§ 2. ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ПРИЧИНЕННОГО ВРЕДА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 
РЕКЛАМА
<

Понятие основания возникновения обязательства по возмещению причиненного вреда. Названное обязательство, подобно всякому иному гражданскому правоотношению, возникает, изменяется и прекращается при наличии предусмотренных законом юридических фактов. Наиболее обстоятельного рассмотрения заслуживает начальная фаза существования данного обязательства, его возникновение.

Основанием возникновения обязательства по возмещению причиненного вреда является противоправное вредоносное виновное действие причинителя вреда (или известная совокупность таких действий—юридический состав), с наличием которого (действия) закон связывает возникновение права на возмещение у потерпевшего и обязанности возмещения вреда у причинителя.

По своей объективированной форме причинение вреда может выражаться как в действии, так и в бездействии. В большинстве случаев, как показывает судебная и арбитражная практика, наступление вреда является результатом определенных действий причинителя. Закон не устанавливает каких-либо различий в правовых последствиях в зависимости от того, причинен ли вред действием или бездействием, — в том и в другом случае вред должен быть возмещен.

В науке гражданского права единый акт причинения вреда— противоправное действие причинителя — принято в процессе теоретического анализа и изложении его результатов расчленять на составные элементы. Такие элементы в практике применения закона в науке именуют условиями гражданско-правовой ответственности. К ним относятся:

1) наличие имущественного вреда у потерпевшего (как результат противоправного поведения причинителя вреда);

.2) причинная связь между поведением причинителя вреда и наступившим вредом (как выражение* объективной связи между действием причинителя и результатом его действия);

3) противоправность поведения причинителя вреда (как выражение 'отрицательного отношения закона к вредоносному поведению причинителя);

367

 

4) вина цричинителя (как психическое отношение данного лица к своему противоправному поведению и его результатам).

Совокупность перечисленных условий составляет общее основание гражданско-правовой ответственности за причинение вреда. Общая характеристика перечисленных условий уже, была дана при рассмотрении положений об ответственности за нарушение гражданских обязательств. В связи с этим здесь необходимо обратить внимание лишь на те стороны и моменты данных условий, которые существенны и характерны для них как для элементов основания ответственности за внедоговорное причинение вреда.

Имущественный вред. В наиболее широком смысле слова под вредом понимается всякое умаление благ, принадлежащих определенному лицу. По своей сущности вред может быть материальным и нематериальным (личным, духовным) в зависимости от того, какое (материальное или нематериальное) благо было объектом противоправного воздействия. Так, материальный (имущественный) вред может состоять в полном или частичном уничтожении вещи, ее поломке, порче и т. д. Нематериальный вред может выражаться в распространении сведений, порочащих честь и достоинство гражданина или организации, причинении физических или нравственных страданий отдельному человеку, в повреждении его здоровья или причинении смерти.

С точки зрения имущественного положения потерпевшего имущественный вред может состоять либо в умалений-наличных благ, либо в устранении возможности поступления известного имущества. В первом случае принято говорить о причинении положительного ущерба, который представляет собой разность между тем имущественным положением, которым, располагал потерпевший до причинения вреда, и тем, которое он имеет после причинения вреда.

Противоправное устранение возможности получения определенного ^имущества может выражаться в следующих двух формах:

а) устранение возможности получения плодов и доходов в связи с тем, что уничтожена, повреждена или испорчена вещь, дающая соответствующие плоды и доходы. Например, в результате автодорожного происшествия была повреждена автомашина «Волга», принадлежащая таксомоторному автохозяйству. Машина находилась в ремонте в течение 1 месяца, в силу чего не могла быть использована автохозяйством в течение указанного срока. В связи с этим автохозяйство было лишено возможности получить определенный доход от эксплуатации данной вещи при перевозках пассажиров. Утрату такого рода доходов в литературе принято называть упущенной выгодой;

б) устранение возможности получения определенного заработка в случае причинения увечья или иного повреждения здо-

368

 

ровья (сюда. же относится утрата возможности получения содержания в случае причинения смерти кормильцу). Например, в результате травмы, причиненной рабочему на производстве, он утратил свою профессиональную и в известной мере общую трудоспособность. В силу этого потерпевший лишился возможности работать по своей специальности и получать соответствующую оплату труда. Закон (ст. 459 ГК) устанавливает, что в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить потерпевшему заработок, утраченный им вследствие потери трудоспособности или уменьшения ее.

Приведенное положение закона не следует понимать так, что в данном случае происходит якобы возмещение неимущественного (морального, личного) вреда. Здесь, как и в указанных выше случаях, подлежит возмещению также имущественный (а не личный, неимущественный) вред. Советское гражданское право не предусматривает в своих нормах возмещение в денежной форме морального вреда.

Таким образом, наличие имущественного вреда у потерпевшего является первым и безусловным элементом основания возникновения обязательства по возмещению вреда; если нет имущественного вреда, то, естественно, и возмещать, нечего.

Причинная связь как объективное выражение связи явлений и процессов является одним из необходимых условий возложения обязанности по возмещению вреда. Общая характеристика данной научной категории была дана выше (т. 1 гл.'24 настоящего учебника). Здесь достаточно лишь обратить внимание на некоторые специфические моменты. .

Для возложения обязанности возмещения вреда необходимо, чтобы' между поведением причинителя вреда и наступившим вредом была бы связь причины и следствия, т. е. вред должен выступать в качестве объективного следствия поведения причинителя вреда. На необходимость такого рода связи между действиями причинителя и наступившим вредом указывает сам закон, который, формулируя общее правило о гражданско-правовой внедоговорной ответственности, говорит о лице, причинившем вред (см. ст. 88 Основ, ст. 444 ГК).

Решение вопроса о наличии или отсутствии причинной связи между наступившим вредом и поведением соответствующего лица иногда может быть осложнено тем, что гражданский закон предусматривает в ряде случаев ответственность одних лиц за действия других, как-то: ответственность организаций за действия их работников, ответственность государственных учреждений за неправильные служебные действия их должностных лиц, ответственность родителей и опекунов за действия их малолетних детей и т. д. В этих и других аналогичных случаях причинная связь состоит из двух или более звеньев: первое звено

369

 

выражает связь поведения непосредственного причинителя с наступившим вредом, второе — связь между поведением непосредственного причинителя и действиями ответственного лица.

Точное установление причинно-следственной связи позволяет в процессе применения норм права определить, кем именно (каким субъектом) был причинен вред и в какой мере поведение данного лица обусловило возникновение соответствующего вреда.

Противоправность поведения причинителя вреда. В наиболее общем виде противоправным является любое действие, выходящее за пределы дозволенного законом. Категория противоправности в гражданском праве применительно к обязательствам по возмещению вреда имеет некоторые специфические особенности, среди которых необходимо указать на следующие моменты:

1. Гражданское правонарушение представляет собой такое действие субъекта права, которым одновременно нарушаются -как предписания действующего объективного права, так и субъективное право потерпевшего. Например, лицо уничтожает принадлежащую гражданину вещь. Действие причинителя нарушает i в данном случае нормы института права собственности и субъективное право собственности гражданина.

2. Не всякое нарушение норм гражданского права рассматривается в качестве правонарушения нормами других отраслей -права, равно как и наоборот,—т. е. не всякое нарушение норм иных отр'аслей права является гражданским правонарушением. Так, например, хулиганство с точки зрения норм уголовного права является общественно опасным, уголовно-наказуемым деянием (преступлением). Однако поскольку таким действием не причинен имущественный вред, оно является юридически безразличным^ точки зрения норм института возмещения вреда.

"'Г Для некоторых'видов гражданских правонарушений не- ^ обходимо, чтобы кроме норм гражданского права действием | причинителя вреда были 'бы нарушены одновременно нормы и Ц некоторых других отраслей права. Так, например, для возмещения вреда, причиненного на производстве здоровью рабочего или служащего, необходимо, чтобы противоправность поведения причинителя определялась как нормами гражданского права (ст. 460 ГК), так и права трудового (нормами об охране труда, технике безопасности и др.).

4. Закон предусматривает ряд обстоятельств, наличие которых исключает отнесение действий причинителя вреда к числу противоправных. Вред, причиненный при таких обстоятельствах, как правило, возмещению не подлежит, ибо соответствующее действие является либо правомерным, либо юридически безразличным. Сюда относятся:

а) действия по осуществлению права и исполнению обязан-

370

 

• ности. Примером таких действий могут служить действия организаций эпидемиологической службы по уничтожению животных, создающих эпидемиологическую опасность заражения и распространения некоторых инфекционных заболеваний. Здесь же можно указать на действия пожарной охраны в процессе тушения пожара и ликвидации возможности его распространения на другие объекты (например, разрушаются деревянные заборы, здания и сооружения, прилегающие к горящему объекту, в целях воспрепятствования дальнейшему распространению огня);

б) согласие потерпевшего на причинение вреда. Такое согласие может устранить противоправность поведения причинителя вреда, а следовательно, и исключить ответственность причинителя перед потерпевшим. Для того чтобы согласие потерпевшего имело указанные последствия, необходимо соблюдение следующих трех условий. Во-первых, требуется, чтобы оно было целиком и полностью добровольным (выраженным без понуждения со стороны причинителя вреда или каких-либо третьих лиц). Во-вторых, необходимо, чтобы оно касалось тех благ, которыми потерпевший может распоряжаться целиком и полностью самостоятельно (без получения разрешения определенных органов или согласия других лиц). В-третьих, необходимо, чтобы такое согласие отвечало требованиям закона о порядке осуществления гражданских прав (ст. 6 Основ, ст. 5 ГК);

в) противоправность поведения самого потерпевшего. В некоторых предусмотренных законом случаях противоправность действий потерпевшего исключает противоправность действий причинителя вреда, хотя налицо факт причинения вреда. Наиболее характерным в этом отношении примером является причинение вреда в состоянии необходимой обороны.

Понятие необходимой обороны наиболее полно и всесторонне изучается в курсе советского уголовного права и потому здесь достаточным будет назвать лишь наиболее существенные черты этой правовой категории. В соответствии со ст. 13 УК необходимая оборона представляет собой правомерно осуществляемую защиту от общественно опасного посягательства на интересы советского государства или общества, личность или права обороняющегося или иного лица путем причинения посягающему вреда. Для данной защиты характерны следующие пять признаков: 1) защита осуществляется против общественно опасных (преступных) посягательств; 2) она должна быть своевременной (отражать наличное посягательство или быть, когда возникла реальная угроза такого посягательства); 3) направлена против действительного, а не мнимого нападения; 4) соответствовать характеру и опасности нападения; 5) в процессе осуществления защиты вред причиняется самому нападающему. Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, в соот-

371

 

ветствии со ст. 448 ГК возмещению не подлежит. Лицо, допустившее превышение пределов необходимой обороны, несет ответственность перед потерпевшим на общих основаниях, т. е. в порядке ст. 444 ГК. При этом размер возмещения определяется в зависимости от степени вины как потерпевшего (действиями которого была вызвана необходимость причинения вреда), так и причинителя вреда. Суд вправе принять во внимание имущественное положение причинителя вреда и в связи с этим снизить размер возмещения.

Постановление № 36 Пленума Верховного Суда РСФСР обращает внимание судов на то, что если вред был причинен в результате правомерных действий гражданина по пресечению хулиганских, а также и иных преступных проявлений или по задержанию преступника, то такой вред возмещению не подлежит (п. 2 постановления).

От состояния необходимой обороны необходимо отличать факты причинения вреда в состоянии крайней необходимости. Если при необходимой обороне имущественная (равно как и уголовно-правовая) ответственность исключается, то «крайняя необходимость» имеет различные правовые последствия в зависимости от того, будет ли поведение причинителя вреда рассматриваться с точки зрения норм уголовного или гражданского права.

Уголовный закон под состоянием крайней необходимости понимает такое состояние, в котором лицо, предотвращая больший вред, грозящий интересам государства и общества, личности или правам действующего или иного лица, причиняет вред значительно меньший, поскольку ликвидация опасности указанным интересам и правам не могла быть устранена другими средствами и путями (ст. 14 УК РСФСР).

Из этого же понятия ^крайней необходимости исходит и ^гражданское законодательство, практика его применения и наука. Однако если в уголовном праве состояние крайней необходимости является обстоятельством, исключающим наказуемость деяния, то гражданское право не предусматривает автоматического освобождения причинителя вреда от имущественной ответственности.

В качестве общего правила, изложенного в ч. I ст. 449 ГК, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившим его. Вместе с тем, ч; II той же ст. 449 ГК дает суду возможность, учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, возложить обязанность возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Установление такого гибкого правила обусловлено тем, что

372

 

обстоятельства каждого конкретного дела могут быть настолько разнопорядковы, что применение только общего правила об обязательности возмещения вреда самим причините-лем не всегда бы было справедливым, особенно в тех случаях, когда причинивший вред действовал в интересах третьих лиц.

Пленум Верховного Суда РСФСР, разъясняя правило ст. 449 ГК, указал, что если причинитель вреда, находясь в состоянии крайней необходимости, действовал как в своих собственных интересах, так и в интересах третьего лица, то суд может возложить обязанность возмещения причиненного вреда на обоих (причинителя и третье лицо) по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых был причинен имущественный вред потерпевшему (п. 4 постановления № 36 Пленума Верховного Суда РСФСР).

Вина причинителя вреда. Под виной в науке гражданского права принято понимать психическое отношение лица к своему противоправному поведению и- его последствиям. Положения гражданского закона относительно вины причинителя вреда обладают целым рядом особенностей, требующих отграничивать категорию вины в гражданском праве от аналогичного понятия в других отраслях права и, в частности, в праве уголовном.

1. Гражданский закон (в отличие от закона уголовного) различает только две формы вины—умышленную и неосторожную. При умысле причинитель вреда осознает противоправный характер своего поведения и желает наступления вредоносных последствий. Такая форма вины характерна для преступных действий, которыми причиняется имущественный вред. В отличие от умысла неосторожная форма вины заключается в том, что причинитель не желает наступления вредоносных последствий, порой их даже не предвидит, но должен был предвидеть и не допустить их наступления.

2. Форма вины в уголовном праве имеет существенное значение при квалификации преступления, а отсюда, и при определении меры наказания. В отличие от этого нормы гражданского права не устанавливают различного объема возмещения в зависимости от того, причинен вред умышленно или неосторожно. И в том и в другом случае причинитель вреда обязан к полному возмещению вреда. Следовательно, форма вины в гражданском праве не существенна, важно лишь то, что причинитель вреда действовал виновным образом '. • •

3. В соответствии с нормами уголовного права лицо предполагается невиновным, пока не будет доказано обратное. Здесь действует презумпция невиновности. По-иному решается ана-

1 В некоторых случаях форма вины причинителя вреда может приобрести правовое значение. Это относится преимущественно к случаям так называемой смешанной ответственности, то есть к тем фактам причинения вреда, которые обусловлены не только виной причинителя, но и потерпевшего.

373

 

логичный вопрос в нормах гражданского права, которые исходят из обратного предположения. Причинитель вреда предполагается виновным (презумпция виновности), до тех пор пока он не докажет, что действовал невиновно. Наиболее-четко это .положение нашло свое закрепление в ч. II ст. 88 Основ, ч. II ст. 444. ГК, в которых указано, что Причинитель, для того чтобы освободиться от обязанности возмещения вреда, должен доказать, что вред причинен не по его вине. Следовательно, если он этого не докажет, то он несет ответственность перед потерпевшим.

.4. Наконец, еще одна особенность оснований гражданско-правовой ответственности. Если по всем иным отраслям советского права меры ответственности могут быть применены лишь по отношению к тому лицу, которое действовало виновно, то в соответствии с гражданским законом в случаях, прямо им предусмотренных, обязанность возмещения вреда (в порядке исключения из общего правила) может быть возложена на причинителя вреда независимо от наличия его вины, т. е. и за случайное причинение. Такого рода обязанность предусмотрена ст. 454 ГК (ответственность за вред, причиненный владельцем источника повышенной опасности), ст. 101 ВК (ответственность воздушного перевозчика за смерть, увечье или иное повреждение здоровья, причиненные пассажиру при старте, полете или посадке воздушного судна, а также при посадке на судно и высадке пассажира) и в некоторых других нормах.

Возложение обязанности возместить вред независимо от вины не означает, что Причинитель вреда должен действовать только невиновно. Речь идет о другом, а именно о том, что Причинитель вреда в указанных случаях должен возместить вред в полном объеме как при виновном, так и при невиновном характере его поведения. Наличие отмеченных исключительных предписаний не устраняет того положения, что гражданско-правовая ответственность за причинеыныи_вдед_1Ш-общаду правилу строится на началах вины; если нет вины^ то не наступает и ответственность. ————•""~^~

Проблема начал гражданско-правовой ответственности относится к числу довольно сложных и дискуссионных. К настоящему времени в нашей литературе сделано немало различных (подчас противоречивых и взаимно исключающих) высказываний относительно начал рассматриваемой ответственности. Все многообразие имеющихся по этому вопросу суждений можно подразделить на три основные точки зрения.

Наиболее распространенным в науке является мнение, согласно которому ответственность по советскому гражданскому праву основана на принципе вины, который в прямо предусмотренных законом случаях знает некоторые исключения (назовем данную точку зрения сокращенно концепцией «вины с исклю-

374

 

чением»). Эта концепция нашла свое отражение в работах О. С. Иоффе', Г. К. Матвеева2, М. В. Гордона3, В. Т. Смирнова4 и ряда других представителей науки гражданского права. Теоретическое допущение сторонниками данной точки зрения ответственности не только за вину, но и в виде исключения ответственности без вины (независимо от наличия вины) делает концепцию «вины с исключением», на наш взгляд, непоследовательной. Ее сторонники справедливо считают, что для наступления ответственности необходимо наличие общественно опасного, виновного, противоправного деяния, что отсутствие одного из указанных выше условий исключает ответственность (последняя возлагается за виновное деяние). Все это верно. Но о какой же ответственности, собственно, может идти речь, если нет ее основания и, в частности, такого его существенного элемента как вина? Практически ни о какой. В силу этого необходимо либо признать, что в предусмотренных законом случаях возмещение вреда при отсутствии вины не является ответственностью, либо согласиться с существованием в нашем гражданском праве двух начал ответственности, наличие которых отстаивают представители другой точки зрения.

Концепция «двух начал» гражданско-правовой ответственности (разделяемая Б. С. Антимоновым5, Е. А. Флейшиц6, К. К. Яичковым7, Л. А. Майдаником и Н. Ю. Сергеевой8) исходит из того, что гражданское право в определении основа-' ний ответственности различает два начала—ответственность за виновное действие и ответственность за невиновное причинение вреда. Данная концепция представляется, на наш взгляд, менее приемлемой, в силу того, что она рассматривает «безвиновную ответственность» в качестве одного из принципов гражданско-правовой ответственности. Это в свою очередь приводит к тому, что меры гражданско-правовой ответственности смешиваются, отождествляются с иными правовыми формами

' См.: О. С. И о ф. ф е. Ответственность по советскому гражданскому праву. Изд-во ЛГУ, 1955; его же. Советское гражданское право. Курс лекций, отдельные виды обязательств, ч. II. Изд-во ЛГУ, 1961, стр. 477.

8 См.: Г. К. Матвеев. Вина в советском гражданском праве. Изд-во Киевского госуниверситета, 1955, стр. 117.

3 См.: М. В. Гордон. Лекции по советскому гражданскому праву. Изд-во Харьковского госуниверситета, 1960, стр. 244.

4 См.: В. Т. С м и р н о в. Регрессные иски в обязательствах из причинения вреда. Госюриздат, 1960, стр. 12.

5 См.: Б. С. А н т и м о н о в. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. Госюриздат, 1952, стр. 32.

в См.: Е. А. Флейшиц. Общие начала ответственности по Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. «Советское государство и право», 1962, № 3, стр. 37.

7 См.: К. К. Яичко в. Система обязательств из причинения вреда в советском праве. «Вопросы гражданского права». Изд-во МГУ, 1957, стр. 170.

8 См.: Л. А. Майданик, Н. Ю. Сергеева. Материальная ответственность за повреждение здоровья. Госюриздат, 1962, стр. 33.

. 375

 

отношений по восстановлению потерпевшего в первоначальном имущественном положении.

Третья точка зрения (сокращенно назовем ее концепцией «объективных моментов») высказана на страницах работ С. С. Алексеева. В качестве отправного тезиса автор выдвигает положение 6 том, что ответственность в гражданском праве наступает уже при наличии объективных моментов, характеризующих состав гражданского правонарушения, объективированного вредоносного результата, противоправности, причинной связи. Правда, законодатель, говорит С. С. Алексеев, учитывает и - субъективный момент, что особенно важно для проведения воспитательной роли советского гражданского права. Однако этот учет производится в рамках особой правовой категории, приобретающей в гражданском праве специальное значение, — в рамках оснований освобождения от ответственности'. Концепция «объективных моментов», на наш взгляд, еще менее приемлема в связи с тем, что вообще выводит за пределы оснований (а следовательно, и начал) ответственности вину причи-нителя вреда, ибо указанные основания, хотя в известной мере и являются однопорядковыми с основаниями освобождения от ответственности, вместе с тем не являются тождественными ни по своему содержанию, ни по той функции, которой наделил их-законодатель в процессе возникновения обязательства по возмещению вреда. Ответственность не наступает при наличии только одних объективных моментов 2. •