5. Основания для помещения в места содержания задержанных : Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания - И.М. Гуткин : Книги по праву, правоведение

5. Основания для помещения в места содержания задержанных

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
РЕКЛАМА
<

Протокол в уголовном процессе, как правило, представляят собой процессуальный документ, в котором излагаются порядок производства следственного действия, выявленные при pro производстве существенные для дела обстояяельства, а также заявления лиц — учасчников этого действия (ст. 102 УПК РСФСР). Он носит удостоверительный характер.

Иное назначение протокола задержания. Оно определяется ст. б Положения, которое вводит новое понятие — основание помещения в места содержания  задержанных (ст. 6). Здесь имеется в виду юридический акт, в котором констатируется наличие правовых условий задержания, выражено решение и за держании. Он служит основанием для помещенияяи содержания задержанных в предназначенных для них местах. Таким основанием является протокол задержания, а в отношении военнослужащих и призванных на сборы военнообязанных, задержанных по подозрению в совершении преступления с направлением на гауптвахту, постановление органа дознания или следователя Вместе с тем протокол задержания включает в себя и элементы удостоверительного характера, в нем фиксируется, с какого времени началось задержание, а также объяснения задержанного по существу обстоятельств, вызвавших его задержание.

Протокол задержания в отличие от 'протоколов других процессуальных действий представляет собой постановление органа расследования о производстве процессуального действияя включающее в себя элементы  протокола данного  действия. Эта мысль находит подтверждение в Положении, -которое для задержания военнослужащих предусматривает составление вместо протокола задержания постановления о задержании.

Особенность содержания протокола задержания обусловливает необходимость самостоятельного правового регулирования этого акта. Поэтому нельзя требовать, как это делают авторы Комментария, чтобы протокол задержания отвечал всем требованиям ст. ст. Х41, 142 УПК РСФСР". Очевидно, что нормы этих статей, 'предусматривающие составление протокола в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания, указание в протоколе времени начала и окончания следственного действия и некоторые другие реквизиты, неприменимы 'в данном случае.

Значение протокола задержания определяется и тем, что с момента его составления появляется новый участник уголовного процесса — подозреваемый.

Основанием для помещения в места содержания задержанных лиц, в отношении которых в качестве 'меры пресечения из-

" См. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1976. с. 194.

брано заключение под стражу, является постановление следователя или лица, производящего  дознание, санкционированное прокурором, постановление прокурора либо приговор, определение или  постановление суда об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу (ст. 17 Положения).

Закон предусматривает исчерпывающий перечень оснований помещения задержанных в места для их содержания.

По сравнению с Основами и УПК союзныы республик Положение конкретизирует содержание протокола задержания, требуя, чтобы в нем помимо оснований и мотивов задержания раздельно указывались время составления протокола и время задержания (день, час, месяц и год), а также место задержания и объяснения задержанного. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и задержанным.

Поскольку закон рассматривает протокол задержания как единое основание для помещения в места содержания задержанных, независимо от того, кем он составлен: органом дознания, следователем органов внутренних дел или следователем прокуратуры, желательно, чтобы образец типового бланка протокола задержания был совместно утвержден приказом Генерального Прокурора СССР и Министра внутренних дел Союза ССР и являлся единым для следователей прокуратуры и органов внутренних дел.

Законность и обоснованность задержания прежде всего зависят от наличия оснований и мотивов задержания, в связи с чем законодатель требует приведения их в протоколе задержания.

В применяемом на практике бланке протокола задержания дан перечень мотивов задержания. Ими признаютсяя 1) пресечение преступления; 2) предупреждение возможности скрыыься ' от следствия и суда, обеспечение исполнения приговора; 3) лишение возможности помешать установлению истины по уголовному делу. Наличие перечня мотивов задержания следует отнести к достоинствам указанного бланка. Но, к сожалению, не все здесь точно. Общеизвестно, что задержание носит краткосрочный характер, применяется только н стадии предварительного расследования к лицу, подозреваемому в преступлении. Поэтому мотивом задержания никак не может быть предупреждение возможности скрыться такому лицу от суда и тем более обеспечение исполнения в отношении его приговора. Такое определение мотива может побудить к неосновательному задержанию.

В настоящее время при составлении протокола задержания обычно ограничиваются подчеркиванием одного из перечисленных в нем типовых оснований  задержанияя преду^чотренных ся. 122 УПК РСФСР. Но это недостаточно, так как опо не дает возможности судить об обоснованности задержания. В нем нет указаний, нате конкретные фактические данные, которые

позволяют подозревать лицо в совершении преступления, вызывают необходимость его задержания в том или ином случае. Желательно дополнить бланк протокола задержания указанием на необходимость конкретного описания фактических данных. которые согласно ст. 122 УГЖ РСФСР образуют основания задержания Так, если задерживается лицо, застигнутое при совершении преступления, то в протоколе при приведении оснований задержанияяследует указать, кто, когда, кем и при совершении какого преступления был застигнут, а также источники, из которых получены сведения об этих обстоятельствах.

Закон требует раздельного указания в протоколе времени задержанияяи времени составления протокола. Это объясняется тем, что к моменту доставления правонарушителяяв дежурную часть не всегда имеются необходимые материалы для решения вопроса о его задержании, требуется время лля того, чтобы разобраться с доставленным ('получить объяснение, навести справки по учетам и т. д.) ,и только 'после этого в зависимости от полученных данных решается вопрос о его задержании или освобождении. Поэтому время  доставления и время  составления протокола не всегда совпадает. Поскольку лица, в отношении которых выписан протокол задержания, фактически находятся в положении задержанных со времени доставления, постольку срок задержания исчисляется с этого момента ".

Задержание исчисляется часа'ми, но  момент  доставления (начало  задержания)  выыажается в минутах Надо полагать, что в протоколе следует указывать не только час, но и минуты задержания, а также минуты составления протокола. Это дает возможность всегда проверить  правильность исчисления срока задержанияя

Возникает вопрос, .на каком правовом основании доставленный задерживается в дежурной части в период разбирательства с ним и в течение какого времени такое разбирательство может продолжаться, тем более, что не всегда оно завершается принятием решения о задержании в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

^ Авторы Комментария, разъясняя ст. 122 УПК РСФСР, указывают, что «протокол может быть составлен как на месте фактического задержания, так и в месте, куда задержанный доставлен (немедленно по доставлении)  (Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР М, 1976. с  194)

Положение связывает составление протокола с задержанием, срок которого исчисляется с момента доставления лица в орган дознания или к следователю (ст 3) Поэтому рекомендовать составление протокола на месте фактического задержания нет оснований Исключения могут составлять случаи задержания на основании  постановления  о задержании, вынесенного органом дознания или следователем, когда срок исчисляется с момента фактического задержания лица Необоснованна и другая рекомендация — немедленно по доставлении составлять протокол задержания Положение, предусматривая раздельное указание в протоколе времени задержания и времени составления протокола, тем самым допускается разрыв во времени между этими актами.

При решении этого вопроса следует иметь в (виду, что доставление'— это административно-правовая мера, предназначенная для пресечения правонарушения и обеспечения привлечения правонарушителя к ответственности. Соответственно надо полагать, что 'разбирательство с доставлемным, шока его причастность к правонарушению и характер последнего не выяснены, должно осуществляться в пределах трех часов, т. е. времени, отведенного законом для задержания за административные правонарушения^.

Указание в протоколе времени его составления 'позволяет определить, насколько своевременно по отношению к моменту доставления решен вопрос о задержании лица, подозреваемого в преступлении

В соответствии со ст. 3 Положения в протоколе указывается место задержания. Поскольку началом задержания является момент доставления  лица, подозреваемого в преступлении, в орган дознания или к следователю, есть основание сделать вывод, что место, куда он доставлен, и есть место  задержания. Если задержание укачанного лица производится на основании соответствующего постановления, вынесенного органом дознания или следователем, таким местом будет место фактического задержания

Положение предусматривает  необходимость  изложения в протоколе задержания объяснений задержанного. Предметом объяснений являются обстоятельства, послужившие основанием для его задержания, и источники  установления этих обстоятельств. Так, если лицо задерживается в связи с тем, что очевидцы прямо указали на него как на совершившего преступление, то в протоколе следует указать, подтверждает ли он сообщение очевидцев или, наоборот, не согласен с ним. Разумеется, изложение объяснений задержанного в протоколе должно быть лаконичным. Подробно его объяснения будут зафиксированы в протоколе допроса подозреваемого.

Содержащийся в ст 3 Положения перечень данных, которые необходимо фиксировать в протоколе задержания, не является исчерпывающим. В протоколе следует также указывать должность, звание и фамилию лица, составляющего протокол задержания, фамилию, имя, отчество, место, год и дату рождения задержанного, его место  жительства, место работы, должность.

Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и задержанным, которому в связи с этим  должна быть предоставлена возможность предварительно прочесть его.

Подпись задержанного имеет  двоякое значение. С одной стороны, она удостоверяет, что он ознакомлен с решением о его

"Смет? Указа Президиума 1973 г «Об основных обязанностях общественного поряяка и борьбе с Совета СССР*, 1973, № 24, ст 309.

Верховного  Совета СССР от 8 нюня и правах советской милиции по охране преступностью*. «Ведомости Верховного

задержании и теми обстоятельствами, которые вызвали это решение, с другой — она подтверждает правильность записи его объяснений в протоколе.

Законодательная норма об изложении объяснений задержанного в протоколе позволяет  прийти к выводу^ что он вправе требовать внесения в протокол в этой части изменений и дополнений. Об этом праве ему следует разъяснить перед предъявлением ему протокола для прочтения.

Предстарляется, что в конце протокола перед фамилиями лиц, подписавших его, должно быть сделано указание- протокол мною прочитан, объяснения (если они приведены в протоколе) записады правильно.

В случае, если задержанный отказывается подписать прого-кол или не может его подписать в силу физических недостатков, следует руководствоваться ст. 142 УПК РСФСР.

На оборотной стороне протокола задержания указывается, какому прокурору и когда направлено сообщение о задержании, а также кто из членов сс^ьи задержанного и когда уведомлен о его задержании.

Применяемый в органах внутренних дел бланк протокола задержания содержит неточность. В нем предусмотрено, что объяснения задержанного излагаются после текста протокола и подписи лица, его составившего. Между тем, согласно Положению объяснения являются составной частью протокола и должны излагаться до подписи лица, его составившего, чем подчеркивается, что решение о задержании принято с учетом указанных объяснений.

Правом составления указанного протокола обладают следователи и лица, производящие дознание. При отсутствии этих лиц протокол задержания составляется дежурным по органу внутренних дел, куда доставлен правонарушитель^.

По линии МВД СССР установлено, что если задержание осуществляется лицом, производящим дознание, дежурным по органу внутренних дел, то протокол задержания утверждается 'наччльником органа дознания.

Основы признают протоколы следственных и судебных действий доказательствами (ст. 16). Соответственно в УПК союзных республик (например, ст. 87 УПК РСФСР) прямо записано, что протоколы задержания, равно как и протоколы обыска, осмотра, выемки, освидетельствованияя предъявления для опо-

" Утверждение авторов Комментария, что в составлении протокола дол ж' иы принимать участие лица, непосредственно задержавшие и доставившие подозреваемого, является голословным (Комментарий к Уголовно •процессуальному кодексу РСФСР. М., 1976, с. 194). Положение этого не требует я не может требовать, ибо протокол не отражает  хода поимки в доставления правонарушителя, а выражает решение органа расследования произвести задержание. В таком протоколе их участие фактически невозможно. Нет необходимости и знакомить их с протоколом задержания или предоставлять возможность его подписывать.

знания и следственного эксперимента имеют доказательственное значение.

Возникает вопрос, что общего между протоколом заде;Яка-ння и протоколами упомянутых следственных действий и в чем заключается его доказательственное значение.

В юридической литературе является общепризнанным, что к протоколам следственных и судебных действий, признаваемых законом доказательствами, относятся не всякие протоколы, составляемые при производстве по уголовному делу, а лишь те, которые удостоверяют обстоятельства и факты, установленные при совершении следственного действия. Для этих протоколов характерно, что в них фиксируются не сведения, полученные от других лиц, а фактические данные, полученные составителем протокола и другими участвующими в следственных действиях лицами в результате  непосредственного  наблюдения  действий, явлений, материальной обстановки, следов^.

Протокол задержания этими свойствами не обладает. В нем также  фиксируются факты, обстоятельства, указывающие на причастность лица к совершению преступления. Но они не наблюдались непосредственно лицом, составившим протокол, а излагаются в нем после того, как будут установлены иными источниками. Например, лицо застигнуто-дружин«мками-яри-совершении карманной кражи и доставлено ими в дежурную часть органа внутренних дел. Протокол задержания с указанием основания подозревать лицо в краже будет выписывать дежурный, основываясь на объяснениях дружинников. Протокол задержания в подобных случаях не может признаваться доказательством виновности задержанного.

Одним из оснований задержания является прямое указание очевидца на лицо, совершившее преступление. Такое заявление может быть сделано очевидцем непосредственно дежурному, и затем дежурный при выписке протокола сошлется на него, как на основание задержания. Но и в этом случае протокол задержания не приобретает доказательственного значения, ибо он удостоверяет н6лич'ие не фактов, обстоятельств, а сообщения. Для того чтобы такое сообщение приобрело доказательственное значение, оно должно быть получено путем допроса с соблюдением надлежащей процессуальной формы.

Запись сообщения в протоколе задержания не придает как сообщению так и протоколу доказательственного значения.

Равным образом и в случаях, когда основанием для 'подозрения лица в преступлении служат явные следы преступления, «х обнаружение и закрепление в материалах дела отражается в протоколах соответствующих следственных действий: обыска,

™ См. Af. С Сгрогоеык. Курс сонеюкого уголовного процесса, т. 1. М, 1968, с. 456; Теория доказательств в советском уголовном процессе, изд. 2-е М„ 1973, с 673,

4 Зак. 163                                                           49

освидетельствования "и др., во время которых они были выявлены.

Таким образом, указание в протоколе задержания на обстоятельства, свидетельствующие о причастности лица к совершению преступления, не придает ему доказательственного значения. Конкретное изложение в протоколе оснований задержания связано не с доказательственным значением протокола, а с 'необходимостью обоснования решения о заключении под стражу лица, подозреваемого в преступлении. В этих случаях имеет место такое же положение как и -при 'вынесении процессуального постановления, когда  следователь (лицо, производящее дознание) в обоснование принятого решении ссылается на фактические данные, которые он сам непосредственно не воспринимал, а узнал о них из других источников.

Возможны случчи, когда преступник застигнут на месте преступления лицом, которое полномочно производить задержание, и соответственно в протоколе задержания сошлется на личное наблюдение совершения преступления задержанным. Однако и в этом случае протокол задержания не становится доказательством. Это объясняется тем, что такое лицо как свидетель события преступления не вправе вести расследование (ст. 64 УПК РСФСР). Его информация об участии задержанного в преступлении приобретает доказательственное  значение лишь лосле того, как она будет установлена в процессуальной форме, присущей допросу свидетеля.

С. А. Шейфер, пытаясь обосновать доказательственное значение протокола задержания, пишет, что «в случае поимки преступника с поличным протокол  задержания в определенном отношении должен  уподобляться  протоколу осмотра. В нем фиксируется наблюдавшийся должностным лицом факт совершения .преступления подозреваемым либо факт бегства его с места преступления» ^.

Это сравнение неубедительно. Лицо, .производящее осмотр и составляющее его протокол, действительно лично наблюдает те факты,  обстоятельства,  которые обнаружены в процессе осмотра и имеют доказательственное значение.

Иначе обстоит дело -при поимке с поличным. Это еще не задержание в уголовно"процессуальном смысле. Оно 'наступит потом, при доставлении  правонарушителя в дежурную  часть. Лицо, принимающее решение о задержании и составляющее протокол задержания, не наблюдает *факт совершения преступления 'подозреваемым лицом либо факт бегства его с места совершения преступления*, а узнает об этом со слов тек, кто его

" С. Л. Д/рДфе^. Эффективность следственного действия как объект прокурорского надзора.—В сб' Проблемы прокурорского надзора. И., 1972, с 191. Аналогично и в его статье «Доказательственное, значение-задержания подозреваемого*.—«Социалистическая законность*, 1972, №3, с. 56.,

50

застиг на месте пресгупления и доставил в орган внутренних дел.

Следует отметить, что Положение, регламентируя содержание протокола задержания, не содержит указаний на фиксацию в нем каких-либо фактов объективной действительности, которые придавали бы ему доказательственное значение.

Вместе с тем следует оговорить, что речь идет не о полном отрицании доказательственного значения протокола задержания, а лишь применительно к ст. 87 УПК РСФСР.

В других случаях, когда речь идет об удостоверении места, времени и иных обстоятельствах задержания, протокол данного действия может явиться доказательством этих обстоятельств, если они имеют значение по делу. Например, при  обвинении лица в краже .протокол задержания этого лица по подозрению в другом преступлении может быть доказательством необоснованности обвинения, есл'и он удостоверяет, что лицо в момент совершения вменяемой ему кражи содержалось в ИВС. Но в подобных случаях протокол задержания не обладает доказательственными свойствами протоколов следственно-судебных действий, предусмотренных ст. 87 УПК РСФСР, а я:вляется разновидностью  доказательств — иных  документов (ст. 88 УПК РСФСР).

Существует мнение, что если задержание сопровождается освидетельствованием  задержанного (ст. 181 УПК РСФСР), осмотром его одежды (ст. ст. 178—179 УПК РСФСР), личным обыском (ст. 172 УПК РСФСР), то о сивершенин этих действий могут быть составлены отдельные протоколы, а равно их содержание может быть отражено и в протоколе задержания. В последнем случае протокол подписывают также понятые, врач и другие лица, принимавшие участие в осмотре, обыске, освидетельствовании ^.

Представляется, что это мнение не основано на законе. Задержание 'и перечисленные действия имеют разное назначение, разное процессуальное оформление. Поэтому протокол задержания, являющийся основанием для помещения в места содержания задержанных, нет оснований объединять с протоколами, призванными закрепить результаты других следственных действий.

Обращает на себя внимание тот факт, что применительно к задержанию Положение допускает два основания помещения в места содержания задержанных: протокол задержания и постановление органа дознания или следователя. Вынесение постановления закон связывает с задержанием военнослужащего и призванного на учебные сборы военнообязанного в случаях, когда они направляются для содержания на гауптвахту (ст. 6 Положения) .

" См Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР М.. 1976, с. 194. 4«                                                              Д1

По существу, между протоколом задержания и постановлением о задержании имеются различия. Протокол задержания фиксирует начальный момент течения этого действия и включает в себя изложение объяснений задержанного. Постановлен дню о задержании как процессуальному акту, в котором обусловливается и формулируется решение о производстве процессуального действия, такие элементы не присущи. Представляется, что введение различных оснований помещения в места содержания задержанных не вызывается необходимостью и не соответствует ст. 32 Основ.


<