§ 5. Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и других иностранцев, которые не подсудны по уголовным делам советским судебным органам : Cоветский уголовный закон - Н.Д. Дурманов : Книги по праву, правоведение

§ 5. Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и других иностранцев, которые не подсудны по уголовным делам советским судебным органам

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 
РЕКЛАМА
<

I. Единственное изъятие из территориального принципа действия советских уголовных законов советское законодательство делаег на началах взаимности для глав и членов дипломатического персонала дипломатических представительств иностранных государств в СССР и других иностранцев, которые не подсудны по уголовным делам советским судебным органам в силу международных договоров, в которых участвует СССР, или советских законов.

Часть 2 ст. 4 Основ 1958 г. устанавливает: «Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые согласно действующим законам и международным соглашениям не подсудны по уголовным делам советским судебным учреждениям, в случае соверше-.ния этими лицами преступления на территории СССР, разрешается дипломатическим путем». Часть 2 ст. 4 Основ почти без изменений с указанием лишь на совершение 'преступления в данной республике воспроизведена во всех действующих уголовных кодексах союзных республик.

Ранее действовавшее уголовное законодательство, начиная с УК 1922 т., говорило не о лицах, не подсудных то уголовным делам советским судебным органам, а о лицах, пользующихся экстерриториальностью.

II. Уголовное законодательство 1958—1961 гг. отказалось от термина «экстерриториальность», не пользуется им и наука международного права '. Однако и после издания Основ 1958 г. в нашей уголовноправовой литературе отдельные авторы, анализируя ч. 2 ст. 4 Основ, по-прежнему говорят об экстерриториальности2.

' См Д Б. Левин О неприкосновенности дипломатических представителей иностранных государств. М., Юриздат, 1946, стр. 238 и ел

г «Советское уголовное право Часть Общая». М., «Юридическая литература», 1964, стр. 34, 35; «Научно-практический Комментарий Уголовного кодекса РСФСР», стр. 8; «Научный комментарий к Уголовному кодексу РСФСР», стр. 7.

226

 

Термин «экстерриториальность» (в переводе «внеземельность») в юридической науке появился в середине XVIII в., и он означал не только неподсудность судебным органам государства, на территории которого совершено преступление. Он выражал юридическую фикцию, согласно которой определенные части территории государства — здания иностранных 'посольств, миссий и пр. или их средства транспорта, а также определенные лица, прежде всего дипломатические представители иностранных государств, — признаются не находящимися на территории государства, где они реально находятся, а юридически считаются находящимися на территории того государства, чье посольство помещается в данном здании или чьими представителями они являются.

Эта юридическая фикция означала, что и все происшествия, которые имеют место на экстерриториальных частях территории, или преступления, совершенные экстерриториальными лицами, должны в принципе признаваться совершенными на территории государства, учредившего посольство, хотя бы оно находилось на расстоянии тысяч километров. В принципе это означало, что деяния, совершенные в пределах таких мест или экстерриториальными лицами, должны рассматриваться судебными органами не того государства, где они совершены, а того государства, которое учредило посольство или чьим представителем является человек, совершивший преступление'.

Однако во второй половине XIX в. и в XX в. понятие экстерриториальности в области уголовного права стало в значительной мере обозначать только неподсудность судам страны, где данное лицо пользуется экстерриториальностью

Так, в 1867 г. в доме русского посольства в Париже русский подданный Никитченков, не пользующийся экстерриториальностью, покушался на убийство работника посольства Б. Русское посольство потребовало выдачи Никитченкова с тем, чтобы суд над ним имел место в России по Российскому уголовному закону, так как дом

' См. Д. Б. Левин. О неприкосновенности дипломатических представителе^ иностранных государств, стр. 229 и ел.

8*                                                         227

 

посла является экстерриториальным. Однако французское правительство с этим доводом не согласилось, и российское правительство в дальнейшем признало это правильным. Никитченков был судим и осужден во Франции на основании французского уголовного кодекса '.

В дальнейшем преступления, совершенные в помещениях иностранных посольств лицами, не пользующимися экстерриториальностью, по общему правилу, подлежали юрисдикции уголовных судов государств, в пределах которых было совершено преступление Капиталистические государства широко пользовались понятием экстерриториальности для своих подданных в колониальных, полуколониальных и зависимых странах, признавая совершенные ими преступления в отношении угнетенных народов не подлежащими законам, действующим в этих странах, а дела о них — не подсудными судам этих стран.

III. Понятие  экстерриториальности  противоречит принципу безусловного суверенитета государства. Хотя в ранее действовавших советских уголовных законах термин «экстерриториальность» употреблялся лишь в значении неподсудности дипломатических представителей иностранных государств советским судам по делам уголовным, законодательные органы СССР, издавая Основы 1958 г., сочли необходимым полностью исключить этот термин как неточный.

В юридической литературе принято обычно, говорить о дипломатическом иммунитете или Д и-пломатической неприкосновенности с оговоркой, что таким иммунитетом на началах взаимности могут пользоваться и лица, не являющиеся дипломатическими представителями. В Положении 1966 г. (ом. ни-|Я же) говорится о привилегиях и иммунитетах.          Ц

Дипломатический иммунитет охватывает множествоД вопросов международного, государственного права, гражданского права и процесса, уголовного, уголовно-процессуального, административного права и др. Ниже рассматриваются только вопросы иммунитета от уго-

' См. там же, стр. 233, см. также Э С а т о у. Руководство по дипломатической практике. М., Изд-во ИМО, 1961, стр. 210.

228

 

ловной юрисдикции Союза ССР 'и союзных республик, т. е. вопросы неподсудности советскому суду по уголовным делам.

IV. Круг лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом, и содержание иммунитета были определены уже в декрете СНК РСФСР от 30 'июня 1921 г.', в котором, в частности, говорилось о праве «неподсудности судебным установлениям по уголовным и гражданским делам» (п. «в» ст. 2).

До 12 июня 1966 г. действовало Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза ССР от 14 января 1927 г 2.

В сентябре 1961 г. в Вене была выработана международная конвенция о дипломатических сношениях, кй;

тормо яодписали 'и' ратифицировали свыше 50 государств, а«том числе СССР 3, УССР, БССР. Она определяет функции, привилегии, иммунитеты посольств и их сотрудников.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г. было утверждено новое Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР 4, заменившее Положение 1927 г. В нем отражены нормы Венской конвенции 1961 г.

Положение 1966 г. содержит ряд новых норм, направленных на дальнейшее развитие отношений СССР с другими государствами. На началах взаимности оно предоставляет иностранным посольствам, консульствам

и их сотрудникам более широкие привилегии и иммунитеты.

В разделе Общие постановления устанавливается, что указанные в Положении привилегии и иммунитеты предоставляются дипломатическому представительству (посольству или миссии), а также консульскому представительству на территории СССР, как органам иностранного государства, для осуществления их функций, определяемых в соответствии с нормами международ-

' СУ РСФСР 1921 г. № 52, ст 303.

2 СЗ СССР 1927 г, № 5, ст 47.

3 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1964, № 18.

4 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1966, № 22, ст. 387.

229

 

ного права. Привилегии и иммунитеты предоставляются также персоналу этих представительств в объеме, определяемом   соответственными  статьями   Положения (ст. 1). Далее устанавливается, что когда международным договором, в котором участвует СССР, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в Положении, то применяются правила этого международного договора (ст. 3).

Положение распространяется на дипломатические и консульские представительства иностранных государств, которые могут быть открыты на территории союзных республик по соглашению этой республики с иностранным государством (ст. 4).

Личной неприкосновенностью и иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик пользуются глава дипломатического представительства (посол, посланник, поверенный в делах) и члены дипломатического персонала представительства (ст. ст. 12 и 13).

Членами дипломатического 'персонала представительства являются советники, торговые представители.» военные, военно-морские и военно-воздушные атташе, первые, вторые и третьи секретари, атташе, секретари-архивисты. В состав дипломатического персонала представительства входят также заместители торговых представителей, помощники военных, военно-морских и военно-воздушных атташе (ст. 6).

Личная неприкосновенность и иммунитет от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик согласно ст. 15 распространяются на членов семей этих лиц при условии, что эти члены семьи проживают с указанными лицами и не являются советскими гражданами.

Ст. 16 определяет, что на основе взаимности личной неприкосновенностью и иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик пользуются сотрудники административно-технического 'персонала дипломатического представительства и проживающие вместе с ними члены их семей, если эти сотрудники и члены их семей не являются советскими гражданами или не проживают в СССР постоянно.

Сотрудники обслуживающего персонала дипломатического представительства, не являющиеся советскими гражданами или не проживающие в СССР постоянно,

230

 

пользуются на основе взаимности иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик в отношении действий, совершенных ими при исполнении служебных обязанностей. На основе специальных соглашений с отдельными государствами по принципу взаимности на указанных сотрудников обслуживающего персонала могут быть распространены и другие иммунитеты, предусматриваемые Положением (ст. 17).

Дипломатический курьер пользуется при исполнении своих обязанностей личной неприкосновенностью; он не может быть подвергнут аресту или задержанию. Это относится и к временным дипломатическим курьерам, назначенным для перевозки только данной дипломатической почты; предоставляемый временным дипломатическим курьерам иммунитет прекращается с момента доставки ими дипломатической почты по назначению <ст. 9).

Дипломатическим курьерам, следующим транзитом через территорию СССР, предоставляются такие же неприкосновенность и защита, которые предоставлены дипломатическим курьерам, направляющимся в СССР (ст. 18).

В ст. 18 говорится, что глава дипломатического представительства и члены дипломатического персонала представительства иностранного государства в третьей стране, проезжающие транзитом через территорию СССР, пользуются личной 'неприкосновенностью и другими им-мунитетами, которые необходимы для обеспечения их проезда. Это относится также к членам их семей, пользующимся привилегиями и иммунитетами, которые сопровождают указанных лиц или следуют отдельно, чтобы присоединиться к ним или возвратиться в свою страну.

Консульские должностные лица, включая и главу консульского представительства (назначенного в этом качестве в установленном порядке (ст. 19) генерального -консула, консула, вице-консула, консульского агента), пользуются личной неприкосновенностью и не могут быть подвергнуты задержанию или аресту, иначе как в случае преследования за совершение тяжкого преступления или исполнения вступившего в законную силу приговора суда. Они пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик в том,

231

 

что касается их служебной деятельности (ст, 25)*. Согласно ст. 28 на основе специального соглашения с иностранным государством на консульских должностных лиц могут быть распространены и другие иммуните-ты, предоставляемые Положением членам дипломатического персонала, исходя в отношении каждого отдельного государства из принципа взаимности (ст. 28).

Привилегии и иммунитеты, предусмотренные для членов дипломатического персонала представительства, включая иммунитет от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик, согласно ст. 29 распространяются на представителей иностранных государств, на членов парламентских и правительственных делегаций. На основе взаимности они распространяются на сотрудников делегаций иностранных государств, которые приезжают в СССР для участия в межгосударственных переговорах, в международных конференциях и совещаниях или с Другими официальными поручениями.

Указанные лица, если они следуют транзитом для тех же целей через территорию СССР, пользуются личной неприкосновенностью и другими иммунитетами, которые необходимы для обеспечения их проезда.

Сказанное относится к членам семей лиц, перечисленных в ст. 29, которые сопровождают этих лиц, если эти члены семьи не являются советскими гражданами.

Согласно ст. 30 Положения привилегии и иммунитеты, предоставляемые международным межправительственным организациям на территории СССР, представительствам иностранных государств при этих организациях, а также их должностным лицам, определяются соответствующими международными соглашениями, в которых участвует СССР. Такова, например, Конвенция о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций от 13 февраля 1946 г.2.

' Авторы комментария к Основам 1958 г., изданного в Москве,

правильно пишут, что такое изъятие вызвано тем, что служебная деятельность консулов является внутренним делом того государства, в интересах которого они ее осуществляют. («Научно-практический комментарий к Основам уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» М, Госюриздат, 1960, стр. 19).

2 «Современное международное право. Сборник документов». Д4., «Международные отношения», 1964, стр. 426.

232

 

В Венской конвенции 1961 г. подробно определяется, с какого времени и по какое лица, имеющие право на иммунитет, пользуются им (ст. 39) и регламентируется ряд других вопросов. В ст. 31 Положения 1966 г. говорится о документах, удостоверяющих принадлежность к числу лиц, пользующихся указанными в Положении привилегиями и иммунитетами.

VI. Дипломатический иммунитет отнюдь не означает исключения преступности и наказуемости деяний, которые совершают на территории СССР лица, пользующиеся дипломатическим иммунитетом.

Закон устанавливает, что вопрос об уголовной ответственности названных лиц разрешается дипломатическим 'путем. В принципе исключается не преступность и наказуемость лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом, а возможность привлечения к уголовной ответственности, рассмотрения уголовного дела советским судом и осуждения виновного. Следовательно, рассматриваемый вопрос касается как советского уголовного, так и уголовно-процессуального права.

Исключение подсудности советским судам по уголовным делам, поскольку речь идет о лицах, пользующихся дипломатическим иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик, не имеет абсолютного характера. Часть 1 ст. 13 Положения 1966 г. в соответствии с Венской конвенцией устанавливает, что эти лица могут подлежать юрисдикции СССР и союзных республик в случае ясно выраженного согласия на это аккредитующего государства.

Преступность, и в принципе наказуемость, деяний, совершенных лицами, пользующимися иммунитетом на территории СССР от уголовной юрисдикции, особенно наглядно подтверждается тем обстоятельством, что все соучастники такого преступления — советские граждане, лица без гражданства, а также иностранцы, не пользующиеся дипломатическим иммунитетом, подлежат уголовной ответственности по советским уголовным и уголовно-процессуальным законам.

Венская конвенция о дипломатических сношениях, как и более ранние акты, устанавливает, что все лица, пользующиеся иммунитетом, обязаны уважать законы и постановления государства пребывания, они обязаны

233

 

не вмешиваться во внутренние дела этого государства (ст. 41). Дипломатические агенты не должны заниматься в государстве пребывания профессиональной или коммерческой деятельностью в целях личной выгоды (ст. 42). Ст. 2 Положения 1966 г. устанавливает, что все лица, пользующиеся указанными в Положении привилегиями и иммунитетами, обязаны уважать действующие в СССР и союзных республиках законы, постановления, правила. Часть 4 ст. 7 указывает, что неприкосновенность помещений дипломатического представительства и средств передвижения не дает, однако, права использовать их в целях, несовместимых с функциями дипломатического представительства.

Однако многие капиталистические, особенно империалистические, государства грубо и цинично попирают нормы международного права, очень часто используют дипломатический иммунитет своих посольств и миссий и своих дипломатических представителей в социалистических государствах для шпионажа, диверсий и другой подрывной деятельности, а также для совершения других преступлений (контрабанды, спекуляции и т. д.).

Об этом свидетельствуют многочисленные факты, опубликованные в нашей печати.

Так, 7 февраля 1957 г МИД СССР в ноте посольству США в СССР  сообщило, что помощники военно-морского атташе США капитан Уф-фелман и лейтенант Луис были застигнуты гражданами СССР во время фотографирования объекта, имеющего оборонное значение, т. е. занимались шпионско-разведывательной деятельностью, совершенно несовместимой со статусом аккредитованных дипломатических работников. По требованию Министерства иностранных дел СССР они были выдворены из СССР *. Атташе посольства США Ланжелли был выдворен из.СССР в 1959 г. как пойманный с поличным при встрече с американским агентом, которому он передал инструкции по шпионской работе, средства тайнописи и крупную сумму денег. Как сообщалось в советской печати 2 в результате следствия по делу этого агента была установлена причастность других сотрудников посольства США,

' «Правда», 8 февраля 1957 г. 2 «Известия», 27 августа 1960 г.

234

 

в частности атташе Уинтерса, которому Министерство иностранных дел СССР предложило покинуть нашу страну.

13 мая 1963 г. Министерство иностранных дел СССР в нотах, направленных посольствам США и Великобритании в Москве, заявило, что при рассмотрении Военной коллегией Верховного Суда СССР дела гражданина СССР Пеньковского и подданного Великобритании Винна, признанных виновными в шпионаже против СССР, судом было установлено, что пять работников посольства США, пять работников посольства Великобритании и жены двух из них, используя свое официальное положение, способствовали осужденным Пеньков-•скому и Винну в проведении шпионажа. Министерство иностранных дел СССР объявило этих лиц персонами яон грата '.        ^


<