ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА : Русское гражданское право. Часть 1 - Д.И. Мейер : Книги по праву, правоведение

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

§ 20. Объектом права технически называется то, что подлежит господству лица как субъекта права. Предметами, подлежащими господству лица, являются лица, вещи и чужие действия (действия других лиц), так что все права по их объекту представляются или правами на лица, или правами на вещи, или правами на чужие действия. Но права на лица чужды имущественного характера, гражданское же право имеет дело только с имущественными правами, так что правам на лица нет, собственно, места в гражданском праве. И нам приходится поэтому остановиться на двучленном разделении объекта права, т. е. принять, что объектами гражданского права представляются вещи и чужие действия. Оба эти предмета подходят под понятия имущества, так что, можно сказать, имущество представляется объектом гражданского права. И этим еще полнее характеризуется объект гражданского права, точнее определяются те предметы, которые подлежат господству лица как субъекта гражданского права.

Дело в том, что не все вещи, не все физические тела подлежат господству лица, составляют объект права, а только такие вещи, такие тела, которые состоят в гражданском обороте и имеют значение имущества, т. е. представляют собой какую-либо ценность. Так, светила небесные, птицы, летающие по поднебесью, не состоят в гражданском обороте и не рассматриваются как объекты права. Конечно, при известных условиях и такие вещи могут сделаться объектами права, но надобно, чтобы наступили эти условия: надобно, чтобы эти вещи стали подлежать господству человека и рассматриваться в гражданском быту как ценность, а это по отношению к некоторым вещам, например светилам небесным, невозможно. Но, птица, застреленная или посаженная в клетку, уже не находится вне юридического быта, а становится объектом права. И наоборот, вещь, представляющаяся в настоящее время объектом права - вещью в юридическом смысле, впоследствии может утратить значение имущества и тогда перестанет быть объектом права. Например, вещь сгорает; остающийся от нее пепел обыкновенно не рассматривается как ценность, и с ним не связывается никакого юридического интереса. И точно так же чужие действия тогда лишь являются объектами гражданского права, когда представляют имущественный интерес, сводятся к оценке на деньги, или когда хотя сами собой и не представляют ценности, но с ними, по крайней мере искусственно, соединяется интерес, о чем подробнее скажем в учении об обязательствах.

Имущества подлежат различным определениям и поэтому разделяются на различные виды. Так, наше законодательство различает:

1) Имущества наличные и долговые, наличные - это, по выражению законодательства, имущества, которые переданы лицу, укреплены или им самим произведены и состоят за ним; следовательно, скажем мы, это вещи, состоящие в собственности лица, хотя бы и не находились в его руках, а были, например, в закладе или отданы внаймы и т. п.; долговые -это, по выражению законодательства, имущества, принадлежащие лицу по векселям, заемным письмам и другим обязательствам, имущества, состоящие в долгах на других лицах; следовательно, это чужие действия, подлежащие праву лица. Таким образом, разделение имуществ на наличные и долговые сводится к разделению на вещи и чужие действия; только законодательство не всегда разумеет под имуществом вещи и чужие действия вместе, а во многих случаях оно понимает под имуществом только вещи, а не чужие действия К составу наличного имущества законодательство причисляет также тяжбы, а к составу долгового - иски по имуществам. Тяжба и иск - это два производства по охранению спорного права: одно установлено для охранения вещного права, другое - для охранения права обязательственного. Различие это, отвергнутое уставом гражданского судопроизводства, навеяно нам римскими идеями. Но в римском праве действительно была разница между охранением вещного права (jus in rem, actio in rem) и охранением права на действие другого лица (jus in personam, actio in personam), тогда как у нас нет существенного различия между охранением прав вещных и обязательственных. Различие между имуществами наличными и долговыми вызывает затруднение насчет распределения прав на чужие действия; куда отнести их: к имуществу ли наличному (тогда, значит, одна и та же вещь составляет наличное имущество разных лиц) или долговому? Но важно сказать также, что различие между имуществами наличными и долговыми в области нашего права не имеет никакого практического интереса, так что затруднение насчет распределения прав на чужие вещи нисколько не значительно.

2) Имущества недвижимые и движимые", недвижимые имущества по нашему законодательству - земли, дома, заводы и т. д.; движимые - мореходные и речные суда, книги, карты, инструменты, скот, хлеб сжатый и молотый и т.д. Словом, разделение имуществ на недвижимые и движимые, принимаемое законодательством, соответствует природе вещей: все имущества, которые по природе их оказываются недвижимыми или движимыми, признаются такими и законодательством. Нет, однако же, необходимости, чтобы юридическое деление имуществ на недвижимые и движимые совпадало с физической неподвижностью или подвижностью вещей: в области права это деление имуществ имеет то значение, что одни определения связываются с имуществами недвижимыми, другие- с имуществами движимыми; но действительно ли имущество, признаваемое по закону недвижимым, неподвижно по своей природе или оно подвижно - это все равно; и если, например, законодательство найдет нужным какое-либо определение, касающееся недвижимого имущества, распространить и на имущество движимое, то определение это будет применяться и к движимому имуществу, и наоборот.

Казалось бы, для понятия о господстве совершенно безразлично, относится ли оно к вещам, которые переменяют место, или к вещам, которые не переменяют его. Спрашивается, на чем же основывается различие между юридическими определениями, касающимися имуществ недвижимых, и определениями относительно движимых имуществ? Различие между этими определениями вызывается следующими обстоятельствами и соображениями.

а) Имущества недвижимые составляют земли и строения, возведенные на земле. Но поземельные участки, принадлежащие по праву собственности частным лицам, в то же время составляют части государственной территории: точно так же, как каждый отдельный гражданин есть член всего государственного союза, каждый клочок земли есть часть всей государственной территории, подлежащей верховному господству государства, так что с господством частного лица над каждым поземельным участком сходится господство государства. И оттого господство частного лица по необходимости подвергается некоторым ограничениям: нельзя же допустить, чтобы частное лицо неограниченно господствовало над частью территории, тогда как территория имеет значение для всего государства. Лицу принадлежит, например, поземельный участок, необходимый для прокладки железной дороги, которая соединяла бы какие-либо важные пункты государства; неужели можно допустить, чтобы господство частного лица над поземельным участком могло устранить сооружение железной дороги? Или через поземельный участок, принадлежащий частному лицу, протекает судоходная река, составляющая одну из живоносных жил государства; собственник, пожалуй, вздумал бы воспрепятствовать судоходству по реке; но понятно, что государство не может допустить безусловного господства отдельного лица над предметами, необходимыми для общего блага.

b) Служа общему благу, достижению общих целей, государство нуждается в средствах для удовлетворения общих потребностей, и эти средства, конечно, должны быть предоставлены гражданами; теория же финансов учит, что пожертвования в пользу государства должны быть взимаемы из чистого дохода граждан. И вот, законодательство из господства граждан над землей извлекает выгоды для казны, так что господство это отчасти подчиняется финансовым интересам. Правда, чистый доход оказывается не только у тех граждан, которые господствуют над землей и строениями, возведенными на земле, но также и у других граждан. Но господство над землей и строениями не может укрыться от общественной власти: земли и строения суть такие имущества, которые всегда на виду, тогда как, например, деньги легко могут быть скрыты и не останется от них никакого следа.

с) Каждое государство в начале своего развития бывает обыкновенно земледельческим: после периода кочевой жизни, периода звероловства, скотоводства, рыболовства и тому подобное народ вступает обыкновенно в период земледелия, а прежние промыслы получают лишь значение второстепенных. Вместе с тем, по условиям экономического быта, государство бывает бедно: не имеет значительного движимого имущества; драгоценных металлов бывает очень мало; даже деньги не золотые, не серебряные, а медные, железные или даже кожаные. Естественно, что при таком порядке вещей земля рассматривается как самое важное, самое дорогое достояние гражданина. И это воззрение на землю становится в законодательстве как бы священным преданием, которого держится оно даже и в то время, когда уже накопилась значительная масса движимого имущества, которое в экономическом отношении не менее важно, как и имущество недвижимое. Как важен, например, для торговли денежный капитал!

Наконец, d) Нельзя не обратить внимание и на ту черту, свойственную характеру человека, что наклонность его к оседлой жизни большей частью сливается с желанием иметь свой клочок земли и побуждает особенно дорожить поземельной собственностью, так что в воззрении народа, совершенно независимо от понятия о ценности, имущество недвижимое является более важным, нежели движимое. К этому нередко присоединяется мысль о сохранении имущества роду, о передаче его от одного поколения другому, к чему гораздо более способно имущество недвижимое, тогда как движимость по существу своему подлежит более скорой, более легкой растрате. После всего этого, полагаю, понятно, что разделение имуществ на недвижимые и движимые имеет основание не случайное. Практическое же значение его проявляется особенно в большей ограниченности господства над недвижимыми имуществами и в большей прочности укрепления прав на эти имущества сравнительно с имуществами движимыми

3) Имущества главные и принадлежностные. главные имущества -это вещи, которые сами по себе имеют значение, а принадлежностные, или принадлежности, - вещи, которые служат другим вещам, как главным, не имея самостоятельного значения. Есть действительно в юридическом быту такие вещи, которые в данном случае не имеют самостоятельного значения, а составляют только дополнение к другим вещам или служат им, так что разделение имуществ на главные и принадлежностные, принятое в законодательстве, сообразно действительности. Но законодательство говорит лишь о принадлежностях недвижимых имуществ, тогда как и вещи движимые имеют свои принадлежности и эти принадлежности должны следовать тем же определениям, как и принадлежности имуществ недвижимых. Но какие же вещи считать принадлежностями других?

Общее начало, по которому следует определять характер имущества как главного или принадлежностного, конечно, ясно, но применение этого начала к отдельным случаям может быть затруднительно. И само законодательство исчисляет принадлежности, по крайней мере, главных недвижимых имуществ - земель, фабрик, заводов и домов. Принадлежности земель суть дома, мельницы, мосты, перевозы, плоты, гати, реки, озера, пруды, болота, дороги, источники и все произведения, находящиеся внутри или на поверхности земли. Принадлежности заводов и фабрик - заводские и фабричные строения, посуда, инструменты, земли, леса, руды и т. п. Принадлежности домов: полы, обои, камины, зеркала, вделанные в стены, и вообще те части домов, составляющие их внутреннюю или наружную отделку, которые нельзя отделить от здания без некоторого повреждения. Наконец, принадлежностями всех, вообще, недвижимых имуществ признаются акты укрепления прав на эти имущества, как-то: грамоты, крепости, межевые планы и т. п. (Перечисление это, конечно, примерное: в нем скрывается лишь упомянутое общее начало, и суду в каждом отдельном случае следует решить вопрос о том, что считать принадлежностью; в одном случае одну и ту же вещь можно, а в другом нельзя признать принадлежностью; например, домашний скот при имении будет принадлежностью, если и поскольку он необходим для хозяйства; или хлеб, пока он на корню, он - принадлежность, если же он снят, то запасы его в количестве, потребном для первого посева и для продовольствия дома и скота, тоже принадлежность, но свыше этого количества уже не будет принадлежностью. -А. Г.).

Принадлежности движимых имуществ законодательство не указывает и даже ни слова не говорит о них. И потому остается лишь руководствоваться общим началом, по которому какая-либо вещь признается принадлежностью другой, как главной, причем следует обращать внимание не на ценность вещи, а только на ее назначение. Так, футляр следует признать принадлежностью вещи, которая помещается в нем; раму -принадлежностью картины, которая вделана в раму; материю, которой обита мебель, - принадлежностью мебели и т. п. Хотя бы по ценности принадлежность и превосходила главную вещь, например, хотя бы рама была и дороже картины.

Практическое значение разделения имуществ на главные и принадлежностные то, что судьба принадлежности определяется судьбой главного имущества, следует за его судьбой. Так, если главное имущество недвижимое, то и принадлежность его обсуживается как недвижимое имущество, хотя бы в отдельности она обсуживалась как имущество движимое. Например, инструменты, машины, принадлежащие фабрике или заводу, обсуживаются как вещи недвижимые. И точно так же если право собственности по главному имуществу переходит от одного лица к другому, то переходит само собой и право собственности по принадлежности, разве особым соглашением участников сделки прямо будет устранен переход права собственности по принадлежности (хотя такое соглашение не всегда возможно. - А. Г.). Например, по продаже дома передаются покупателю и зеркала, вделанные в стены, и тому подобное, разве будет постановлено иначе контрагентами.

4) Имущества раздельные и нераздельные: нераздельные суть такие имущества, которые или не могут быть раздроблены без повреждения их существа, без нарушения их первоначального назначения, или не подлежат раздроблению по закону; все другие имущества разделены Юридическая делимость вещи, таким образом, есть нечто иное, нежели физическая делимость: тогда как физически раздельность каждой вещи может простираться до бесконечности, юридически раздельность эта ограничивается свойством, назначением вещи и определением положительного законодательства. Но какие имущества не разделены по их существу, назначению, этого нельзя исчислить, а приходится довольствоваться лишь тем общим положением, что как скоро вещь, будучи разделена, утрачивает первоначальное назначение, разделение ее не может иметь места. Если, например, животное разделить на части, то эти части уже не будут составлять животного.

По закону же нераздельными признаются фабрика, завод, лавка, дом с двором (хотя, впрочем, при некоторых условиях допускается отделение от дома части двора), аренды, т. е. недвижимые имущества, предоставленные от государства какому-либо лицу во временное пользование, золотосодержащие прииски на казенных землях, отведенных частному лицу только для разработки, имения майоратные, железные дороги со всеми их принадлежностями, участки земли, отведенные государственным крестьянам (не более восьми десятин. - А. Г.) в 1869 г. и малоимущим дворянам в 1803 г". Нераздельность имущества имеет то значение, что оно подлежит единому праву: отчуждается и приобретается такое имущество как одно целое, не подлежит разделу и при открытии по нему права наследования Например, фабрика не может быть подарена или продана иначе, как в целости, не делится и по наследству, а или предоставляется которому-либо из наследников, или относительно ее сонаследники сохраняют общее право собственности.

5) Имущества родовые и благоприобретенные, имущества родовые -это недвижимые имущества, приобретенные путем законного наследования или хотя и по духовному завещанию, но законным наследником прежнего собственника; также имущества, купленные у родственников, у которых они были родовыми, и имущества, приобретенные по выкупу; благоприобретенные все прочие имущества, как имущества недвижимые, так и движимые. Отсюда видно, однако же, что резкой грани между имуществами родовыми и благоприобретенными нет: характер имущества, родовое оно или благоприобретенное, не лежит на нем твердо, постоянно, а имущество, сегодня родовое, завтра может сделаться благоприобретенным, и наоборот. Например, родовое имущество, проданное чужеродцу, становится благоприобретенным; наоборот, имущество благоприобретенное, переходя к законному наследнику приобретателя, становится родовым.

Но относительно некоторых благоприобретенных имуществ законодательство предполагает сомнение и определяет, что именно они должны считаться благоприобретенными, а не родовыми. Так, законодательство указывает на жалованные имущества, что они благоприобретенные. Сообразно настоящему определению о родовых имуществах, нет сомнения, что имущества жалованные только и могут быть благоприобретенными. Но в древнем юридическом быту выслуженные вотчины постоянно рассматривались как имущества родовые, и только уже в текущем столетии они прямо были признаны благоприобретенными. И вот это определение о них вошло и в Свод законов. Или законодательство указывает, что имущество сына, доставшееся ему от матери, будучи передано отцу, становится благоприобретенным. Сомнительным может показаться характер такого имущества оттого, что отец и сын принадлежат к одному роду. Но в лице сына соединяются два рода: род отца и род матери; следовательно, сын, делаясь наследником имущества матери, как член ее рода, и потом передавая его отцу, передает его уже члену другого рода, и, стало быть, имущество становится благоприобретенным. Или, например, законодательство указывает, что родовое имущество, будучи отчуждено чужеродцу и потом снова куплено у него тем же или другим лицом, но того же рода, становится благоприобретенным. Сомнение может возникнуть здесь оттого, что имущество возвращается в тот же род, в котором признавалось оно родовым.

Но новое приобретение имущества не имеет ничего общего с предшествовавшим отчуждением его, а имущество приобретается, как и всякое другое - чужое, и естественно признавать его благоприобретенным. Другое дело, если имущество возвращается от чужеродца по выкупу: тут приобретение имущества состоит в непосредственной связи с его отчуждением. Есть и еще некоторые указания законодательства на характер имуществ как благоприобретенных. Но все они, собственно, лишние, ибо родовыми признаются лишь некоторые имущества, по исключению; следовательно, все имущества, не исчисленные, не указанные прямо как родовые, должны быть признаваемы благоприобретенными.

Основание, лежащее в разделении имуществ на родовые и благоприобретенные, чисто историческое: древнее право рассматривало недвижимые имущества (а сначала, быть может, и движимые) принадлежащими целому роду, так что владелец имущества без согласия членов рода не вправе был подвергнуть его отчуждению. В противном случае родичи могли снова возвратить имущество в свой род путем выкупа, для которого полагался срок очень обширный - 40-летний; сначала, быть может, даже и вовсе не полагалось срока для выкупа. Но такое воззрение на права владельца имущества, конечно, имеет смысл только тогда, когда в роду живет сознание связи, соединяющей отдельных членов, так что род составляет живой союз; тогда и понятие о родовом имуществе имеет живое значение. Между тем с развитием общества непосредственное значение рода теряется, исчезает, и родовая связь заменяется другими нитями, соединяющими отдельные лица; тогда и родовые имущества представляются только руинами пережитого положения. И вот, действительно, по мере развития нашего общества, по мере вырастания родового быта в государство право распоряжения имуществами более и более расширяется, а с другой стороны, стесняется круг имуществ, признаваемых родовыми.

Но тем не менее понятие о родовых имуществах сохранилось и до нашего времени, и по действующему праву собственник родового имущества распоряжается им лишь с некоторыми ограничениями, составляющими нечто вроде уступки древнему воззрению. Ограничения эти заключаются именно в том, что родовые имущества не могут быть подарены или завещаны иному лицу, как только ближайшему законному наследнику собственника, и, будучи отчуждены чужеродцу, подлежат выкупу в течение трехлетнего сроках Но и в этом виде понятие о родовых имуществах несовместимо с современным развитием гражданственности: совре.менное ее положение предполагает полное господство лица над вещью, насколько оно совместно с сохранением общего интереса. Вот почему законодательство нового времени постоянно стремится к тому, чтобы освободить собственника родового имущества от тех ограничений, которые навязаны понятиями, уже давно отжившими. Это стремление, как уже сказано, с одной стороны, проявляется в ограничении круга имуществ родовых, с другой - в расширении условий, при которых допускается их выкуп.

(Близкими по своей юридической природе к родовым имуществам являются имущества майоратные - это дворянские неотчуждаемые недвижимые имущества, переходящие к наследникам по праву первородства. Основной мотив их существования - предоставление членам дворянского сословия средств поддержать и обеспечить значение рода и удержать в нем навсегда значительные имения. Наше законодательство знает два главнейших вида майоратных имений - имения заповедные и имения, жалуемые под именем майоратов в западных губерниях.

Что касается заповедных имений, то они могут быть наследственно или временно заповедуемы. Для установлениях первых требуется: 1) акт верховной власти - или разрешающий обращение данного имения в заповедное по просьбе собственника, или повелевающий таковое обращение при пожаловании; 2) принадлежность собственника к российскому потомственному дворянству 3) определенный размер имения, а именно - не менее 5 000 и не более 100 000 десятин или чтобы имение средним числом, по десятилетней сложности, приносило ежегодного дохода не менее 6000 и не более 200000 руб.; 4) если имение родовое, то в заповедное оно может быть обращено лишь в части, причитающейся лицу, к коему оно должно перейти от учредителя по праву законного наследования"; 5) если имение заложено, то требуется согласие залогопринимателя; 6) участь остальных членов семьи учредителя должна быть вполне обеспеченной.

Владелец заповедного имения имеет лишь право владеть и пользоваться имением, но права распоряжения не имеет: он не может ни отчуждать его", ни закладывать». Из этого правила допускаются, однако, три исключения: 1) в случае расстройства имения вследствие какого-либо бедствия"; 2) для выдачи по смерти владельца известной суммы детям, ему не наследовавшим и недостаточно обеспеченным», имение может быть заложено; 3) для округления можно променять участок его на другой, равного достоинства". Переходит заповедное имение по наследству, и притом в полном своем составе, нераздельно - порядком, указанным в законе, а именно: по смерти учредителя оно переходит к лицу, означенному в учредительном акте, а затем - к законным наследникам его и последующих владельцев по праву первородства и с предпочтением мужской линии перед женской Наконец, уничтожается заповедность имения не иначе как в силу акта верховной власти; поводы к тому могут быть различные: просьба самого учредителя пресечение рода владельца, оставление им законного наследника, не принадлежащего к потомственному дворянству, и др. С уничтожением заповедного имения оно становится родовым.

Временно заповедные суть такие заповедные имения, которые более легкими и простыми способами теряют свою заповедность. Неудачное наименование их «временно» заповедными отнюдь не должно обозначать, что заповедность их устанавливается на время - она может продолжаться до бесконечности. Для установления заповедности этих имений требуется: 1) желание собственника, выразившееся или в нотариальном акте, совершенном при жизни, или в нотариальном духовном завещании; выпись должна быть утверждена старшим нотариусом, который и налагает на имение запрещение; 2) принадлежность собственника к российскому потомственному дворянству 3) имение, будь оно родовое или благоприобретенное, должно заключать в себе усадьбу с хозяйственными постройками»; 4) оно должно быть определенного размера, а именно заключать в себе пространство земли не менее того, сколько требуется для непосредственного участия в дворянских выборах, и не превышать 10 000 десятин; стоимость не должна быть ниже 15000 руб.; 5) имение не должно находиться в залоге у частного лица; если оно заложено в дворянском банке, то требуется согласие банка; 6) участь остальных детей, если имение родовое, должна быть обеспечена, но этого не требуется, когда имение стоит менее 25 000 руб. или все наследники совершеннолетние и изъявили свое согласие на обращение имения во временно заповедное.

Права владельца временно заповедного имения в сущности такие же, как и права владельца наследственно заповедного имения, с той лишь особенностью, что имение временно заповедное может быть заложено и для введения усовершенствования в хозяйстве. Прекращается временная заповедность: 1) при жизни учредителя в случае публичной продажи имения за его долги и когда у него по учреждении заповедности в пользу бокового родства окажутся нисходящие по прямой линии потомства 2) по смерти учредителя: а) по ходатайству владельца перед местным собранием предводителей и депутатов дворянства и с разрешения Сената в случае обнаружения месторождений ископаемых значительной ценности b) по воле владельца, выраженной в нотариальном духовном завещании"; с) в случае пресечения рода учредителя или владельца d) в случае непринадлежности лица, к которому имение должно перейти, к потомственному дворянству. О прекращении заповедности делается заявление старшему нотариусу, который снимает запрещение и делает публикацию в газете о прекращении заповедности.

Что касается имений, пожалованных под именем майоратов в западных губерниях, то права владельца такого имения сходны с правами владельцев наследственно заповедных имений: имения эти нераздельны и переходят к наследникам по праву первородства», но право пользования этими имениями ограничено в том смысле, что за надлежащим осуществлением его наблюдает администрация: она может при дурном управлении на время отобрать имение, но отдавать его в пользование нельзя - дозволяется лишь сдавать в аренду запасные участки на срок не далее 6 лет, право распоряжения ограничено так же, как при владении  заповедным  имением,  причем  залог  безусловно  запрещен. - А Г.).

6) Имущества заменимые и незаменимые, т. е. определяемые по количеству и качеству только, и определяемые индивидуально. К первому роду принадлежат имущества, относительно которых не существенно, чтобы именно те, а не другие вещи находились налицо, лишь бы они были известного качества и определенного количества, - по выражению римского права: res quae functionern recipiunt in genere. Сюда относятся вещи, определяемые весом, мерой или счетом, например хлеб, другие съестные припасы, деньги и т.п. Ко второму роду принадлежат такие вещи, которые не заменяют одна другую, но каждая имеет индивидуальное значение, - по выражению римского права: res quae functionern recipiunt in specie. Например, лошадь, другое какое-либо животное, ружье, драгоценный камень и т. п.

7) Имущества потребляемые и непотребляемые: потребляемые - это вещи, употребление которых состоит в потреблении, уничтожении их, например напитки, съестные припасы; непотребляемые - вещи, употребление которых не зависит от потребления, например драгоценные камни, одежда. Конечно, и непотребляемые имущества большей частью изводятся со временем, например металл истирается, одежда изнашивается и вообще каждая вещь от употребления более или менее портится. Но все-таки пользование непотребляемыми имуществами не состоит в их потреблении, а порча, повреждение, износ составляют только последствия употребления, тогда как пользование вещами потребляемыми именно и состоит в потреблении их. Практическое значение этого разделения имуществ, равно как и разделения предшествующего, заключается в том, что иные сделки возможны только относительно одних, а другие возможны только относительно других имуществ, определяемых индивидуально, -и имуществ непотребляемых, тогда как заем возможен только относительно имуществ, определяемых по количеству и качеству, - и имуществ потребляемых.

По найму и ссуде лицо приобретает относительно подлежащего имущества только право пользования, и притом на известное время, по истечении которого лицо обязано возвратить то же самое имущество, что невозможно по отношению к имуществам потребляемым, а равно и к имуществам, определяемым только по количеству и качеству. Но заем относительно их возможен, ибо по займу переходит к должнику право собственности по занимаемому имуществу с обязательством возвратить заимодавцу не то же самое имущество, а только имущество того же качества и в том же количестве, так что заем не заключается относительно имуществ непотребляемых или определяемых индивидуально. Если передается право собственности по таким имуществам, то вознаграждение составляет уже другие вещи или деньги; но тогда уже не предоставляется заем, а совершается другая сделка - мена или купля-продажа.

Несмотря, однако же, на то, что практический интерес разделения имуществ на определяемые только по количеству и качеству, и определяемые индивидуально, одинаков с практическим значением разделения их на потребляемые и непотребляемые - оба деления не совпадают. Всего нагляднее сказывается это на деньгах: деньги - такое имущество, которое обыкновенно определяется только по количеству (даже и не по качеству), между тем - это имущество непотребляемое. Пользование деньгами, конечно, не состоит в потреблении их: например, кредитный билет, повидимости, самая непрочная вещь, может быть безвредно употребляем целые десятилетия.

8) Имущества тленные и нетленные, тленные - вещи, подлежащие скорой и легкой порче, постоянно находящиеся под опасностью потерпеть повреждение, например меховые и другие платья, съестные припасы и т. п.; нетленные - вещи, не легко подлежащие повреждению, но удобно и долго сохраняющиеся, например металлы, каменья и т. п.г Но разделение это относится только к вещам непотребляемым, потому что о нетленности потребляемых имуществ не может быть и речи - все они принадлежат к разряду имуществ тленных. Практический же интерес имеет это разделение имуществ только для опеки, конкурса и взыскания: по определению законодательства, тленные вещи, принадлежащие опекаемому, опекун подвергает продаже собственной властью, хотя бы и не было необходимости заменять их деньгами; тленные вещи несостоятельного должника немедленно подвергаются продаже, даже предваряя учреждение конкурсного управления"; точно так же при взыскании: на продажу тленных вещей судебный пристав назначает кратчайший срок.

Наконец, 9) Различаются имущества государственные, принадлежащие различным установлениям, общественные и частные, а между государственными имуществами различаются еще имущества государственные в тесном смысле, удельные и дворцовые. Но это разделение имуществ, основывающееся, как видно, не на свойстве их, а на принадлежности, на отношении имущества к тому или другому хозяину, не ведет непосредственно ни к какому практическому результату. Правда, права государства, церкви и так далее на принадлежащие им имущества несколько отличны от прав частного лица; но различие между правами не зависит от имущества, принадлежащего государству, церкви и т. д. Например, имущества государственные, церковные и тому подобное - такие же имущества, как и имущества частные. И потому можно сказать, что отношение имущества к тому или другому лицу отражается иногда на самом имуществе, но не вызывает разделения имуществ по их принадлежности.


<