Состояние экономической преступности : Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и зарубежом - Е.Е. Дементьева : Книги по праву, правоведение

Состояние экономической преступности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 
РЕКЛАМА
<

Статистический анализ экономической преступности в западных странах - дело исключительно сложное,  посколь­ку практически ни в одной стране не ведется ее отдельно­го учёта. Только в Германии и во Франции в официальную статистику включается этот раздел. С  1.987 г. в Германии стали учитываться и компьютерные преступления. В США публикуются разрозненные данные или данные о количестве осужденных за эти преступления. Отсутствие статистики не аает возможности в полном объеме проследить динами­ку экономических преступлений.

Наиболее доступными данными об экономических прес­туплениях являются сведения об ущербе,  причиняемом ими государству. Уровень ущерба определяется различными фи­нансовыми органами,  налоговыми управлениями, министер­ствами торговли и прочими неправовыми учреждениями.

В специальной литературе ущерб от экономических прес-. тупленнй делится на три вида: экономический, физический и моральный,

В  количественном отношении наиболее полно учитывает­ся экономический ущерб. Так,  по оценкам специалистов США, потери от такого вида экономической преступности, как преступность корпораций, достигают от 174 млрд. до 231 млрд. долл. в год (21,  с. 9). Другой вид - компью­терные преступления - наносят в США ущерб от 300 млн. до 6  млрд. долл. ежегодно (21, с.   19).

В ФРГ ущерб, причиненный в результате махинаций с подрядами в строительстве, оценивается в 7 млрд. марок, ежегодно; в результате мошенничеств с уплатой налогов -в 5,5, млрд. марок ежегодно; в результате использования необеспеченных чеков-и векселей - в 2 мпрд. марок ежегодно», ущерб от преступлений против окружающей среды составлял (только от одного вида - загрязнения воздуха)   1,5 млрд.ма-рок (21, с. 20).

Характерная особенность 70-80-х годов - выход от­дельных видов экономических преступлений за пределы од­ной страны. В наибольшей степени это касается преступной деятельности межнациональных корпораций,  направленно?

25

 

против развивающихся стран. В  последние годы стал учи­тываться и ущерб от такого рода незаконной деятельности. Наиболее типичными преступлениями стапо,  например,   не^-померное повышение цен на различные товары, во много раз превосходящих цену, установленную на европейском рын­ке.

В западной криминологии долгое время считалось,  что

экономическая преступность - это преступность без жертв,

что такие преступления не носят насильственного характе­

ра. Однако когда в конце 70-х годов криминологи обрати­

лись к изучению преступности корпораций, мнение о нена­

сильственном характере таких преступлений было рассеяно.

Исследования же последних лет показали,  что незаконная

деятельность корпораций наносит и огромный физический

ущерб. Так, по данным ученых США, сознательное наруше­

ние корпорациями техники безопасности и законов об охране

здоровья рабочих и служащих ежегодно влечет за собой око-»

по ЮО 000 смертных случаев,  тогда как в результате

убийств и несчастных случаев погибает в среднем 22 5ОО

человек в год. Выпуск недоброкачественных продуктов пи­

тания и медикаментов приводит к 20 млн. несчастных слу­

чаев в год, из которых ЗО 000 — со смертельным исходом.

Около 140 О.ОО человек погибают ежегодно (9% всех смерт­

ных случаев в США) в результате загрязнения воздуха при

нарушении корпорациями законов об охране окружающей сре­

ды (7, с. 20).          '

Западные ученые обращают внимание также и на мо­ральный ущерб, причиняемый обществу экономической прес­тупностью. Разработка данного вопроса в последнее деся­тилетие стала новым аспектом активного изучения эконо­мической преступности в западных странах. Говоря о мо­ральном ущербе, учёные имеют в виду то, что такая прес­тупность разлагает общество, подрывает веру населения в деятельность государственных институтов, а также в воэ-можность честно участвовать в конкурентной борьбе и чест­но получать прибыли. Нематериальный вред,  наносимый эко­номической преступностью, может выразиться в возникно­вении чрезмерного недоверия представителей деловых кру­гов друг к другу, в падении общественной морали, а в даль--

лейшем в полной социальной дезорганизации. Действитель-36

 

но,  доказать эмпирически существование нематериального вреда трудно. В экономической системе западных стран добропорядочный бизнесмен может быть вовлечен против своей воли в преступную деятельность преступно действую­щими конкурентами,  если он не. хочет потерять конкуренто­способность.   Это подрывает веру в конституционные прин­ципы и фундаментальные устои общества. Подрыв доверия в основном происходит из-за того, что такие преступления совершаются, как правило, лицами, стоящими на довольно высокой ступени социальной иерархии, пользующимися ува­жением и доверием общества. Наказания же за свои деяния они либо почти никогда не несут, либо это наказание ока­зывается настолько мягким, что не идет ни в какое срав­нение с жесткими мерами, предусмотренными за общеуго-, ловные преступления. Это в большой мере подрывает авто­ритет органов юстиции и порождает'атмосферу безнаказан­ности. В целом в плане социальных последствий экономиче­ской преступности криминологи считают, что моральный ущерб в ряде случаев гораздо опаснее экономического.

Динамику экономических преступлений, как уже отмеча*-лось,  проследить сложно, хотя на    материалах    некоторых стран по отдельным видам преступлений можно проследить развитие экономической преступности. Так, например, в ФРГ экономические преступления составляют примерно 3-5% в обшей структуре преступности. В структуре самой экономической преступности тяжкие преступления составля­ют в среднем 15%. Однако специалисты ФРГ отмечают, что эти данные далеко не полностью отражают реальный уровень экономической преступности из-за слишком высо­кой ее латентности (12,  с.  150).

В ФРГ в  1983 г. состоялВсь 3747 судебных разбира­

тельств   по  тяжким   экономическим преступлениям, были

осуждены 6423 человека. 70% дел были связаны со зло­

употреблениями доверием со стороны частных лиц; кредит­

ные мошенничества .составили 42%. В  1/3 случаев потер­

певшим явилось государство, в 10% случаев -социальные

органы, в  1/4  случаев - индивиды и зарубежные организа­

ции, в 4% случаев - частные предприниматели (12, с. 14У).

В  1984 г. было зарегистрировано 135 000 преступлений,

исключая налоговые. Из них тяжкие составили ЗООО; 65%   '

-       '       '   '   •                                            .                               :                   27

 

лиц, совершивших такие деяния, были осуждены. В  1987 г. было совершено 38  769 преступлений, в   1988 г. на 11% меньше (т.е.  34 404). Снижение числа преступлений обус­ловлено изменениями в технике учета экономических прес­туплений. В приведенные выше данные не входят компью­терные преступления и преступления против окружающей среды, которые стали учитываться отдельно.

Число выявляемых компьютерных преступлений в этой стране сравнительно невелико, однако рост их продолжает­ся. Если в 70-е годы в среднем их число составляло 15-20 случаев в род,  то уже в  1985 г. - 635  случаев. Из них компьютерный шпионаж - 624 случая, компьютерный саботаж — 4, а различные мошенничества — 7  случаев. В 1987 г. было зарегистрировано уже  ЗО67  преступлений, а в  1988 г. - 3355.

Особо учитываются и преступления против окружающей среды. Надо отметить,  что рост этого вида преступлений более интенсивен по сравнению с другими. Так, в  1980 г. было зарегистрировано 7,7 тыс. таких преступления, а в 1985 г. - 12,9 тыс., в  1986 г. - уже 17,6  тыс., в 1987 г. -  17930 преступлений,  что на 20% больше,  чем в  1986 г., и на 71,3% больше,  чем в   1980 г. В 1988 г. было зарегистрировано 21  116  преступлений,  чгчэ на  17,8% выше, чем в  1987 г., а за пятилетие данный вид экономи­ческих преступлений вырос в два раза. Следует отметить, что увеличение числа регистрируемых преступлений обус­ловлено тикже и довольно высокой их раскрываемостью, которая составляет 74,7%, чего нельзя сказать о других экономических преступлениях (12, с.  150).

В США статистических данных об общем количестве экономических преступлений нет, опубликованы лишь данные о количестве осужденных (в  1988 г. были опубликованы данные лишь за 1983 и  1985 гг.),  поэтому проследить динамику этих преступлений невозможно.

Так, в  1У83 г. из всех арестованных за совершение "бэповоротиичковых" преступлений в восьми штатах были осуждены 88%,  что превышает эти же показатели по на­сильственным преступлениям (82%)  и по преступлениям против собственности (8"%). Лицам, осужденным за 'бело-воротшгчксБые* преступления, было назначено наказание в 28

 

виде лишения свободы сроком свыше  1 года в  18% случа­ев,  что ниже этого же показателя по  насильственным прес­туплениям (39%)   и по  преступлениям против собственности (26%). В  целом к лишению свободы за "беловоротничко-вые* преступления были приговорены 60% лиц,  что ниже, чем за  насильственные (67%)  и за преступления против собственности (65%),  но выше,  чем за преступления про­тив общественного порядке  (55%). Уголовные дела были возбуждены в отношении 55% лиц, подозреваемых в совер­шении "беловоротничковых" преступлений,  больше всего та­ких дел было возбуждено за преступления, связанные с мо­шенничеством (79%) (9, с. 51).

В  1985  г. были осуждены  3.0 733 человека за совер­шение "беловорогничковых" преступлений,  что на  18% боль­ше, чем в  1980 г. Количество осужденных составило 85%, что выше, чем количество осужденных за все другие виды преступлений (78%). Около 40% лиц,  осужденных за "бе-ловоротничковые" преступления, были приговорены к лише­нию свободы, что меньше, чем за все другие преступления (54%). Сроки лишения свободы за "беповоротничковые" преступления были ниже, чем за другие преступления (со­ответственно 29 мес. в среднем и 50 мес.). Наиболее распространенными видами наказания для лиц,  осужденных за "беловоротничковые" преступления,  стали штрафы и про-, бация. Количество приговоров к лишению свободы сроком свыше пяти лет было в два раза меньше в отношении лиц, осужденных за "беловороткичковые" преступления,  чем за все другие. Среди лиц, осужденных за эти преступления, наиболее часто к лишению свободы приговаривались те, кто совершил подделку чеков, кредитных карточек и иных документов (59%).  в среднем срок лишения свободы соста-» вил для них 40 мес.,  эти лица наиболее часто приговари­вались к лишению свободы сроком свыше пяти лет (9, с. 51). В   1986 г. было совершено 3,9  тыс.  случаев мо-т шенничества с кредитными карточками, что на 200% выше, чем в  1985 г. В  1986 г. к ответственности за эти прес­тупления были привлечены  1394 человека,  что на 224% выше, чем в  1985 г. Ущерб от этих преступлений доста­вил 21,3 млн. долл. (18,  с. 57).

29

 


<