Давность как способ прекращения прав : Русское гражданское право. Часть 1 - Д.И. Мейер : Книги по праву, правоведение

Давность как способ прекращения прав

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

§ 41. Прекращение права по давности представляется в двояком виде: а) Право прекращается по давности вследствие того, что другое лицо приобретает это право также по давности. Например, лицо давностью владения приобретает право собственности по вещи, и вследствие того прекращается право собственности прежнего ее хозяина. b) Право прекращается по давности без соответствующего приобретения его другим лицом, так что если прекращение права и доставляет выгоду какому-либо другому лицу, то все-таки нельзя указать на какое-либо право, приобретенное им вследствие прекращения права по давности, а можно сказать, что вследствие того сфера прав лица становится более надежной, более верной; но ничто к ней не присовокупляется. Например, нарушается право лица, и вследствие того лицо приобретает право требовать вознаграждения за убытки, но это право прекращается потом по давности; это не значит, что нарушитель права приобретает право на вознаграждение за убытки. Нельзя признать также, как говорят иногда, что лицо это приобретает право не исполнить обязательство вознаграждения за убытки, ибо о праве не исполнить обязательство можно говорить только тогда, когда существует обязательство, и оно не подлежит исполнению. С прекращением же права лица потерпевшего на вознаграждение за убытки прекращается и соответствующее праву обязательство, следовательно, не может быть речи и о праве не исполнить его. На основании этого различия между прекращением права по давности в одном случае и прекращением его по давности же - в другом разделяют давность на давность приобретательную и давность погасительную, хотя при этом делении и не упускается из виду, что давность приобретатель-ная также связана с прекращением права.

В настоящее время мы рассматриваем давность, как способ прекращения права. В этом смысле давность относится ко всем имущественным правам. Но она различна, смотря по тому, к какому праву относится, так что нельзя представить общую теорию не только приобретательной и погасительной давности, но и одной давности погасительной, а нужно сказать, что условия приобретения и прекращения права по давности точно определяются самим правом, о приобретении или прекращении которого идет речь. Так, существуют известные условия для приобретения по давности права собственности; другие условия существуют для прекращения по давности права обязательственного; особые условия -для прекращения права иска по давности и т. д. Так что давность представляется совокупностью различных учреждений, между которыми общего только одно - это понятие о значении времени для юридических отношений.

Казалось бы, время само по себе не должно оказывать влияния на юридические отношения: если лицо признано субъектом какого-либо права, то пройдет ли год или 10, 20 лет, - не все ли равно для того, чтобы считать лицо субъектом этого права? Но юридические явления, происходя во времени, не могут не подлежать влиянию времени. Так, по влиянию времени гибнут субъекты и объекты прав и точно так же сами права поражаются действием времени. Например, время действует на право через посредство экономической ценности, сопровождающей право и изменяющейся со временем: ныне право представляет живой юридический интерес - идет речь о владении вещью, которая в экономическом быту считается очень важной, но с течением времени значение ее утрачивается, а с тем вместе и обладание ею утрачивает юридический интерес. Независимо от этого, в каждом юридическом быту влияние времени на юридические отношения проявляется в учреждении давности - учреждении, существо которого, как уже сказано, состоит в том, что, не осуществляя своего права в течение известного времени, лицо утрачивает это право, если последнее в то время приобретается другим лицом или, по крайней мере, если другое лицо имеет какую-либо выгоду от прекращения права.

Приводят различные основания, на которых устанавливается давность. а) Указывают, как на основание давности, на предполагаемое отречение лица от права: если лицо в течение известного времени нисколько не заботится о принадлежащем ему праве, то предполагается, что лицо отрекается от него. Но против этого можно, сказать, что предположение тогда только значит что-либо в области права, когда оно оправдывается на деле или когда принимается законодательством, и тогда получает силу даже вопреки действительности. Между тем если по истечении данного срока возникает спор о праве, то, значит, не было отречения от него со стороны субъекта, - следовательно, и презумпция отречения от права, лежащая будто бы в основании давности, не оправдывается действительностью, а противоречит ей. И точно так же наше законодательство нигде не указывает, что потому оно считает право прекратившимся по давности, что предполагает отречение от него со стороны субъекта. b) Давность, говорят, хотя отчасти устраняет неопределенность прав: по истечении более или менее продолжительного времени трудно бывает доказать существование права, и оттого возникает сомнение насчет принадлежности права, а такое сомнение несовместно с порядком гражданского общества. Справедливо, что время истребляет доказательства права. Однако же если бы только одно это соображение имело влияние на установление давности, то она и получала бы силу только тогда, когда нет доказательств на существование права; но тогда право отвергалось бы, собственно, не по давности, а по недоказанности его. Притом же нельзя сказать, чтобы с истечением известного времени необходимо утрачивались доказательства права: они могут сохраняться гораздо долее срока, установленного для давности, тем более, что и срок этот не слишком же продолжительный, например, по нашему законодательству - 10-летний.

с) Как на основание давности указывают также, что все существующее в течение более или менее продолжительного времени приобретает себе некоторое уважение и даже право на признание: находят, что хотя факт по существу своему не есть право, но факт, продолжительно существующий, может служить заменой права, ибо давность факта внушает к нему доверие, дает ручательство за его сообразность той сфере, для которой факт имеет значение. Например, если лицо владело вещью очень долгое время то, значит, было же какое-нибудь основание для владения, а если и не было основания, то уже продолжительность факта служит основанием для дальнейшего владения, т. е. факт, вследствие продолжительности его существования, обращается в право. Это рассуждение настолько же справедливо, насколько справедливо то начало, что все долго существующее приобретает право на почтение, d) Как на основание давности указывают, наконец, на желание законодательства наказать субъекта права за его нерадение к нему. И в этом действительно есть нечто справедливое: область права не есть приют беспечности, а общество вправе требовать от каждого гражданина, чтобы он радел о своих правах, ибо в совокупности прав гражданина выражается его общественная личность, и потому если лицо не заботится об осуществлении своего права, если предоставляет другому пользоваться его выгодами, то лицо заслуживает лишения этого права; это для него нравственно-справедливое наказание. Конечно, возможны случаи, что лицо не по нерадению, а по другой какой-либо причине не осуществляет своего права; но это случаи более или менее исключительные, а законодательство имеет в виду не исключительные, а нормальные случаи.

По отношению к нашему законодательству нельзя указать, какая именно причина побудила его к установлению давности. Кажется, правильнее будет сказать, что учреждение давности в нашем юридическом быту существует издавна и установилось как бы само собой. А если которое-либо из приводимых оснований давности и имело влияние на ее установление, то бессознательно - со стороны юридического быта.

Действие давности, как способа прекращения права, непосредственно проявляется при охранении его: право прекращается по давности потому, что ему отказывается при известных условиях в судебной защите, а без нее нет и права. Законодательство наше относительно действия давности постановляет: «Кто не учинил или не учинит иска в течение 10 лет или, предъявив, 10 лет не будет иметь хождения, таковой иск уничтожается». Но, спрашивается, с какого момента начинается течение 10-летнего давностного срока? Понятно, что одной возможности судебного охранения права еще недостаточно для того, чтобы по истечении 10 лет без такого охранения право прекратилось по давности: иначе всякое право должно бы прекратиться по истечении 10 лет, потому что судебная защита сопровождает право с самого момента его возникновения. Необходимо, чтобы была нужда в охранении права, т. е. чтобы право было нарушено и лицо все-таки не прибегало к судебному его охранению. Поэтому и течение давностного срока начинается с момента, когда судебная защита права становится нужной для осуществления его, так что начало давностного срока есть нечто случайное и по отношению к отдельным видам прав в точности определяется по соображению их существа. Например, право собственности нарушается завладением вещью или совершением относительно ее какого-либо незаконного действия: и течение давностного рока начинается со времени завладения или совершения действия; но этр завладение или это действие случайно в том смысле, что то и другое моет последовать при самом возникновении права собственности или спустя несколько времени. Возьмем обязательственное право: положим, между А и В заключается заем на год: и до истечения срока займа заимодавец имеет право на получение от должника занятой суммы; но это право подлежит осуществлению только с наступлением срока займа, так что оно будет нарушено, когда по наступлении срока заимодавец не получит удовлетворения: следовательно, и течение давностного срока иска начинается с момента наступления срока займа.

Возникает еще вопрос: что должно разуметь под «нехождением по делу», которое, если продолжается 10 лет, по определению законодательства, также ведет к прекращению права иска по давности. (Это «нехождение» должно выразиться в несовершении истцом таких действий, следующих за предъявлением иска, которые необходимы для продолжения процесса; не совершая этих действий, истец выражает свое нежелание вести процесс далее, но в то же время это несовершение не должно парализовать силы акта предъявления иска. И действительно, положим, истец предъявил иск, затем не представляет возражения на ответ ответчика. Из этого еще нельзя выводить, что он не желает вести далее свое дело; в этом еще не заключается «нехождение» - он лишь не желает письменно возражать, а намерен возражать устно в судебном заседании. С другой стороны, не будет «нехождением» и несовершение таких действий, которые влияют решительно на акт предъявления иска, - т. е. действий, благодаря несовершению которых иск считается непредъявленным. Например, истец не исправляет, в течение данного ему семидневного срока, свое недостаточное исковое прошение; прошение ему возвращают - иск считается непредъявленным. Это уже не нехождение, а нечто большее, -это добровольное прекращение дела со всеми последствиями. Но зато если истец не совершает известных действий и из несовершения их видно нежелание вести дело, и притом акт предъявления иска остается незыблемым, то можно сказать, что он повинен в «нехождении»; например, он не является в заседание, назначенное для слушания дела, и ответчик не просит о разрешении дела ни истец, ни ответчик не просят о назначении заседания и т. п. Тут очевидно нежелание продолжать дело, да и акт предъявления иска остается в силе. Смысл этого «нехождения» именно тот, что истец предъявлением иска желает прекратить дальнейшее течение давности, но если и окажется, что иск надо считать непредъявленным, то давность продолжает свое течение, если же иск почитается предъявленным, но истец не совершил действий, входящих в понятие «хождения», то начинается новая давность. - А. Г.).

Итак, значение давности прекращения права сводится к тому, что лицо, не охраняющее право судебным порядком в течение давностного срока, хотя и представляется к тому повод, или и прибегающее к судебной защите, но не совершающее действий, необходимых для хода процесса, лишается своего права. Но, спрашивается, прекращается ли само право с прекращением права на судебную его защиту, или право существует независимо от права иска? В области римского права, действительно, существует этот вопрос, и юристы относительно его разделяются на две стороны: одни отвечают на вопрос утвердительно, другие отрицательно - говорят, что если представляется возможность без иска осуществить право, то осуществление его должно быть допущено. Можно предложить этот вопрос и у нас по тому поводу, что законодательство наше рассматривает право судебной защиты как особое право, сопутствующее всякому другому праву.

Но разъединение иска, охраняющего право, от самого права охраняемого, пожалуй, еще возможно в области римского права, где право иска развилось до некоторой самостоятельности, где, кроме того, существовали так называемые obligationes naturales, т. е. обязательства, не имеющие иска, но такие, которые, будучи исполнены, считаются действительными обязательствами, или которые не охраняются иском, но принимаются как возражения против иска, осуществляются оре ехсер-tionis. Ничего подобного нет в нашем юридическом быту: нет у нас obligationes naturales, ни право иска не имеет самостоятельности, а если законодательство и указывает на него как на особое право, то потому только, что мы дошли до сознания права путем суда.

Понятно, что с прекращением права по давности прекращается и обязательство, соответствующее праву. Но допустим такой случай: право прекращается по давности, но, несмотря на это, должник совершает действие, составляющее предмет обязательства: как определить существо представляющегося здесь юридического отношения? С прекращением права верителя прекратилось и обязательство должника: поэтому совершение действия, составлявшего предмет обязательства, имеет значение дарение со стороны прежнего должника бывшему верителю. Но дарение предполагает намерение подарить - следовательно, и совершение данного действия тогда только можно признать действительно дарением, когда должник сознавал, что он не обязан совершить действие; если же у него было сознание противного и он произвел платеж, то может потребовать его обратно, и веритель напрасно сошлется на долг, потому что во время производства платежа долга уже не существовало.

Такое разрешение вопроса иным кажется нравственно несправедливым; но тем не менее оно составляет прямой логический вывод из того положения, что с прекращением права прекращается и соответствующее ему обязательство, а положение это - необходимое последствие учреждения погасительной давности. Да и представление о нарушении нравственной справедливости в данном случае едва ли верно и основательно: не считается же нарушением нравственной справедливости существование самого учреждения давности; почему же считать нарушением нравственной справедливости то, что совершенно естественно при существовании этого учреждения? (Понятно само собой, что такое суровое последствие непредъявления иска и нехождения, как потеря права, может наступить, если обладатель права имел возможность предъявить иск и ходить по делу, а потому, если лицо находится в состоянии несовершеннолетия, сумасшествия, глухонемоты или отсутствует, находясь в плену или в заграничных походах, то оно, как лишенное возможности искать и действовать на суде, не может лишиться своего права; во все время продолжения этих состояний или отсутствия лица начало давности невозможно. Невозможно также дальнейшее течение начавшейся давности, если пра-вообладатель находится в указанных состояниях или в отсутствии, например, если право перешло к несовершеннолетнему наследнику или обладатель права лишился ума и т. п. В этих случаях говорится, что течение давности приостанавливается. Со вступления лица в совершенный возраст, с выздоровления его, с возвращения на место жительства давность продолжает свое течение, причем до окончания ее остается столько времени, сколько оставалось до наступления этих состояний лица или его отсутствия; только для несовершеннолетних сделано исключение: если со времени перехода к ним данного права до истечения давностного срока осталось менее двух лет, то считаются два полных года. От этого приостановления давности надо отличать ее перерыв, т. е. непризнание за истекшим временем никакого юридического значения. Обстоятельствам, имеющим такую разрушительную силу, присущ один общий характер - в них должно выразиться желание правообладателя сохранить за собой свое право; к таким обстоятельствам наше законодательство относит предъявление иска и уплату части долгая - А.Г.)


<