Преступления против общественной безопасности и общественного порядка : Актуальные вопросы квалификации, регистрации и учета некоторых видов преступлений - Коллектив авторов : Книги по праву, правоведение

Преступления против общественной безопасности и общественного порядка

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 
РЕКЛАМА
<

Глава 24

Преступления против общественной безопасности

Преступления против общественной безопасности – это не только самые тяжкие и наиболее опасные формы преступных проявлений, но и  показатель силы, сплоченности и организованности преступного мира. В России в период рыночных преобразований началось расширение масштабов и усугубление качественных характеристик организованной преступности. В настоящее время она оказывает  огромное влияние и на криминальную среду и на все сферы общественной жизни, подрывая основные устои общества и государства. По данным МВД, число выявленных преступных формирований за 10 лет увеличилось более чем в 16 раз. За это время организованная преступность стала реальной силой, криминальным явлением особого рода, влияющим на официальные государственные институты  путем подкупа, дискредитации, устрашения и даже устранения неугодных официальных лиц. При этом члены организованных преступных групп сами стремятся занять соответствующие посты и должности в правительственных, политических и иных официальных кругах.

Об эскалации в стране организованной преступности и острой необходимости противостояния ей свидетельствует рост наиболее тяжких и опасных преступлений, характерных для такой преступности. По данным МВД, число преступлений, совершенных организованными преступными формированиями выросло с 18 619 в 1994 году до 26 688 – в 1998 году и 31 082 – в 1999 г.. Кроме того, тенденции иной преступности становятся все более зависимыми от состояния организованной преступности. При этом, однако, проявления организованной  преступности остаются наиболее латентными.

Уголовная статистика неполно отражает организованную преступность – лишь единичные ее проявления. Это связано со сложностью выявления и расследования таких преступлений. На практике соответствующие уголовные дела, как правило, расследованием приостанавливаются, делятся на несколько мелких по фактам совершенных преступлений и не учитываются как организованные, так как последнее обстоятельство сложно доказать. Опросы сотрудников правоохранительных органов показали, что около 70 % из них, сталкиваясь с организованными преступными формированиями, смогли привлечь к уголовной ответственности лишь отдельных участников деятельности ОПГ и отразить только отдельные эпизоды такой деятельности; при этом 20 % опрошенных отметили, что организованные преступные формирования продолжали существовать и функционировать.

Следовательно, регистрация и учет таких преступлений – сложная проблема, решение которой базируется прежде всего на корректном решении вопроса квалификации соответствующих преступных деяний. Кроме того, существует дополнительная усложненность учета преступлений, связанных с организованной преступной деятельностью, так как она выявляется, как правило, не сразу, а в процессе расследования отдельных преступлений, совершенных организованными преступными группами. Все это предопределяет некоторые особенности регистрации и учета преступной деятельности ОПГ.

Значительная часть преступлений, предусмотренных гл. 24 УК РФ, объединяющей преступления против общественной безопасности, предполагает участие в их совершении организованных преступных формирований. Это – терроризм; захват заложников; организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем; бандитизм; организация преступного сообщества и ряд преступлений, связанных с оружием; пиратство и некоторые другие. Регистрация и учет таких преступлений в силу их особой специфики, вызывает ряд спорных вопросов. Особенно затруднена практика регистрации преступлений, предусмотренных ст. 207–210 УК РФ. Поэтому в настоящем пособии предлагаются методические рекомендации по регистрации и учету именно этих преступлений.

Ст. 207. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма

Повышенная степень общественной опасности такого рода преступлений, предусмотренных ст.207 УК РФ,  определяется вредом, наносимым общественной безопасности и органам правосудия, нормальному функционированию органов государственного управления и экономическим интересам организаций, предприятий и учреждений, а также правам  и интересам отдельных граждан. Заведомо ложное  сообщение об акте терроризма не только парализует нормальную деятельность учреждений, отвлекает силы правоохранительных органов и служб, призванных оказывать помощь в экстремальных ситуациях, но и влечет за собой зачастую огромный экономический ущерб, особенно на производстве (конвейер и другие поточные линии). Кроме того, оно может  вызвать недовольство людей, ощущение страха, стресса и другие психические последствия.

Борьба с этими общественно-опасными проявлениями предполагает прежде всего их полное выявление, регистрацию и учет. При этом неоднократное заведомо ложное сообщение об акте  терроризма регистрируется как одно преступление:

а) когда несколько сообщений о конкретном акте терроризма поступили в разные организации от одного и того же лица;

б) когда сообщения о конкретном  акте терроризма поступили от разных лиц, связанных, однако, единым умыслом;

в) когда одним лицом или группой лиц, связанных единым умыслом, в течение суток  делается одно или несколько ложных сообщений о готовящихся актах терроризма.

В данном и ему подобных случаях очень важно выявление умысла подозреваемого (подозреваемых). Если он направлен на совершение целого ряда ложных сообщений об актах терроризма, имеет место продолжаемое  деяние,  которое регистрируется и учитывается как одно преступление. Если же каждый раз возникает новый умысел (даже у одного и того же лица) на совершение такого преступления, регистрируются  и учитываются отдельно все такие сообщения, содержащие признаки преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ. 

Исходя из этого, как два и более преступлений регистрируются:

а) неоднократные заведомо ложные сообщения о готовящихся актах терроризма, сделанные разными лицами или даже одними и теми же лицами, но не связанные единым умыслом;

б) неоднократные заведомо ложные сообщения об одном конкретном или разных актах терроризма, когда первое такое сообщение зарегистрировано как преступление (есть постановление о возбуждении соответствующего уголовного дела), но преступник не выявлен или не задержан (не привлечен к уголовной ответственности);

в) аналогично этому, если преступник, находясь под следствием, вновь совершает такое преступление, оно вновь регистрируется как еще одно преступление, предусмотренное ст. 207 УК РФ.

Важно также иметь в виду, что если сообщение содержит заведомо ложную информацию не только о готовящихся актах терроризма, но и о конкретных лицах – предполагаемых субъектах преступления, такие деяния должны быть квалифицированы по двум статьям: ст. 207 и ст. 129 (клевета) УК РФ и соответственно регистрироваться и учитываться как два или более преступлений.

Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем

Ст. 208 УК РФ предусматривает, во-первых (ч.1), создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием; во-вторых, (ч.2), участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом.

Общественная опасность данного преступления огромна. Она связана с тем, что легальным Вооруженным Силам государства противопоставлены нелегальные вооруженные формирования, создающие реальную угрозу вооруженного мятежа, неконтролируемых вооруженных акций, направленных против законной власти и мирного населения. Существует также опасность использования таких формирований преступниками в противоправных целях; столкновения их с государственными силовыми структурами. Они представляют существенную опасность и для основ государственного строя.

 Если деяния, предусмотренные ст. 208 УК РФ, не выходят за рамки создания, руководства и участия в незаконном вооруженном формировании, они ограничиваются данной нормой. При этом регистрируется и учитывается одно преступление.  

Однако на практике таких преступлений крайне мало и не только в силу их повышенной общественной опасности, но еще и потому, что незаконные вооруженные формирования создаются всегда с определенной целью, реализация которой приводит их к совершению иных преступлений. Как только вооруженное формирование начинает предпринимать активные действия против законной власти, конституционного строя, их действия перерастают в вооруженный мятеж. И в этом случае имеет место реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 208 и 279 УК РФ. Соответственно, регистрируется и учитывается  каждое из фиксируемых преступлений.

В настоящее время зарегистрирована лишь небольшая часть таких преступлений, хотя события в Чечне свидетельствуют об их широком распространении, особенно в Северо-Кавказском регионе.

В практике борьбы с преступностью организация незаконного вооруженного формирования редко фиксируется как одно преступление, чаще – в сочетании с другими. Создание, руководство или участие в незаконном вооруженном формировании регистрируются и учитываются  как одно преступление независимо от того, сколько лиц, объединенных единым умыслом, создавало, руководило, либо только участвовало в незаконном вооруженном формировании. Иными словами, деятельность лица (лиц), предусмотренная ст. 208 УК РФ, регистрируется и учитывается как одно преступление, если такие действия, объединенные единым умыслом, квалифицируются по ч.1 или ч.2 либо по обеим частям ст. 208 УК РФ.

Вместе с тем, учитывая повышенную степень общественной опасности таких преступлений, при организации нескольких незаконных вооруженных формирований, даже при наличии единого руководства и частично совпадающего членства, регистрируется и учитывается отдельно каждый факт организации незаконного вооруженного формирования, т.е. столько фактов, сколько соответствующих формирований удалось выявить.

В случае совершения членами незаконного вооруженного формирования каких-либо деяний, содержащих признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, регистрируются и учитываются как преступление, предусмотренное ст. 208 УК РФ, так и все преступления, совершенные участниками незаконного вооруженного формирования. При этом действия виновных рассматриваются как реальная совокупность преступлений и регистрируются и учитываются как два и более преступлений.

Аналогично этому, даже при совершении участниками незаконного вооруженного формирования бандитских нападений, имеет место реальная совокупность преступлений, поэтому регистрируется и преступление, предусмотренное ст. 208 УК РФ, и преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 209 УК РФ (т.е. плюс все преступления, совершенные незаконным вооруженным формированием или его членами).

Наибольшую сложность представляют случаи, когда в процессе расследования выявляются новые обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дополнительной квалификации содеянного. Так, если часть или всё вооруженное формирование, как показывают материалы следствия, в процессе своей деятельности вошло в состав организованного преступного сообщества, то особая общественная опасность таких фактов и совершенные сообществом преступления настоятельно диктуют необходимость регистрации каждого из выявленных преступлений (ст. 208, 210 УК РФ и др. ).

Статья 209. Бандитизм

Бандитизм – одно из самых  тяжких преступлений, угрожающих общественной безопасности населения. Борьба с ним имеет свои исторические корни. Особенно острой она была в послереволюционные 20-е годы что нашло свое отражение и в уголовном законодательстве того времени. С сожалением следует констатировать, что с переходом страны к рыночным отношениям, заметно активизировалась преступная деятельность организованных вооруженных банд, увеличилось их количество, повысилась степень тяжести, общественной опасности и масштабности совершаемых ими преступлений, выросло их общее количество. Кроме того, в последние годы вырос криминальный профессионализм не только организаторов, но и рядовых участников банд, усилилась их техническая оснащенность, используемая для совершения преступлений, вербовки новых членов, подкупа и запугивания свидетелей, сотрудников правоохранительных органов и т.д.

В этих условиях, с целью активизации борьбы с бандитизмом, особенно важным становится выявление каждой банды, правильная квалификация ее преступной деятельности, своевременная и полная регистрация и учет как фактов бандитизма, так и всех совершенных бандой преступлений. При этом следует обратить особое внимание на признаки бандитизма: понятие устойчивой группы, состоящей из двух и более человек, вооруженных и объединенных общим умыслом на совершение преступлений в течение длительного времени. Создание такой банды, руководство ею или участие  в ней с целью совершения нападений на граждан или организации уже является оконченным преступлением независимо от того, были ли совершены запланированные преступления. Если они не были совершены, то факт создания, руководства или участия в устойчивой вооруженной группе (банде), созданной в целях нападения на граждан или организации, регистрируется и учитывается как одно преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ. Иными словами, если банда только создана, но не совершила еще ни одного преступления, ее создание квалифицируется по ч. 1 и 2 ст. 209 УК РФ. Регистрируется и учитывается одно преступление.

Такой порядок учета определяется самой диспозицией ст. 209, в ч.1 которой сказано, что для квалификации деяния как бандитизма достаточно создания устойчивой вооруженной банды (а равно руководства ею). Следовательно, участие в совершенных бандой нападениях не является обязательным условием квалификации деяний по ст. 209 УК РФ.

Бандитизм – преступление сложное, оно может быть корыстным и некорыстным, посягать на многие непосредственные объекты (личность, организации, имущество, иные ценности). При этом Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 21 декабря 1993 г. указал, что норма о бандитизме не предусматривает ответственности за возможные последствия преступных действий вооруженных банд, в связи с чем требуется дополнительная квалификация преступных последствий нападения, образующих самостоятельный состав  преступления.

Исходя из этого, а также  диспозиции ст. 209 УК РФ, регистрации и учету должны подлежать не только создание банды и другие действия, предусмотренные данной нормой, но и все совершенные данной бандой преступления.

Например, как видно из уголовного дела, братья М., создав устойчивую вооруженную группу из 5 человек с целью нападения на торговые предприятия и граждан для завладения их имуществом и денежными средствами, в соответствии с разработанными планами,  используя транспорт, осуществили 4 нападения на торговые точки (один раз на квартиру) и, угрожая оружием, изымали ценные вещи и деньги. Преступные действия этой группы квалифицировались по совокупности ст.209 и ст.162, ч.3 УК РФ. Следовательно, регистрироваться и учитываться должны: одно преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ и несколько (4) преступлений, предусмотренных ст. 162 УК РФ. Наряду с этим, поскольку в процессе следствия обнаружено незаконное приобретение и хранение одним из участников банды боеприпасов, учету и регистрации подлежит также и преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ.

Аналогично этому в случае, если разбойные нападения, осуществленные бандой, сопровождаются еще и убийством потерпевших, регистрации и учету подлежат факты бандитизма и убийства.

Иллюстрацией может служить уголовное дело по обвинению Н., создавшего устойчивую преступную группу из двух человек, которая с распределением ролей по заранее разработанному плану находила по объявлению в газете «Из рук в руки» продавцов автомобилей. Под видом покупателей, якобы для тщательного осмотра автомобиля, бандиты привозили потерпевших в помещение своего автосервиса, где с применением газового и огнестрельного оружия убивали жертву и завладевали ее автомобилем, карманными деньгами и вещами. Всего за период существования банды (за полгода) ею было совершено 8 преступлений, в результате которых убито 11 человек. В данном и аналогичных ему случаях   регистрации и учету подлежат: одно преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ, 8 преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ и одно – ст. 326 УК РФ (так как в одном случае были уничтожены идентификационные номера автомобиля).

Особую сложность представляет собой учет преступлений, предусмотренных ст. 209 УК РФ, если банда входит в состав преступного сообщества. Если в процессе расследования бандитизма будет обнаружено, что банда является одним из структурных подразделений преступного сообщества (организации), то регистрации подлежат и факт бандитизма (ст. 209 УК РФ) и факт организации преступного сообщества (ст. 210 УК РФ).

Если в состав преступного сообщества входит несколько банд, связанных единой целью, общими задачами и руководством, они образуют единое организованное преступное сообщество с распределением задач, ролей, функций и т.д. При наличии умысла на участие (вхождение в состав) преступного сообщества, в вину каждого участника банды, обладающего таким умыслом, вменяется и преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ и преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, плюс все те конкретные преступления, которые совершены им в составе банды. При этом регистрируется и учитывается столько фактов бандитизма, сколько банд создано, но только один факт организации преступного сообщества. В основу такой позиции положен принцип «соучастия»: сколько бы банд ни образовывалось, все они лишь соучастники в совершении одного более тяжкого преступления – организации преступного сообщества. Вместе с тем, если не пресечена деятельность всех банд, входивших в сообщество, и оставшиеся на свободе продолжают функционировать, возрождая (реанимируя) сообщество, их выявление потребует повторной регистрации не только фактов бандитизма, но и факта организации преступного сообщества.

В качестве примера целесообразно привести материал уголовного дела по обвинению В. и других, создавших, если руководствоваться новым УК РФ и принятыми в криминологии понятиями, самое настоящее организованное преступное сообщество, хотя отсутствие в старом УК РСФСР соответствующей нормы не позволило так квалифицировать преступную деятельность данной группы. В. и другие ее участники были привлечены к уголовной ответственности по ст. ст. 209 УК РФ, 102; 144, ч.3, 148, ч.5 УК РСФСР, 222, 291 УК РФ.

Данное преступное формирование осуществляло свою криминальную деятельность свыше 4-х лет – с 1991 по 1995 годы. В него входило в разное время до 50 человек. Только перед судом предстало 28 членов, из них 23 – по обвинению в бандитизме, 6 человек скрылись от следствия, 11 человек убиты и т.д. Один из лидеров группировки, являясь авторитетом криминальной элиты, создал преступное сообщество как боевой отряд завоевания власти над другими уголовными авторитетами с целью подчинения себе всех преступных группировок Кузбасса, контроля за их деятельностью, представительства от их лица в среде криминалитета других регионов и т.д. Наладив свою преступную деятельность и доказав жизнеспособность, банда приобрела устойчивость и с помощью совершения множества самых тяжких и жестоких преступлений, завоевала свое место в преступной среде, умножая свои доходы за счет вымогательства (рэкета), разбоев, убийств и других преступлений. Убедившись в стабильном положении банды, создавший ее уголовный авторитет с несколькими членами банды  уехал в Москву. В Новокузнецке руководителем оставшейся части банды был назначен В. Впоследствии, когда  масштаб деятельности группы расширился,. он, в свою очередь, также произвел распределение ролей, создав иерархическую структуру банды, а сам переехал в Санкт-Петербург с группой подчиненных ему боевиков. В Новокузнецке он оставил своего доверенного человека, через которого передавал команды на совершение нужных ему преступлений. Таким образом группировка приобрела межрегиональный характер, действуя  в Кемеровской области, в Москве, в Санкт–Петербурге, Туве и Московской области (по оперативным данным имелись подчиненные группы в Краснодарском крае, Томске и Твери). Всего бандой было убито 28 человек. Убийства совершались по найму, с целью ликвидации противодействующих банде авторитетов преступной среды, связанных с ними предпринимателей, членов банды, подрывавших ее авторитет, или претендующих на руководство ею, и т.д.

Материалы дела свидетельствуют о том, что банда В. являлась лишь небольшим звеном в большой цепи преступных структур, имеющих межрегиональный характер. Следовательно, при выявлении и пресечении деятельности даже одной из цепи данных структур следует регистрировать и бандитизм (ст. 209 УК РФ), и организацию преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), и все преступления, ею совершенные. При выявлении и пресечении деятельности нескольких банд, объединенных в преступное сообщество и ей подчиненных, регистрируются: один или несколько фактов бандитизма (в зависимости от степени изоляции банд друг от друга и их самостоятельности) и только один факт организации преступного сообщества, независимо от того, сколько банд, в него входящих, одновременно выявлено. Если же отдельные банды, часть банды  или даже, как в приведенном уголовном деле, не выявляются или выявляются гораздо позднее, то преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества) регистрируется вновь, несмотря на то, что данное сообщество ранее уже выявлялось. Такой порядок регистрации объясняется тем, что поскольку не пресечена деятельность всего  преступного сообщества, часть группировок, входящих в него, продолжает функционировать, совершать преступления, действуя тем самым в направлении возрождения сообщества, которое, кстати, уже не будет полностью идентичным своему предшественнику, и, естественно, должно быть вновь зарегистрировано как факт организации преступного сообщества.

Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации)

Данная норма предусматривает руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Порядок учета преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ аналогичен порядку учета преступлений, предусмотренных ст. 208 и 209 УК РФ.

Уголовная ответственность по ст. 210 наступает уже за сам факт организации преступного сообщества, независимо от того, совершены им или нет конкретные преступления. В связи с этим создание преступного сообщества (вербовка членов, определение целей, задач, планов и т.д.) или объединения организаторов, руководителей и иных представителей организованных преступных групп (интеграция усилий, разработка конкретных мероприятий) так же, как и участие в преступном сообществе либо объединении организаторов, руководителей, представителей (участие в заседаниях, совещаниях, разработке планов, выполнении отдельных заданий организационного характера и т.п.), образуют единый состав преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ. Следовательно, сколько бы конкретных действий, осуществленных в рамках диспозиции ст. 210 УК РФ ни совершалось, все они учитываются как одно преступление. Если деяния квалифицированы по ч.1-2 ст.210 УК РФ, они регистрируются и учитываются как одно преступление.

Статья 210 УК РФ была введена в уголовное законодательство с целью борьбы с организованной преступностью. Однако на практике хорошо организованные, конспирированные и коррумпированные, такие криминальные объединения плохо поддаются выявлению и особенно на стадии создания. Правоохранительным органам, как правило, приходится иметь дело уже с преступной деятельностью организованных формирований, т.е. с организованной преступностью.

Организованная преступность – это деятельность устойчивых преступных сообществ (организаций), отличающихся иерархическим организационным построением, сплоченностью на конкретной преступной платформе (бандитской, антиконституционной, контрабандно-валютной, националистической и т.д.), отработанной системой конспирации и защиты от правоохранительных органов, коррумпированностью, масштабностью преступной деятельности, включая выход за рубеж и связь с международной мафией. В качестве основных признаков преступной организации принято выделять: – устойчивость и сплоченность ее членов; – объединение на основе общих преступных замыслов; – иерархическую структуру (наличие руководителей, рядовых исполнителей, разделение функций и обязанностей между членами).

В проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» преступная организация определяется как «объединение лиц либо организованных групп, либо банд для совместной преступной деятельности с распределением между участниками функций по: а) созданию преступной организации либо руководству ею; б) непосредственному совершению преступлений, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса; в) иными формами обеспечения создания и функционирования преступной организации».

Созданное преступное сообщество (преступная организация) в процессе реализации своих преступных целей совершает целый ряд запланированных, а порой и незапланированных, но отвечающих основной цели, преступлений.

При этом регистрации и учету подлежат как преступление ,предусмотренное ст. 210 УК РФ, так и все преступления, совершенные членами организованного преступного сообщества, подпадающие под признаки иных конкретных составов, предусмотренных УК РФ.

Создание и функционирование преступного сообщества (преступной организации) в соответствии с ее целями может привести одновременно или поочередно к совершению ряда преступлений, таких как контрабанда (ст. 188 УК), хищение либо вымогательство оружия (ст. 226 УК), сбыт наркотиков (ст. 228 УК), незаконное лишение свободы (ст. 126 УК), убийство (ст. 105 УК) и др. Регистрации и учету при этом подлежат по совокупности все вышеперечисленные преступления и преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ.

Вместе с тем, изучение практики борьбы с организованной преступностью показывает, что организованные преступные сообщества чаще всего бывают узко специализированы на определенном виде криминальной деятельности. Очень часто стимулом такой деятельности является распространение наркотиков –«наркобизнес». Выявление таких преступлений нередко вызывает сложности их регистрации и учета. В связи с этим целесообразно привести в качестве примера материалы уголовного дела по обвинению К., который, будучи хорошо знаком с неустановленным следствием руководителем преступного сообщества, организованного в Москве для сбыта наркотических средств, и узнав от него о систематических незаконных поставках наркотиков в Москву в особо крупных размерах, организовал их незаконный сбыт, подыскав для этого подходящих лиц. В свою очередь, один из них создал структурное подразделение путем вовлечения в деятельность сообщества других лиц, и через указанное структурное подразделение все члены сообщества принимали непосредственное участие в совершении действий, предусмотренных планом сообщества, – неоднократное незаконное приобретение, хранение в целях сбыта, перевозка и сбыт наркотических средств в особо крупных размерах, т.е. преступления, предусмотренные ст. 210, ч.1 и ст.228, ч. 3 и 4 УК РФ. В таких случаях регистрации и учету подлежат одно преступление: по факту организации преступного сообщества, а также то количество преступлений, которое будет установлено  в ходе следствия. (Подробнее см. раздел о регистрации и учете преступлений против здоровья населения и общественной нравственности).

На практике также может возникнуть ситуация, при которой члены организованного преступного сообщества совершают, помимо предусмотренных, еще и непредусмотренные целями данного сообщества преступления, т.е. не входившие в его планы, а явившиеся результатом собственного умысла  исполнителя, не согласовавшего свои действия с интересами сообщества. Представляется, что все такие преступления, вменяясь в вину конкретному исполнителю,  должны учитываться и регистрироваться отдельно. Так, совместная преступная деятельность А. и Т. (судя по материалам уголовного дела), длившаяся два года, привела их к созданию крупного преступного сообщества, сплоченного на контрабандно-валютной основе, занимавшегося контрабандой аккумуляторов из Америки в Россию через Латвию с составлением подложных документов, занижающих стоимость и количество товара. Реализуя товары на внутреннем рынке и обменивая рублевую массу на доллары, они, минуя таможенный контроль, перемещали их через таможенную границу с помощью своих соучастников в российских филиалах Латвийского банка. Помимо этого Т. переводил  деньги в Латвийское посольство, отправляя их контрабандой за границу. Кроме того, А. будучи директором ООО «Квадрум» и неся всю полноту ответственности за его хозяйственную деятельность, скрывал доходы товарищества от налогообложения, и  недоплатил в Госбюджет и внебюджетные фонды около 30 млрд. рублей, т.е. совершил преступление предусмотренное ст. 199 УК РФ. Многоэпизодная деятельность данного преступного сообщества, насчитывавшего большое количество участников, имевшего отработанную систему защиты, выходы за рубеж, коррумпированные связи с правоохранительными и таможенными органами, выразилась в совершении целого ряда преступлений, предусмотренных статьями 210, 327, 174,188, 169 и 199 УК РФ. Каждое их этих преступлений должно регистрироваться  и быть учтено в системе статистической отчетности.

Организованная преступность – явление сложное и многообразное. С развитием общества оно может видоизменяться, приобретая более изощренные формы и усложняя проблемы выявления, квалификации и регистрации таких преступлений. Поэтому необходим дальнейший анализ таких преступлений с целью изыскания возможностей совершенствования методики их  регистрации и учета.

Статья 213. Хулиганство

Хулиганство есть грубое нарушение общественного порядка, которое сопровождается совершением действий, выражающих явное неуважение к общественным ценностями, морали и нравственности (нецензурная брань,  непристойные жесты, оскорбительные высказывания, приставания к гражданам и т.п.). Обязательными признаками уголовно-наказуемого хулиганства, помимо перечисленных действий являются: либо применение насилия к гражданам или угроза его применения, либо уничтожение или повреждение имущества. Отсутствие перечисленных признаков исключает привлечение лиц к уголовной ответственности и образует мелкое хулиганство, которое наказывается в административном порядке по ст.158 КоАП РФ.

Под насилием, сопровождающим хулиганство (ч.1 ст.213 УК РФ), следует понимать умышленное нанесение побоев, причинение легкого вреда здоровью, а также иные насильственные действия, не опасные для жизни и здоровья. Такое деяние квалифицируется по ч.1 ст.213 УК РФ,  регистрируется и учитывается  как одно преступление.

Хулиганство, сопряженное с причинением вреда средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, дополнительно квалифицируется по статьям, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья (ст.112 или ст.111 УК РФ). Регистрируются и учитываются два преступления.

Уничтожение или повреждение чужого имущества в процессе совершения хулиганства, если эти действия не причинили значительного ущерба, охватываются ст.213 УК РФ. Регистрируется и учитывается  одно преступление.

Б., будучи в нетрезвом состоянии, поднялся на второй этаж и позвонил к себе в квартиру, так как ключей у него не было. Дверь никто не открыл. Б. стал стучать кулаком по двери, нарушая при этом общественный порядок. Затем Б. поднялся на лестничную площадку и из хулиганских побуждений ударил один раз кулаком по стене балконной рамы, от чего стекло разбилось. В результате действий Б. РЭУ-4 был причинен материальный ущерб в размере 120 руб.  В действиях Б. содержится состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.213 УК РФ.

Причинение в результате хулиганских действий имущественного ущерба в значительном размере помимо ст.213 УК дополнительно квалифицируется по ч.1 ст.167 УК. Регистрируются и учитываются по совокупности два преступления.

Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества из хулиганских побуждений, совершенное путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, квалифицируется по ст.213 и ч.2 ст.167 УК РФ. Регистрируются и учитываются два преступления.

С. во дворе жилого дома из хулиганских побуждений избил В., причинив ему легкие телесные повреждения. Затем в продолжение хулиганских действий взял ведро бензина, облил автомобиль, принадлежавший В., и поджег его. В действиях С. имеются составы преступлений, предусмотренных ч.1 ст.213 и ч.2 ст.167 УК РФ. Регистрируются и учитываются два преступления.

В соответствии с ч.1 ст.213 УК РФ одним из признаков хулиганства является угроза применения любого насилия вплоть до угрозы убийством. Поэтому угроза убийством в процессе хулиганских действий охватывается составом данного преступления, и дополнительной квалификации по ст.119 УК РФ не требуется. Регистрируется и учитывается одно преступление.

Нанесение оскорблений, побоев, причинение вреда здоровью, совершенные в своей квартире в отношении членов семьи, родственников, знакомых на почве личных неприязненных отношений или в результате неправильных действий потерпевших, должны квалифицироваться по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

К. избил дома свою тещу Г., потом продолжил эти же действия на лестничной площадке. Однако, как было установлено, он избил ее не из хулиганских побуждений, а в силу сложившихся между ними неприязненных отношений. Г. часто вмешивалась в семейные дела К. и своей дочери. Умысел К. не был направлен на нарушение общественного порядка. К. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ст.115 УК РФ.

Если хулиганские действия совершались в отношении нескольких граждан и были объединены одним умыслом, то они образуют продолжаемое преступление, а все содеянное квалифицируется по соответствующей части ст.213 УК РФ. Регистрируется и учитывается  одно преступление.

Хулиганство, сопряженное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, квалифицируется по п. «б " ч.2 ст.213 УК РФ. Регистрируется и учитывается как одно преступление.

Под сопротивлением следует понимать отталкивание, удары, не повлекшие причинение вреда здоровью.

Если к представителю власти было применено насилие, которое привело к наступлению легкого вреда, вреда средней тяжести или тяжкого, то все содеянное следует квалифицировать по соответствующим частям ст. 318 и ст. 213 УК РФ,  регистрировать и учитывать два преступления.

О. в нетрезвом состоянии приставал к гражданам, нецензурно выражался, хватал их за руки, наносил удары. Прибывшие сотрудники милиции требовали прекратить хулиганские действия, но О. оказал им сопротивление, ударил ногой сотрудника милиции, причинив последнему легкое телесное повреждение. О. был осужден по п. "б" ч.2 ст.213 и ч.1 ст.318 УК РФ.

Если сопротивление с применением насилия было оказано после окончания хулиганских действий с целью избежать задержания, все содеянное следует квалифицировать по совокупности статей 213 и 318 УК РФ, регистрировать и учитывать  два преступления.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, к потерпевшему, не являющемуся представителем власти, но пресекающему хулиганские действия, следует квалифицировать по п. "б" ч.2 ст. 213 и ст.111 или ст. 112 УК РФ в зависимости от характера причиненного вреда. Регистрировать  и учитывать   данное деяние следует по совокупности  как два преступления.

Причинение в процессе хулиганских действий смерти потерпевшему или лицу, пресекающему хулиганские действия, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 213 и 105 УК РФ. Регистрируются и учитываются два преступления.

Статьей 213 УК РФ (хулиганство) не предусмотрен такой квалифицирующий признак, как неоднократность. Следовательно, все совершенные деяния вне зависимости от времени их совершения, если не истекли сроки давности и если они не были объединены единым умыслом, должны квалифицироваться по соответствующим частям ст.213 УК РФ, регистрироваться и учитываться как два и более преступлений.

Так, М. в октябре, будучи пьяным, из хулиганских побуждений ударил по голове Л., который в результате упал. Пытавшегося пресечь его хулиганские действия соседа М. избил, причинив ему легкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

В январе М. вечером, находясь в нетрезвом состоянии, разыскивал свою сожительницу Р., которая, боясь его, ушла из дома. В поисках ее М. пришел к дому Н. Сорвав дверь, он вошел в дом, выражался нецензурной бранью, угрожал расправой.

В марте пьяный М. из хулиганских побуждений, недовольный сделанным ему замечанием, стал угрожать убийством Л. и Я. выражался нецензурными словами, достал из кармана нож, раскрыл его и наставил на Я., угрожая убить его. М. был осужден по п. "б" ч.2 ст.213, ч.1 ст.213, ч.3 ст.213 УК РФ. Регистровались и учитывались три преступления.

Применение при хулиганстве оружия или предметов, используемых в качестве оружия, охватывает не только те случаи, когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения, но и такие ситуации, когда использование этих предметов в процессе хулиганских действий создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан.

Применение при хулиганстве оружия квалифицируется по ч.3 ст.213 УК РФ и по ст.222 УК РФ, если виновный незаконно носил огнестрельное, газовое или холодное оружие. Регистрируются и учитываются два преступления.

Под иными предметами по ч. 3 ст. 213 УК подразумеваются как предметы, специально приспособленные для нанесения повреждений (заточки и т.п.), так и найденные на месте совершения преступления (палка, камень и т.п.).

Регистрируется и учитывается одно преступление.

Статья 222. Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ                 и взрывных устройств

Для правильной квалификации и  учета преступлений, связанных с незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и устройств следует руководствоваться положениями Федерального закона Российской Федерации “Об оружии”, принятого Государственной Думой 13 ноября 1996 года (в редакции Федеральных законов от 21 июля 1998 г. и от 31 июля 1998 г.), а также постановлением № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ” от 25 июня 1996 г., в котором рассмотрены главные вопросы, связанные с практикой применения статьи 222 УК РФ.

При учете преступлений, связанных с незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и устройств, совершенных лицом (группой лиц), необходимо исходить из того, что эти деяния учитываются как одно преступление, если установлено, что виновное лицо (группа лиц) изначально намеревалось совершить всю совокупность деяний, перечисленных в диспозиции ст. 222 УК РФ, то есть заранее имело умысел на совершение всех действий в отношении конкретного экземпляра или партии оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств независимо от временных интервалов между деяниями, перечисленными в диспозиции, без чего преступный умысел оставался бы нереализованным и достижение преступной цели (например, извлечение наживы) было бы невозможно.

При наличии признаков неоднократности, т.е. повторяемости преступных действий виновного (виновных), для совершения которых установлено наличие самостоятельных умыслов, каждое из таких деяний регистрируется и  учитывается  как самостоятельное преступление.

С объективной стороны под незаконным приобретением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств следует понимать их покупку, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т. п.

Под незаконным сбытом указанных предметов следует понимать их продажу, дарение, обмен, передачу в уплату долга или во временное пользование и т. д.

Под незаконным хранением огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ следует понимать нахождение указанных предметов в помещении, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность.

Если у виновного обнаружены несколько единиц боевого оружия (например, в автомобиле – пистолет, в квартире – автомат, а в гараже – граната), то каждое событие должно регистрироваться и учитываться как самостоятельное преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ, поскольку процесс хранения каждой из единиц боевого оружия требует от виновного лица принятия самостоятельных мер к обеспечению сохранности и боеготовности каждой из единиц оружия (ее укрывательство в разных тайниках, самостоятельная упаковка, иногда –периодический осмотр, смазывание и т.д.) Если же в процессе расследования будет установлено, что часть из хранимого была изготовлена виновным в кустарных условиях, то ему должно быть также предъявлено обвинение по ст. 223 УК РФ, а само деяние – изготовление оружия – учтено как самостоятельное преступление.

Под перевозкой следует понимать транспортировку предметов, указанных в ст. 222 УК РФ, любым транспортным средством (пункт 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Нахождение имеющихся у виновного без соответствующего разрешения огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ в транспортном средстве следует квалифицировать как их хранение или ношение в зависимости от конкретных обстоятельств дела (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Небрежное хранение отдельных деталей при отсутствии у лица умысла на использование их для изготовления оружия состава преступления не образует. Небрежное хранение огнестрельного оружия, находящегося у виновного лица незаконно, если это повлекло его использование другим лицом с наступлением тяжких последствий, охватывается признаками части 1 ст. 222 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 224 УК РФ не требует (пункт 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Под незаконным ношением оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ следует понимать их нахождение в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а равно переноска их в сумке, портфеле и тому подобных предметах (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

В примечании к ст. 222 УК РФ формулируются условия освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего предметы, указанные в статье. О добровольности сдачи может свидетельствовать факт выдачи этих предметов или сообщение об их местонахождении органам власти  при реальной возможности их реального хранения (п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Под добровольной сдачей огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, взрывных устройств, газового и холодного оружия, в том числе и метательного оружия, т.е. всех предметов, указанных в статье 222 Уголовного кодекса Российской Федерации, освобождающей от уголовной ответственности, следует понимать сдачу лицом указанных предметов по своей воле независимо от мотивов (пункт 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Статья 223. Незаконное изготовление оружия

При учете преступлений, связанных с незаконным изготовлением или ремонтом огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а также незаконным изготовлением боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств необходимо исходить из содержания преступного умысла. Так, как одно преступление следует учитывать изготовление как единичного экземпляра оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, так и партии этих объектов, если будет установлено, что виновное лицо (группа лиц) изготовило именно такое количество указанных объектов, какое оно изначально решило незаконно произвести, например, для сбыта какому-либо определенному лицу по его просьбе.

При наличии неоднократности, признаком которой может служить, скажем, наличие различных приобретателей оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, каждый эпизод должен регистрироваться и  учитываться как самостоятельное преступление.

При установлении фактов сбыта изготовленного оружия и иных объектов, перечисленных в диспозиции настоящей статьи, каждый из них регистрируется и учитывается как самостоятельное преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ, по совокупности со ст.223 УК; регистрируются и учитываются два преступления.

Расследуя факты изготовления или ремонта оружия и иных объектов, перечисленных в диспозиции статьи 222 УК РФ, нужно учитывать, что в соответствии со ст.1 Закона “Об оружии” эти действия являются составными частями процесса производства, то есть деятельности по производству оружия, который включает такие стадии как, исследование, разработку, испытание, изготовление, а также художественную отделку и ремонт оружия, а также изготовление боеприпасов, патронов, их составных частей. В этой связи предметом расследования ст. 223 УК РФ должна быть версия, не является ли установленный единичный противоправный факт одной из стадий производства оружия.

При учете преступлений, связанных с незаконным изготовлением или ремонтом огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а также незаконным изготовлением боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств необходимо исходить из содержания преступного умысла.

Под изготовлением оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, влекущим уголовную ответственность, следует понимать их создание или восстановление утраченных поражающих свойств, а также переделку каких-либо предметов (например, ракетниц, газовых, стартовых и строительно-монтажных пистолетов, предметов бытового назначения или спортивного инвентаря), в результате которых они приобретают свойства огнестрельного либо холодного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ.

Изготовление обрезов из охотничьих ружей, в том числе и гладкоствольных, приводящее к утрате свойств охотничьего ружья, образует состав преступления, предусмотренный ст. 223 УК РФ (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Под ремонтом понимается устранение поломки оружия, возвращение утраченных поражающих свойств.

Если лицо изготавливает оружие с целью сбыта, но не сбыло его и, не предприняв никаких мер для подыскания покупателей, не знает, сколько их у него будет, то ответственность он несет по ст. 223 УК РФ.

В примечании к ст. 223 УК РФ формулируются условия освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего предметы, указанные в статье. Под добровольной сдачей понимается сдача лицом указанных предметов по своей воле независимо от мотивов. О добровольности сдачи может свидетельствовать факт выдачи этих предметов или сообщение об их местонахождении органам власти при реальной возможности их дальнейшего хранения (п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Статья 225. Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также оружия массового поражения, материалов или оборудования для его создания, способствовавшее совершению их хищения или наступлению иных последствий, предусмотренных в диспозиции ст. 225 УК РФ, должно регистрироваться и учитываться  как одно преступление.

Если лицо являлось ответственным за обеспечение надлежащей охраны огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (часть 1), или ядерного, химического, биологического или других видов оружия массового поражения и иных предметов, перечисленных в части 2, и само совершило их хищение, то каждое из преступных деяний должно регистрироваться и учитываться по совокупности как два преступления, поскольку виновное лицо сначала должно было создать условия для совершения хищений (ненадлежаще исполнять свои обязанности по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств), а после этого осуществить хищение.

При наличии в действиях виновного лица реальной совокупности частей 1 и 2 ст.225 УК  каждое из них в соответствии с частью 1 ст. 17 УК РФ регистрируется и учитывается  как самостоятельное преступление.

Субъектом преступления является лицо, которому поручается охрана указанных видов оружия. Перечень обязанностей лиц, на которых возлагались функции по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств устанавливается в ведомственных нормативных правововых актах (инструкциях, правилах, наставлениях, уставах). Эти обязанности могут не исполняться частично или в полном объеме.

Уничтожение огнестрельного оружия выражается в приведении его в результате ненадлежащей охраны в состояние, исключающее его ремонт (восстановление) и последующее применение.

Законодатель не определяет содержания понятия “иные тяжкие последствия”, в связи с чем реальная оценка степени тяжести последствий противоправных деяний, наступивших вследствие ненадлежащей охраны должна определяться в каждом конкретном случае. Ими могут быть причинение смерти человеку, тяжкого вреда здоровью одного человека или нескольких лиц, крупного материального ущерба и др. Если тяжкие последствия образуют состав уголовно наказуемого деяния, то они должны регистрироваться и учитываться как самостоятельные преступления по совокупности со ст. 225 УК РФ.  

Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Если одним и тем же лицом (группой лиц) совершено и хищение, и вымогательство перечисленных в названной статье предметов, то каждое из этих деяний должно рассматриваться как самостоятельное преступление, в связи с чем регистрируются и учитываются 2 преступления и составляются 2 карточки на выявленные преступления.

При наличии неоднократности хищения или вымогательства каждый из таких эпизодов (и хищение, и вымогательство) регистрируется и учитывается как самостоятельное преступление.

По смыслу закона под хищением оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ следует понимать противоправное завладение ими любым способом с намерением виновного присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом.

Уголовная ответственность по ст. 226 УК РФ наступает в случаях хищения огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ как из государственных или иных предприятий или организаций, так и у отдельных граждан, владевших ими правомерно либо незаконно (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ признается неоднократным, если ему предшествовало хищение, ответственность за которое предусмотрена ст. 226 УК РФ, независимо от того, было ли лицо за это осуждено. Таким образом, понятие “неоднократность”, примененное в действующем Уголовном кодексе, охватывает объем понятия “повторность”, применявшегося ст. 218-1 УК РСФСР (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25. июня 1996 г.).

При решении вопроса о квалификации деяния по признакам судимости лица за совершение хищения либо вымогательство два или более раза судимым, предусмотренным пунктом “в” части 4 статьи 226 УК РФ, следует учитывать, что согласно примечанию 4 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации “лицом, ранее судимым за хищение либо вымогательство, в статьях настоящей главы, а также в других статьях настоящего Кодекса признается лицо, имеющее судимость за одно или несколько преступлений, предусмотренных статьями 158 - 164, 209, 221, 226 и 229 настоящего Кодекса”. Таким образом, для наличия признаков преступления, предусмотренного этим пунктом, не обязательно, чтобы лицо ранее  совершало хищение или вымогательство только лишь оружия.

При регистрации и учете таких преступлений следует учитывать, что признак судимости предполагает составление одной карточки на выявленное преступление, в то время как совершение двух и более однородных преступлений требует регистрации и учета каждого из них.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. определено, что в тех случаях, когда в целях завладения огнестрельным оружием или боеприпасами похищены их составные части либо детали в комплекте, достаточном для сборки пригодных к использованию оружия или боеприпасов, содеянное надлежит квалифицировать как оконченное хищение. Под “достаточным комплектом деталей оружия” понимается такая их совокупность, которая позволяет без дополнительных приспособлений и доработки произвести выстрел (например, ствол винтовки с ударно-спусковым механизмом), а под “достаточным комплектом составных частей боеприпасов” понимается такой их набор, который позволяет использовать их по назначению.

В том же пункте постановления указано, что хищение отдельных частей и деталей огнестрельного оружия при установлении умысла на использование их вместе с дополнительно изготовленными недостающими деталями для сборки годного к стрельбе оружия следует квалифицировать как покушение на хищение огнестрельного оружия, а действия сборщика оружия должны также квалифицироваться по ст. 223 УК РФ как незаконное изготовление оружия.

Если виновное лицо похитило неисправное либо учебное оружие, имея намерение и реальную возможность привести его в пригодное состояние, то оно несет ответственность не только по ст. 226, но и по ст. 222 УК РФ, что требует регистрации и учета каждого из них.

Хищение непригодного к функциональному использованию оружия (боевых припасов, взрывчатых веществ) в результате заблуждения относительно его качества при наличии убежденности, что оно исправно, в соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. следует квалифицировать как покушение на хищение оружия (боевых припасов, взрывчатых веществ).

Под квалифицирующий признак, предусмотренный пунктом “в” части 3 статьи 226 УК РФ – хищение оружия лицом с использованием своего служебного положения – подпадают не только должностные либо материально ответственные лица, в ведении которых находилось оружие, или же их начальник, также имеющий доступ на склад, но и часовые, охранники, ремонтные рабочие или иные лица, которые на законном основании могут оказаться на территории склада в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей.

Хищение составных частей и деталей боевых припасов, содержащих взрывчатые вещества (запалы, детонаторы, взрыватели и т. д.), следует квалифицировать по ст. 226 УК РФ как оконченное хищение взрывчатых веществ (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Учитывая, что незаконное ношение, хранение или сбыт огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ являются самостоятельными преступлениями, хищение перечисленных предметов и их последующее ношение, хранение или сбыт образуют реальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. 226 и ч. 1 ст. 222 УК РФ (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.). При этом регистрируется и учитывается каждое  из них.

В случаях хищения огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, а также их ношения, хранения, приобретения и изготовления с целью совершения другого преступления содеянное должно квалифицироваться как совокупность оконченного хищения оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ либо незаконного их ношения, хранения, приобретения или изготовления и приготовления к совершению иного преступления (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.).

Глава 25


<