3. Законодательство о задержании : Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания - И.М. Гуткин : Книги по праву, правоведение

3. Законодательство о задержании

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
РЕКЛАМА
<

Задержание как мера процессуального принуждения существенно затрагивает права лица, на которое оно распространяется, ограничивает его свободу. Поэтому очень важно, чтобы во' просы, овязанные с применением задержания при расследовании преступлений, были правильно и единообразно разрешены на всей территории СССР, во всех УПК союзных республик.

Основы 1958 г., сформулировав гласные положения, определяющие порядок задержания в советском уголовном процессе, тем самым создали предпосылки для единообразного решения этих вопросов на всей территории СССР

Нормы, регламентирующие задержание, содержатся в ст. 32 Основ, согласно которой «орган дознания или следователь вправе задержать лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое может быть назначено  наказание в виде лишения свободы, только при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление:

3) когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано лишь в том случае, если это лицо покушалось на побег или когда оно не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена личность подозреваемого.

Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, имеет право обжаловать  действия лица, производящего дознание, следователя или прокурора, давать объяснения и заявлять ходатайства.

О всяком случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, орган дознания или следователь обязаны

м См. Л. Сергею. Уголовно-продессуальное задержание.— «Социалистжче-сня законность*, 1975, №11, с. 64', Д.М. ^орнуков. Меры процессуального прикуждеядя в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978, с. 87.

20

составить протокол с указанием оснований и мотивов задержания и в течение двадцати четырех часов сделать об этом сооб' щение прокурору. В течение сорока восьми часов с момента получения извещения о произведенном задержании прокурор обязан дать санкцию на заключение под стражу либо освободить задержанного* ^.

Уголовно-шроцессуальные кодексы союзных республик, воспроизводя ст. 32 Основ, вместе с тем дополняют и конкретизируют ряд имеющихся в ней норм. Так, УПК Литовской ССР (ст. 137) и УПК Узбекской ССР (ст. 103) содержат категорическое указание, что срок  задержания не может  превышать 72 часов;  УПК  Азербайджанской  (ст. 121),  Туркменской (ст. 132) и Литовской (ст. 137) союзных республик конкретизируют данные, которые должны быть в протоколе задержания, и т. д.

Основы 1958 г. и изданные в соответствии с ний1И УП^ союзных республик значительно усовершенствовали правовую регламентацию задержания лиц, подозреваемых в преступлении, и по сравнению с ранее действовавшим законодательством содержат ряд новых положений. Это нашло свое выражение в:

а) выделении  уголовно-процессуальными  кодексами всех союзных республик задержания как самостоятельного уголовно-процессуального института; б) уточнении оснований задержания; в) требовании наличия мотивов задержания; г) ограничении применения задержания  только случаями, когда лицо подозревается в преступлении, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы;

д) наделении правом задержания не толыко органов дознания, но и следователей;

е) требовании составления протокола задержания; ж) усилении 'правовых гарантий законности и обоснованности задержания.

13 июля 1976 г. Указом  Президиума  Верховного Совета СССР было утверждено Положение о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, которое вступило в силу с 1 января 1977 г. ^

Издание Положения вызвано тем, что Основы и УПК союзных республик предусматривали лишь условия правомерности задержания (кто полномочен задерживать, к кому оно может применяться, продолжительность и процеосуальное оформление задержания и т. д.). Что же касается самого порядка содержания задержанного под стражей (места содержания задержанных, режим содержания в этих местах, npaiBOBOe положение задержанных и т. д.), то он законодательно не был определен.

" «Ведомости Верховного Совета СССР*, 1959, № 1, ст 15 " «Ведомости Верховного Совета СССР*, 1976, № 29, ст. 426.

Недостаточно был урегулирован в законодательстве и ряд других вопросов, таких, например, как начальный момент исчисления срока задержания, основания и порядок освобождения задержанных. Это отрицательно сказывалось на единообразном применении рассматриваемого института, правовом положении задержанных, порождало на практике ошибки.

Положение развило предуомотренные Основами нормы о задержании и восполнило пробелы, имевшиеся в правовом регулировании рассматриваемого института. Впервые в законодательном порядке были определены цели задержания и порядок содержания задержанных под стражей, а также порядок содержания лиц, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, в местах для задержанных.

Положение установило ряд новых процессуальных норм, направленных на усиление гарантий охраны прав граждан. Оно предусматривает: право задержанного требовать проверки прокурором правомерности задержания; уведомление семьи о за-держаищи; предоставление свидания задержанным; порядок направления жалоб и заявлений задержанных и др.

Законодательно определено правовое положение задержанных, их права и обязанности, усилены гарантии осуществления этих прав.

Вместе с тем Положение развивает отдельные нормы о задержании, содержавшиеся в общесоюзном и республиканском уголовно-шроцессуальном законодательстве. Оно детализирует содержание протокола задержания, определяет момент, с которого должно исчисляться задержание, разграничивает основания задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, и основания помещения этого лица в места содержания задержанных и т. д. Проводится различие между доставлением и задержанием.

Положение призвано обеспечивать соблюдение прав граждан и способствовать укреплению  законности при осуществлении кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. На основе Положения внесены некоторые дополнения и изменения в УПК союзных республик

Так, УПК РСФСР дополнен ст. 122^ предусматривающей, что порядок кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, определяется упомянутым Положением.

Сделано дополнение к ст. 96' УПК РСФСР: если в места содержания задержанных на срок до трех суток помещаются лица, к которым применена мера пресечения в виде заключе* ния под стражу, то на них распространяются правила, установ' ленные данным Положением.

Уточнены также  требования, предъявляемые к протоколу задержания ^.

Какова же юридическая природа Положения, может ли оно быть отнесено к уголовночпроцеосуальному законодательству?

Положение — это законодательный акт. Однако относительно его юридической природы существуют  различные мнения, что нашло свое отражение и в законодательной практике союзных республик. В одних реопу бликах воспроизвели Положение в виде самостоятельной главы уголовно-процессуального кодекса (см., например, гл. 37 УПК. Литовской ССР), тем самым признав, что все нормы Положения носят уголовночпроцеосуальный характер, являются составной частью уголовно-ироцессуального права, имеют овоим предметом регулирование порядка произ" водст^ва по уголовным делам.

В других союзных республиках, например в РСФСР, Положение не включено в УПК. Последний дополнен нормой, указывающей, что порядок кратковременного задержания лид, подозреваемых в совершении преступления, определяется Положением (ст. 122').

Вместе с тем в ст. 122 УП^ Р^СФСР внесены изменения, связанные с воспроизведением ч. 1 ст. 3 Положения, регулирующей составление протокола задержания.

Для понимания своеобразия  рассматриваемого  законодательного акта следует обратить внимание на специфику уголовно-процессуального задержания.

Применение задержания в отличие от производства многих других процессуальных действий не исчерпывается процеосу-альной деятельностью следователя (лица, производящего дознание). При задержании, ка'к отмечалось ранее, она перерастает в исполнительно-распорядительную деятельность администрации места содержания задержанных по обеспечению режима содержания их под стражей, а иногда эти два вида деятель' ности переплетаются. Последнее обстоятельство обусловлено, с одной стороны, интересами обеспечения порядка в этих местах, предотвращения отрицательного влияния особо опасных рецидивистов на других задержанных и т. д., с другой — процессуальными интересами (воспрепятствовать оговору лиц, задержанных в связи с совершением одного и того же преступления, не дать им возможности помешать установлению истины).

Или, например, подозреваемый как участник процесса наделен процессуальными правами, но он содержится под стражей. Соответственно их осуществление в ряде случаев опосредство-ванно организационной деятельностью администрации мест содержания задержанных. Так, согласно ст. 10 Положения задержанный вправе требовать проверки прокурором правомерности задержания. Реализация этого права связана с обязанностью

м Сы. «Вддомости Верховвого Совета РСФСР*, 1977, f& 1, ст. 3.

администрации места содержания задержанных немедленно сообщить прокурору о заявленном ходатайстве.

Тесная связь уголоано-лроцессуальной и административной деятельности при применении задержания получила отражение в Положении. Данный законодательный акт носит комплексный характер, в нем Содержатся нормы разных отраслей права". Та.к, ст. 2 (Основания задержания), ст. 3 (Протокол задержания), ст. 4 (Сообщение прокурору о задержании), ст. 5 (Уведомление семьи о задержании) и другие имеют уголовночпро-цессуальное содержание; ст. 11 (Материально-бытовое обеспечение и медицинское обслуживание задержанных), ст. 14 (Материальная ответственность задержанных), ст. 15 (Обеспечение порядка в местах содержания  задержанных. Меры  безопасности) и другие — административно-правовое содержание. Статьяя9 (Режим в местах содержания задержанных), ст. 10 (Права и обязанности задержанных), ст. 12 (Предоставление свиданий задержанныы) и другие по своему содержанию являются смешанными; ст. 7 (Правовое положение задержанных) носит государственно-правовой характер.

С учетом изложенного мы полагаем, что Положение следует помещать в приложении к угол ов но ^процессуальному кодексу, а в самом кодексе наряду с изложением процессуальных норм о задержании указать, что порядок кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении  преступления, опреде* ляется Положением.

Заслуживает внимания вопрос о месте норм, регулирующих задержание, в системе уголовно-лроцессуального законодательства.

В УПК союзныы республик указанные нормы находятся в главе, посвященной дознанию. Аналогичное положение имело место и в ранее действовавших УПК. РСФСР, Белорусской ССР и Азербайджанской ССР. Тогда это можно было объяснить тем, что в законодательстве  применение задержания связывалось только с деятельностью органа дознания. Основы 1958 г. наделили правом задержания лица, подозреваемого в преступлении, и следователя. Поэтому в настоящее время нет оснований включать нормы, регулирующие задержание и допрос подозреваемого, в главу о дознании.

Куда, к какой группе процессуальных действий следует отнести задержание?

" Согласдо п. «ж*, ст. 7 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июня 1973 г. «Об основных обязанностях и правах советскоА милиции по охране общественного поряяка я борьбе с преступностью* («Ведомости Верховного Совета СССР*, 1973, № 24, ст. 309) милиция вправе задерживать и содержать под стражей в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Но после издания Положения эта норма нуждается в уточнении, ибо регулирование задерЭканна не исчерпывается нормами уголоано-процессуального законодательства.

Наиболее близко оно примыкает к предварительному заключению рак ' мере пресечения. В литературе, главным образом, внимание фиксируется на отличии  задержания от названной меры пресечения. В этой связи указыыается на следующие рг?" личия:                                             ^жМ*

1. Задержание предшествует избранию меры пресеччния, но не применяется вместо нее.

2. Задержание применяется только при производстве дознания и предварительного  следствия и носит кратковременный характер.

Мера пресечения может избираться не только во время дознания и предварительного следствия, но и в суде. Будучи избрана в стадии предварительного расследования, она сохраняет свою силу, продолжает  действовать и в период  нахождения дела в суде, до вступления приговора в законную силу.

3. Задержание может применяться только к лицу, подозреваемому в совершении престулления, в то времяякак меры пресечения, по общему  правилу, применяются к обвиняемому и лишь в виде исключения к подозреваемому.

4. Процессуальный порядок задержания иной, чем избрания мер пресечения.

5. Меры пресечения могут применяться и для обеспечения исполнения приговора. Задержание, поскольку оно распространяется на лиц, подозреваемых в совершении преступления, таких целей преследовать не может.

Отмеченные различия носят видовой характер и не устраняют родственности  рассматриваемых  институтов. По своей сущности эти действия однородны. Задержание и предварительное заключение как мера пресечения призваны предупредить в стадии предварительного расследования совершение лицами, к которым они применены, одних и тех же действий: уклониться от дознания и следствия, помешать установлению истины, продолжать преступную деятельность. Видимо, поэтому в Основах 1958 г. статьяяо задержании (ст. 32) привязала не к дознанию, а расположена ряяом со статьями, предусматривающими применение мер пресечения.

В УПК большинства союзных республик выделена глава, целиком посвяяенная мерам пресечения. Представляется, что с учетом тесной связи и однородного характера  задержания и предварительного заключения, как меры пресечения, было бы правильно включить нормы о задержании в эту главу и озаглавить ее — «Меры предупреждения уклонения обвиняемого (подозреваемого) от следствия и суда*.

В обоснование сделанного вывода следует сослаться еще на одно обстоятельство — цель задержания. Согласно ст. 1 Положения она заключается в выяснении причастности задержанного к преступлению и разрешения вопроса о применении к задер-

Глава II

жавному меры пресечения в виде заключенияяпод стражу. Цель задержания указывает на тесную связь этих институтов.

Правовое регулирование задержания включает в себя осуществление прокурорского надзора за законностью задержания. По этому вопросу в Положении имеется ряя норм, предусматривающих- необходимость реагирования прокурора на сообщение органа дознания или следователя о произведенном ими задержании (ст. 4); дачу санкции на содержание в исключительных случаях в камерах, где находятся несовершеннолетние, взрослых (ст. 9); проверку прокурором по требованию задержанного правомерности задержания (ст. 10); обязанность прокурора при установлении незаконности задержания немедленно освободить задержанного (ст. 16) и общее указание об осуществлении прокурорского надзора за соблюдением законности в местах содержания задержанных (ст. 18).

Закон СССР «О Прокуратуре СССР* повышает  значение прокурорского надзора за законностью задержания. Впервые в нем прямо связываются задачи прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия с требованием обеспечить, чтобы задержание граждан по подозрению в совершении преступлений производилось не иначе, как в порядке и по основаниям, установленным законом (ст. 28).

Предусмотрено пра'во прокурора поручать органам дознания исполнение постановлений о задержании (ст. 29).

В упомянутом законе также впервые определяются задачи прокурорского надзора за соблюдением законов в местах содержания задержанных и полномочия прокурора при осуществлении данного вида надзора (гл. IV) ^.

Развитие института задержания отражает процесс расширения и углубления начал социалистического демократизма в сфере уголовного судопроизводства. Главным направлением развития правового регулирования задержания являются усиление и совершенствование процессуальных гарантий законности и обоснованности его применения, расширение гарантий неприкосновенности личности.

" *Ведомостж Верховного Совета СССР*, 1979, № 49, ст. 843.


<