§ 2. Субъекты толкования и обязательность даваемого ими толкования уголовного закона : Cоветский уголовный закон - Н.Д. Дурманов : Книги по праву, правоведение

§ 2. Субъекты толкования и обязательность даваемого ими толкования уголовного закона

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 
РЕКЛАМА
<

I Толкование советского уголовного закона различается в зависимости от того, кто именно (какой орган или лицо) дает толкование и от вытекающей отсюда общеобязательности, ограниченной обязательности или необязательности толкования 2

По субъекту (или источнику) толкования больший- | ство авторов различает толкование легальное, судебное,| доктринальное (или научное) 3 Некоторые авторы выде- '• ляют как самостоятельный вид аутентическое толкова-1 ние4                                               |

Под легальным понимается толкование, даваемое органом, который в силу закона управомочен давать толкование. Конституция СССР предоставила право толкования законов, в том числе и уголовных. Президиуму Верховного Совета СССР, а конституции союз-

' К Маркс и Ф Энгельс Соч, т 1, стр 635

2 А С Шляпочников правильно пишет, что степень обязательности толкования  ьсегда  связана  с  субъектом  толкования (см  А С Шляпочников  Толкование уголовного закона, стр 140)

3 «Теория государства и права» М, Юриздат, 1949, стр 424; ;

А С Шляпочников Толкование уголовного закона, стр 140 |

4 «Советское уголовное право Часть Общая»  Изд-во ЛГУ,. 1960, стр 168, «Советское уголовное право Часть общая» М, Гос- \ юриздат, 1952, стр 116.                                          ;

288                                                                ^

 

 

ных республик — в отношении законов союзной республики — Президиумам Верховных Советов союзных республик

Так, Президиум Верховного Совета СССР постановлением от 6 мая 1964 г. дал толкование ст 44 Основ, в частности, он указал, что к лицам, отбывающим наказание за совершение двух и более преступлений (ст 35 и 36 Основ), не могут применяться условно-досрочное освобождение или замена неотбытого наказания более мягким, если хотя бы по одному из преступлений, за которые виновный осужден, они в силу ст. 44 Основ не могут быть применены '

В большинстве  советские авторы, в частности М С. Строгович 2, М Д Шаргородский 3, А С Шляпочников, считают видом легального толкования аутентическое толкование, т е толкование, исходящее от создателя закона — Верховного Совета СССР или верховного совета союзной республики, издавших толкуемый закон.

Мнение авторов упоминавшихся учебных пособий по Общей части советского уголовного права, изданных в Москве в 1952 г. и Ленинграде в 1960 г о том, что аутентическое толкование представляет самостоятельный вид толкования наряду с легальным, неосновательно По степени обязательности толкование, даваемое Президиумом Верховного Совета СССР, управомоченным на это Конституцией СССР, не отличается от толкования, даваемого самим Верховным Советом СССР Законодательный орган имеет полномочия как издавать законы, так и толковать их, если он считает это необходимым Поэтому аутентическое толкование является толкованием легальным 4.

А. С. Шляпочников критикует мнение авторов, считающих, что аутентическое толкование, поскольку оно исходит от законодателя, представляет собой новый

* «Ведомости Верховного Совета СССР», 1964, № 20, ст 244.

2 «Теория государства и права», стр 424—425

3 См М Д Шаргородский Уголовный закон, стр 171

4 Основательно критикуя мнение, что аутентическое толкование не является видом легального толкования, А С Шляпочников вместе с тем неправильно считает аутентическим толкование, данное в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1941 г. (см А С Шляпочников  Толкование уголовного закона, стр 142) Президиум Верховного Совета СССР в данном случае разъясняет акт, исходивший от законодательного органа

10 Зак.321

289

 

закон и "потому, строго говоря, не является толкованием \. Он считает, что толкование, даваемое самим законодательным органом, отличается от нормативных актов тем, что оно не создает новых норм поведения людей, так же как и всякий другой вид легального

толкования2.

Легальное толкование статей уголовных законов в

смысле указания на применение их в определенных случаях осуществляется Президиумами  Верховного Совета СССР и верховных советов союзных республик.

Так, в Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 г. «Об усилении 'борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни»3 говорится, что побег с места поселения лиц, 'подвергнутых в порядке, установленном этим Указом, выселению в специально отведенные местности, 'или побег с пути следования на поселение, наказывается в соответствии со ст. 186 УК РСФСР.

Указом дано легальное распространительное толкование этой статьи, 'предусматривающей ответственность за побег с места ссылки, с пути следования в ссылку.

II. Судебное толкование советского уголовного закона может быть двух видов. Во-первых, это толкование, даваемое в 'приговорах, определениях и постановлениях всех судов, вплоть до постановлений Пленумов Верховных судов СССР и союзных республик по конкретным делам.

Поскольку приговор вступил в законную силу (или же вступивший в законную силу приговор изменен определением или постановлением надзорной инстанции), толкование уголовного закона, даваемое в этом приговоре, имеет, безусловно, обязательную силу, но

'См Я. М. Б р а и н и н Советское уголовное право. Часть 06-щдя, вып I, стр 174; «Советское уголовное право. Часть Общая». Изд-во ЛГУ, 1960, стр. 168. А. С. Шляпочников & своей работе «Толкование уголовного закона» (стр  141) не точно утверждает, что такого же мнения держится М Д Шаргородский Последний лишь утверждает, что толкование, даваемое законодательными органами, само по себе представляет законодательный акг (см. М Д Шаргородский. Уголовный закон, стр 171).

2 См А С. Шляпочников. Толкование уголовного закона,

стр. 141—142.

•• «Ведомости Верховного Совета РСФСР», 1961, № 18, ст. 273.

290

 

только по данному делу. Это вытекает из ст. 54 Основ уголовного судопроизводства 1958 г., согласно которой вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда обязательны для всех государственных и общественных учреждений, предприятий и организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории СССР.

Даже множество одинаково толкующих закон приговоров, определений или постановлений, хотя бы вынесенных Верховным Судом СССР или верховными судами союзных республик, не создают обязательное™ таких толкований, поскольку советское право не признает за судебным прецедентом значения источника права.

Однако судебная практика Верховного Суда СССР и верховных судов союзных республик по отдельным делам имеет очень большое значение для доктриналь-ного толкования уголовного закона. Например, обобщение судебной практики Верховного Суда СССР по вопросам соучастия в преступлении дало возможность советской науке уголовного права почта единодушно истолковать ст. 12 Основных начал 1924 г. (ст. 17 УК РСФСР 1926 г.) в том смысле, что под соучастием понимается только умышленное участие в совершении преступления. В дальнейшем это положение было зафиксировано в общесоюзном уголовном законе (ст. 17 Основ 1958 г.) и в УК союзных республик 1959—1961 гг.

Толкование уголовных законов дается в руководящих разъяснениях, даваемых Пленумом Верховного Суда СССР по вопросам применения законодательства при рассмотрении судебных дел на основании п. «в» ст. 9 Положения о Верховном Суде СССР от 12 февраля 1967 г.' и в руководящих разъяснениях по вопросам применения республиканского законодательства при рассмотрении гражданских и уголовных дел, даваемых пленумами верховных судов союзных республик согласно законам о судоустройстве, действующим в этих союзных республиках2. Эти руководящие разъяс-

' «Ведомости Верховного Совета СССР», 1957, № 4, ст 85. 2 Пункт «а» ст. 57 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»

от 27 октября 1960 г. («Ведомости Верховного Совета РСФСР»,

1960, №40, ст. 588).

 

10*

291

 

нения во многих случаях содержат толкование уголовного закона.

Право пленумов верховных судов давать имеющие

обязательную силу толкование законов неизменно формулировалось в законах о судоустройстве, начиная с Положения о судоустройстве РСФСР от 31 октября 1922 г., которое устанавливало, что пленарные заседания Верховного Суда РСФСР ведают «правильным истолкованием законов по вопросам судебной практики». Пленумом Верховного Суда РСФСР с 1923 по 1933 г. было дано большое число толкований Уголовного кодекса РСФСР 1922 г., а затем и УК РСФСР

1926 г.'.

III. Действующее Положение о Верховном Суде СССР 1957 г. и республиканские законы о судоустройстве не оставляют сомнений в том, что Пленуму Верховного Суда СССР и верховных судов союзных республик принадлежит право толкования законов, в том числе и

уголовных.

По точному смыслу названных законов руководящие разъяснения, издаваемые Пленумом Верховного Суда СССР и пленумами верховных судов союзных республик, имеют обязательную силу лишь для судов2 в отличие от Положения о Верховном Суде СССР 1927 г., согласно которому постановления Пленума Верховного Суда СССР, дающие толкование общесоюзного законодательства, являлись окончательными и были обязательны для всех судебных и иных учреждений.

Однако фактически и по действующему Положению 1957 г. такие разъяснения по вопросам уголовного законодательства в значительной мере имеют общеобязательный характер, поскольку правосудие по уголовным делам осуществляется только судами, для которых эти руководящие разъяснения обязательны.

IV. Доктринальное толкование охватывает все виды толкования, не имеющего никакой обязательной юриди-

! См. например, журнал «Судебная практика РСФСР» с 1927 по 1931 г.; «Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР». М., «Советское законодательство». М., 1932, стр. 232—311.

2 М. А. Шнейдер считал, что толкование законов, дававшееся Пленумом Верховного Суда СССР на основании ст. 75 Закона о судоустройстве 1938 г., ныне утратившего силу, являлось общеобязательным (М. А. Шнейдер. Советское уголовное право. Часть Общая Учебное пособие, стр 57—58).

292                                                        • •

 

ческой силы. Это толкование содержится в монографиях,

учебниках, комментариях, статьях, других печатных произведениях, в лекциях, в выступлениях на семинарских и других занятиях, выступлениях научных и практических работников и всех других граждан.

Иногда такое толкование называют научным, но это название неточно, так как оно может не иметь непосредственного отношения к науке. Доктринальное толкование уголовного закона (название носит условный характер), не будучи обязательным, имеет большое значение, так как оно способствует, если оно основательно, глубокому и правильному познанию советского уголовного законодательства и его применению в следственной и судебной практике.

В последние годы в литературе не без основания предлагается деление толкования на два основных вида по признаку его обязательности: официальное и неофициальное. Второй вид охватывает то толкование, которое обычно называется доктринальным '.

Соглашаясь с этим делением, А. С. Пиголкин различает в официальном толковании нормативное толкование и казуальное, к которому, в частности, относится судебное толкование, даваемое в приговорах, определениях и постановлениях по отдельным делам2.


<