Глава 3. ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ОСВОБОЖДЕНИЯ ЗАДЕРЖАННОГО ИЗ-ПОД СТРАЖИ : Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания - И.М. Гуткин : Книги по праву, правоведение

Глава 3. ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ОСВОБОЖДЕНИЯ ЗАДЕРЖАННОГО ИЗ-ПОД СТРАЖИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
РЕКЛАМА
<

Положение разрешило важный для практической деятельности органов  расследования  вопрос об основаниях и порядке освобождения задержанных '.

Бет. 16 Положения понятие «основания освобождения задержанных* употребляется в двух значениях. В одном случае под основанием за«он 'понимает фактические обстоятельства, указывающие на недопустимость дальнейшего содержания задержанного под стражей, в другом — постановление лица, производящего дознание, следователя или прокурора об освобождении за' держанного, т. е. процессуальный акт, в котором содержится предписание  полномочного  органа  администрации ИВС об освобождении задержанного. Условно эти основания можно различать как материально-правовое и формально-правовое.

Согласно ст. 16 Положения лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, освобождаю.тся, если:

1) нс подтвердилось подозрение в совершении преступления:

2) отсутствует необходимость применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу; 3) истек установленныА законом срок задержания. Каждое из этих обстоятельств исключает возможность дальнейшего задержания и потому является основанием освобождения задержанных.

Содержащийся в Положении перечень оснований освобождения задержанных из-под стражи является исчерпывающим.

Первое основание предусматривает случай, когда преступление имело место, но подозрение об участии в его совершении задержанного не подтвердилось. Рассматриваемое основание используется и тогда, когда окажется, что не было преступления, в связи с которым лицо задерживалось, или деяние, которое совершил задержанный, не содержит состава преступления. Второе основание охватывает случаи, когда по ходу рассле*

* Раньше эти  вопросы  решались яа уровне ведомствендых указаний. Только в Белоруоской ССР Указом Президиума Верховного Совета от 30 декабря 1966 г. ст. 119 УПК БССР была дополнена самостоятельдой часхыо, предусматривающей, что «об освобождении задержавного оргавом доммим выносится поста новледде, в котором излагается осяожание к освобождению» (СЗ БССР. 1967. № 1, ст. 1).

да

дования отпадают обстоятельства, вызывающие необходимость заключения  задержанного под стражу.  Освобождение из-под стражи по второму основанию производится и в случаях, когда изменяется квалификация преступления, и возможное наказание по новой статье Уголовного кодекса исключает применение к задержанному предварительного заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Освобождение задержанного из-под стражи за отсутствием необходимости применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу производится и тогда, когда уголовное дело прекращается (Если  уголовное  дело прекращается по реабилитирующим обстоятельствам, то действует первое основание освобождения задержанного из-под стражи.)

При освобождении по третьему основанию — в связи с истечением срока задержания — следует исходить из того, что этот срок может исчисляться только часами.

В литературе предельный срок задержания иногда ограничивается не 72 часами, а тремя сутками^. Это не соответствует закону и по существу неправильно.

Исчисление срока задержания сутками создает возможность длц содержания задержанного свыше предусмотренных законом 72 часов.

При исчислении процессуальных сроков часами и сутками по-разному определяется начальный момент срока.

Согласно ст. 103 УПК РСФСР, если срок исчисляется часами, пе принимается в расчет тот час, которым начинается течение срока. Применительно к задержанию это значит, что, если лицо задержано в 14 часов' 20 минут, то срок задержания будет отсчитываться с 15 часов. Иное положение, если срок задержания исчислять сутками. Здесь в расчет не принимаются сутки, которыми начинается  течение срока. В приведенном  примере это означало бы, что срок задержания будет отсчитываться не с 15 часов, а с одной минуты следующих суток, т. е. задержанному не будет зачтено в срок задержания время  нахождения под стражей с 15 до 24 часов. Иначе говоря, исчисление срока задержания сутками позволило бы в данном случае содержать задержанного свыше 72 часов еще 9 часов.

В связи с вопросом о сроках задержания следует подчеркнуть, что при  их исчислении н& действует норма ч. 2 ст. 103 УПК РСФСР, согласно которой, «если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за тем рабочий день». Эта норма рассчитана на случай, когда срок исчисляется сутками. Поэтому независи-

* Си., например, В. Л Сг/юлюаскыД. Участнихя предварительного следствия в советском уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1966, с. 95: Уголовно* процессуальный аодеис Ухраявсюй ССР. Научно^прасгичеокий комментарий. Киев, 1974, с. 141; В. ЛГырын. Укрепление процессуальных гарантий.—«Социа-лдспмескаа законность», 1976, №10, с. 64.

мо, когда  истекает срок  задержания (в рабочий или нерабочий день), задержанный подлежит немедленному освобождению из-под стражи по истечении срока задержания или получения соответствующего постановления следователя, органа до' знания или прокурора.

В ст. 209 УПК РСФСР указывается, что в постановлении о прекращении уголовного дела должен быть разрешен, в частности, вопрос об отмене меры пресечения. Что же касается судьбы задержанного при прекращении дела, то в упомянутой статье никаких указаний об этом нет. С учетом ст. 16 Положения следует подчеркнуть, что в названном постановлении, если по делу есть задержанный, должно содержаться указание об освобождении его из-под стражи. Желательно, чтобы соответствующее дополнение было сделано к ст. 209 УПК РСФСР.

Положение  возлагает на следователя и лицо,  производящее дознание, обязанность немедленно освободить задержанного как только ими будет установлено отсутствие оснований для дальнейшего задержания. Это необходимо сделать до направления извещения прокурору о задержании, а если такое извещение ему уже направлено, то после направления. Такая же обязанность лежит и на прокуроре в каждом случае установления им незаконности задержания (ст. 16 Положения).

Положение исходит и") того, что ответственность за своевременность освобождения задержанного, когда нет оснований для дальнейшего его задержания, несут как лицо, в производстве которого находится уголовное дело, так и прокурор.

Положение предусматривает общий и дополнительный порядок освобождения задержанных. Общий — распространяется на любое из указанных оснований освобождения, дополнительный— применяется только в связи с третьим основанием и лишь тогда, когда общий порядок «не сработал».

Согласно общему порядку, предусмотренному ст. 16 Положения, освобождение задержанного производится начальником места содержания задержанных по постановлению лица, производящего дознание, следователя, в производстве которого находится уголовное дело, или прокурора.

В случае, когда постановление выносится лицом, производящим дознание, оно, по сложившейся практике, утверждается начальником органа дознания. Эта практика не основана на законе, она ограничивает право, которое предоставлено Положением лицу, производящему дознание. Соответственно и ограничение такого права может быть сделано только в законе.

Постановление об освобождении задержанного должно отвечать требованиям, предъявляемым к процессуальным постановлениям, законности, обоснованности, мотивированности. Представляется, что копия постановления должна направляться прокурору.

б Зак. 1ба                                                     ..       65

В ведомственном порядке утвержден бланк поставовления об освобождении задержанного из-под стражи, которым пользуются сотрудники органов внутренних дел. Желательно, чтобы такой бланк был единым для органов внутренних дел и следственного аппарата Прокуратуры СССР. '

Постановление об освобождении исполняется немедленно по его поступлении в место содержания задержанного.

Дополнительный порядок действует, если в установленный законом срок задержания постановление прокурора, следовате-теля или лица, производящего дознание, об освобождении задержанного либо применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу не поступило в место содержания задержанных. В этих случаях освобождение задержанного осуществляет начальник места содержания задержанных по собственной инициативе и направляет об этом уведомление прокурору, следователю или лицу, производящему дознание, о чем составляется протокол (ст. 16 Положения).

В ведомственном порядке установлено, что начальник ИВС или дежурный обязан заблаговременно, но не позднее чем за 12 часов уведомить орган, в производстве которого находится дело, об истечении срока задержания лица, содержащегося в ИВС.

Имеется в виду, что такое напоминание заставит орган расследования в пределах оставшегося срока ускорить разрешение вопроса о санкционировании ареста задержанного или освобождении его из-под стражи. Эта мера призвана предотвратить неосновательное освобождение задержанного из-под стражи за истечением срока задержания.

Одновременно следует подчеркнуть, что независимо от ука" занного напоминания, задержанный по истечении срока задержания подлежит немедленному освобождению из-под стражи, если не поступит санкционированное прокурором постановление о применении к нему предварительного заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Если лицо по истечении срока задержания будет освобождено из-за несвоевременного избрания меры пресечения, в то время как его надо было заключить под стражу, то ответственность за это должны нести те, по чьей вине эта мера не была избрана. Предусмотренные Положением правила освобождения задержанных по истечении предельного срока лишения свободы при задержании—72 часов—являются важной гарантией недопущения их содержания под стражей сверх установленного законом срока. Администрация места содержания задержанных при освобождении последних из-под стражи обеспечивает их в случае необходимости бесплатным проездом к месту жительства;  по их просьбе им выдаются справки о времени пребывания в месте содержания задержанных. Если задержанный к моменту его освобождения из ИВС оказался больным, то он передается род-

ственникам или направляется в лечебное учреждение органов здравоохранения.

Указанные в Положении основания освобождения задержан ных можно подразделить на реабилитирующие и нереабилити-рующие. К реабилитирующим относятся случаи, когда не подтвердилось подозрение в совершении преступления. Освобождение по этому основанию требует принятия мер к реабилитации подозреваемого.

Под реабилитацией подозреваемого следует понимать удостоверение органом дознания, следователем или прокурором в постановлении, что подозреваемый невиновен, и принятие в предусмотренном законом порядке мер к восстановлению его прав и репутации.

Во время кодификации уголовно-процессуального законодательства в 1958—1961 гг. институт реабилитации получал свое значительное развитие. Но все эти нормы касаются обвиняемого и подсудимого. Что же касается реабилитации подозреваемого в случаях,  когда он необоснованно задержан или арестован до предъявления обвинения и затем подозрение не подтвердилось, то об этом в уголовно-процессуальном законе прямых указаний нет. Между тем, такая необходимость существует.

При задержании лицо ставится в процессуальное положение подозреваемого — участника уголовного процесса; в протоколе задержания официально удостоверяется наличие оснований подозревать его в конкретном преступлении; акт задержания существенно ограничивает право гражданина на неприкосновенность личности, затрагивает его честь и достоинство; задержание порочит его в глазах окружающих, а также причиняет ему имущественный ущерб, вызванный неполучением заработной платы за вынужденный перерыв в работе. Поэтому в случаях, когда подозрение в отношении задержанного не подтвердилось, необходимо не только освободить его из-под стражи, но и официально удостоверить невиновность этого лица, принять меры к восстановлению его чести и достоинства, а также возмещению причиненного ему материального ущерба.

МВД СССР (1968 г.) дало указание ведомственным органам дознания и предварительного следствия, чтобы они уведомляли администрацию и общественные организации по месту работы задержанного о каждом случае его освобождения по реабилитирующим основаниям и сообщали при этом о мерах, принятых к виновным работникам. Несомненно, что такое уведомление имеет важное значение для восстановления репутации лица, которое необоснованно задерживалось.

Однако упомянутое указание не снимает проблемы законодательного урегулирования реабилитации подозреваемого в случае неподтверждения подозрения. Нормы, регламентирующие реабилитацию подозреваемого, должны быть едиными и обязательными для всех органов дознания и предварительного следствия б*                                                    47

независимо от их ведомственной принадлежности, являться составной  частью  уголовно-процессуального  законодательства. Правовое регулирование реабилитации подозреваемого призвано установить основания, порядок, гарантии его реабилитации.

В законе также следует предусмотреть обязанность органов печати (радио, телевидения) сообщить по требованию реабилитированного лица о его невиновности, если ранее ими были опубликованы в печати (оглашены по радио или телевидению) материалы, содержащие неправильную информацию о его причастности к преступлению.

Поскольку под реабилитацией подозреваемого понимается официальное признание его невиновности, то возникает вопрос, в каком процессуальном акте должно найти свое выражение это признание. Таким актом может быть только постановление о прекращении дела в отношении подозреваемого.

В юридической литературе вполне обоснованно ставился вопрос о необходимости предусмотреть в законе правила прекращения уголовных дел в отношении подозреваемых, которые не привлекаются к уголовной ответственности ^

В случае, когда прекращение производства в отношении подозреваемого совпадает с прекращением дела в целом, достаточно вынесения одного постановления. Если же подозреваемый освобожден из-под стражи и не привлекается к уголовной ответственности, а дело производством продолжается, то в законе следует предусмотреть вынесение самостоятельного постановле' ния о прекращении дела в отношении подозреваемого.

Вопрос о реабилитации подозреваемого нельзя механически связывать с его освобождением из-под стражи.

С одной стороны, подозреваемый, несмотря на освобождение из-под стражи, в дальнейшем может привлекаться по этому же делу в качестве обвиняемого; с другой — вопрос о невиновности задержанного, освобожденного из-под стражи, нередко может быть решен только по ходу или к концу расследования. Поэтому постановление об освобождении подозреваемого из-под стражи не может заменить постановление о прекращении дела в отношении подозреваемого. Разумеется, если к моменту освобождения из-под стражи задержанного установлена его невиновность, то указанные постановления можно совместить.

Желательно в законодательном  порядке  распространить на постановление о прекращении дела в отношении подозрева-

* См. С. Л. Гол^нйРыД, Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.—В кн.: Вопросы  судоустройства  и судопроизводства  в  новом  законодательстве Союза ССР. М„ 1959, с. 156: J. Af. ^армееад. Подозреваемый в советском уголовном процессе. — «Социалистическая закоаность*, 1959, № 4, с. 37—38: Л. ^. Се/юеее. О возмещении вреда, причиняемого гражданам незаконным арестом или задержанием.—«Труды Омской высшей школы милиции» вып. 12 1973, с. 99.

W

емого действие п. 10 ст. 5 и ст. 210 УПК РСФСР. Это придало бы рассматриваемому  постановлению  необходимую стабильность.

Как следует оценивать акт задержания в свете последующего освобождения задержанного из-под стражи?

Освобождение в связи с неподтверждением подозрения означает, что задерживалось лицо, которое к преступлению непричастно, и поэтому такое задержание, как правило, признается незаконным. Но этот вывод не является безоговорочным, ибо возможны случаи, когда в момент задержания фактические данные для подозрения были весьма убедительными и только входе проверки смогла обнаружиться ошибка^. Подобные случаи возможны при наличии преступления и явки с повинной лица, который в действительности преступления не совершил, и в некоторых других ситуациях.

Освобождение задержанного из-за отсутствия необходимости применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу может быть вызвано тем, что в момент задержания не было реальных обстоятельств, требовавших немедленной изоляции лица. Такое задержание является незаконным. Но при освобождении по рассматриваемому основанию возможна и иная ситуация. Задержание  было вызвано наличием обстоятельств, потребовавших немедленной изоляции подозреваемого, но с помощью задержания удалось устранить мотив, вызвавший заключение подозреваемого под стражу. Например, устранена опасность доведения подозреваемым начатой преступной деятельности до конца. В подобных случаях освобождение задержанного, отказ в даче санкции на арест не свидетельствует о незаконности задержания.

Что же касается третьего основания освобождения, то оно может иметь место как при законном, так и при незаконном задержании. Одно то обстоятельство, что орган расследования, за которым числится задержанный, к моменту истечения срока задержания не разрешил судьбу задержанного, является нарушением закона и требует реагирования со стороны руководителя органа дознания или предварительного следствия.

В практике имеют место случаи, когда от лиц, освобождае-емых из ИВС, отбирается подписка о невыезде или обязательство о явке в органы дознадия (или к следователю) по вызову. При этом обращает на себя внимание, что постановление о применении в качестве меры пресечения подписки о невыезде не выносится; в лучшем случае об отобрании такой подписки указывается в постановлении об освобождении из ИВС. Представляется, что такая практика находится в противоречии с законом.

* См. Я. Да/ммоа, В. Уыстякоад, Л. Гуляю, Я. МоДо/мю. Критерии одежки работы следова геля.—«Социалистическая законность», 1969, №4, с. 41: Л. ff^MMOg. Задержание подозреваемого.—«Социалистическая закондость*, 1979. №4.0.57.

Лицо, задержанное в порядке ст. 122 У ПК РСФСР, после освобождения из-под стражи, если к нему не применена в порядке ст. 90 УПК РСФСР мера пресечения, перестает быть по дозреваем ым, участником процесса. Поэтому отобрание подписок, ограничивающих его свободу или налагающих на него процессуальные обязанности, является незаконным.

Законодательное урегулирование оснований и порядка освобождения задержанного из-под стражи имеет важное значение для усиления гарантий неприкосновенности личности в советском уголовном процессе.


<