Система Свода гражданских законов : Русское гражданское право. Часть 1 - Д.И. Мейер : Книги по праву, правоведение

Система Свода гражданских законов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

§ II. Наши действующие гражданские законы помещены, главным образом, в 1 части Х тома Свода законов, издания 1900 г., под заглавием «Свод Законов Гражданских». (Там же особое «Положение о казенных подрядах и поставках», прежде входившее в состав Свода гражданских законов. - А. Г.). Свод гражданских законов делится на четыре книги, книги - на разделы, разделы - на главы, главы - на отделения. В каждой рубрике содержится одна или несколько статей. Но иногда одна статья представляет совокупность законов и подразделяется арабскими цифрами. Статьи имеют одну нумерацию, которая проходит через все четыре книги. (Ради сохранения этой непрерывности номера отмененных статей сохранены без текста, а новейшие узаконения вносят или в виде повторения данного номера статьи, ставя справа вверху 1,2,3 и т.д. (например, 10351, 10322), или взамен отмененного закона. При некоторых статьях есть примечания, к иным - приложения, помещенные в конце Свода гражданских законов. Под каждой статьей показаны узаконения, из которых она заимствована: а также год и число издания узаконения и номер его в полном собрании законов. - А. Г.). Но том Х Свода не обнимает собой всех гражданских законов: очень часто определения, относящиеся к гражданскому праву, встречаются в других томах и продолжениях к ним. С другой стороны, в Свод гражданских законов вошли и такие законы, которые не относятся к гражданскому праву. Обратимся же к ближайшему рассмотрению системы Свода гражданских законов: в них содержатся общие гражданские законы, которые главным образом и будут занимать нас.

Известно, что главным редактором Свода законов был граф Сперанский. Он разделял то мнение, присущее почти всем юристам, что гражданское право имеет предметом отношения граждан между собой и что поэтому в систему его должно входить также право семейственное. Мы имели уже случай сказать, что семейственные отношения по существу своему чужды сфере гражданского права. Сам граф Сперанский чувствовал, что понятие об отношении слишком шатко, чтобы основать на нем систему права, и заменил его понятием о союзе. Все отношения граждан между собой представляются графу Сперанскому союзами семейственными или имущественными. Но понятие о союзе далеко не самое простое, да и нельзя провести его через все гражданское право: если понятие о союзе достаточно для объяснения семейства, рода, то оно не объясняет ни одного имущественного отношения, не объясняет того, что самое важное в гражданском праве, даже по мнению тех, которые относят к нему и семейственное право.

Как бы то ни было, главный редактор открывает Свод законов гражданских книгой о правах и обязанностях семейственных и делит ее на три раздела. Первый постановляет о союзе брачном. Известно, что союз этот главным образом имеет значение нравственно-религиозное, и так как существуют различные религии, признаваемые в нашем Отечестве, то это различие вероисповеданий должно было, конечно, отразиться и в брачном праве. Действительно, в Своде под особой рубрикой представляются определения о браках лиц православного исповедания - о вступлении в брак (причем Свод гражданских законов воздерживается от изложения определения касательно запрещения браков по родству, а отсылает к определениям церковного права и тем как бы признает, что брак есть учреждение, которое столько же, если не более, относится к каноническому праву, сколько и к праву гражданскому), о совершении брака, о доказательствах брачного союза и о прекращении брака - естественном и юридическом; особо излагаются определения о браках лиц других христианских исповеданий между собой и с лицами православного исповедания, о браках раскольников и наконец особо - о браках нехристиан между собой и с христианами.

Определив юридические отношения в брачном союзе, состоящие под влиянием вероисповедания, законодательство переходит к правам, возникающим из супружеского союза независимо от религии, и дает о них определения, общие всем вероисповеданиям: таким образом, следуют постановления сначала о личных, а потом об имущественных правах, вытекающих из супружеского союза.

Второй раздел представляет определения о союзе родителей и детей и союзе родственном. Устанавливая юридические отношения, возникающие из союза родителей и детей, законодательство имеет в виду, что союз этот может возникнуть и независимо от брака, и потому прежде всего делает различие между детьми законными, незаконными, узаконенными и усыновленными и постановляет в особенности об усыновлении, т. е. искусственном установлении отношений, какие существуют между родителями и детьми; затем определяет личные и имущественные права в отношениях между родителями и детьми, причем делает различие между детьми отделенными и неотделенными. Верная системе союзов, редакция переходит далее к изложению определений законодательства о союзе родственном. Но если существуют в действительности союз брачный, союз между родителями и детьми, то оказывается, что союз родственный существует лишь в идее: есть лица, которые считаются родственниками, из родства вытекают известные юридические отношения; но живого союза, сознания единства не представляется нам в родственных отношениях. Поэтому ничего, собственно, не приходится и излагать под рубрикой о союзе родственном. Но чтобы сколько-нибудь наполнить ее, дать какое-нибудь содержание, редакция собирает здесь определения законодательства, объясняющие, что называется родством, линией восходящей, нисходящей, боковой, что называется степенью, и представляет несколько определений о счислении родства.

Последний раздел этой книги содержит определения об опеке и попечительстве в порядке семейственном. Редакция относит сюда опеку и попечительство над несовершеннолетними, опеку над умалишенными, глухонемыми и немыми. Опека учреждается и по другим основаниям, не по одному несовершеннолетию или безумию опекаемого, а, например, по расточительности лица, по безвестному его отсутствию, по смерти ответчика во время процесса и т. д. Но эти опеки редакция не признает опеками в порядке семейственном, а считает их опеками в порядке правительственном и определяет в других частях Свода. Однако такое разделение опеки лишено достаточного основания, потому что опека правительственная существует на тех же началах, как и опека в порядке семейственном, так что, определяя случаи, когда учреждается правительственная опека, законодательство не дает дальнейших определений о существе опеки, а иногда отсылает к III разделу 1 книги Свода гражданских законов. Раздел этот делится на две главы. В первой содержатся определения об опеке и попечительстве над несовершеннолетними: сначала идут определения о возрасте несовершеннолетия и о правах несовершеннолетних на имущества, об установлении опеки и попечительстве о правах и обязанностях опекуна касательно лица и имущества опекаемого, и затем излагаются видоизменения общих определений об опеке в казачьих войсках. Вторую главу составляют определения об опеке над безумными, сумасшедшими, глухонемыми и немыми. Но здесь лишь постановляется, каким образом лицо признается умалишенным и исцелившимся от помешательства, как глухонемые и немые подлежат опеке; о самой же опеке ничего нового не постановляется, а учреждается она на правах опеки над несовершеннолетними.

Вторая книга Свода гражданских законов носит заглавие «О порядке приобретения и укрепления прав на имущества вообще». Она содержит три раздела. Первый постановляет о разных родах имуществ. Имущества по различным основаниям делятся на роды. Так, на основании свойства вещей, составляющих имущества, они делятся на недвижимые и движимые, первые подразделяются на главные и принадлежностные (к которым причисляются иногда и вещи движимые), раздельные и нераздельные, родовые и благоприобретенные: вторые - на тленные и нетленные. Другое разделение основывается на соображении хозяев имуществ: различаются имущества государственные (особые виды которых составляют имущества удельные и принадлежащие разным установлениям), общественные и частные. Наконец, по тому, что имущество составляют не только тела, физические вещи, состоящие в обладании лица, но и права, имеющие денежный интерес, требования лица на другом, различаются имущества наличные и долговые.

Во втором разделе законодательство определяет существо и пространство разных прав на имущества, и прежде всего устанавливает право собственности, как право первостепенное, господствующее над всеми другими имущественными правами. Оно представляется нашему законодательству в двояком виде: в виде права собственности полного и неполного, причем о каждом определяется особо. Но постановляя о праве собственности неполном, законодательство дает, собственно, определения о различных ограничениях права собственности, куда отнесены и правила о заповедных и майоратных имениях. Далее, так как право собственности может принадлежать одному лицу, а может и многим, постановляется о праве собственности общем. Затем законодательство переходит к другим имущественным правам и относит сюда: право заемной давности, право по обязательствам, право на вознаграждение и право судебной защиты по имуществам. Но что касается до права земской давности, то трудно дать ему какое-либо определенное содержание; правда, по нашему законодательству земская давность ведет к приобретению права собственности; но пока давность не привела к этому праву, нет никакого имущественного права. Это все равно, как если, например, составлено духовное завещание и лицо назначено наследником; пока жив завещатель, нет никакого права наследования, следовательно, нельзя говорить о праве по завещанию, хотя завещание и подготовляет предварительно право наследования. Или, например, с рождением человека открываются для него известные права: рождению предшествует зачатие младенца и пребывание его во чреве матери; но пока не родился человек, нет для него никаких прав. Права же по обязательствам действительно составляют весьма важную группу имущественных прав; сюда относятся все права на действия другого лица, следовательно, права, вытекающие из договоров, и права, вытекающие из нарушения прав. Но законодательство отделяет эти последние права от прав по обязательствам и ставит их под особую рубрику - о праве вознаграждения, различая вознаграждение за принудительное отчуждение недвижимых имуществ и частное вознаграждение. Право судебной защиты по имуществу есть также право, основанное на нарушении прав, и уже содержится в праве на вознаграждение: судебная защита есть только осуществление права на вознаграждение.

Третий раздел содержит определения о порядке приобретения и укрепления прав вообще. Представив сначала несколько определений о лицах, могущих приобретать права на имущества, и способах приобретения, законодательство дает несколько общих правил о порядке укрепления имущественных прав. Для укрепления права на имущество в юридическом отношении существенна, собственно, только возможность пользоваться правом. Если, например, идет речь о праве собственности, то существенна лишь возможность господствовать над вещью, употреблять ее, распоряжаться ею. Но законодательство имеет в виду, что укрепление права в таком лишь случае полное, когда не только в настоящий момент существует возможность осуществления права, но когда возможность эта обеспечена и на будущее время, когда остается след сделки, по которой приобретается право, - след, выражающийся в различных актах: крепостных, явочных и домашних. (В тексте Х тома помещено лишь несколько статей, касающихся этих актов; подробности совершения последних изложены в положении о нотариальной части. -А. Г.).

В особенности прочное укрепление предписывает законодательство относительно прав на имущества недвижимые: в древнем юридическом быту они считались наиболее важными, этому древнему воззрению верно и современное законодательство. Правда, в действительности важность имущества движимого давным-давно сравнялась с важностью имущества недвижимого и во многих случаях даже определила ее: например, вся торговля вращается около имущества движимого, а торговля в настоящее время - одна из главнейших государственных сил. Но законодательство находит удобным с укреплением прав на недвижимые имущества соединить финансовые выгоды, чему способствует само свойство имущества недвижимого - нельзя его скрыть подобно движимости. И вот, кроме исторического основания, объясняется еще и этим, почему даже современное законодательство оказывает особенное внимание имуществу недвижимому.

Третья книга Свода гражданских законов постановляет о порядке приобретения и укрепления прав на имущества в особенности. Здесь излагаются определения об особенных способах приобретения имущественных прав, преимущественно права собственности. Законодательство разделяет способы приобретения права собственности на три группы, и сообразно этому книга о порядке приобретения, и укрепления прав на имущества в особенности, распадается на три раздела. Первую группу и первый раздел этой книги составляют дарственные способы приобретения прав на имущества, когда имущественное право переходит от одного лица к другому безмездно. Такими дарственными способами являются: пожалование - безмездное предоставление лицу имущественного права со стороны государства; дарение - безмездное предоставление лицу имущественного права не от государства, а от другого лица; выдел - безмездное предоставление лицу со стороны его восходящих родственников известной части их имущества; назначение приданного - выдел девице при выходе в замужество; наконец, духовное завещание - передача имущества другому лицу в случае смерти, передача обыкновенно также безмездная, хотя может быть передано имущество по завещанию и возмездно. Каждый из этих видов дарственного приобретения имущественных прав законодательство определяет под отдельной рубрикой. Но с научной точки зрения нет разницы между пожалованием и дарением: все различие между ними только в том, что в первом случае дарит государство, а во втором - другое лицо; но различие лица дарителя не делает существенного различия в самих сделках. Точно так же выдел и назначение приданого подходят под понятие дарения. Духовное завещание, действительно, представляется особым способом безмездного приобретения имущественных прав. Но заметим, что понятие о безмездности в приобретении права не характеризует самого права: разнообразные права могут быть приобретаемы безмездно, тогда как те же права в другом случае приобретаются возмездно, например, право собственности, право по обязательству, и понятие о возмездности, собственно говоря, понятие - не юридическое.

Второй раздел постановляет о приобретении имущества наследством по закону. Хотя приобретение имущественных прав порядком законного наследования также приобретение безмездное, но редакция Свода законов не отнесла законного наследования к дарственным способам приобретения имущественных прав; может быть, по тому соображению, что путем законного наследования лицо приобретает имущественные права не исключительно по воле их субъекта, как в способах дарственного приобретения, а по определению закона, так что в иных случаях субъект имущественных прав не вправе распорядиться ими по своему усмотрению на случай смерти. Как бы то ни было, редакция отделила определения законодательства о наследовании по закону от определений о духовных завещаниях и поместила их в особом разделе, вследствие чего пришлось повторить некоторые определения, изложенные уже прежде. Но сама система в Своде гражданских законов этим не нарушена в том смысле, что определения законодательства о праве наследования собраны вместе: вслед за постановлениями о духовных завещаниях идут определения о законном наследовании, хотя и в новом разделе. Порядок изложения этих определений такой: начинается общими положениями о наследовании по закону; говорится, собственно, о лицах, призываемых к наследованию и составляющих род, о линии и степени, как мерах родства; затем следуют определения о порядке наследования по закону, причем излагаются сначала общие определения, а потом определения об особенном порядке наследования в случаях, взятых из общих правил; далее идут определения об открытии и принятии наследства и отречении от него, о вводе во владение по наследству, приобретаемому порядком законного наследования, о разделе наследства между сонаследниками и, наконец, о выкупе родовых имуществ. Связь последних определений с правом наследования та, что к выкупу родовых имуществ допускаются лица в том же порядке, в каком призываются законом к наследованию, с устранением лишь нисходящих родственников продавца родового имущества при его жизни. Но можно бы отнести эти определения и к купле-продаже, так как выкуп прекращает договор купли-продажи.

В третьем разделе постановляется о порядке обоюдного приобретения прав на имущества меной и куплей. Законодательство имеет в виду, что возмездно или обоюдно, как оно выражается, права приобретаются меной и куплей-продажей. Но мена и купля-продажа - не единственные способы возмездного приобретения прав на имущества: почти все договоры представляются такими способами. Возьмем, например, договор займа: заимодавец приобретает право требовать известную сумму от должника; но это право он приобретает не даром (заем безденежный считается недействительным), а предварительно выдав должнику ту сумму или близкую к той, которую вправе требовать. Или возьмем договор найма: хозяин имущества вправе требовать от нанимателя наемную плату; но приобретение этого права основано на предоставлении пользования вещью. Можно сказать, что вообще договоры суть способы возмездного, обоюдного приобретения существенных прав; только в весьма редких случаях представляют они даровое приобретение и тогда подходят под понятие дарения. Спрашивается, отчего же законодательство постановляет о мене и купле-продаже особо от других договоров? Произошло это, кажется, оттого, что редакция Свода законов под именем права на имущество разумела, главным образом, право собственности и в книге о порядке приобретения и укрепления прав на имущества в особенности имела в виду сгруппировать определения законодательства преимущественно о способах приобретения права собственности: при таком воззрении редакция могла найти возможным отнести сюда и определения о мене и купле-продаже, как важнейших, хотя и не единственных, способах обоюдного приобретения права собственности.

Есть еще одно соображение, которое бросает свет на мысль редакции. Известно, что законодательство обращает особенное внимание на приобретение и укрепление прав по имуществам недвижимым. Точно так же, и постановляя о купле-продаже, законодательство имело в виду, главным образом, куплю-продажу имуществ недвижимых. Но купля-продажа недвижимых имуществ по Своду в первоначальном виде происходила таким образом: совершалась купчая крепость в присутственном месте и выдавалась продавцу, а продавец передавал ее покупщику, так что уже акт передачи купчей крепости, изготовленной в присутственном месте, признавался за настоящую куплю-продажу, сам же по себе договор купли-продажи не представлял имущественного права, а был чем-то предшествующим настоящей купле-продаже. Другими словами, законодательство высказывало на куплю-продажу взгляд, совпадающий со взглядом римского права на договоры вещные, contractus qui re contrahuntur, т. e. такие договоры, которые возникают только при передаче вещи, а до воспоследования передачи нет договора. Такое воззрение законодателя на куплю-продажу отвлекло внимание его от юридического существа купли-продажи, заключающегося в значении сделки, как договора. Мена, разумеется, не могла получить иного места, как подле купли-продажи. Не следует думать, однако, что законодательство наше не признает за меной и куплей-продажей значения договоров: можно найти множество несомненных указаний, что законодательство не отступает от общепринятого воззрения на юридическую природу мены, и определения об этих договорах выделить из системы определений о договорах, дав им место в ряду постановлений о порядке приобретения и укрепления прав на имущества в особенности.

Наконец, четвертая книга постановляет об обязательствах по договорам. Она делится на четыре раздела. В первом излагаются общие определения о договорах - их составлении, совершении, исполнении и прекращении: во втором - о способах обеспечения обязательств по договорам, о поручительстве, неустойке и залоге. Затем законодательство переходит к определению отдельных договоров и разделяет их на два рода - договоры имущественные и личные, в том смысле, что одни договоры устанавливают право на доставление какой-либо вещи, это договоры имущественные, а другие - право на услуги, следовательно, на употребление личных сил другого лица, или договоры личные. О каждом роде законодательство постановляет в особом разделе. К договорам имущественным (раздел III) относит оно: запродажу, наем, подряд и поставку, ссуду, поклажу, товарищество и страхование. К договорам личным (раздел IV) законодательство причисляет личный наем и доверенность. Определениями об этих договорах и оканчивается система наших гражданских законов.


<