Условия юридической личности и ее виды : Русское гражданское право. Часть 1 - Д.И. Мейер : Книги по праву, правоведение

Условия юридической личности и ее виды

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

§ 15. Юридическим лицом называется субъект права, который не подходит под понятие физического лица. Спрашивается, что за потребность создавать юридические лица, приписывать права и нелюдям, и неужели могут быть приписаны какие-либо права вещам или животным? История представляет нам, конечно, примеры болезненного искажения юридических понятий, когда приписывали права какому-либо животному и таким образом олицетворяли его. Так, известно, что Калигула предоставил царские почести своей лошади, признал ее юридическим лицом. Но истинное значение юридической личности не заключается в таких уродливых уклонениях от нормального быта, а основание ее чисто разумное.

Ближайшими субъектами прав представляются, конечно, граждане, физические лица. Но вместе с тем мы усматриваем, что в государстве отдельные физические лица вступают в известные союзы, образуют общества; само государство есть не что иное, как обширный союз отдельных физических лиц. Эти союзы преследуют какую-либо цель, ведут какие-либо дела, имеют какие-либо потребности, которые подлежат удовлетворению вещами, так что вещи должны быть приобретены союзом и употреблены на удовлетворение потребностей для достижения цели союза. Союз, или совокупность лиц, таким образом уравнивается с отдельным физическим лицом. Но как отдельные физические лица для приобретения вещей нуждаются в правах, так права эти нужны и союзу, совокупности отдельных лиц, через что союз соделывается лицом. Отдельные лица, составляющие союз, пользуются этими правами по принадлежности к союзу, а не сами по себе осуществляют их, так что выходит, что права принадлежат союзу.

Итак, здесь представляется, собственно, переход личности от отдельных членов союза к самой совокупности; но, разумеется, совокупность разнится от отдельных членов: совокупность есть понятие отвлеченное, хотя держателями его и являются физические лица. В этом смысле мы можем сказать, что не произвольный какой-либо предмет, одаренный правами, выступает перед нами в качестве юридического лица, а те же физические лица, которые в отдельности одарены правами, составляя группу, преследующую одну цель, нуждаются в известных правах, которые находятся в непосредственной связи с достигаемой целью, и вследствие того совокупность лиц также одаряется правами. Технически эта совокупность лиц называется universitas.

Но не только совокупность физических лиц одаряется правами; нередко и заведениям, учреждаемым с какой-либо целью, присваиваются права, и они, таким образом, соделываются юридическими лицами. Всего чаще богоугодные заведения, больницы, богадельни и тому подобное одаряются правами, отчего и юридические лица этого рода называется технически pia causa, pia corpora. Юридическую, личность такого рода нельзя свести к совокупности физических лиц, потому что хотя в больнице, богадельне и прочих заведениях и есть разные лица, но между ними нет связи, а юридическое лицо - совокупность лиц  предполагает связь между отдельными физическими лицами. Притом же не лица, находящиеся в больнице, богадельне, составляют больницу, богадельню; не они совершают то действие, которое составляет задачу заведения; им оказывает призрение кто-то другой, и вот этот-то другой и есть юридическое лицо. Поэтому, например, больница остается юридическим лицом, хотя бы случайно в ней и не было ни одного больного. Понятно, что и этого рода юридические лица - не произвольные создания положительного законодательства; цель заведения требует, чтобы оно было одарено правами; между тем достижение цели может быть очень важно для государства, и таким образом законодательство, признавая заведения юридическими лицами, только удовлетворяет потребности общественного быта.

(Вопрос о необходимости для науки самого понятия юридического лица в новейшее время подвергнут сомнению - юридические лица были объявлены костылями, на которых ходит хромая юриспруденция. Несмотря, однако, на остроумие многих попыток заменить это понятие другим, попытки эти оказались неудачными; вместо фикции юридического лица, против которой ученые выступили столь решительно, многие даже с озлоблением, в сущности только придумали новые фикции. совершенно произвольные, или незаметно для самих себя признали отрицаемую ими фикцию юридического лица. Так, Бринц (Pandecten В., 1), признавая возможность существования прав без субъекта, делит имущества на две категории: личные и целевые; первые принадлежат отдельным лицам физическим, вторые принадлежат цели, ради которой существуют, - это имущества корпораций и учреждений. Эта «принадлежность цели» есть не что иное, как фикция, да к тому же фикция не-удобомыслимая. Затем германисты с Гирке (Deutsch. Privatrecht В., 2) во главе обольщают себя мыслью, что юридическое лицо не фикция, а реальная личность, имеющая свою волю; а когда им пришлось ответить на вопрос, где эта воля, то и они прибегли к фикции: одни говорят об образовании этой воли из частиц воли отдельных членов корпорации и учреждения, другие сочиняют какую-то «бестелесную волю» и «застывшую волю»: в корпорации - это воля отдельных членов, мыслимая как нечто самостоятельное, особое от воли каждого из них, воля учреждений - воля учредителя. Все это фикции. Наконец, и Иеринг (Geist d. r6m. R. В., 3), отрицая ф-икцию юридического лица, в сущности признает ее. По его мнению, корпорациям и учреждениям во внешних их отношениях приписываются права, во внутренних же отношениях в действительности права принадлежат людям, пользующимся выгодами (Genuss) корпораций и учреждений; то, чему приписывается право, есть лишь «фигурант», а субъектами прав являются дестинатеры, например акционеры, больные, стипендиаты т. п.

Коренная ошибка этой теории та, что субъектом прав признается не тот, кому права приписываются, а кто пользуется выгодами прав. То, что Иеринг называет внешними отношениями, это и суть права юридического лица, а что он называет внутренними отношениями, это - права физических лиц по отношению к лицу юридическому, а не права юридического лица; право на лечение, призрение, дивиденд и так далее - это особые права, благодаря которым обладатель их не становится субъектом прав юридического лица. Если, следовательно, отбросить эти внутренние отношения, не имеющие значения для вопроса, кто субъект корпорации и учреждения, то останутся одни внешние отношения, а тут юридическое лицо, по выражению Иеринга, - фигурант. И пусть будет фигурантом - оно ведь только фигурирует как личность, ему только приписываются права, а этого не отрицает Иеринг, следовательно, не отрицает и фикции юридического лица. -А. Г.).

Но как ни естественно кажется признание юридической личности, все же юридическое лицо есть субъект права только по исключению и потому всегда нуждается в признании со стороны общественной власти. Конечно, и независимо от признания со стороны общественной власти может образоваться нечто подобное юридической личности. Например, может составиться общество для занятий искусствами, литературой; такого рода общество допускается и без ведома правительства; но в действительности общество может получить значение союза, союз может сделаться очень близким, иметь общие денежные средства. И возникает вопрос: нельзя ли такое общество признать юридической личностью, как скоро собрание объединяет членов в такой степени, что само получает значение, отличное от значения личности отдельных членов? Так как законодательство не запрещает такие собрания, то судебное место может, пожалуй, признать собрание юридическим лицом, только бы это собрание не выходило из пределов, предписанных законом. Но точно так же судебное место может найти, что разрешаются без ведома правительства только такие собрания, которые не суть юридические личности, а если общество доходит до такой степени зрелости, что становится юридической личностью, то ему нужно разрешение правительства.

Во всяком случае, общим правилом для нас должно служить то положение, что юридическая личность возможна не иначе как по признанию общественной власти: то, что признается юридическим лицом, все-таки не имеет действительного бытия; это все-таки не то, что физическое лицо; человек по самой природе своей требует уже признания в себе личности, тогда как понятие «совокупность лиц» не предъявляет такого несомненного требования. Или законом могут быть определены условия, при которых возникают юридические лица, или в отдельном случае общественная власть может признать юридическую личность. У нас юридическая личность всегда признается в отдельном случае государственной властью. (Иногда достаточно признания юридического лица органом власти, иногда же требуется признание его верховной властью. Например, Министерство финансов своей властью может разрешать учреждение обществ взаимного кредита, но компании на акциях всегда признаются юридическими лицами верховной властью -А. Г.).

Само признание происходит двояким образом: или какому-либо учреждению предоставляют права, и отсюда уже вытекает, что оно признается юридическим лицом, хотя бы в акте признания и не было об этом упомянуто, или учреждение объявляется юридическим лицом, причем или определяются права его, или нет. В последнем случае учреждение приобретает права, которые предоставлены законом тому классу юридических лиц, к которому учреждение принадлежит по существу своему. Например, жители какого-либо местечка признаются самостоятельным городским обществом; тогда, если о правах его ничего не постановляется, обществу этому принадлежат те права, которые по общим законам принадлежат городским обществам.


<