§ 1. Виды советских уголовных законов : Cоветский уголовный закон - Н.Д. Дурманов : Книги по праву, правоведение

§ 1. Виды советских уголовных законов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 
РЕКЛАМА
<

I. По объему и характеру взаимной связи содержащихся в них уголовноправовых норм советские уголовные законы можно разделить на четыре основных вида:

1. Уголовные законы, содержащие одну уголовноправовую норму или несколько не связанных между собой норм.

2. Уголовные законы, определяющие уголовную ответственность за несколько связанных между собой характером общественной опасности преступлений.

3. Уголовные законы, представляющие собой систематизированные нормативные акты, регулирующие совокупность всех или значительной части вопросов Общей части уголовного права или ответственность за преступления определенного рода.

4. Уголовные кодексы1.

Уголовные законы, содержащие одну уголовноправовую норму либо несколько не связанных или отдаленно связанных между собой уголовноправовых норм, —

1 А. А. Герцензон делит уголовные законы по объему содержания на: 1) состоящие из отдельной уголовноправовой нормы; 2) состоящие из ряда норм, посвященных борьбе с целой группой преступлений, объединенных общими родовыми признаками; 3) содержащие изложение общих принципов; 4) уголовные кодексы (А. А. Герцензон. Уголовное право. Часть Общая. М., Изд-во РИО ВЮА, 1948, стр. 178).

 

 

 

это преимущественно общесоюзные уголовные законы по вопросам Особенной части советского уголовного права, определяющие уголовную ответственность за какие-либо преступления, помимо государственных и воинских.

Поскольку в нашей стране нет общесоюзного уголовного кодекса, то такие законы не могут включаться в какой-либо общесоюзный систематизированный нормативный акт и потому действуют в качестве общесоюзных уголовных законов самостоятельно. Таковы, например, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1961 г. «Об ответственности за приписки, и другие искажения отчетности о выполнении планов»1, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 июля 1940 г. «Об ответственности за нарушение правил воинского учета»2, устанавливающий за эти нарушения как административную, так в определенных случаях и уголовную ответственность (ст. 4).

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1940 г. «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство»3, сейчас утративший силу, устанавливал уголовную ответственность за два различных преступления—за мелкую кражу на производстве (ст. 1) и за хулиганство в общественных местах (ст. 2). Поскольку эти две нормы по характеру составов преступлений не связаны между собой, они утратили силу в разное время. Часть 1 утратила силу с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», а ч. 2—с изданием в каждой союзной республике в 1959—1961 гг. новых уголовных кодексов.

Иногда уголовные законы, содержащие одну или несколько юридически не связанных между собой норм, представляют собой статьи уголовноправового содержания в законах, относящихся к другим отраслям советского права. Таковы, например, ст.ст. 109 и 110 упоминавшегося Положения о выборах в Верховный Совет СССР от 2 января 1959г.

1 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1961, № 22.

2 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1940, № 28.

3 Там же.

66

 

После издания в 1958 г. Основ уголовноправовые статьи в законах, относящихся к другим отраслям права, не встречались.

Такие статьи тесно связаны со всем содержанием закона. Поэтому для понимания и правильного применения статей уголовноправового характера, содержащихся в законах, относящихся к другим отраслям права, необходимо установить как внутреннюю связь уголовноправовых статей с другими статьями уголовного закона, так и соотношение их с другими, относящимися к другим отраслям советского права статьями того же самого закона.

II. Уголовные  законы, определяющие уголовную ответственность за несколько связанных  между  собой преступлений, устанавливают ответственность за преступления, отличающиеся большим сходством, либо за такие преступления, борьба с которыми предполагает единую систему уголовноправовых мероприятий, частично за преступления, способствующие совершению деяний, против которых направлено острие данного закона. Таковы, например, были утратившие силу с изданием уголовных кодексов союзных республик Указы Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан»1.

К числу таких нормативных актов относится Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г. «Об усилении ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников», который определяет уголовную ответственность за такие посягательства на этих лиц, как оскорбление, сопротивление, посягательства на жизнь, а также административную ответственность за злостное неповиновение законным распоряжениям названных лиц 2.

Следует заметить, что упоминаемые выше уголовные законы, содержащие как одну, так и несколько уголовноправовых норм, отнюдь не действуют изолированно

1 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1947, № 19.

2 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1962, № 8; '

 

от всей системы советского уголовного законодательства. Хотя многие из них ранее юридически и не включались в систематизированный нормативный акт (в Основные начала, Уголовный кодекс и др.), но по существу представляли их органическую часть, так как к ним, например, применялись все нормы Общей части, о чем теперь специально указано в ст. 2 УК РСФСР и в некоторых УК других союзных республик.

Особое место в этой группе уголовных законов занимает Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1961 г. «Об усилении борьбы с особо опасными преступлениями»1. Указ содержит комплекс уголовно-правовых мероприятий, относящихся как к Общей, так и Особенной частям советского уголовного законодательства, направленных на усиление борьбы с особо опасными преступлениями: 1) установление в качестве альтернативного наказания смертной казни за отдельные особо опасные преступления, с определением признаков составов этих преступлений; 2) исключение применения условно-досрочного освобождения либо замены неотбытой части наказания более мягким наказанием в отношении осужденных за ряд преступлений; 3) включение в санкции ряда статей о государственных преступлениях, в качестве факультативной дополнительной меры наказания, ссылки на срок от 2 до 5 лет.

Хотя все нормы этого Указа самим этим же Указом и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1961 г., а затем законами союзных республик были включены в Основы, в Закон об уголовной ответственности за государственные преступления и в УК союзных республик, все же он (Указ от 5 мая 1961 г.) сохраняет значение важного нормативного акта, определяющего в совокупности виды особо опасных преступлений, значение и характер уголовноправовой борьбы с ними.

III. У головные законы, определяющие значительную часть положений Общей части или устанавливающие уголовную ответственность за большую группу однородных преступлений, представляют собой систематизированные нормативные акты, охватывающие,

1 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1961, № 19.

 

однако, не совокупность всех норм уголовного права, а какую-либо значительную по объему их часть, в известной мере обособленную.

Таковы, например, Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г.. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Эти законодательные акты содержат большую часть всех норм Общей части Советского уголовного права, причем эти нормы тесно связаны между собой.

Таковы и относящиеся к Особенной части общесоюзные Положение о преступлениях государственных 1927 г., Положение о воинских преступлениях 1927 г., утратившие силу в январе 1959 г., действующие Закон об уголовной ответственности за государственные преступления 1958 г. и Закон об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 г.

Уголовные законы, содержащие систематизированные нормы, определяющие ответственность за группу преступлений, характеризуемых, за отдельными исключениями, прежде всего единством объекта посягательства, представляют собой органическую часть всей совокупности уголовноправовых положений. Поэтому в отношении их, в частности, применимы все положения Основ в Общей части УК соответствующей республики.

IV. Уголовный кодекс—это отличающийся внутренним единством законодательный акт, представляющий собой систему взаимосвязанных норм, определяющих принципы советского уголовного права и устанавливающих, какие общественно опасные деяния являются преступлениями и какие наказания подлежат применению к лицам, совершившим эти преступления.

Содержательная характеристика кодекса как законодательного акта независимо от отрасли права, к которой он относится, дается Л. С. Галесником.

Он пишет: «Кодекс—это не обычный закон. Кодекс является единым законодательным актом и одновременно сборником законов по определенной отрасли права. Нормы, образующие кодекс и изложенные в его статьях, должны быть расположены в строгой последовательно-

 

69

 

сти по тщательно продуманной системе, отражающей внутреннюю структуру данной отрасли права. Каждая статья кодекса имеет самостоятельное значение и в то же время есть составная часть, звено в общей цепи норм, образующих кодекс. Ни одна из статей кодекса не должна повторять другую статью, но она не должна и противоречить другим статьям. Каждая отдельная норма, закрепленная в кодексе, должна быть подчинена принципам данной отрасли права. Для таких единых актов, как кодексы, важное значение имеет единообразие терминологии, строго определенный смысл каждого понятия, повторяющегося в разных статьях»1.

Нельзя, однако, согласиться с мнением Л. С. Галесника, что кодекс является не только единым законодательным актом, но «одновременно сборником законов по определенной отрасли права». Особенность кодекса, отличающая его от свода законов, состоит именно в том, что он — единый законодательный акт. Позднейшие дополнения и изменения кодекса вновь изданными законами не делают кодекса сборником законов, потому что они включаются органически в ткань кодекса Поэтому кодекс датируется годом, когда он издан, независимо от числа позднейших дополнений и изменений.

В Общей части УК РСФСР редакции 1926 г. за время его действия из 57 статей было изменено 28, причем 4 статьи изменялись дважды, исключены 3 статьи, вновь включена одна статья. В главе «Иные преступления против порядка управления», в которой в момент издания УК РСФСР 1926 г. было 49 статей, за время действия кодекса включено 17 новых статей, исключено— 4, изменено—15, из них две статьи были изменены дважды. Подобные изменения произведены и в других главах УК, тем не менее он всегда назывался и называется Уголовным кодексом РСФСР редакции 1926 г.

УК союзных республик 1922 г. и 1926—1928 гг. содержали большую часть норм уголовного права. Некоторые нормы уголовного права содержались в общесоюзных уголовных законах, не включавшихся в УК союзных республик. Так, не были включены в УК идей-

1 Л. С. Галесник. Теоретические вопросы кодификации советского законодательства. «Вопросы кодификации советского законодательства». Сборник статей. Свердловск, 1957, стр. 7.

70

 

ствовали самостоятельно Указы Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. и некоторые другие.

С отменой аналогии Основами 1958 г. возникла настоятельная необходимость такого полного охвата в уголовном законе уголовно-наказуемых деяний, при котором были бы исключены пробелы.

Например, в утративших силу УК почти всех союзных республик не было статей об уголовной ответственности за неосторожное уничтожение и повреждение государственного и общественного имущества, причем применение по аналогии статей 792 и 794 УК РСФСР 1926 г., предусматривавших ответственность за неосторожное истребление или повреждение строго определенных видов имущества (лошади, тракторы, сельскохозяйственные машины), было неточным1.

Пробелом являлось отсутствие во всех УК статьи об ответственности за подделку штампов, печатей, бланков, за похищение важных личных документов, за подкуп или понуждение свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний, либо эксперта к даче ложного за» ключения. В большинстве УК не была прямо предусмотрена ответственность за растрату, отчуждение или сокрытие имущества, подвергнутого аресту или описи, за похищение предметов из могил, содержание притонов для азартных игр и др.

Включение ряда новых составов преступлений, в частности всех только что названных, в уголовные кодексы, изданные в 1959—1961 гг., объясняется главным образом тем, что эти деяния могли при наличии аналогии и без специального указания в Особенной части влечь и иногда реально влекли уголовную ответственность. С отменой же аналогии понадобилось специальное указание в УК об ответственности за эти деяния

Пробелы закона встречаются и в новых УК союзных республик 1959—1961 гг. Например, в УК РСФСР, Украинской ССР, Белорусской ССР не была предусмотрена уголовная ответственность за самовольный угон

1 П. Т. Васьков, Ю. Е. Волков. О точности и определенности формулирования правовых норм. Сб. «Вопросы кодификации советского законодательства», стр. 24.

71

 

чужой автомашины без цели завладения1. Отсутствие такой статьи может иметь последствием квалификацию названного деяния как хулиганства или как самоуправства, хотя состав этих преступлений не содержит признаков состава данного деяния.

V. Ст. 2 Основ 1958 г., перечисляя общесоюзные уголовные законы и уголовные законы союзных республик, к последним относит только уголовные кодексы. Все конституции союзных республик, устанавливая компетенцию высших органов власти в области уголовного законодательства, упоминают лишь уголовный кодекс.

Из этого можно сделать вывод, что единственным, уголовным законом в к'аждой союзной республике должен быть только уголовный кодекс, а все новые уголовноправовые положения должны включаться в УК. Это четко выражено в ст. 2 УК Армянской ССР 1961 г., которая гласит, что «уголовное законодательство Армянской ССР состоит из Уголовного кодекса Армянской ССР».

Поэтому не соответствует ст. 2 Основ содержащееся в ст. 2 УК Казахской ССР указание на возможность издания помимо уголовного кодекса и других уголовных законов.


<