изменений проводится реконструкция внешнего облика. Данное исследование проводится при отсутствии версии о  личности погибшего.

Наиболее перспективным направлением деятельности медиков-криминалистов является создание в каждом регионе региональной криминалистической коллекции черепов неопознанных трупов (краниотеки). Краниотека (коллекция) черепов неопознанных трупов, которая в ЭКУ Краснодарского края на­считывает более 70 объектов, с помощью аппаратно-программного комплекса внесена в компьютерную память для проведения идентификационных исследований с фотоснимками без вести пропавших в крае лиц. 

При установлении личности неопознанного трупа на основе реконструкции лица по черепу возникает много затруднений, в, первую очередь из-за недостаточной осведомленности о назначении реконструкции, ее возможностях и порядке применения.

Наиболее  характерной  ошибкой является  вынесение  постановления по идентификации полученного внешнего облика с фотографией головы предполагаемого погибшего. Очевидно, что «идентификация» личности неправомерна, так как вносит элементы     субъективности. Объектом экспертизы является череп, а не восстановленный по нему внешний облик. С другой стороны, при наличии признаков сходства портрета реконструкции и фотоснимка без вести пропавшего, следственные или оперативные работники, игнорируя проведение идентификационного исследования,   самостоятельно  устанавливают,   что   погибшим (потерпевшим) был данный человек.   При беседе с родственниками без вести пропавшего в процессе опознания необходимо учитывать субъективную сторону ситуации. В ряде случаев род­ники просто не хотят верить, что утопленный, гнилостно измененный труп с признаками насильственной смерти является их родственником  (сыном,  мужем             ),  исключают сходство  и требуют от правоохранительных органов продолжать поиски, оперативный работник не может достаточно точно контролировать точность опознания. К сожалению, имеют место случаи и заведомо ложного (корыстного) опознания.

Поэтому использование криминалистических идентификационных экспертиз, особенно в сомнительных ситуациях, является необходимым.

Идентификация криминального трупа и без вести пропавшего лица   затрудняется тем, что сравниваемая информация внешности, одежда и пр.) фиксируются   субъективно со слов родственников, сослуживцев, с одной стороны, и оперативных работников, эксперта — с другой.

Не на должном уровне проводится работа по сбору идентификационной информации по месту жительства лица, пропавшего при криминальных обстоятельствах. Не принимаются меры по изъятию принадлежащих пропавшему следов биологического происхождения (волосы, кровь и т. д.) и следов пальцев рук, которые могли бы служить в качестве сравнительных образцов в обнаружения трупа. Крайне редко истребуется объективная информация из лечебно-профилактических учреждений, содержащаяся в историях болезни, амбулаторных и стоматологических каргах.

Несмотря на ряд методических материалов и публикаций по этим вопросам обязательное дактилоскопирование трупов выполняется неудовлетворительно. Дактилоскопируются, в основном, трупы с неизмененной поверхностью ногтевых фаланг кистей. Вместе с тем, специалисты экспертных учреждений МВД владеют методиками получения отпечатков пальцев кистей рук подвергшихся гнилостным изменениям, мумифицированным, отслоившейся «перчаткой смерти».

В практическую деятельность медленно внедряется методика исследования и установления родства (неустановленного человека) по закономерностям строения папиллярных узоров. Анализируя различные характеристики папиллярных узоров родителей и ребенка, можно прийти к выводу о происхождении этого ребенка от конкретных мужчины и женщины с достаточно малой вероятностью ошибки. Подобные исследования посвящены и изучению характера строения папиллярных узоров стоп ног. На практике указанные методики применялись в случаях идентификации измененных останков военнослужащих, погибших во время боевых действий в Чеченской республике, и их использование весьма перспективно при установлении личности неопознанных трупов.

Разработка экспресс-методов идентификации личности

как и идентификации орудия травмы (убийства) и сейчас остается одним из приоритетных направлений в медико-криминалистических исследованиях.

Таким образом, изложенные проблемы ТКО расследования убийств образуют, по существу, систему вопросов, разрешение которых, безусловно, скажется на расследовании этого вид преступлений. Как видно, проблемы существуют при решен» большинства задач ТКО. Большинство из них связано с осмотров места происшествия и следственными действиями, направленными на подготовку материалов и получение образцов для производства различных криминалистических экспертиз.