Привилегии : Русское гражданское право. Часть 1 - Д.И. Мейер : Книги по праву, правоведение

Привилегии

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

§ 34. Привилегией называется право, предоставленное отдельному лицу, как изъятие из общего закона, установленное в его пользу по исключению. Эта-то исключительность и составляет характеристическую черту привилегии. Есть много прав, которые принадлежат не всем членам государственного союза, а только тем из них, которые находятся в тех или других условиях, под которыми предоставляются права; но все лица, находящиеся в назначенных условиях, пользуются этими правами. Они называются правами особенными. Но привилегия есть именно исключение из общего закона, и, предоставленная одному лицу, она может быть не предоставлена другому, хотя бы обстоятельства, в которых находятся оба лица, и были совершенно сходными. Исключительный характер привилегии прямо выражается и в нашем законодательстве: привилегии, определяет оно дарованные верховной самодержавной властью частному лицу или обществу, изъемлют их от действия общих законов по тем предметам, по которым в этой привилегии содержатся точные определения. Не всегда при установлении привилегии упоминается об общем законе, из которого она составляет изъятие; но всегда можно свести привилегию к тому или другому общему закону. Привилегии бывают:

1) Положительные и отрицательные. Положительной называется привилегия, предоставляющая исключительное право на какое-либо действие, не допускаемое общим законом. Например, никто не может препятствовать собственнику делать из его вещей то или другое употребление, создавать из них те или другие предметы; но по исключению какому-либо лицу предоставлено на то право, так что лицо может воспретить другим заниматься исключительно ему предоставленным изготовлением известных предметов: это привилегия положительная. Отрицательная привилегия дает право на воздержание от какого-либо действия, требуемого общим законом. Например, по общему закону лицо обязано заплатить пошлину, но по исключению освобождается от этого обязательства: привилегия отрицательная.

2) Привилегии исключительные и неисключительные, первые предоставляются одному только лицу и, пока действуют, не предоставляются другим лицам; вторые в одно время предоставляются многим лицам. Например, привилегия на какое-либо изобретение предоставляется одному лицу в пределах всего государства; но бывает и так, что в одной части государства - губернии, провинции - привилегия предоставляется одному лицу, а в другой она предоставляется другому лицу. Или бывает, что несколько компаний освобождаются от обязательства платить таможенную пошлину. Вообще привилегии отрицательные редко бывают исключительными, тем более, что для привилегированного лица нет интереса в исключительности его привилегии: лицу А, например, все равно, одно ли оно освобождается от обязательства платить пошлину, или освобождаются от обязательства и другие лица. Таким образом, хотя в понятие о привилегии входит понятие об исключительности, но не об исключительности безусловной; нет необходимости, чтобы привилегия была установлена лишь в пользу одного лица; она может быть дарована и многим лицам, т. е. многим отдельным лицам, а не многим в смысле совокупности лиц - юридического лица.

3) Привилегии возмездные и безмездные. Этому делению привилегий представляется в нашем законодательстве то основание, что при даровании иных привилегий с привилегированного лица взимаются известные пошлины, например, при даровании привилегии на промышленные изобретения и открытия, а другие предоставляются безмездно. Однако же разделению этому (если и допустить его) нельзя придавать большого практического значения, ибо привилегии возмездные и безмездные в сущности обсуждаются совершенно одинаково.

4) Привилегии личные и вещные, или реальные, первые предоставляются непосредственно лицу и принадлежат ему без всякого отношения к вещи; вторые связываются с какой-либо вещью и принадлежат лицу именно по отношению его к вещи Не одно право собственности, но и другие вещные права могут оказать влияние на установление привилегии в пользу субъекта вещного права: например, лицу может быть предоставлена привилегия, как пользователю известной вещью, как владельцу ее, а не только как ее хозяину, собственнику. Но иногда привилегия только кажется реальной, в сущности же она личная: иногда имущество одаряется привилегией по принадлежности его известному лицу, так что преемник этого лица не пользуется привилегией. Например, дом посольства свободен от платежа квартирного налога; когда дом переходит в другие руки, то новый хозяин его не пользуется льготой, между тем как если посольство приобретает новый дом, то дом этот становится свободным от платежа квартирного налога.

5) Личные привилегии делятся на личные в тесном смысле и потомственные: первые предоставляются только известному лицу; вторые переходят к его потомству по праву законного наследования. Переход по праву законного наследования именно и характеризует потомственную привилегию, ибо переходить от одного лица к другому способна и личная привилегия, даже по праву наследования, когда она дарована на известный срок, а срок ее не истек еще до смерти привилегированного лица

6) Привилегии срочные и бессрочные: различие их понятно. Присовокупим только, что как личная привилегия, так и потомственная может быть и срочной, и бессрочной: в первом случае и личная привилегия до времени истечения срока переходит к наследникам, если только она по самому существу своему не состоит в неразрывной связи с личностью привилегированного лица; во втором - личная привилегия со смертью привилегированного лица прекращается, если при установлении ее не сказано, что она потомственна.

Наконец, 7) Разделяют еще привилегии на благоприятные (privilegia favorabilia, gratiosa) и неблагоприятные (поп favorabilia, odiosa), смотря по тому, клонится ли изъятие из общего закона в пользу или во вред привилегированного лица. Само по себе понятие о привилегии, как об исключении только из общего закона, конечно, еще не наводит на мысль об исключении в ползу лица, а точно так же исключение может клониться ко вреду лица. Действительно, бывают исключения ко вреду лица, для которого они делаются. Но мы говорим о привилегии как о праве, которому соответствует обязательство другого лица, а что клонится к ущербу лица, то составляет не право его, а обязательство. Поэтому можно сказать только, что как иногда по исключению лицу даруется право, так точно иногда по исключению лицо лишается права. Но в таком случае различие между привилегиями благоприятными и неблагоприятными сводится к различию между исключительными законами, которыми лицу предоставляется право, и исключительными законами, которыми лицо лишается права, принадлежащего ему по общему закону, что само по себе не имеет разумного основания и не может быть допущено. По отношению к нашему юридическому быту несостоятельность этого деления ясно обнаруживается уже из того, что наше народное воззрение с самим понятием о привилегии, льготе, тесно связывает нечто, клонящееся в пользу лица.

Устанавливается привилегия актом законодательной власти, ибо одна только эта власть призвана к установлению прав, или, лучше сказать, верховная власть в ее деятельности, направленной к установлению прав, именно и называется властью законодательной. Нет, впрочем, надобности, чтобы каждая отдельная привилегия устанавливалась непосредственно законодательной властью: она может установить только известные правила, при которых допускаются привилегии, а затем уже предоставить исполнительной власти определять, может ли иметь место привилегия в том или другом отдельном случае. Так, в нашем законодательстве действительно существуют определения, когда могут быть даруемы привилегии на промышленные изобретения, а разрешение отдельных случаев предоставлено органам исполнительной власти - именно Министерству финансов по департаменту торговли и мануфактур, при котором состоит особый комитет по техническим делам. Привилегия может быть дарована каждому лицу, потому что от общественной власти зависит, кому предоставить привилегию. Притом она может быть предоставлена одному лицу, физическому или юридическому, или же нескольким лицам.

Действие привилегии в нашем законодательстве определяется так: «Привилегии, дарованные верховной самодержавной властью частному лицу или обществу, изъемлют их от действия общих законов по тем предметам, по которым в этой привилегии содержатся точные определения». Другими словами, это значит, что действие привилегии определяется пространством льготного закона, его содержанием. Но нет надобности, чтобы в льготном законе обозначались все выводы, из него вытекающие: они разумеются уже сами собой, хотя бы и не были непосредственно указаны, так как они также входят в состав закона. Это замечание в особенности важно по отношению к таким привилегиям, которые представляют в себе как бы две стороны. Таковы именно привилегии, клонящиеся к пользе одного лица и в то же время непосредственно ко вреду другого: хотя бы в льготном законе, устанавливающем привилегию, и не было упомянуто об ограничении прав другого лица, но тем не менее оно устанавливается. Например, по соображению интересов отдельного разорившегося должника определяется какой-либо особый порядок взыскания его долгов. Не дозволяется подвергать отчуждению имущество должника, а определяется удовлетворять требования из доходов с имущества: эта привилегия, предоставляемая должнику, в то же время лишает верителей права немедленно получить удовлетворение из выручки за продажу имущества, хотя бы в льготном законе об ограничении права верителей и не было прямо постановлено, это разумеется само собой. Однако в случае сомнения насчет пространства льготного закона должно придавать ему смысл по возможности тесный: льготный закон составляет изъятие из общего закона и потому получает силу предположение, что если бы законодатель хотел даровать привилегированному лицу большее изъятие, то ясно выразил бы это. Вот коренное правило толкования льготного закона - правило, клонящееся, очевидно, к тому, чтобы юридические отношения обсуждались сколь возможно более одинаково.

Привилегированное лицо, сообразно содержанию привилегии, или само осуществляет ее непосредственно, или передает ее осуществление другому лицу, и притом именно осуществление привилегии (exercitium privilegii), а не саму привилегию. Например, лицу предоставлена привилегия на содержание аптеки: привилегия числится за привилегированным лицом, но пользование ею может быть предоставлено другому лицу. Не всегда, однако же, передача осуществления привилегии возможна: иная привилегия так тесно связана с личностью привилегированного лица, что осуществление ее не может быть передано другому или даже такая передача неудобомыслима. Но зато иные привилегии могут быть совершенно переданы от привилегированного лица другому, т. е. может быть передана сама привилегия, а не только осуществление ее. Например, о личных привилегиях на промышленные изобретения и открытия наше законодательство прямо определяет, что они могут быть передаваемый Но другие личные привилегии, говоря вообще, не могут быть передаваемы; привилегии же реальные, хотя и могут быть передаваемы, но только вместе с самим предметом, с которым связана привилегия, а не отдельно от него. Законодательство определяет также, что привилегия может быть предметом духовного завещания. Не всегда привилегия переходит от одного лица к другому в том объеме, в каком была она у лица передающего, - не в большем, а уменьшена, ограничена она может быть по воле участников сделки, которой определяется передача привилегии. Прекращаются привилегии следующими способами:

1) Истечением срока привилегии, когда она дарована на определенное время. А это нередко бывает. Например, все привилегии на промышленные изобретения и открытия даются на срок, причем делается различие между (изобретением впервые привилегируемых и изобретением уже привилегированным за границей; в первом случае срок привилегии не свыше 15 лет, во втором - не свыше срока иностранной привилегии. -А. Г.). В случае смерти привилегированного лица до истечения срока привилегии она не прекращается, а входит в состав наследства лица и остается за наследниками до истечения ее срока.

2) Наступлением условия, когда существование привилегии поставлено в зависимость от какого-либо обстоятельства, и оно наступает. Нередко бывает, что и начало привилегии обусловливается каким-либо фактом, так что если не наступит этот факт, то и привилегия считается несостоявшейся. Так по отношению к привилегиям на промышленные открытия и изобретения очень употребительно условие, чтобы изобретение было применено к делу в течение известного сроках Это условие имеет особое значение в том случае, когда привилегия дается на чужое изобретение, на открытие, сделанное за границей; тут имеется в виду, что если одно лицо не воспользуется привилегией и не приведет ее в действие, то воспользуется изобретением другое лицо и оно сделается достоянием целого общества.

3) Составляя право лица, привилегия может прекратиться также по отречению лица от этого права. Но как по отношению к каждому другому праву, так и по отношению к привилегии отречение требует известного акта со стороны привилегированного лица, а одно непользование привилегией еще не составляет отречения от нее и не прекращает привилегии, разве при установлении ее определено, что в случае непользования привилегией в течение известного времени она прекращается; но и тогда она прекращается собственно не по отречении ее субъекта, а по наступлении условия прекращения привилегии. Поэтому если, дарована привилегия на какое-либо изобретение, то она прекращается по отречении привилегированного лица только тогда, когда лицо это заявит надлежащему присутственному месту об отречении от привилегии. Представляется вопрос, возможно ли отречение от наследственной привилегии? Наше законодательство не дает ясного указания на разрешение этого случая, но, соображая, что законодательство не навязывает гражданину ни одного имущественного права, необходимо сказать, что отречение от наследственной привилегии возможно, только что отречение это имеет значение лишь для самого лица, отрекающегося от привилегии, но не для его наследников, потомства, потому что наследственная привилегия предоставляется целому роду, а каждое отдельное лицо его пользуется привилегией только как член этого рода. Впрочем вопрос об отречении от привилегии мало представляет практического интереса; в действительности отречение от привилегии почти не встречается, потому что привилегия всегда предоставляет лицу известные выгоды, а от выгоды не приходится отказываться; если же лицо не желает пользоваться привилегией, то и не пользуется ей, а сама привилегия все-таки остается за ним. Могло бы встретиться отречение от привилегии так называемой неблагоприятной, но она не дает, а ограничивает права, и потому отречение от нее невозможно, ибо допускается отречение лишь от права. Так. что, по нашему мнению, и само деление привилегий на благоприятные и неблагоприятные несостоятельно.

4) Пожизненная привилегия прекращается смертью привилегированного лица, потомственная - прекращением рода, реальная - уничтожением вещи, с которой связана привилегия. Но относительно понятия о вещи нужно быть довольно осмотрительным для того, чтобы считать привилегию прекратившейся по уничтожении вещи. Практический интерес имеет это замечание в особенности по отношению к зданиям. Положим, привилегия дана дому, и дом сгорает: прекращается привилегия или нет? Тут нужно обратить внимание на то, связана ли привилегия с самим домом (или вообще зданием), или она связана с местом, на котором построен дом: в последнем случае привилегия не прекращается, так что с постройкой нового дома действие ее восстанавливается. Или привилегия относится к вещи собирательной, т. е. совокупности отдельных предметов: как существование самой вещи собирательной не прекращается с уничтожением отдельных предметов, ее составляющих, так и привилегия не прекращается, хотя бы уничтожились и все те предметы, которые некогда составляли собирательную вещь, лишь бы они были заменены другими. Например, привилегия дана аптеке, но все медикаменты, находившиеся в ней во время выдачи привилегий, мало-помалу издерживаются и заменяются новыми: тем не менее привилегия сохраняется.

5) Льготный закон, составляющий основание привилегий, как и всякий другой закон, может быть отменен новым законом: тогда исчезнет и привилегия, основывающаяся на льготном законе. Конечно, говоря вообще, новый закон не поражает прав, приобретенных на основании прежнего закона: отмена закона еще не влечет за собой обратного действия нового закона. Но льготный закон составляет в этом случае исключение: отмена его и состоит в уничтожении права, вытекающего из льготного закона, так что закону, направленному к отмене льготного закона, по самому существу дела предоставляется обратное действие. Но если новый закон устанавливает только привилегию в пользу другого лица - нужно ли тогда считать прежнюю привилегию отмененной? Нам известно уже, что две или даже более одинаковых привилегий могут существовать совместно: поэтому можно допустить, что закон, устанавливающий привилегию в пользу другого лица, не отменяет прежнего закона, если только прямо не определяет его отмену. Например, какому-либо лицу предоставляется исключительно заниматься известным промыслом, а впоследствии, также по исключению, предоставляется заниматься тем же промыслом и другому лицу: тут новый льготный закон не отменяет прежнего, а оба существуют совместно.

По определению законодательства, привилегия, дарованная лицу на какое-либо изобретение по промышленности заводской, промышленной или ремесленной, считается прекратившейся, если в течение 5 лет со дня подписания патента лицо не позаботится об ее осуществлении. Но прекращение привилегии неприведением ее в действие можно рассматривать как прекращение по ненаступлении условия, а в таком случае и саму привилегию должно считать, собственно, не прекратившейся, а несостоявшейся.

Наконец, нелишне заметить, что, по мнению некоторых юристов, привилегия прекращается с прекращением законодательной деятельности лица, даровавшего привилегию. Привилегия, как исключение из общего закона, представляется чем-то неприятным общественному сознанию: оно исходит из мысли, что юридические отношения должны определяться общими правилами, а не исключениями; что юридический быт может быть достаточно определен общими и особенными законами и нет надобности делать еще исключения для отдельных лиц. Отсюда-то готовность юристов приискать средства для прекращения привилегий, и вот, находят, что прекращение законодательной деятельности государя, даровавшего привилегию, также ведет к ее прекращению. Действительно, очень часто вступление на престол нового государя сопровождается подтверждением разных преимуществ, дарованных его предшественниками. Тем не менее, однако, нельзя согласиться, чтобы прекращение деятельности законодателя могло рассматриваться как способ прекращения привилегии: льготный закон, установивший привилегию, точно такой же закон, как и всякий другой акт законодательной власти, и, следовательно, дается не только на время деятельности законодателя, а вообще на будущее время, впредь до отмены. Другое дело, если самим льготным законом прекращение власти законодателя определено условием прекращения привилегии: но тогда прекращение власти законодателя значит то же, что и наступление всякого другого условия. Поэтому если законодатель уничтожает привилегию, дарованную его предшественником, то отмена ее основывается не на том воззрении, что законодатель не обязан уважать льготные законы своего предшественника, а на том, что он находит привилегию несовместной с общим благом: не обязательно же соблюдение льготного закона и для самого законодателя, установившего его, и сам он вправе уничтожить дарованную им привилегию точно так же, как он может отменить и всякий другой закон, изданный им самим или кем-либо из его предшественников.

Если назначение положительного закона - служить законом общественного организма, то желательно, чтобы он применялся одинаково ко всем юридическим отношениям, чтобы не было в нем исключений. Точно так же, как явления всякого другого организма следуют одинаковым законам, как нет исключений в законах, устанавливаемых самой природой. И действительно, каждый общественный быт смотрит на привилегии более или менее неблагоприятно, и в новое время законодательства заботятся об уничтожении привилегий, установленных в прежние времена. Но юридический закон, как нечто общее, не имеет возможности обнимать все особенности, встречающиеся в юридическом быту и, как произведение человеческое, страдает несовершенством. В самом деле, в действительности представляются иногда случаи столь исключительные, что становится необходимым создать для них и исключительные определения; в противном случае была бы оскорблена высшая справедливость, пострадало бы общее благо. Таким образом, привилегия не безусловно противна общему благу. Справедливо сказал Виктор Гюго, что привилегия, устанавливаемая ради общего блага, хороша, а привилегия, устанавливаемая в пользу отдельного лица или отдельного класса лиц, дурна. Но справедливое положение это непрактично: может случиться, что и привилегия, устанавливаемая в интересах отдельного лица, окажется полезной для целого общества.

История законодательства действительно знакомит нас с такими привилегиями, которые приносят пользу лишь отдельному лицу в вред целому обществу. Вот эти-то именно привилегии и не находят себе одобрения в общественном сознании, тогда как оно вполне одобряет привилегии, установленные по соображению исключительности тех случаев, к которым они относятся. Такими исключительными случаями, оправдывающими привилегии, представляются, например, промышленные изобретения: с одной стороны, сама справедливость требует, чтобы лицу, потратившему на изобретение труд и время, дана была возможность получить вознаграждение; с другой - право исключительного пользования изобретением в течение известного времени поощряет граждан к изысканию открытий, а отсюда - польза для целого общества. Итак, здесь соображение нравственное и политическое побуждает законодательство к установлению привилегий. Но можно сказать также, и это будет справедливо, что привилегия на изобретение - скорее ограниченное признание права, нежели привилегия. Если кто-либо сделал изобретение в области промышленности, то очень основательно может требовать, чтобы другие не пользовались его изобретением: это его достояние. Однако сознавая справедливость такого требования, законодательство в то же время имеет в виду общую пользу, происходящую от изобретения, и находит, что право изобретателя должно быть ограничено известным сроком; поэтому оно постановляет, что лицо, сделавшее промышленное открытие, может просить, чтобы в течение известного времени ему исключительно предоставлено было извлекать пользу из открытия, и такая просьба удовлетворяется. Таким образом, выходит, что законодательство сначала отрицает право изобретателя, а потом дает его, но уже как привилегию, и притом с известными условиями, ограничениями и только на известное время. Законодательство имеет в виду, что и при этих ограничениях изобретатель извлечет значительную пользу из своего изобретения и, следовательно, будет вознагражден за труд и издержки, а между тем по истечении льготного времени изобретение сделается свободным достоянием целого общества.


<